«Наибольшей причиной непонимания богослужения является рассеянность ума»

Беседа с протоиереем Леонидом Ролдугиным

Сейчас многих волнует вопрос о возможных изменениях в богослужении. В Интернете и печатных СМИ идет дискуссия о языке богослужения, о том, как сделать богослужебные тексты «более понятными» и нужно ли это делать вообще, о том, необходимы ли переводы богослужебных текстов на русский язык, и если необходимы, то кто и как может или должен заниматься этими переводами. Мы попросили высказаться на эти темы настоятеля храма Рождества Христова в Измайлове, благочинного Преображенского округа Москвы протоиерея Леонида Ролдугина.

Протоиерей Леонид Ролдугин. Фото: А.Поспелов / Православие.Ru
Протоиерей Леонид Ролдугин. Фото: А.Поспелов / Православие.Ru

– Отец Леонид, в последнее время вновь поднят вопрос о языке нашего богослужения. Каким, по-вашему, он должен быть: церковнославянским или русским, допустима ли избранная правка церковнославянского текста?

– Вопрос о переводе церковных книг и богослужения на русский язык – не новый. Его поднимали еще в конце XIX – начале XX века, и очень за это ратовали обновленцы – в надежде на то, что при переводе на русский язык богослужение сразу станет понятным, и толпы народа хлынут в Церковь. Эти надежды не оправдались, они и не могут оправдаться. Полный перевод всего богослужения на русский язык не только не нужен, он и немыслим.

Во-первых, это разрушит многовековую традицию, сложившуюся в славянских странах. Это разорвет наши церковные связи с братскими Церквами, такими как Сербская Церковь, Болгарская Церковь, где богослужение все-таки совершается на церковнославянском языке.

Церковнославянский язык – священный язык; это богослужебный язык нашей Церкви на протяжении многих веков, и рвать эту тысячелетнюю традицию неправильно. Нельзя одним и тем же языком разговаривать на базаре и в церкви с Богом. В отличие от обыденного просторечия, это должен быть особый – священный, благоговейный – язык.

В древнем Израиле во времена Иисуса Христа разговорным был арамейский язык, а богослужение в Храме совершалось на иврите. Так же и сейчас: никто никаких вопросов о переводе иудейского богослужения на идиш не ставит. Другое дело – проповедь, произносимая после богослужения. Она, допустим, может быть легче воспринята на повседневном языке – на идише, но богослужение как совершалось на иврите, так и совершается.

Церковнославянский язык достаточно понятен русскому народу. Он имеет особую красочность, особый богословский смысл, даже особые построения фраз, которые взяты из византийской традиции. Кроме того, надо учитывать, что многие церковные тексты положены на ноты, они поются, они должны петься. Если перевести их на разговорный русский язык, то исказится или невосполнимо пропадет целый слой церковного богослужебного пения.

С другой стороны, есть некоторые церковные песнопения, которые совершенно непонятны современному человеку. Нужно облегчать их понимание. Эта работа всегда проводилась, но она проводилась всегда на очень архаичных элементах. К примеру, можно привести слова, которые совершенно утратили свой первоначальный смысл и приобрели смысл совершенно другой. В Псалтири встречается, например в 17-й кафизме: «Раб же Твой глумляшеся во оправданиих Твоих». В современных изданиях старый текст выносится на поля, чтобы древнее выражение было понятно людям, так как сейчас мы придаем этому слову совершенно иной смысл. По-нашему, «глумиться» значит «издеваться», хотя, если вслушаться, то корень слова «глумляшеся» – «ум». «Глумляшеся» значит «размышляти буду», то есть размышлять, углубляться умом, иметь в уме, в рассуждении своем.

Или взять, к примеру, самое распространенное евангельское чтение в Богородичные праздники: «Блаженно чрево, носившее Тя, и сосца, яже еси ссал». Сейчас это неблагозвучно звучит, поэтому можно заменить на «сосцы, имиже Ты питался». Понятно? Понятно все. Богослужебный язык живет, развивается, поэтому такие замены возможны и даже необходимы. Но подобных мест в богослужебных текстах не так уж много.

Полной русификации богослужебного языка быть не должно еще и потому, что не понятно, на какой русский язык будем переводить. На язык Пушкина, XIX века, или на литературный язык прошлого ХХ века, или на нынешний разговорный язык? Разговорный русский язык тоже развивается. Может быть, на язык СМС-ок будем переводить, или на молодежный сленг, или на уличный жаргон? Что тогда останется от священного текста? Тогда останутся одни междометия. И это будет уже не священный текст. К священному тексту должно быть особое благоговение – как к слову Божию.

Всегда, во всех богослужениях, во всех странах, во всех религиях был бережно сохранен более древний язык. Есть новогреческий мир и есть старогреческий – богослужение совершают на старогреческом языке.

Вот отрицательный пример, но поучительный: католики после II Ватиканского Собора в странах Западной Европы перевели богослужение на национальные языки. Но, что, наполнились храмы? Напротив, из этих храмов ушли люди – они пошли туда, где понятная для них месса совершалась на латинском языке. Традиционные приходы оказались более крепкими. А там, где перевели богослужение на современный язык, по прошествии 30–40 лет опять надо переводить – уже на более современный язык. И если будет идти постоянный процесс перевода, то что останется от древних текстов? Мы не будем их знать. Мы утратим самое сокровенное, самое основное, что мы слышим в этом боговдохновенном слове, когда Бог говорит с человеком.

Бог не говорит с человеком на просторечии. Бог говорит с человеком на понятном, но возвышенном языке, который наделен духовной сущностью. Бог говорит так, чтобы слова действительно имели глубокий и моральный, и мистический – многоплановый – смысл. Многоплановость смысла чаще всего заключена именно в славянском боговдохновенном тексте, а не в разговорной речи.

Введение разговорной речи вначале в значительной мере обеднило бы наше богослужение, а затем вызвало бы просто раскол среди верующих. У нас пример такой уже был: обновленцы делали замену церковнославянского языка русским. И что? Люди ушли в «Тихоновскую» Церковь, где богослужение совершалось на родном и понятном для них славянском языке. В XIX веке митрополит Филарет счел разумным полностью перевести Священное Писание с еврейского на русский язык, и при этом учитывались также многие проясняющие греческие тексты Септуагинты. Вне богослужения удобоприемлемо таким переводом пользоваться – для домашнего чтения, например.

То же самое касается и богослужебных книг. Есть издания с параллельным текстом. Хороший пример – трудно понимаемый сейчас Покаянный канон Андрея Критского. Во многих храмах, в том числе и в нашем, используют издание канона, где параллельно со славянским напечатан на соседней странице русский текст. Читаешь по-славянски – это, прежде всего, обогащает; при этом понимаешь смысл, глядя в русский текст. Кроме того, возникает желание почитать Библию и узнать первоисточник, откуда тот или иной образ взят, что с ним связано. Там много поучительного, много иносказательного, много того, что действительно раскрывает глубину и смысл Священного Писания.

Такая практика допустима. При этом некоторые отдельные слова тоже можно заменить. Например: «Авраам учреди странники». По-нашему, «учреждение» чего-либо означает «создание». А смысл древнего выражения – угостил странников, приготовил угощение для странников. Поэтому желательно дать толкование в подстрочнике или на полях, чтобы было понятно.

Для перевода текстов церковных книг разумно использовать не чисто русский язык, а славянизированный, при этом новославянский текст должен быть не только понятным, но и сохранять живую связь со старославянским языком. Многие сейчас учат иностранные языки, и никто не говорит: «Переведите мне на наш язык». Кто хочет читать Шекспира в подлиннике – учит английский язык; кто Гете хочет читать – немецкий или даже старонемецкий учит, и многое там ему открывается того, чего он не мог бы понять в переводе. Вот и церковнославянский язык – он не сложный, не тяжелый, и благодаря ему сохраняется связь поколений, а самое главное – сохраняется духовная высота богослужебного, богооткровенного текста.

– А как относиться к деятельности той комиссии, которую возглавлял архиепископ Финляндский Сергий (Старгородский), будущий патриарх? Мы знаем, что за несколько лет эта комиссия исправила многие каноны. Как вы оцениваете качество этих исправленных текстов?

– Я видел эти каноны. В богослужебной практике их не употребляли, они не всегда удачны. Кое-что из того, что сделал архиепископ Сергий, можно принять, но отнестись к этому надо критически. В тех канонах, которые перевел владыка Сергий, почти совершенно не учтен музыкальный момент. Была учтена только смысловая составляющая канонов, а музыкальная осталась в стороне. Поэтому к подобной работе необходим комплексный подход. Должны быть задействованы специалисты не только в области литургики, в области славянского и русского языков, но и в области церковного пения, потому что каноны должны петься. Необходимо привлечь церковных музыкантов, знатоков традиционного или хотя бы обиходного церковного пения, которое должно доносить не просто музыкальную красоту, но и богословский смысл исполняемых песнопений.

Богословская составляющая песнопений должна быть на первом месте. Всякий перевод должен учитывать, прежде всего, ту мысль, то богословское содержание, которое заключено в тропарях, седальнах канонов. Мысль должна быть сохранена прежде всего. Если эта мысль многоплановая, многоуровневая, многозначная, то она должна остаться на церковнославянском. Если славянский текст не подходит, то нужно использовать те наработки, которые были уже у владыки Сергия. Если они действительно выражают всю глубину мысли, если они выражают подлинный, изначальный богословский смысл, тогда ими можно пользоваться, совершенно отбрасывать их не нужно. Это был большой труд почтенного человека и известного богослова, который написал книгу «Православное учение о спасении». Он не был крупным знатоком славянского языка и переводческой работы. Понятно его стремление – сделать богослужения более ясными и доступными для восприятия. Но не всегда это получалось. И надо учитывать ту эпоху, в которую владыкой Сергием совершалась эта работа. С одной стороны, для него это было некоей отдушиной, с другой стороны, продолжением тех богословских исканий, которым был посвящен дореволюционный период. Им двигало стремление показать именно красоту православного богослужения; выполненные им переводы – его колоссальный личный труд.

