К истории почитания святого благоверного князя Александра Невского

Мерная икона св.блг.князя Александра Невского, написанная в мастерской Данилова монастыря / danilov-master.ru Мерная икона св.блг.князя Александра Невского, написанная в мастерской Данилова монастыря / danilov-master.ru
Жизнь и подвиги благоверного князя Александра Невского могут показаться изложенными довольно полно. О святом князе написано уже множество работ как церковного, так и светского характера, но, тем не менее, его личность всегда будет приковывать к себе внимание. Александр Невский во все времена являлся примером для многих поколений граждан нашей страны. Его земная жизнь заставляет задуматься не только о роли нравственности в политике, что актуально для сегодняшнего времени, но и о том, как человек может послужить Богу в том звании, в котором он призван. Что касается его политики, то можно сказать, что она создала наиболее оптимальную для своего времени модель взаимоотношений Руси с Востоком и Западом.

Однако в последнее время в исторической науке наметилась иная тенденция: в 80–90-е годы прошлого столетия как в западноевропейской, так и в российской науке появились исторические труды, целью которых стало переосмысление значения для истории Руси политики и деятельности благоверного князя. Итогом этого стали идеи о том, что его подвиг не просто типичный, рядовой для воина-князя поступок, но и скорее роковая ошибка, предопределившая «не тот» путь развития средневековой Руси, а затем и России.

Моральные оценки в исторической науке неизбежны: оценивая прошлое, каждое поколение определяет свой дальнейший путь. Однако подобный «суд истории» бывает справедливым далеко не всегда. И, вопреки обвинениям, которые выдвигают подобные авторы, существуют неоспоримые факты, являющиеся свидетельствами истинности достоинств и трудов благоверного князя Александра Ярославича Невского. Одному из таких фактов – почитанию князя Александра в лике святого – и посвящена данная статья.

Но прежде, чем перейти к вопросу об истории прославления, необходимо сделать хотя бы краткий историографический обзор трудов, посвященных изучению и оценке деятельности святого князя Александра.

Крупнейшие русские историки Н.М. Карамзин, Н.И. Костомаров, С.М. Соловьев уделили значительное внимание личности князя и при этом воздали должное уважение его деятельности. Н.М. Карамзин называет Александра «героем Невским»[1]; Н.И. Костомаров отмечает его мудрую политику с Ордой и православный дух его княжения; С.М. Соловьев пишет: «Соблюдение Русской земли от беды на востоке, знаменитые подвиги за веру и землю на западе доставили Александру славную память на Руси и сделали его самым видным историческим лицом в древней истории от Мономаха до Донского»[2].

В целом же историки конца XVIII – начала XIX веков на основании тщательного изучения источников об Александре Невском в основном установили те данные о нем, которыми располагает современная наука. При этом в русской дореволюционной историографии, в отличие от более позднего времени, не было слишком резких разногласий и полемики в оценке деятельности Александра Невского [3].

Трудами советских историков была закреплена и поддержана традиционная трактовка, согласно которой Александр Невский сыграл исключительную роль в драматический период русской истории, когда Русь подверглась удару с трех сторон: католического Запада, монголо-татар и Литвы. Александр Невский, за всю жизнь не проигравший ни одной битвы, проявил талант полководца и дипломата, отразив нападение немцев и, подчинившись неизбежному владычеству Орды, предотвратил разорительные походы монголо-татар на Русь[4].

Скептически же настроенные современные историки делают выводы о том, что традиционный образ Александра Невского – гениального полководца и патриота – преувеличен. Они считают, что объективно он сыграл отрицательную роль в истории Руси и России. При этом они акцентируют внимание на свидетельствах, в которых Александр Невский выступает властолюбивым и жестоким человеком. Также ими высказываются сомнения насчет масштаба ливонской угрозы для Руси и реального военного значения столкновений на Неве и Чудском озере[5].

Заметки, касающиеся собственно истории почитании князя Александра в качестве святого, встречаются в трудах многих исследователей. Однако пока нет ни одной монографии, непосредственно посвященной исследованию истории почитания благоверного князя Александра. Тем не менее, можно выделить следующие работы: Регинская Н.В., Цветков С.В. «Благоверный князь православной Руси – святой воин Александр Невский»[6]; Сурмина И.О. «Александр Невский в русской дореволюционной историографии»[7], а также статью Фритьона Беньямина Шенка «Русский герой или миф?»[8].