Тексты, намеченные к переводу, не следует сразу выносить на всенародное обсуждение – скажем, на интернет-сайтах, потому что в богослужебные тексты, как в чистую воду реки, может попасть мутная вода непрофессионального мнения. Советоваться нужно со специалистами, с теми, кто действительно знает и может что-то полезное внести. С каждым человеком советоваться не следует, потому что многие советчики могут внести некоторую массовую несообразность: одному покажется, вот так лучше, а другому – вот как. И мы тогда действительно в дебрях словопрений увязнем и ничего не сделаем путного. Поэтому нужна, может быть, узкая, небольшая группа специалистов, комиссия из профессиональных знатоков, которая бы этим занималась.

– Во времена владыки Сергия так и было: он возглавлял группу специалистов. В дискуссиях, которые сейчас ведутся, высказывающие свое мнение разделились на три группы: есть те, кто считает, что нужно переводить все достаточно радикально; другие считают, что нужно переводить немного; третьи считают, что ничего нельзя переводить. И в каждой из этих групп есть высококлассные филологи. Получается, что и специалисты придерживаются разных мнений. Как тут быть?

– Во-первых, здесь нужно положиться на волю Божию, потому что всяким церковным процессом руководит Сам Бог. Это дело – внутрицерковное. Мы забываем о влиянии Духа Божия, просвещающего всякого человека, который трудится во славу Божию. Начинать нужно все с молитвы. Нужно помнить, что все эти обсуждаемые тексты есть тексты молитв, тексты обращения, тексты славословия, хвалебные тексты, тексты прошения к Господу Богу. Нужно всегда помнить о том, что молитва помогает изливать душу человека, что пред Господом Богом должно быть излито состояние души человека – любое ее состояние. Находимся ли мы в скорби или в радости, находимся в каком-то поиске или в размышлении, находимся в отчаянии, в унынии, или находимся в каких-то трудных обстоятельствах или в болезни – все это в богослужебных текстах отражено и все это должно быть сохранено. Не только богословская мысль, но и психологическое, моральное состояние души.

Нужно ли вообще заниматься поновлением текстов? Нужно это делать, но не радикально, потому что революции в Церкви никакой не должно быть. Это должно происходить естественным, постепенным, медленным, мирным путем. Это должен быть не путь компромисса, а путь поиска истины. На Вселенских соборах ведь не все были со всем согласны, многие высказывали свои точки зрения. Пусть и сейчас разные специалисты высказывают различные мнения. А компетентная комиссия отберет лучшее, то, что действительно выражает богословскую мысль Церкви и выражает состояние души человека.

Покаянный текст должен вызывать покаянные чувства в человеке. Такие каноны у нас есть. Зачем их переводить, когда они и так понятны? Они прекрасно выражают внутреннее состояние человека. Вот об этом нужно думать.

В комиссии должны быть не просто специалисты, но глубоко верующие люди, которые чувствуют всю глубину этого текста. Затем можно разослать эти тексты во все епархии, и в течение какого-то исторического периода Церковь выберет из того, что было предложено, лучшее и оставит это, введет это в практику, а то, что было чуждо, что было не совсем, может быть, правильно, то отсечет.

Здесь надо дать действовать Духу Святому – а не просто человеческому вдохновению, ибо боговдохновенной должна быть деятельность. Поэтому начинать все надо с молитвы: «Господи, помоги! Господи, вразуми! Господи, научи! Господи, наставь! Господи, прости ошибку, не дай впасть в искушение». Не должно быть соревнования знаний, соревнования интеллектов, а должны быть направлены все усилия к общей пользе. Иногда своими личными интересами, своими пристрастиями необходимо пожертвовать общему согласию и миру. Если это будет так, то тогда, я думаю, дело будет успешно. Нужно все начинать с молитвы и с чувством духовной ответственности, чтобы не повредить, не исказить мысль Божию.

Это дело должно быть неспешным, нескоропалительным, не переводом ради перевода, но делом спасительным, чтобы текст был на пользу души человека, чтобы текст был спасительным. Внутрицерковные люди должны этим заниматься – не просто ученые, но церковные люди.

– Хотелось бы вернуться к самому богослужению. Как вы считаете, что является наибольшей причиной непонимания богослужения: трудности самого текста или все-таки не совсем адекватное исполнение, невнятное чтение, пение? Что больше дает непонимания?

– Знаете, все вместе, все перечисленное вами. И прежде всего – рассеянность ума. Человек приходит в Церковь несосредоточенным, слушать Священное Писание он не привык. Часто даже утреннее и вечернее правило совершается механически, без внимания, без проникновения в текст. Бывает механическое исполнение. То же самое касается и молитвы Иисусовой. Можно взяться сделать пятисотницу, тысячу молитв, а толку от этого не будет никакого. Только фарисейство от этого будет развиваться, потому что будешь думать: «Вот, я сделал, я исполнил то, что положено»… – но результата духовного, роста духовного, чувства смирения, чувства покаяния не возникнет. А ведь молитва направлена именно на то, чтобы человек познал свою греховность, чтобы внутрь себя посмотрел: что там творится внутри его сердца? То же самое наблюдается и в отношении восприятия богослужения.

Богослужения разнообразны. Есть суточный круг, есть месячный круг, двенадцать праздников, великопостный цикл, Цветная триодь и т.д. Что мешает человеку понимать? Во-первых, рассеянность ума, несобранность, невнимание. Второе – это леность обыкновенная. Не хочется человеку понимать, он и не стремится к этому. Что понятно – то понятно, а что непонятно, того и не хочет знать. Такие говорят: «Вот эти молитвы я буду читать, потому что мне понятно, это мне соответствует, а другие молитвы я не буду слушать, потому что многое мне непонятно, многое мне не по душе».

Конечно, полностью отдаться богослужению может мешать и непонятность отдельных текстов. Евангелие почти всем понятно, за исключением нескольких мест, а Апостол и паремии более трудны для понимания, поэтому их нужно разъяснять. Вот, например, одно из непонятных мест в Апостольских чтениях: «Спят довольни» – это что, хороший сон у них? А смысл совершенно другой: мы умираем от того, что недостойно причащаемся, в осуждение. Нужно это перевести? Конечно, нужно перевести и объяснить, донести до сознания людей, потому что это изменит их отношение к причастию и к литургии вообще. Нужно облегчать понимание подлинного смысла. Для этого существует катехизаторский отдел, а также воскресные школы для детей и школы для взрослых, они есть почти во всех приходах.

Загрузить увеличенное изображение. 800 x 581 px. Размер файла 133714 b.
 Храм Рождества Христова в Измайлове. Фото: А.Поспелов / Православие.Ru
Храм Рождества Христова в Измайлове. Фото: А.Поспелов / Православие.Ru
Но главное вот что: если человек приходит с желанием понять богослужение, с покаянным чувством, то Господь открывает ему смысл услышанного. Рано или поздно человек найдет объяснение, если он ищет его, если этот вопрос его мучает: или через людей, или через литературу, или еще каким-нибудь путем, но непонятный смысл рано или поздно прояснится. Кроме того, когда человек постоянно читает что-то, к примеру, Псалтирь или Евангелие, то с каждым разом он понимает все больше и больше. Сначала будет понятна только какая-то внешняя, например историческая, фактура. Потом начинаешь более понимать духовный мир, иносказательный смысл начинает раскрываться. А потом духовный смысл начинает раскрываться человеку.

Нам нужно не только вчитываться, нужно вживаться в это, соучаствовать в том, что ты читаешь. Когда будет соучастие, если предпримешь подвиг, если будет стремление, если усилие над собой сделаешь, тогда с текста, как бы скрытого за семью печатями, начнут сниматься печати. И тогда человек в тексте увидит не просто историческое повествование, а именно то, что ему говорит Бог, именно то, что ему сейчас нужно, – личное Божественное слово. Оно не перестанет быть творческим никогда. Бог – Творец. Он творил и сейчас творит спасение каждого человека.

Облегчить понимание смысла – это значит, в конечном итоге, привести людей в Церковь, привести людей к Богу, к пониманию нашего спасения. Единственное наше спасение – во Христе Иисусе. Священное Писание способствует нашей встрече с Богом. Если это достигается, тогда любые усилия, направленные к этому, благословляются Церковью, более того – бывают необходимыми.

Многое зависит от внутреннего настроя человека. Если он своим знанием, своим духовным опытом служит Церкви, служит Богу, тогда всякий его труд, в том числе и интеллектуальный, служит спасению. Для этого нужна молитва. Своими человеческими усилиями этого достигнуть нельзя. Здесь должен быть Бого-человеческий процесс. Бог со Своей стороны вразумляет и вдохновляет, а человек прилагает к этому свои усилия. Когда состоится эта встреча, тогда человек действительно получает мир, радость о Дусе Святе и понимает смысл того спасения, которое было совершено Спасителем, в которое мы входим, которое мы для себя активизируем, делаем его живым для себя, делаем своим собственным, тогда мы в этом участвуем. Мы органически вживаемся в это мыслью и душой, всеми своими чувствами вживаемся в этот текст, вживаемся в это спасительное богооткровенное многоуровневое слово Божие. Глубина премудрости и разума Божия открывается человеку постоянно, когда человек с усилием этим занимается. Когда ему не просто интересно, но когда это – дело его жизни, дело его спасения. Если с таким настроением подходить к переводу – как к делу, порученному Церковью, – и не внешне, а изнутри подходить к этому, тогда, я думаю, это будет успешно, это будет нужно. Пусть Церковь разберется с этим, нужно оставить это на волю Церкви.