Среди первоисточников следует, прежде всего, указать на историко-агиографическую «Повесть о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра». «Повесть» дошла до нас в нескольких редакциях XIII–XVIII веков. Первая редакция была написана в стенах Владимирского Рождественского монастыря младшим современником Александра Невского не позже 1280-х годов. Первоначальное житие представляло собой панегирик в честь Александра. Писатель отбирал факты с целью показать глубокое впечатление, которое произвела личность князя на современников. Житие состояло из монашеского предисловия и десятка отдельных эпизодов из жизни князя, носивших характер свидетельств «самовидцев»; в конце был приписан плач по умершему, включавший и посмертное чудо с духовной грамотой. При этом последний эпизод являлся свидетельством безусловной святости князя, а весь текст жития говорил о нравственной чистоте и высоте духовного подвига Александра.

В XV–XVI веках житие неоднократно перерабатывалось. При этом либо стремились привести текст к агиографическим канонам, либо расширяли его историческое содержание путем вставок из летописей. Различные версии жития дошли в составе летописных сводов и собраний житий святых[9].

Почитание великого князя зародилось после его кончины на месте захоронения, в Рождественском монастыре во Владимире, во Владимиро-Суздальском княжестве[10]. Известно о чуде, которое произошло при погребении князя: когда во время заупокойной службы митрополит Кирилл приблизился к гробу, чтобы вложить в руку Александра разрешительную грамоту, рука умершего сама простерлась, как бы живая, и приняла грамоту. После того как митрополит поведал об увиденном народу, «некоторые с того дня стали призывать святого Александра в своих молитвах», – пишет митрополит Московский и Коломенский Макарий (Булгаков)[11]. «Повесть о житии Александра Ярославича Невского»[12], написанная в агиографическом жанре монахом Рождественского монастыря между 1260 и 1280-ми годами, подтверждает предположение, что Александр уже вскоре после смерти почитался в регионе в качестве святого князя[13]. В XIV–XV веках «Житие Александра Невского» было известно во многих русских городах, в том числе в Москве, Новгороде, Пскове. Имеются сведения о том, что уже с XIV века к Александру обращались накануне сражений с врагом как к святому покровителю русского воинства[14]. Известно чудо явления святого Александра Невского пономарю Владимирской церкви Рождества Пресвятой Богородицы в ночь на 8 сентября 1380 года, то есть в канун Куликовской битвы, когда в видении благоверный князь Александр Ярославич восстал из гроба и выступил «на помощь правнуку своему, великому князю Дмитрию, одолеваему сущу от иноплеменников»[15]. После Куликовской битвы, в 1381 году, состоялось первое открытие и освидетельствование мощей святого князя. «После 117-летнего пребывания в земле» святые мощи были обретены нетленными[16]. Митрополит Московский Киприан повелел с тех пор называть Александра Невского «блаженным». Святому было учинено монастырское церковное празднование, написаны канон и первые иконы[17].

Рост его почитания наблюдается в первой половине XV века в Новгороде. В первой половине XVI века известный церковный писатель Пахомий Серб составил канон Александру Невскому, а на Соборе 1547 года Русская Православная Церковь причислила князя, на основании разысканий о чудесах, им творимых, уже к лику общерусских святых как нового чудотворца. К этому событию по приказу митрополита Макария для составляемых Великих Миней Четьих было написано и первое каноническое житие святого князя Александра Невского на основе хорошо известного с конца XIII века его княжеского жизнеописания[18].

В 1552 году совершилось чудо в присутствии Ивана Грозного, шедшего походом на Казанское царство и остановившегося во Владимире. Во время молебна у раки святого Александра Невского о даровании победы приближенный царя, Аркадий, получил исцеление рук; впоследствии он написал еще одно житие святого[19]. Со временем по всей Руси стали строиться храмы и закладываться монастыри во имя святого благоверного князя Александра[20]. В произведениях придворной истории (Степенная книга, Никоновская летопись) князь прославлен основателем рода Даниловичей[21].

Подъем почитания князя произошел в XVIII веке при Петре I. В 1710 году царь приказал воздвигнуть на месте победы новгородской дружины над отрядом шведов в 1240 году монастырь во имя Александра Невского и перенести мощи князя в новую столицу. Этим символическим актом Петр хотел прочно увязать память о своей собственной победе над шведами с памятью о триумфе Александра в Невской битве[22]. В 1724 году первый русский император приказал, чтобы впредь святого больше не изображали как схимника и монаха, а только «в ризах великого князя»[23]. Более того, Петр приказал перенести день празднования памяти князя Александра с 23 ноября (день его погребения во Владимире в 1263 году) на 30 августа (дата подписания мирного договора со шведами в Ништадте в 1721 году). Именно в этот день в 1724 году произошло торжественное перенесение мощей Александра Невского из Владимира в Санкт-Петербург. Петр лично внес мощи святого князя, прибывшие по воде из Владимира, в построенную на территории Александро-Невской обители церковь Благовещения Пресвятой Богородицы. С этого момента князь был признан небесным покровителем империи и ее новой столицы, а также великим предшественником Петра[24]. После перенесения мощей Петр I велел «по новой службе, вместо прежде бывшей этому святому ноября 23-го числа службе, отныне праздновать 30 августа»[25].

Святой Благоверный Князь Александр Невский. Фреска (сер. 17 в. Работа артели Симона Ушакова) в Архангельском соборе Московского Кремля Святой Благоверный Князь Александр Невский. Фреска (сер. 17 в. Работа артели Симона Ушакова) в Архангельском соборе Московского Кремля
Таким образом, в XVIII столетии благоверный князь Александр предстает перед нами уже не как преподобный угодник Божий, но как прославленный князь и великий предок царской семьи. Связав имя святого Александра Невского с важнейшей в истории России датой – подписанием мирного договора со шведами, Петр I придал его почитанию государственный и политический характер. Уже после смерти императора, в 1725 году, выполняя волю покойного супруга, Екатерина I учредила орден в честь святого Александра Невского, ставший одной из высших и почетнейших российских наград. А к 30 августа 1750 года по повелению дочери Петра I Елизаветы была изготовлена серебряная гробница для мощей святого. На ее изготовление было истрачено 90 пудов чистого серебра – первой продукции «Колыванских рудокопен». В XIX веке три русских императора были соименны благоверному князю Александру, и тем самым подчеркивалась роль благоверного князя-воина как покровителя царствующего дома. Последнее обстоятельство во многом предопределило, почему во имя святого Александра Невского были освящены сотни церквей и храмов[26].

В конце XVIII века, а окончательно уже в XIX веке под влиянием трудов светских историков личность Александра приобретает черты национального героя. В характерном возвышенном тоне писал об Александре Н.М. Карамзин, весьма достойно предстал князь в «Истории» С.М. Соловьева, и даже скептик Н.И. Костомаров, оценки которого часто носят весьма язвительный характер, для Александра сделал исключение и написал о нем в почти карамзинском духе[27].

Образ Александра Невского в XIX веке выделяется, во-первых, своим светским характером: в текстах русских историков святой предстает правителем русской земли; во-вторых, Александр превратился в исторического деятеля, который не только защищал русское государство от захватчиков, но и оборонял русскую народность, русский быт и православную веру.

Летом 1917 года ввиду угрозы немецкого наступления на Петроград комиссией Священного Синода было произведено вскрытие гробницы и освидетельствование мощей благоверного князя на случай их срочной эвакуации[28]. Но эвакуация не была осуществлена.

После октябрьской революции 1917 года большевики в первые два десятилетия своего правления не принимали во внимание деятельность Александра Невского. На это было несколько причин: во-первых, он был святым и символом Православной Церкви; во-вторых, представителем монархического режима и правящего класса; в-третьих, русские прославляли его как национального героя. М.Н. Покровский и его ученик заклеймили князя как «приспешника новгородской торговой буржуазии»[29]. В 1918–1920 годах большевики развернули яростную антирелигиозной кампанию, в ходе которой было вскрыто и разграблено около 70 святых мощей. В то время и диктатор «красного Петрограда» Г.Е. Зиновьев и его Комиссариат юстиции пытались получить разрешение у Петроградского совета на вскрытие и изъятие мощей благоверного князя Александра, но Совет отказал из-за активных протестов со стороны митрополита Петроградского и Гдовского Вениамина и всех верующих города. Однако в мае 1922 года Г.Е. Зиновьеву удалось продвинуть в Петросовете постановление о вскрытии раки святого.