Можно привести некоторую аналогию со Вселенскими соборами. Там мы увидим: сначала не все понимали церковную истину, были горячие споры, дискуссии, заседали иногда много раз и по нескольку лет, но никогда во главу угла не ставился внешний критерий – мнение большинства. Критерий был другой – соответствие Христовой истине, многовековому аскетическому молитвенному спасительному опыту всей Церкви. Вот, к примеру, Ефесский Собор 449 года, так называемый «Разбойничий», по своему составу был представительным, и было на нем единодушие большинства. Однако Церковь отвергла его гетеродоксальные богословские положения, потому что они не соответствовали Ее соборному внутреннему аскетическому опыту. Если текст перевода будет соответствовать внутреннему церковному аскетическому опыту, тогда это Церковью будет благословлено и будет воспринято, тогда на это будет Божие благословение. Если это будет противоречить внутреннему церковному 2000-летнему опыту, тогда это не будет принято – как чуждое, как ненужное Церкви, как внешнее, преходящее.

Утверждение внешнего, мирского человека, что он не ходит в церковь, потому что там все ему непонятно, чаще всего – только самооправдание его нежелания. Даже если перевести все богослужение на русский язык, все равно он не станет ходить в храм, все равно все в богослужении останется для него чуждым и непонятным. Потому что он приходит в храм как на какое-то театральное действо, ему интересно посмотреть, интересно поучаствовать в таком спектакле, приобщиться эмоционально или интеллектуально, но не духовно, к чему-то очень древнему.

Слово Божие, хоть и древнее, оно всегда новое. В нем ищущему сердцем открываются многие и многие спасительные внутренние смыслы. «А вот этого я не знал. Здесь вдруг открылась какая-то истина, и я должен что-то сделать». Это делали уже многие, и это было очень полезно для их совершенствования, для смирения, для осознания своей греховности, для покаяния, для спасения. Когда будет внутренний молитвенный настрой, тогда дело познания будет успешным.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • В четверг — лучшие тематические подборки, истории читателей портала, новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
AN.10 декабря 2015, 02:00
Валерий Мельничук 5 сентября 2011, 17:00 "Она, допустим, может быть легче воспринята на повседневном языке – на идише, но богослужение как совершалось на иврите, так и совершается." Я думаю это опечатка. У иудеев богослужений в настоящее время нет. Священников нет. Храма нет и жертва Богу не приносится Таки да! Валерий, Вы правы. Не понятно, что имел ввиду уважаемый автор.
р.б. Анна22 апреля 2014, 10:00
Современный язык не передает всей сути и глубины Слова Творца. Молитвы и Слово Божие даны нам не для интереса и развлечения. Не нужно пытаться понять их умом, но только душой. Есть множество наставлений святых, как научиться понимать молитвы, лучше непонимающим прочесть эти наставления, чем полностью ломать строй и благозвучие молитвы. Кроме того, мы молимся не для себя и не для окружающих, а только для Господа. Слова, произнесенные на церковнославянском гораздо метче попадают в душу и имеют отклик. А те, кто не слышит древний язык наших предков, уловят ли смысл, если они будут произнесены на современном языке? Церковный язык непонятен тем, кто в церковь ходит редко, если же вы будете молиться ежедневно, как и завещал нам Господь наш Иисус, церковнославянский язык станет вам как родной. Если кого обидела, простите, ради Бога.
Владислав22 октября 2013, 08:00
В Израиле не говорят на идише, а используют иврит. Идиш - это язык европейских евреев, близок к немецкому. Иврит - это семитская группа, родственник арабского. При становлении государства Израиль, сразу после 2-й мировой войны, отцы-основатели решили использовать мертвый к тому времени иврит в качестве государственного языка, а не идиш - язык переселенцев. Те самым дали второе рождение языку Библии.
Кристина16 октября 2013, 17:00
После службы, к сожалению, ничего кроме головной боли не ощущаю, нет никакой духовной радости, одна лишь усталость. Всю службу пытаешься услышать хоть какое-то знакомое слово, и это порой вызывает раздражение. Я считаю, что надо поскорее вводить русский язык, чтобы народ был не на обочине богослужений, надо думать о своей пастве. несколько раз присутствовала на католических служениях, всё понятно каждому и выходишь оттуда с духовной радостью
Мальцев28 сентября 2013, 00:00
Алексею: Непонимание теории механизмов и машин, преподаваемой на современном русском языке, - это не проблема русского языка, и не проблема предметного содержания дисциплины. Очевиднейший факт. А вот в непонимании богослужения обязательно указуются причины: либо длительные службы, либо не то содержание ея, либо язык, либо ещё что. Непонимание студентом теории механизмов и машин препятствует получению им диплома инженера-механика, работе по профилю, и, наконец, счастливой жизни на земле (в мире сем) и комфортному её устроению. Непонимание богослужения ничем таким не грозит - диплома, работы и счастливой жизни на земле не лишает, что позволяет прилипалам сетовать и так, и сяк. Христианин же не сетует. Почему христианин не сетует по поводу непонимания богослужения? Да потому, что христианин осознаёт, что причина этого непонимания внутри его самого, но не снаружи. Точно то же самое осознаёт и нерадивый студент, непонимающий теории механизмов и машин. Но если студент ради диплома и счастливой жизни на земле понуждает себя к пониманию предмета, то прилипалы не видят необходимости в понуждении себя к пониманию богослужения на данном языке, а не на желаемом, ради Царствия Божиего. Трагедия.
Василий 6 июля 2013, 18:00
Считаю, что без частичного перевода не обойтись, это точно. Кроме того, мне кажется, пример с переводом католического богослужения на национальные языки неудачный. Церковнославянский язык основан на языке славянском, и именно поэтому он нам в основном (но не полностью) понятен. В других странах язык православного богослужения также основан на национальном языке, а не на греческом. Латинский же язык есть латинский, и он всегда был совершенно непонятен простому народу. Поэтому я считаю оправданным отказ от него. Алексею Уваркану. Вы всерьез считаете, что сербы потеряли Косово из-за модернизации церковного языка?
Алексей27 июня 2013, 19:00
Мальцеву. Я не захожанин.Но что, разве вам понятны все читаемые каноны утрени?Что плохого ,если они зазвучат на современном славянском?Он что ,не потомок древнеславянского?Почему мы не хотим воцерковить его,а потом сетуем о его деградации?Мы же и не даем ему право на бытие во Христе,потому он и оскудевает .
Ольга25 июня 2013, 23:00
"Часто даже утреннее и вечернее правило совершается механически, без внимания, без проникновения в текст" И будет совершаться, потому что часто в молитвослове нет никаких переводов, даже сносок. В лучшем случае отдельные слова. Мирянину, обременённому заботами, "без проникновения в текст" легче, чем учить старославянский, богословие, бегать за вечно занятыми батюшками в храмах, которых для благословения-то сложно выловить. Много сложнопонимаемого, например, "яко ленящася мене на Твое угождение, и ничтоже благо сотворша, привел еси на конец мимошедшаго дне сего, обращение и спасение души моей строя" "Господь открывает ему смысл услышанного" Господь открыл мне смысл только через интернет, который православный люд не шибко уважает: "меня, ленящегося к совершению дел, угодных Тебе, и не сотворившего ничего доброго, Ты привел к концу этого (уже) прошедшего дня, созидая (устраивая) мое обращение (к Тебе) и спасение моей души..." Бог с ними с Богослужениями, но почему не перевести тот же "Молитвослов" на нормальный русский?! Пусть бы были молитвословы и на старославянском, и на русском. Что плохого в том, что человек начнёт правильно понимать смысл того, что написано в молитвослове на старославянском?! Надо же не только духом молиться, но умом, как Апостол Павел писал: "Стану молиться духом, стану молиться и умом; буду петь духом, буду петь и умом"
Марина12 августа 2012, 17:00
На самом деле, никаких проблем с "непонятным" церковнославянским языком, нет. Просто темным силам нужно любым способом отвратить людей от Христа. Для этого и муссируется эта тема, что бы внести смуту и нестроение в среду православных, а затем и уничтожить православную веру.
Сергий22 февраля 2012, 22:00
Я могу сравнить псалмы на старославянском ( которые написаны в утренних молитвах моего молитвослова ) и те же псалмы написанные в Библии, которые у меня дома, на русском современном языке. Псалмы на русском современном намного понятнее.
Сергей14 декабря 2011, 16:00
Надо говорить о любви к ближнему. А не о смирении, кротости, терпению - это все производное. И тогда даже на китайском все поймут.
Сергей13 декабря 2011, 20:00
Вот и поговорили ,,,,,( это я про комментарии ) Церковники - это Мальцев. Прихожане - это Рюрик. Как хорошо нашли общий язык. Все прекрасно. А после этого революции происходят.
Сергий11 ноября 2011, 17:00
Доброго всем здравия и присутствия Духа Православия. Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа ( Четвероевангелие, Апостол, Апокалипсис ) любым правоверующим православным христианином, будь то прихожанин, священник или монах, отождествляется с самим Иисусом Христом. Слова же Нового Завета есть слова Иисуса Христа: " И глаголаше им ( апостолам ): вам есть дано ведати тайны Царствия Божия: онем же внешним в притчах вся бывают."(от Марка гл. 4, ст.11). "Без притчи же не глаголаше им словесе, особь же учеником своим сказаше вся."(от Марка гл.4, ст.34). "Иже бо аще постыдится Мене и Моих словес в роде сем прелюбодейнем и грешнем, и Сын человеческий постыдится его, егда приидет во славе Отца Своего со Ангелы Святыми."(от Марка гл.8, ст.38). "Не весте ли, яко мал квас все смешение квасит;" (к коринфяном гл.5, ст.7). Низкий поклон всем, сокращающим дни и приближающим Второе Пришествие Господа Нашего Иисуса Христа во Славе Бога Отца и Святаго Духа. АМИНЬ.
Мальцев21 октября 2011, 08:00
Человеку с ником Рюрик: сообщаю Вам, что агрессия-это необоснованные ничем иным, кроме как ленью и гордыней, предъявы к непонятности РОДНОГО церковнославянского языка. А когда я, утерев слезы, прошу оставить в покое святой язык молитвы-это защита. Когда захожане храма начинают проявлять нетерпение к тому, что существовало до их рождения,-это агрессия. Когда вообще возникает желание выступить против канона Церкви-это агрессия. А когда я довожу до сведения человека, пытающегося подогнать Церковь под собственную греховность, ленящегося изучить два десятка слов церковнославянского и возгордившегося собой, что он лентяй и гордец из жалкой кучки лентяев и гордецов-это защита. Вам следует покаяться, ибо Вы-враг Православия. Только лишь враги Православия и их шестерки за упразднение церковнославянского.
Евгения26 сентября 2011, 01:00
Я полностью согласна с отцом Леонидом. Только от рассеяния во время службы и возникает непонимание. Если человек читает дома утреннее и вечернее молитвенное правило, поещает Храм Божий, даже если он иногда пребывает в рассеянии, все равно Господь посылает вразумление и понимание молитв, читаемых на церковнославянском языке. Я начинала читать по одной кафизме Псалтири с полного непонимания смысла читаемого. Но упорство и вера в то, что Господь поможет, помогли мне прийти к пониманию, если не всех псалмов, то их значительной части. Также было и в начале чтения Евангелия. А то, что Господь помогает человеку верующему и укрепляет его в вере и в понимании молитв на церковнославянском языке, это для всех православных является бесспорным. А тем, кто только начал свой путь в православии, желаю терпения и трудолюбия и веры в то, что Господь обязательно пошлет понимание. Помоги нам всем Господи, не введи нас во грех раздоров и борьбы друг другом !
ekaterina19 сентября 2011, 11:00
Самое интересное, что постоянные прихожане храма никогда не жалуются на непонятность языка. Создаётся впечатление, что это изменение нужно не церковному народу, а кому-то другому. И этот или эти другие имеют свои цели, которые не отвечают заботам о "непонятности" ц-с языка.
Елена19 сентября 2011, 09:00
Бог всем в помощь! Я человек малограмотный , но полностью согласна с отцом Леонидом. Все непонимание действительно от рассеянности ума и сердца. Мне тоже непонятны некоторые слова в молитвах и Святом писании, но для этого есть толкование и не надо ничего менять.Спаси и сохрани Господи то наследие которое нам даровано.
Ольга Григорьевна19 сентября 2011, 05:00