12 мая 1922 года в 12 часов дня коммунистические власти города, несмотря на сопротивление церковнослужителей и верующих, вскрыли раку. Вскрытие мощей провели публично. Для этого были приглашены работники райкомов партии, коммунисты, представители воинских частей, общественность. Серебряную гробницу разобрали на части и из Свято-Троицкого собора на грузовиках вывезли в Зимний дворец[30]. Мощи святого были выставлены на всеобщее обозрение, конфискованы и позже помещены в Музей истории религии и атеизма. Вскрытие мощей большевики отсняли на кинопленку, и в 1923 году в кинотеатрах демонстрировалась «хроникальная лента» «Вскрытие мощей Александра Невского»[31].

Александр Невский не был предан забвению только благодаря радикальному идеологическому повороту середины 1930-х, объявившему советский патриотизм новой пропагандистской доктриной. Наряду с другими историческими личностями дореволюционной российской истории Александр был полностью «реабилитирован» в 1937 году. Будучи до этого гонимым, теперь он стал выдающимся деятелем истории СССР[32]. Одним из важнейших моментов этой «реабилитации» стал фильм С. Эйзенштейна «Александр Невский» (1938). Он оказался до такой степени актуальным накануне войны, что не был допущен к показу. И лишь после начала Великой Отечественной войны он вышел на экраны страны[33].

Обращение к русским патриотическим, в том числе православным церковным, традициям играло чрезвычайно важную роль в годы Великой Отечественной войны. В советских Вооруженных силах были учреждены ордена в честь знаменитых русских полководцев. В апреле 1942 года в СССР прошло всенародное празднование 700-летия Ледового побоища. К этому событию были написаны известные полотна П.Д. Корина и В.А. Серова[34]. В советской прессе было опубликовано значительное количество материалов, посвященных событиям 1242 года, целью которых были подъем и поддержание патриотического настроения в рядах красноармейцев и мирного населения[35].

Были выпущены почтовые открытки и расклеены плакаты с изображением князя Александра Невского[36]. А 29 июля был опубликован указ Президиума Верховного Совета СССР об учреждении (по сути – восстановлении) ордена Александра Невского[37].

В блокадном Ленинграде осенью 1942 года художницами А.А. Лепорской и А.А. Ранчевской было произведено декоративное оформление притвора в Троицком соборе, где до 1922 года находилась рака с мощами святого князя Александра Невского. А весной 1943 года был открыт доступ к местам захоронения великих русских полководцев – Александра Невского, А.В. Суворова, М.И. Кутузова, Петра I[38] . В 1944 году в Троицком соборе была устроена выставка, посвященная святому князю Александру Невскому, которую посетило большое количество военнослужащих Ленинградского фронта и жителей города. Эта волна гражданской популярности благоверного князя поддерживалась и Русской Православной Церковью. В годы войны ею были собраны пожертвования на строительство авиационной эскадрильи имени Александра Невского. Имя князя воспринималось как символ борьбы с германской агрессией на русские земли. При этом во внимание было взято то, что новгородский князь, разбивший в 1242 году на льду Чудского озера рыцарей Тевтонского ордена, как никто другой подходил для советской пропаганды против фашистской Германии: «Гитлер, отважившийся напасть на СССР, будет разбит Красной Армией так же, как Александр Невский одолел рыцарей Тевтонского ордена в 1242 году»[39].

Мощи благоверного князя вновь были возвращены из Казанского собора, в котором размещался Музей истории религии и атеизма, в Александро-Невскую лавру в 1989 году. В 1990 году по инициативе Святейшего Патриарха Алексия II земля, взятая на месте битвы в Усть-Ижоре, была освящена и в специальном ларце в сопровождении военного эскорта доставлена в лавру, где и помещена в Свято-Троицком соборе рядом с мощами князя. Освящая усть-ижорскую землю, патриарх призвал помолиться за всех, кто погиб, защищая Родину. 750-летие Невской битвы было торжественно отмечено в Ленинграде в 1990 году. На месте битвы была восстановлена Александро-Невская церковь[40]. О деятельности святого князя вспомнили и отечественные средства массовой информации. А празднования дней памяти Невской битвы и Чудского побоища теперь проводятся ежегодно и с привлечением клубов военно-исторической реконструкции.

В 2007 году по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II мощи святого в течение месяца перевозили по городам России и Латвии.

Интерес к личности святого благоверного князя Александра Невского сохраняется и в наши дни. Сведения о его жизни и деятельности, зафиксированные памятниками письменности, скупы, но в большинстве своем составлены свидетелями и очевидцами событий, поэтому они с интересом вновь и вновь читаются как специалистами, так и массовым читателем. К сожалению, далеко не все подробности жизни и деятельности князя Александра Невского нам известны.