Моя христианская жизнь началась в протестантской общине. Там все было просто, понятно, разжевано и в рот положено. Не нужно никаких усилий - все готовое, все друг друга любят. Прошло 8 лет. Дошло, что наша община ничем не отличается от любой общественной организации, только песни и разговоры о Боге, а не о косметике, например. Ушли в Православие. Да, было трудно, непривычно, непонятно, но в душе появились совсем иные чувства. Чувтво причастности к вечному, стабильному, незыблемому. Так было, есть и будет. Купили Псалтирь и Евангелие на ЦСЯ, читали, сравнивали с Синодальным переводом, по учебнику разбирались с тонкостями и особенностями языка. Да это труд. Но это же труд с Богом, время тратишь на Бога, а не на себя. Результат есть. Прошло уже 5 лет, понятно почти все, накануне читаем то, что будет читаться на службе, с песнопениями легко разобрались в интернете. И нет предела совершенству. Освоили лишь тоненький слой, под которым неизмеримая глубина Православного духовного опыта, музыки, канонов. Жизни земной не хватит постичь этой красоты. Обычно те, кто стремится всей душой к Богу не жалуются на непонятный язык. Бабушки старенькие в своей простоте веруют и молятся, может быть на 90% не понимая о чем поют на клиросе, но являют собой истинный образ христианской жизни: незлобия, смирения, терпения. Дух Святой помогает им понять и почувствовать истину, а не только знания о Боге.
Дмитрий18 сентября 2011, 23:00
Богослужение на церковнославянском заставляет более внимательно вслушиваться и более тщательно вникать в смысл. Более того, к сожалению, современный русский язык очень опошлен и для людей привыкших к богослужению на церковнославянском, богослужение на русском может звучать чуть ли не пошло. Потом главный вопрос, кто в основном присутствует на богослужении? - люди для которых богослужение на церковнославянском не является препятствием. Зачем менять богослужебный язык ради нескольких "захожан"? не проще ли и правильнее облегчить новоначальным изучение церковнославянского языка? Например: - организовать языковые курсы; - выпустить Священное писание и иные основные богослужебные книги в дублированном виде и с толкованием святых отцов.. и т.п. А вот проповедь, действительно должна быть на литературном русском языке с возможным включением простых фраз на церковнославянском и без капли жаргона и сленга. И в заключении.. Сама по себе проблема языка надумана.. потому что для многих "непонятливых" затруднение в виде иностранного языка вполне преодолимо, а церковнославянский видите ли никак не осилить.. сегодня не нравится язык, а завтра некоторые заповеди, а потом и обряды ну и т.д.
Екатерина18 сентября 2011, 18:00
Цековнославянский язык - наше историческое наследие. Господь больше открывает смысл Евангелия, Псалтири и молитв через церковнославянский язык (мои друзья и знакомые на своем опыте в один голос это утверждают). ЧЕм только современный русский язык не "оброс", чЕм его только не запачкали! Я думаю, что церковнославянский язык более "чистый" и оттого более угоден Господу. Все-так здорово, что у нас есть СПЕЦИАЛЬНЫЙ язык, на котором мы разговариваем только с Господом и горним миром!
Виктор18 сентября 2011, 17:00
Мне вообще не понятно, кто мог додуматься об каких-то изменениях в церковно-славянском языке !!!!У меня только одно предложение-снять с повестки этот вопрос,чтобы не волновать верующий народ.Изучить церковно-славянский-это же так просто.При Храмах есть воскресные школы,есть вся необходимая литература,есть священнослужители и не должно быть только ЛЕНИ!!!
Рюрик18 сентября 2011, 12:00
Господа спорщики: Для Вас очень важно переспорить, оскорбить, настоять на своём - это ли не свидетельствует что не помог Вам Церковно-Славянский язык :))))))) А действительно зачем Вам любить людей, ведь Вы любите Церковно-Славянский язык? В чём же заключается Ваше православие? Да Вы просто пугаете своёй "воцерковлённостью". В церковь регулярно ходит горстка людей. Благополучных и того меньше. Основная часть присматривается издалека. Они верят, ждут, надеются. Такие вопросы не решить "громкими" скандалами. Просто церковь видимо не готова в лице пастырей решить этот вопрос. Хотя из всего видно, что значимость языка сильно преувеличена, раз поборники так агрессивны...
Николай17 сентября 2011, 20:00
Очевидно, что в нашей церкви намечается очередное "богоотступничество". Вместо того чтобы добиваться изучения в школе Церковно-славянского языка, божественного языка, нам предлагают очередную ересь и поднимающие такую полемику даже гнева божьего не боятся. А ведь он будет, обязательно будет! Но на все воля божья. Каждому воздастся по делам его...
Валентин-Давид17 сентября 2011, 20:00
Ответ Иванову Сергею.Часть 2 Здравствуйте Сергей. Так вот,когда я обратился к Православию,то пошёл в церковную лавку,и купил две книги :-- "Азы Православия" и "Закон Божий".Прочитав их я записался в библиотеку при храме,и взял там Молитвослов с Псалтырью.Через полтора месяца мне стало совершенно понятно всё Богослужение,включая священнодействия батюшки. Всё очень просто.А чтобы чувствовать себя участником этого Богослужения,советую вам молиться по молитвослову одновременно со священником.Вы увидите,как понимание непонятного само собой улетучится. С уважением,Валентин-Давид.
Валентин-Давид17 сентября 2011, 20:00
Ответ Иванову Сергею.Часть 1 Здравствуйте Сергей. В вашем коментарии к данной статье я прочитал,что во время Богослужения вы иногда стоите в храме в некотором рассеянии.Честно говоря мне это знакомо.Сам таким был.Наверное это от того,что мы с вами не воспитывались в Православной традиции с самого детства,как это было принято раньше.Но это всё преодолимо,и не так опасно как замена Церковно-Славянского языка на современный российский язык,в котором даже слово "кофе" начало приобретать средний род. В моём случае с пониманием церковной службы было ещё интереснее.Дело в том,что я то крещённый,но по родословной своей еврей,да ещё и из колена Коинов.Про это колено вы можете прочитать в Библии.До принятия христианства я знал только древнееврейские молитвы и традицию.Представляете,как мне было переучивать себя молиться с древнееврейского на Церковнославянский?Признаюсь,когда после синагоги впервые посетил церковное Богослужение совсем не понял не единого слова.Но Б-г видит наши нужды,и помогает просветиться умам нашим!
ирина17 сентября 2011, 14:00
когда читаю канон покаянный на церковнославянском - он же льется как музыка, и слезы градом ... А когда прочитала его на русском - чуть язык не сломала и звучит как бухгалтерский отчет... Вот комментарии непонятных мест внизу страницы очень помогли бы начинающим ! Думаю , что те кто усиленно поднимают такие вопросы,просто хотят отвлечь всех от более важных духовных проблем.
Виталий17 сентября 2011, 00:00
Все конечно хорошо. Народ где бы я не читал народ против этой глупой идеи. Даже не глупой, а немыслемой. Но вопрос будет кто спрашивать нас народ? Услышат ли наш голос? Остается только молиться. Даже те кто как говорят не понимают, я считаю не хотят изменения в языке и тем самым в богослужении. И изменять что-либо просто бессмысленно. В виду того, что церковнославянский язык невозможно перевести на наш нынешний язык. Наш русский просто не может вместить и передать все то, что передает церковнославянский язык. Я просто не понимаю как можно под такими предлогами даже предлагать изменять что либо? Или мы уже до католиков докатились? Я надеюсь что этого не будет.
Иванов Сергей16 сентября 2011, 23:00
Здравствуйте, Мысли о том, что в Храме, к сожалению, скучно во время службы посещают давно. Конечно можно для поддержки своих мыслей написать, что-то умное-премудрое и после важно заявить - конечно надо поменять.Но как можно это делать?Только бесов смешить и радовать. Скажу точно, что во время службы надо,что-то менять.На службе у прихожан должно быть понимание - Что происходит.Все жадно и благоговейно слушают службу,но многое ничего не понимают и стоят ( да и я сам, не буду греха таить, стою в рассеинии ).Ждут с нетерпением понятных моментов - всем известных молитв и целование Креста.Некоторые даже время засекают когда и что произойдет. И считаю, что должно быть все понятно.Повторяя молитвы на понятном языке со священиком мы все будем молиться вместе.Будем вместе перед Богом и мы сами - мы народ будем вместе.Будет каждый и каждый раз доходить смысл молитв.Делясь впечатлениями после службы - будем быстрее находить ответы на наши мирские вопросы.Будем разумными,ревностными учениками и носителями Слова Божия. Да - надо менять язык. Мне кажется пришло время. Кирил и Мефодий, думаю что были-бы такого же мнения. Спасибо за внимания. Простите если кого смутил и огорчил. Но замаличивать проблемы не следует, их надо решать и говорить об этом.
р.Б. Лев16 сентября 2011, 22:00
Вдумайтесь в определение - Церковно-Славянский Язык. Все ответы в этом определении.
р.Б. Лев16 сентября 2011, 21:00
Представьте себе следующее. Приходит публика на концерт, а дирижер не машет палочкой, а декларирует: "Форте! Пиано!". И весь оркестр "играет" на русском языке - каждый свою партитуру проговаривает - четко и монотонно. Или картины. Полотно и графика - линии там, где меняется цвет и все на русском: цвет такой-то, оттенок такой-то, яркость такая-то, насыщенность и т.д.. Может сначала все остальное перевести на русский? Музыку, живопись, медицину, физику, математику и всю науку, бизнес, армию, политику и т.д.? Надо же, чтобы всем все было понятно. Лучше вернуть русский язык в нормальное состояние - до 1917 года. Или всех устраивает замена приставки "БЕЗ" на сами знаете что? Что, занять себя нечем? Или деньги некуда потратить? Здесь и говорить не о чем. Кто-то хочет спровоцировать раскол.
Светлана16 сентября 2011, 15:00
Спаси Господи! Когда только начинала воцерковляться, мало что понимала во время службы, умиляли сами песнопения, сильное их воздействие на душу. Со временем приходило понимание текстов. Наверное не беда, если что-то не понимаешь, Господь со временем поможет понять, беда если ничего не чувствуешь.
Татьяна12 сентября 2011, 16:00
Влюбляясь в иностранцев, разве люди не стремятся понять язык возлюбленных??? Проникнуть глубже? Они ХОТЯТ это сделать, и делают. И насколько неблагодарны усилия девушки, которая, желая понравиться молодому человеку, выполняет его требования изменить одно-второе-третье, и тогда, мол, я тебя полюблю, это же смешно! Очевидно, что люди, недовольные языком, имеют еще целый список претензий... "Исправят" одно, найдется следующее.. Завтра кто-то скажет, что перспектива на фресках неправильная,и что, их расковырять? Уже набили оскомину все эти разговоры об автомобилях. Безусловно, недостатки общества прилипают и к ней, но это все стряхнется как пыль, а ЦЕРКОВЬ останется! Такая же любящая. Наши предки отдавали жизни за НЕЕ, за веру, наше дело воспринять это, и передать потомкам в неповрежденном состоянии, а не перекроенном, как нам было удобно.
Татьяна12 сентября 2011, 16:00