Итак, в хронологии почитания святого в историческом времени можно выделить несколько этапов:

– XIII–XIV века – новгородско-владимирский этап,

– XIV–XVII века – московский этап,

– XVIII век – 1920-е годы – петербургско-европейский этап,

– 1920-е – 1990-е годы – советский этап,

– 1990-е – 2010-е годы – православно-иконологический[41] этап.

Отметим, что каждый из этапов почитания благоверного князя Александра связан с ключевыми периодами отечественной истории.

Из местночтимого владимирского святого князь Александр Невский в историческом времени стал небесным покровителем Российской империи. И в этом, без сомнения, мы видим особый Промысл Божий. Как отметил Г.В. Вернадский, «два подвига Александра Невского – подвиг брани на Западе и подвиг смирения на Востоке – имели одну цель: сохранение Православия как нравственно-политической силы русского народа. Цель эта была достигнута: возрастание русского православного царства совершилось на почве, уготованной Александром»[42].

Вместо заключения

Икона святого благоверного князя Александра Невского. <br>Иконописная мастерская Екатерины Ильинской / icon-art.ru Икона святого благоверного князя Александра Невского. <br>Иконописная мастерская Екатерины Ильинской / icon-art.ru
Как уже отмечалось выше, в настоящее время появляются работы, основной целью которых является пересмотр деятельности и самой личности Александра Ярославича с критической стороны. Мы не будем учитывать личный мистический опыт молитвы, но ответом на все выдвигаемые этими авторами аргументы для нас является то обстоятельство, что благоверный князь Александр Ярославич Невский – святой! Он был прославлен фактически сразу же после смерти. А это не может не являться свидетельством его богоугодной жизни. И даже если его канонизация была напрямую связана с тем, что, по мнению И.Н. Данилевского, «в глазах современников он оказался последним защитником Православия накануне ожидаемого конца света»[43], нужно отчетливо понимать, что святыми просто так не становятся. Святые – это люди, прославленные Самим Богом. И если Господу было угодно прославить в веках Своего угодника благоверного князя Александра Ярославича, то в этом есть глубокий смысл. Ибо, подражая святым, мы приближаемся к Богу. «Из жизни святого князя Александра можно сделать вывод, что угодить Богу, стать святым могут не только те, кто подвизается жизнью, подвизается в благочестии, не только отказывающиеся от дел мира – угодить Господу можно, служа народу в самой различной форме служения. Во всяком чине, во всяком общественном положении, если все, что творим, что ставим целью жизни своей, мы будем творить во имя Господне. Так живите, подражая святому князю Александру, прославляя Бога в душах ваших!»[44]

Фактом остается то, что князь Александр всегда занимал и будет занимать важное место в исторической памяти народа. «Александр Невский – русский герой или миф?» – так звучит вопрос, на который пытаются ответить критики. А ответ на этот вопрос лежит в самом понимании слова «миф», в котором можно выделить два значения. Одно сводится к противопоставлению мифа и реальной истории. Согласно второму, миф имеет культурообразующий смысл, по нему выверяются базовые ценности общества и государства. Но сможем ли мы дать верный ответ на вопрос: «Что есть «реальная история»? Возможно ли ее объективное восприятие, восприятие вне чьих-либо интерпретаций, которые в итоге апеллируют к тем или иным мифам? Когда человек сомневается в целесообразности своего существования, при отсутствии противовеса это ведет к самоубийству. Когда нация сомневается в оправданности своего бытия, это приводит к ее вырождению. Ибо, как писал святитель Николай Сербский: «Всякий, желающий посрамить Бога, сам бывает посрамлен, а Богу предоставляет случай еще больше прославиться. И всякий, старающийся унизить праведника, в конце концов унижает себя, а праведника еще более возносит»[45]. «Разве не знаете, что святые будут судить мир?» (1 Кор. 6: 2) – говорит нам апостол Павел. Над этими словами серьезно стоит задуматься критикам, ибо «что Бог очистил, того не почитай нечистым» (Деян. 10: 15).

Гораздо больший интерес для нас представляет история распространения почитания святого. В разные эпохи существования государства Российского отношение к деятельности и личности великого князя Александра приобретало ту или иную окраску. До XVIII века мы видим Александра в чине преподобных. И хотя мы знаем, что общерусское почитание святого началось задолго до Петра, именно при Петре I Александр Невский становится одним из наиболее почитаемых в России национальных святых. Петр, заложивший новую столицу страны, усмотрел определенный символический смысл в том, что город был основан вблизи места, где в 1240 году новгородский князь Александр Ярославич разгромил шведов. Петр нашел в князе Александре необходимый историко-религиозный пример, который, кроме прочего, почитался народом и Церковью, а в их поддержке царь нуждался при проведении реформ и возведении новой столицы. Как было замечено А.В. Карташевым, Александр нужен был Петру для соединения воедино небесного (старого церковного поклонения) и земного (притянутого Петром к современным ему реалиям)[46]. Таким образом, глубокое почитание Церковью и народом Александра Ярославича возымело сильную поддержку со стороны государства. При Петре оформился как бы православно-государственный культ почитания святого. А военные прижизненные успехи Александра позволили занять ему важное место среди исторических деятелей и в советское время.

Ответ на вопрос современных исследователей: как объяснить тот феномен, что образ Александра Невского занимает прочное место в русской культурной памяти уже свыше семи столетий, несмотря на то, что трактовки данного образа на протяжении этого времени неоднократно и основательно менялись?[47] – заключается в том, что основание его дома изначально было положено на камне (см.: Мф. 7: 24–27). Камень же этот – Христос! «Посему так говорит Господь Бог: вот, Я полагаю в основание на Сионе камень, камень испытанный, краеугольный, драгоценный, крепко утвержденный: верующий в него не постыдится» (Ис. 28: 16). И еще: «Итак, Он для вас, верующих, драгоценность, а для неверующих камень, который отвергли строители, но который сделался главою угла, камень претыкания и камень соблазна, о который они претыкаются, не покоряясь слову, на что они и оставлены» (1 Пет. 2: 7–8).

«Дивен Бог во святых Своих, Бог Израилев!» (Пс. 67: 36).

Святый благоверный княже Александре, моли Бога о нас!

[1] Карамзин Н.М. История государства Российского. Т. 4. Гл. 1 // http://www.magister.msk.ru/library/history/karamzin/kar04_01.htm

[2] Соловьев. С.М. История России с древнейших времен. Т. 3. Гл. 3 // http://www.magister.msk.ru/library/history/solov/solv03p3.htm.

[3]Сурмина И.О. Александр Невский в русской дореволюционной историографии // http://www.sgu.ru/files/nodes/9832/02.pdf.

[4] Кучкин В.А. К биографии Александра Невского // Древнейшие государства на территории СССР: Мат-лы и исслед. М., 1985.; Насонов А.Н. Монголы и Русь: История татарской политики на Руси. М.; Л., 1940; Ледовое побоище 1242 г.: Сб. статей. М.; Л., 1966.;Пашуто В.Т. Героическая борьба русского народа за независимость (XIII в.). М., 1956.; Шаскольский И П. Борьба Руси против крестоносной агрессии на берегах Балтики в ХII–ХIII вв. Л., 1978.; Андреев А.Р. Князь Довмонт Псковский. Документальное жизнеописание. М., 1997.; Бегунов Ю.К. Александр Невский. Жизнь и деяния святого и благоверного великого князя. М., 2003.; Князь Александр Невский: Мат-лы науч.-практ. конф. 1989 и 1994 гг. СПб., 1995; Князь Александр Невский и его эпоха. СПб., 1995; Александр Невский и история России: Мат-лы науч.-практ. конф. 1995 г. Новгород, 1996; и другие.

[5] См.: Данилевский И.Н. Ледовое побоище: смена образа // http://www.strana-oz.ru/?numid=20&article=934; Смирнов С.Б. Конец русской демократии // http://zhurnal.lib.ru/s/smirnow_s_b/nowgorod.shtml. Из самых последних работ критического характера можно выделить книгу А.Н. Нестеренко «Александр Невский. Кто победил в Ледовом побоище» (М., 2006). «Какой же будет объективная оценка деятельности Александра Ярославича? Реальный Александр был пособником татар и не отражал никакой угрозы с Запада. Он не был защитником Русской земли и выдающимся полководцем», – такой вывод делает А.Н. Нестеренко (С. 270). Среди зарубежных критиков можно выделить работы профессора Оксфордского университета Дж. Феннела «Кризис средневековой Руси: 1200–1304 гг.» (Под ред. А.Л. Хорошкевич и А.И. Плигузова. М., 1989. С. 142–145, 162–163.) и статью директора Института восточной и юго-восточной истории при Мюнхенском университете им. Людвига Максимилиана Эдгара Хёша (Хёш Э. Восточная политика Немецкого ордена в XIII в. // Князь Александр Невский и его эпоха. Исследования и материалы. СПб., 1995. С. 65–74).