Прочитала комментарии, как-то жутко даже стало.. Люди, а как же ЛЮБОВЬ? Любовь к церкви в данном случае? Человек, который ЛЮБИТ церковь, разве будет так нападать на нее с критикой??? Она святая, ОНА нас покрывает и защищает, дает нам благодать, к ней мы бежим, прося помощи, благодаря, зажигая свечу, а сколько наших грехов там покрыты и прощены! Ну как так можно ее ковырять??? ОНА нас любит и покрывает безусловно, если бы в церкви нас так кололи за наши грехи, что осталось бы от нас? Такая любовь, которую являет к нам Церковь трудно достижима, но нужно же хотя бы стараться к ней приблизиться. Может ли ребенок, которому мама посвятила всю себя, трубить на каждом углу о каком-то недостатке (по его мнению)? Предъявлять претензии к ее внешности, говорить, что она не теми словами изъясняется? Мама любит ребенка, и научит его, и обогатит его язык, но где будет человечество, если каждая мама будет сужать свой лексикон до языка ребенка? Да, не все понятно, и мне тоже, но это вопрос просвещения, и священнослужители в большинстве своем готовы нам помогать!
Илья11 сентября 2011, 23:00
Я думаю, в принципе, чтобы успокоить либералов, можно было бы в крупных городах в одном-двух храмах разрешить, по особому благословению Священноначалия, службу на русском языке. Ереси как таковой в этом нет, а для определенной категории людей это будет полезно, для либеральной интеллигенции, пусть хоть так на службу ходят, а там, глядишь, Господь доведет до ума. Во всех же прочих наших храмах - только поправление неблагозвучных мест службы, и тех, что могут пониматься превратно. И то, без обязаловки, а только с дозволением таких перемен. Вряд ли в абсолютном большинстве приходов такие поправки могут кого бы то ни было смутить, тем более что службу мы знаем плохо. К примеру, во времена обновленческого раскола чтение Евангелия лицом к народу, если я правильно понимаю, приравнивалось чуть ли не к измене Православию. А сейчас я не раз и не два в разных храмах видел такую практику, и никого это вроде бы не волнует.
ШЕНКЕЛ10 сентября 2011, 07:00
Лень мешает понимать Богослужение.Восхитительно. Вот и начните те,кому лень мешает,бороться с ленью,изучайте церковнославянский.Поборите уже свою лень. И подумайте:вот вы явились на земле и в угоду своей лени желаете прогнуть Церковь. Не стыдно? НИКОГДА НЕ ПЫТАЙТЕСЬ ПОДГОНЯТЬ ЦЕРКОВЬ ПОД СВОЮ ГРЕХОВНУЮ СУЩНОСТЬ! Этим вы,ленивые противники церковного языка,свидетельствуете о своем маловерии. Или вы совсем не понимаете значения Символа Веры. "...ВО ЕДИНУ СВЯТУЮ,СОБОРНУЮ И АПОСТОЛЬСКУЮ ЦЕРКОВЬ..."!!! Так веруйте же,если вы,ленивые,не такие.
Наталия 9 сентября 2011, 17:00
Протоиерей Владимир Мельничук, защитник перевода богослужебных текстов на русский язык, просто напугал. Разве Вы, отче, не знаете,что церковно-славянский язык - это не просто "высокий стиль", памятник литературы, это сакральный язык. Их осталось всего два - иврит и церковно-славянский, язык для молитвы, для общения с Богом, язык Литургии. Буква - это звук, это энергия. В церковно-славянском, данном Богом нашим Равноапостольным Кириллу и Мефодию, эта энергия Божественного происхождения. Чего не скажешь о других языках мира. Неужели священник этого не понимает? И неужели у нас есть такие священники? Спаси Господь от заблуждений.
Вера 8 сентября 2011, 18:00
Вот как-то да, и учить ЦСЯ надо, и службу надо стремиться понимать... но пугает меня настрой моих возлюбленных единоверцев, тех мирян, которые готовы пойти в раскол ради языка. И неправда, как тут некоторые пишут, что прихожанам не нужен русский в храме - почитайте комментарии тех прихожан, которые пытались разобрать тропари, читаемые в храме, да так и не смогли. Уверена, если б так невнятно пели на нашем родном языке, разобрать было бы в несколько раз проще. Переводы необходимы, а то самые распространенные слова, то же "оправдание" понимаем совсем неправильно, как выяснилось...
Сергей 8 сентября 2011, 15:00
Неофитам, которые говорят: объясните нам на нашем, и тогда мы поймем, поверим, наполним храмы и т.д. на выбор, рассказываю безобидный анекдот: Беременная жена мужу(о приготовленном им для нее блюде): Посоли (посолил), поперчи (поперчил), попробуй (попробовал) - не хочу!
Михаил 7 сентября 2011, 16:00
Спаси Господи, батюшка! Ради Бога, не надо трогать церковнославянский язык! Это действительно богатство. И то, что современные слова изменили свое значение, по сравнению с источником -- наоборот, надо на этом акцентировать внимание. И тогда будет понятно, что "прелесть" - это отнюдь не "красота". Церковнославянский язык, его сравнение с современным уже поучительно само по себе. Нужно не исправлять богослужебные тексты, нужно проводить катехизаторскую работу, образовывать народ. Иного пути нет. Кто не понимает сегодня богослужение - не поймет его и на современном языке, так как это труд. А трудиться надо. Без этого никуда не денешся. Церковь - это не клуб по интересам, не досуговое учреждение. Здесь труд. И труд в части освоения богослужебного языка не самый тяжелый. Царство небесное нудится.
Михаил 7 сентября 2011, 00:00
Первое послание к Коринфянам Святого Апостола Павла гл.14 ст.1-19 куда ж уже яснее? Какие дебаты?
Иван 7 сентября 2011, 00:00
ПОМОГИ ГОСПОДИ рабу ТВОЕМУ плохо слышашему Андрею!!!!! Буду за тебя молиться ! а ты помолись за меня.Тогда ВСЕ поймем сердцем! Не искушайся ,ходи на службы,встань рядом с Богородицей....она поможет..
Станислав 6 сентября 2011, 21:00
Спаси вас Господи отец Леонид. Я с недавних пор пытаюсь стать православным. Если бы не церковнославянский язык, я может и молиться бы не начал. Молитва не может быть на базарном русском. Я не могу с Господом говорить на русском базарном, литературном, пушкинским и любом другом. Не дадим обновленцам уничтожить язык богообщения! Прихожанам: да потрудитесь вы немного и станет понятно и богослужение и тексты молитв. Станислав Викторович Гусев. Сочи.
Алексей Уваркан 6 сентября 2011, 20:00
Ильсу Лимбергеру. ///Священный Синод Сербской Церкви благословил использование сербского языка на богослужении, но не предписал его. Таким образом, в Сербии существуют приходы и монастыри, которые служат по-сербски и одновременны такие, которые служат по-церковнославянски. И никакого раскола за последние 40 лет...//// Сербы, модернизировав богослужебный язык и отказавшись частично от ЦСЯ, потеряли Косово. На территории Сербии идет уже несколько десятилетий кровопролитная война. Вы желаете такой же участи и для России?
АЛЕКСЕЙ 6 сентября 2011, 20:00
Здравствуйте.Согласен с о.Леонидом полностью.Мы привыкли чтобы нам все разложили по "полочкам".Если человек истинно верует и хочет постич Христа Спасителя,то церковнославянский язык не преграда.Тем-более что он мягок и мелодичен и самое главное- свят.Тернист и труден путь к вратам рая.
Елена Гурьева 6 сентября 2011, 17:00
Интересно, что обсуждается только перевод церковно-славянского языка на русский. А не лучше ли было попробовать приблизить современный русский язык к церковно-славянскому? Конечно, это пока немыслимо. Но ведь можно развернуть среди верующих людей (чтобы потом подключить и других) дискуссию о запрете для начала нецензурных выражений. На следующем этапе - запрет на сленговые выражения. Приблизить язык, на котором вещают теле- и радиоведущие, к литературному русскому языку. Надо призывать к этом с высоких трибун. С упрощением и опошлением русского языка надо бороться. Тогда будет понятнее и церковно-славянский язык. Ведется же борьба с пьянством, с абортами. Это очень важно. Такую же борьбу надо развернуть за наш язык. Необходимо вернуть те языковые конструкции и выражения, которые были утрачены после революции 17-го года. Хорошо бы было вернуть то написание слов, которое упразднили большевики. Конечно, это многолетний труд, который встретит упорное сопротивление (увы!) в разных слоях нашего общества. От верующих и неравнодушных людей потребуется усиленная молитва о спасении нашего языка. Главное - нам сами понять, как это важно, что то, что мы произносим и то, что мы вокруг себя слышим - это не мелочь!
Ильс Лимбергер 6 сентября 2011, 14:00
В тексте не совсем верно указано, что Сербская Церковь служит на церковно-славянском языке. На самом деле, Сербская Церковь уже с 70-х годов прошлого века, трудами преп. Юстина Поповича, которого трудно заподозрить в крайнем модернизме, начала в своем богослужении переходить на сербский язык. При этом Священный Синод Сербской Церкви благословил использование сербского языка на богослужении, но не предписал его. Таким образом, в Сербии существуют приходы и монастыри, которые служат по-сербски и одновременны такие, которые служат по-церковнославянски. И никакого раскола за последние 40 лет...
Ирина 6 сентября 2011, 14:00
Действительно, тому, кто постоянно читает Евангелие и Апостол, чтение в храме становится более понятным. Но всё же по моим наблюдениям очень распространена такая проблема: невнятное, тихое чтение/пение. Вот на днях на молебне я не поняла ни одного тропаря, который пели, хотя сама очень люблю тропари, знаю их и пою. Т.е. фактически мне не удалось духом и умом поучаствовать в молебне, а очень хотелось вместе в певчими обратиться словами тропарей к святым. Нужно начинать с того, чтобы хотя бы СЛЫШАНИЕ церковнославянских текстов было доступно прихожанам. И, мне кажется, Евангелие и Апостол в храме всё же допустимо читать на русском, чтобы была прихожанам польза. Тексты ектений и песнопения всё же более понятны. А от чтения Библии в храме мало кто получает пользу, т.к. не понимает языка. Если дома мы читаем на русском, то почему в храме нельзя? Ведь всё же не человек для Священного Писания, а Священное Писание для человека.
Татьяна 6 сентября 2011, 14:00
Иудеи считают неполноценной молитву не на иврите, а мусульмане - не на арабском. Люди, не имеющие возможности изучить язык молитвы, заучивают тексты на языке, далёком от родного. И огромные силы и средства, наработанные методики и организационные структуры в мире задействованы ради распространения соответствующих религиозных знаний, включая языковую подготовку. А мы что делаем для распространения церковнославянского языка "в массах"? Конечно, любой стремящийся приобщиться к сокровищу языка Церкви, должен приложить собственные усилия, но и помощь людям тоже нужна, причём многим нашим соотечественникам, с учётом их жизненных условий и исходной подготовки, немалая и непростая! Церковнославянский язык - это элемент православной культуры, поэтому курс ОПК должен включать и основы этого языка. И такой курс нужен не только школьникам, но ещё больше - взрослым, причём он должен быть доступным для всех, а его изучение должно быть простимулировано. М.В.Ломоносов рассматривал церковнославянский язык как высший стиль русского языка. Между языком богослужения и современным языком связь есть, только далеко не прямая и не всегда очевидная. Необоснованное упрощение богослужебного языка может привести и современный язык к примитивизации и кризису. Сергій, переводы Ветхого Завета "с иврита на иврит" в Израиле есть и весьма востребованы. Они не читаются в синагоге, а используются в частном порядке для лучшего понимания ветхозаветных текстов.
Олег 6 сентября 2011, 14:00