[6] Регинская Н.В., Цветков С.В. Благоверный князь православной Руси – святой воин Александр Невский. СПб., 2010. С. 179–182.

[7] Сурмина И.О. Александр Невский в русской дореволюционной историографии // http://www.sgu.ru/files/nodes/9832/02.pdf.

[8] Фритьон Беньямин Шенк. Русский герой или миф? // Родина. 2003. № 12. С. 91–93.

[9] Бегунов Ю.К. Житие Александра Невского в русской литературе XIII–XVIII вв. // Князь Александр Невский и его эпоха. С. 163–164.

[10] Фритьон Беньямин Шенк. Русский герой или миф? С. 92.

[11] Макарий (Булгаков), митрополит. История Русской церкви. Т. 3 // http://www.magister.msk.ru/library/history/makary/mak3104.htm#number2.

[12] Александр Ярославич вошел в нашу историческую память с прозвищем Невский. В «Повести о житии и храбрости благоверного и великого князя Олександра», составленной во Владимире в промежутке между 1263 и 1280 гг., ни разу новгородский князь не назван «Невским». В новгородских летописях мы встретим его с упоминанием как Храбрый. Только в конце XV в., по наблюдению В.В. Тюрина, Александр Ярославич впервые упоминается в общерусских летописях как Невский (Тюрин В.В. Древний Новгород в русской литературе XX в.: Реальность и мифы // Прошлое Новгорода и новгородской земли: Материалы науч. конф. 11–13 ноября 1998 г. Новгород, 1998. С. 197). Дело осложняется тем, что с тем же прозвищем в повести «О зачале царствующего града Москвы» из «Хронографа Дорофея Монемвасийского», сохранившегося в списке конца XVII в. (собрание Государственного Исторического музея) упоминаются сыновья Александра, которые ни при каких условиях не могли принимать участия в этой битве: «Лето 6889-го октября в 29-й день в Володимере граде по державе князя Владимера державствовал князь Андрей Александрович Невский, а во граде Суздале державствовал князь Данил Александрович Невский» (Тихомиров М.Н. Древняя Москва: ХII–ХV вв. // Тихомиров М.Н. Древняя Москва: ХII–ХV вв.; Средневековая Россия на международных путях: XIV–XVвв. М, 1992. С. 177). Иногда это объясняется тем, что прозвище Невский было связано не с победой Александра над шведами, а являлось посессивным, то есть оно указывало на княжеские владения на берегах Невы (Данилевский И.Н. Русские земли глазами современников и потомков (XII–XIII вв.): Курс лекций. М., 2001. С. 191–192). Попытка Владимира Рогозы объяснить то, почему Александр был назван Невским, а не Чудским, все-таки выглядят несостоятельной. Он пишет о том, что «решающую роль в сражении на льду Чудского озера сыграли дружинники брата Андрея, которых прислал Александру их отец – Ярослав Всеволодович. И об этом хорошо знали на Руси, в то время как Невская битва прошла незамеченной. Давать святому князю почетную приставку по битве, в которой явно не его воины внесли главную лепту в победу, составители Жития не стали» (Рогоза В. Почему князь Александр Ярославич стал Невским, а не Чудским? //http://digestweb.ru/20196-pochemu-knyaz-aleksandr-yaroslavich-stal-nevskim-a-ne-chudskim-chast-2.html). Отметим, что изначально, с момента прибытия в Новгород, Александр действовал решительно и самостоятельно. Не дожидаясь брата, он вместе с новгородцами освободил Копорье, о чем на Руси также было известно. Но для освобождения Пскова и масштабной войны с орденом нужно было собрать крупные силы. На помощь Александру приходит брат Андрей. Однако в самом походе в Ливонию и в самой битве на льду Чудского озера Александр Ярославич был единым главнокомандующим. Поэтому, несмотря на то, что «Низовские полки» действительно сыграли большую роль в сражении, все-таки должное почтение следует отдать именно Александру Ярославичу как главнокомандующему новгородских и владимиро-суздальских полков (см.: Щербаков А., Дзысь И. Ледовое побоище. М., 2