Отчасти непонимание связано с тем, что не всегда всё слышно. Но во многих храмах используют звукоусиливающую технику, так что с этим впорос отчасти решается. Что касается самой службы и языка, то можно купить её текст с паралельным переводом на русский, и даже коментариями.
Иоанна 6 сентября 2011, 13:00
В комментариях было сказано о Болгарии, где богослужение переведено на современный болгарский язык. Хочу уточнить. Во множестве болгарских храмов служат все-таки на церковнославянском. В остальных – на смеси языков. В Болгарии переведено только то, что не поется. Подогнать перевод текстов под византийскую, болгарскую или русскию мелодию пока не удалось. Литургия проходит так: ектеньи – на болгарском, Евхаристический канон – на церковнославянском. Музыка этих языков различается и такие перескакивания с одного языка на другой нарушают течение молитвы. Перевод оригиналу не соответствует. Сравните: „Миром Господу помолимся” и „На Господа да се помолим” - "миром" опускается, падеж в современный болгарский не вписывается, „Чаю воскресения мертвых” и „чакам (жду) възкресение на мъртвите”. А неблагозвучие перевода режет даже то ухо, на которое наступил медведь. Понятней богослужение не стало, скорее, наоборот. А главное – народу в храмах не прибавилось. Так же и с календарной реформой - кроме раскола и большой путаницы это ничего не принесло.
Михаил 6 сентября 2011, 11:00
Разве что-либо может быть прекраснее, чем Литургия? Перевести на русский язык конечно дело не хитрое. Можно и фрески Софии Киевской закрасить новенькой блестящей, долговечной эмалевой красочкой, а то уж очень потускнели от времени. А роспись – чтоб не по канону, а реалистичнее, а то всё как-то непропорционально, неестественно, не по-человечески. А хорошо бы еще пение под музыку, стульчики, а дьякон чтоб – потише, а то собесденика не слышно. Течет ли из одного отверстия источника сладкая и горькая вода? Церковно-славянский язык – это драгоценность русского (и не только русского) народа. Это важнейший момент. Тот, кто этого не понимает – расписывается в своем невежестве. В статье очень толково, грамотно и аргументировано все разъяснено. Кому нужно богослужение на русском? Прихожанам? Абсолютно нет! Захожанам-неофитам! Так опыт показывает, что в прихожан они от этого почему-то не превращаются. Если кто-то не понимает смысла чтения Евангелия на церковно-славянском, так это только потому, что не читал и на русском. А политики в вопросе никакой нет. Есть лень, невежество и воля лукавого. А кто переводил-то богослужебные тексты? Святые равноапостольные Мефодий и Кирилл, учителя словенские, коих поминают на каждой Литургии! А кто на русский-то посмеет?
Андрей 6 сентября 2011, 11:00
О. Леонид пишет о Втором Ватиканском соборе. Но ведь это была запоздалая попытка предотвратить массовый уход из Католической Церкви под влиянием внешних факторов - расцвета феминизма, движения хиппи, сексуальной революции, растущей популярности коммунизма и восточных религий среди европейской молодежи и т.д. В тех условиях эта попытка не увенчалась успехом. Но в условиях нового "религиозного возрождения" в нашей стране все может пойти по-другому. Церковь теперь не только место досуга для пенсионеров, но привлекает интеллигенцию и молодежь. Это поразительно, но, наверное, впервые, с начала XVIII века Православие, а не Католичество, не буддизм или атеизм, исповедует значительная часть интеллигенции. А сколько в храмах детей. Это общеизвестные факты, но зачем же забывать, что не так было в пору Второго Ватиканского собора и не так было в 1917-18 годах. Это другая эпоха, другая по своему качеству Церковь, и нельзя просто так закрывать на это глаза.
Андрей 6 сентября 2011, 11:00
О. протоиерей возлагает вину на рассеянность ума, несобранность, невнимание, леность. Не хочется человеку понимать, он и не стремится к этому." Не могу с этим целиком согласиться. Да, все это пристуствует, но о. Леонид снова высокомерно возвышает себя над всеми, забывая, что ему богослужение более-менее (судя по его переводам с церковнославянского) понятно, отчасти в силу обучения в семинарии, отчасти в силу многотысячного повторения одного и того же написанного текста. Но многие прихожане не получили никакого духовного образования, но даже и имея желание познавать литургию, всенощную, они не смогут понять значительную часть текстов. Со слуха они не поймут, особенно в том отврательном чтении, которое часто практикуется в наших храма, многие тексты, потому что многие из этих текстов они никогда не увидят в печатном виде. Причем по самым разным причинам. Одним будет лень, другие не найдут издания (они не везде продаются), третьи не купят: и в самом деле, для того чтобы разобраться в том, что читают и поют полностью нужно обзавестись целой библиотекой, стоящей недешево. Причин много. Разумеется, легче все списать на лень, чем читать четче и сделать некоторые, хотя бы минимальные поблажки в церковнославянском, чтобы люди участвовали в молитве осознанно, а не стояли, словно зачарованные, при чтении непонятных мантр.
Сергий 6 сентября 2011, 11:00
Отец Леонид прав! Ни в коем случае нельзя трогать церковнословянский язык! И пусть горе-реформаторы сосредоточат свои силы на выпуске печатных изданий по типу Покаянного канона Андеря Критского, где на одной странице есть и церковнославянский текст и русский его перевод. Видите, как всё просто! И народ всё трудности перевода церковнославянского языка поймёт и усвоит в кратчайшие сроки. Но, видимо, кому то эта простота и не нужна, а нужен конфликт и сомнительные реформы. Одно странно, мой старый комментарий, где я упоминал этот Канон Андрея Критского с двумя параллельными переводами модератор не напечатал на этом форуме, а смысл его появился в пояснении отца Ленида. Что ж, Бог вам судья. Дай Боже здоровья отцу Леониду.
Георгий 6 сентября 2011, 09:00
Да, именно священный язык! Если кто-то этого не понимает, то дойдет и до того, что место совершения литургии будет несвященно, и облачения священников - несвященны, и сосуды, и сами священники - пусть будут обычными, любыми, "несвященными", так прагматичней. Переводы приведут к новому расколу. Для реформаторов это безразлично: большевики. Это именно их психология. Теория, запущенная Кочетковым и иже с ним правильна, потому что она верна!И горе тем, кто встанет на ее пути. А что же делать нам? Терпеть, молиться и, прощая неразумных наших братий, в апостасии самим не участвовать. Моя позиция: максимум возможного, что принесет пользу - постепенная замена на церковнославянские синонимы только самого необходимого в богослужебных книгах.
Георгий 6 сентября 2011, 08:00
Все эти доводы про "священность" церковно-славянского языка надуманы. Это был обычный славянский язык в 9 веке, и на него переводили богослужение с целью сделать его ПОНЯТНЫМ народу. Почему сейчас мы отказываем в этом русскому народу? Богослужение - хотя бы частично - должно быть на русском, может быть, по определённым часам. Ничего священного в языке богослужения нет, это рабочий момент. А не понимая смысла, человек отвлекается и начинает скучать. Хорошо, если священник на проповеди разъясняет содержание и смысл Евангелия, а если нет? В общем, пора этот вопрос решать, не политизируя его.
beet_juice 6 сентября 2011, 08:00
Совершенно верно, перевод ничего не даст в хорошем смысле, а только отторгнет истинно верующих.А чтобы понимать, надо воцерковиться, ходить на богослужения, читать дома утренние и вечерние молитвы и тогда раскроется вся красота и неповторимость церковно-славянского языка.
борис 6 сентября 2011, 08:00
русский человек старается все реформировать,облегчить,упростить.Реформировать и все наладится и все будет по другому и лучше.История реформ церковной жизни в т.ч. богослужений свидетельствует какими расколами все это оканчивается.Кто желает изменить язык богослужений? Бабушки соблюдающие посты,регулярно исповедающихся и причащающиеся, не пропускающие ни одной службы в Церквах?Священники? Реформ желают неофиты, которые и в Церковь то ходят по праздникам для отметки, и непонятность церковно-славянского языка для них оправдание своего непонимания и слабости веры православной. Тысячелетия богослужения шли на старославянском языке пусть у русского народа останется хоть одна тысячалетняя традиция.Прости Господи нас грешных.
Sergey 6 сентября 2011, 06:00
"Когда будет соучастие, если предпримешь подвиг, если будет стремление, если усилие над собой сделаешь, тогда с текста, как бы скрытого за семью печатями, начнут сниматься печати. И тогда человек в тексте увидит не просто историческое повествование, а именно то, что ему говорит Бог, именно то, что ему сейчас нужно, – личное Божественное слово."У меня дикие сомнения касательно того что Бог хочет что бы мы предпринимали подвиги для того чтобы понять что Он нам хочет сказать в Своем слове и в Своем служении на литургии. Подвиг в том чтобы врага простить, и бедного накормить. Как там в писании говорится об Фарисеях в Еванглии оф Матфея 23:13 "Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете." Бойтесь стать затворяющими!!!
Андрей 6 сентября 2011, 06:00
Здравствуйте, у меня нарушение слуха, пользуюсь хорошими цифровыми аппаратами,в миру при общении с людьми понимаю всё, а в храме проблемы, а ведь я купил дорогие аппараты специально для того чтобы лучше слышать именно службы. Если бы чтецы и хор ЧЁТКО ВЫГОВАРИВАЛИ бы все слова службы , то и не нужен перевод, а то поют конечно красиво, но одни гласные звуки слышно, так хочется иногда попросить-не надо петь красиво, пусть будет не красиво , но понятно, членораздельно.Очень трудно стоять по три, четыре часа, ничего не понимая.И рост у меня 2 метра, поэтому когда подхожу поближе к амвону, сзади бабули начинают выражать возмущение, типа не видно ничего, уйди назад. Вот и стою всю службу борясь с помыслами, пытаясь творить Иисусову молитву.
Ирина 6 сентября 2011, 01:00
Мусульмане учат арабский, чтобы читать коран, и никто не жалуется...Уж очень боимся мы хоть чуть-чуть напрячь свои извилины!Хочешь понимать - приложи усилие!
Владимир 6 сентября 2011, 00:00
Молится Богу можно на любом языке - Господь поймёт. Главное, чтобы молитва была с "умиленною душею и сокрушенным сердцем". Всё остальное не суть важно. А варианты решения проблемы языка богослужения могут быть различными. Сербская православная церковь, в частности, использует церковнославянские песнопения, а служба идёт по-сербски, на понятном прихожанам языке. И католики ничего не потеряли переведя свои службы на языки стран пребывания. Имеются, разумеется, и недовольные, но такова уж человеческая природа. А у иудеев богослужения есть, только ведутся они без священника - Бог ведь для всех одинаково доступен. Такая же форма богослужения принята и у некоторых наших православных старообрядцев-беспоповцев. В одном можно полностью согласиться с о. Леонидом: революции в Церкви не нужны. Вспомним: "Будьте все единомысленны, сострадательны, братолюбивы, милосерды, дружелюбны, смиренномудры; не воздавайте злом за зло или ругательством за ругательство; напротив, благословляйте, зная, что вы к тому призваны, чтобы наследовать благословение". (1 Петра 3:8,9)
Елена. 5 сентября 2011, 23:00
Отец Леонид, я полностью согласна с Вашими ответами на вопросы о церковно-славянском языке. Когда я стала ходить в церковь и молиться, то поняла, что также молились и А.С.Пушкин и наши русские композиторы, и все известные и неизвестные православные верующие. Я себе представила 19 век, в котором хотела побывать,- всё было так же как и сейчас или почти также. Поэтому спасибо церковно-славянскому языку и Спаси, Господи, тех, кто хранит его. Ангела Хранителя Вам. Елена. Г.Львов, Украина.
сергей 5 сентября 2011, 23:00
Как иерей глаголет на Литургии: "Святая-святым"! Попробуйте почитать хотя бы Псалтирь на церковном языке(пусть и в русской транскрипции)хотя бы по кафизме каждый день.Через пару месяцев откроется смысл написанного(если конечно Бог даст!)Конечно,непросто поначалу-то.Грешить-то попроще будет(это я о собственном опыте).
протоиерей Владимир Мельничук 5 сентября 2011, 23:00
В Сербской И Болгарской православных церквях в подавляющем большинстве храмов служба на сербском и болгарском языках соответственно.Большинство размышлений о невозможности русифицировать Богослужение,попахивают махровой "Авакумовщиной".За одну "ять" на костер!Естественный процес изменения языка народа, должен сопровождаться редактированием и богослужебных текстов.Да,мы не переводим памятники словестной письмености на более современный язык.Никто не переводит оды Державина на современный русский.Нуждно определиться-Богослужебные тексты это памятники древнй литературы или слова обращенные к современным людям.
Евгений 5 сентября 2011, 22:00
При всей адекватности доводов о. Леонида, почему-то создаётся ощущение, что для него нормальна ситуация, при которой половине людей непонятно, что поётся и читается в Церкви. Из-за того, что настоятели не хотят заниматься, в том числе, улучшением акустики и повышением речевой культуры хора, диаконов и чтецов - из-за этого важный вопрос замалчивается. А кочетковцы и прочие сектанты-русофилы дискредитируют заранее любые инициативы - но не потому ли, что никто всерьёз не хочет заниматься вопросом?
Александр 5 сентября 2011, 22:00
Согласен с Отцом Леонидом. Сам я неплохо владею русским языком (современным) во всех его ипостасях, также достаточно изучил церковнославянский, в основном по молитвам, псалмам и др. И понял одну вещь - те же псалмы это не просто священные песни, а неимоверной силы оружие. Даже лучше, что тексты малопонятны. Ритмика этих песен завораживает - всего несколько слов и ты уже прикоснулся к Великой Тайне Бытия, услышал голос великого Пророка и преклонился перед величием Творца - оружие сработало, и не важно каким образом ты нажал спусковой крючок. Безверие нас губит, а не непонятные слова. И храни всех Вас Господь.
Михаил Вр. 5 сентября 2011, 22:00
Компьютером владеете?язык понимаете?наверно специально для этого и английский язык выучили (или пытались).Какая острая необходимость.В аське,контакте и т.д.общаетесь на сленге,только для Вас понятном.А на церковнославянский язык наподаете.Чем же он Вам так не угодил,в чём причина?Сложнее чем английский,или Ваш сленговый (явно не русский)?Вопрос...
Владимир (Винница) 5 сентября 2011, 21:00
Алексей (2011-09-05. 18:37), абсолютно с Вами согласен. Когда-то я спрашивал батюшек о значении некоторых фраз на ЦС - но быстро убедился, что спрашивать в большинстве случаев бесполезно, они ЦС язык знают ненамного лучше прихожан. Когда я был студентом - у меня ещё было время покорпеть над словарями, но сейчас когда приходится вкалывать по 15 часов в сутки - эти разговоры о том что "человек не разумеет - зато бесы разумеют" кажется мне издевательством над рабочим человеком или многодетной матерью, например. Не понимаю, зачем на людей взваливаются "бремена тяжкие и неудобоносимые" в то время те, кто их взваливает на нас, как правило их сами то и не особо носят? Ведь бред же получается, в храме помощи попросить не у кого (или почти не у кого), батюшки живут своей кастой, бедные своей, богатые вообще каждый сам за себя - зато Церковь занимается украшательством: дорогущие панагии, роскошь, машины, ремонты сумасшедшие, ЦСЯ, завитушки позолоченные, а человек вроде как уже и не нужен! И вправду - кому он нужен со своими болячками и дурью, возиться с ним - не комильфо!
Василий 5 сентября 2011, 21:00
Мудрый батюшка. Взвешенные, прочувствованные слова.
Алексей 5 сентября 2011, 18:00
Откуда же взяться нерассеянности ума, если богослужение представляет для человека непонятный фон? Уважаемый отец Леонид всю жизнь по сути учит церковно-славянский язык и он естественно КАЖЕТСЯ ему понятным. Огромному же большинству многое остается непонятным в богослужении. И мне кажется неправильным выставлять мотив против Русского языка обновленцев и их мнение, что дескать если сделаем перевод, то люди хлынут в Церковь. Люди то не хлынут, их в Церкви будет столько же, это действительно так, но вот уровень ПОНИМАНИЯ и осознанности богослужения в народе резко повысится. Другой вопрос - а надо ли это народу? Может для народа лучше оставаться в неведении? Если же оставить ЦСЯ, то с каждым десятилетием он будет выглядеть как все более иностранный по сравнению с русским, который неизбежно будет меняться и далее.
Василий Хрусталев 5 сентября 2011, 17:00
И не стоит заниматься самообманом: русификация церковнославянских текстов (замена "малопонятных" цся-слов), предлагаемая, а точнее – навязываемая народу церковному проектами Межсоборного присутствия, станет той «промежуточной стадией» богослужебного языка, с которой сильно ускорится и облегчится окончательный переход богослужения на язык РУССКИЙ, о чем так мечтают неообновленцы. См.: http://www.blagogon.ru/biblio/345/
Василий Хрусталев 5 сентября 2011, 17:00
По специфике проблемы перевода заниматься ею будут более те, кто критично относится к церковнославянскому языку. Наряду с “разморозкой” церковнославянского языка, надо будет делать справу иконную, т.к. церковнославянский язык и язык иконы имеют общую основу. Особенностью всякого процесса передела, крупного или малого, является приход на волне “романтиков” (в нашем случае – переводчиков церковнославянского языка) бессовестных прагматиков. Вспомните все революции и наш 1991 год. С церковнославянским выйдет то же самое». Реформаторы не понимают (или сознательно не замечают) очевидную истину: для молитвы требуется не исправление труднопонимаемых сразу слов и предложений, а совсем иное. Человек не одним умом молится Богу. Прежде всего он должен молиться духом – «поклонение в духе и истине». А это может дать только благодать Божия, получаемая от Бога, и никакое исправление слов не может положить благодать на слова. Постижение богослужения не должно ограничиваться рациональным аспектом (передача и поиск смыслов, понимание текстов), хотя и это важно. Но богослужение постигается прежде всего на мистическом уровне (от сердца, молитвенно). Само звучание церковнославянского языка – это музыка богослужения. Намоленные церковнославянские молитвы сопоставимы с намоленными древними иконами. См. полностью: http://www.blagogon.ru/biblio/345/
Сергій 5 сентября 2011, 17:00
Небольшое уточнение, которое, надеюсь, также послужит сказанному отцом Леонидом. Наиболее распространенным языком в Государстве Израиль в настоящее время является как раз иврит. Правильнее было бы даже сказать – современный иврит, дабы отличить этот язык, воссозданный в XIX веке, от древнееврейского языка Ветхого Завета. Язык идиш, относящийся к германской языковой группе, употребляется в Израиле крайне редко. Современный иврит развивается по своим законам, которые никак не касаются древнего языка. И чем более времени проходит, тем заметней различия. Достаточно сравнить между собой переводы Нового Завета на иврит начала и конца XX века. Чем ранее сделан перевод, тем более тяготеет он к ветхозаветному языку, и наоборот. Однако никому и в голову не придет переводить Ветхий Завет на современный иврит. Не из-за сходства двух языков (современный иврит похож на древнееврейский язык приблизительно так же, как современный русский на старославянский) и не из-за понятности библейских свитков, содержимое которых только и проясняют на протяжении последних двух с половиной тысячелетий. Просто такая замена будет означать конец не только традиции, но и всего, что на эту традицию опирается. Перевод Ветхого Завета на понятный народу арамейский язык (также близкий к древнееврейскому) был сделан задолго до Рождества Спасителя. Однако в богослужебной практике ветхозаветной Церкви имел статус пересказа и читался, если читался, лишь по прочтении отрывка из Писания на древнееврейском языке.
Валерий Мельничук 5 сентября 2011, 17:00
"Она, допустим, может быть легче воспринята на повседневном языке – на идише, но богослужение как совершалось на иврите, так и совершается." Я думаю это опечатка. У иудеев богослужений в настоящее время нет. Священников нет. Храма нет и жертва Богу не приносится.
виктор 5 сентября 2011, 16:00
СПАСИ ГОСПОДИ о Леонид полностью согласен С нашим себялюбием мы всегда найдём себе оправдание чтобы не ходить в церковь А переводить на современный русский язык где сейчас сплошной мат это я даже и не знаю как назвать
Ирина 5 сентября 2011, 16:00
Отец Леонид, полностью с Вами согласна-ни в коем случае нельзя переводить церковнославянски язык на русский! Храни вас Бог! p.s. недавно начала учиться писать (по прописям) по церковнославянски... изучив написание моей первой буквы, "Аз", поняла, насколько убого написание букв русского языка! Никакой красоты и гармонии!
Павел, Москва 5 сентября 2011, 16:00
Мне представляется, что уважаемый батюшка о.Леонид не прав. Во-первых в Проекте Межсоборного присутствия не ставится вопрос о русском языке богослужения. Наоборот, там ясно говорится, что "Церковнославянский язык представляет собой неотъемлемую часть богослужебной традиции Русской Православной Церкви. Он вобрал в себя многие черты древнегреческого языка — языка Нового Завета и святых отцов — и особенности живой речи древних славян, и опыт святых подвижников, обращавшихся к Богу словами церковнославянских молитв. Церковнославянский язык является общеупотребительным богослужебным языком Русской Православной Церкви. Он является не только достоянием нашей Поместной Церкви, но и общекультурной ценностью, которую следует беречь и хранить". И, как очень верно заметил протоиерей Сергий Правдолюбов, "судя по составу Межсоборного присутствия, мы вправе сомневаться, что ответственное дело исправления отдельных слов наших богослужебных книг будет возложено на людей, дорожащих церковнославянским языком. Складывается впечатление, что заниматься «новой книжной справой» будут в основном те, кто относится к церковнославянскому языку весьма критично. А посему любая значительная книжная справа сейчас несвоевременна, и нужно ограничиться составлением подстрочника к тем словам и предложениям, которые на слух могут показаться непонятными и невразумительными. Их церковнославянские синонимы и следует поместить внизу соответствующих страниц богослужебных книг, как это имеет место сейчас в Псалтири".
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке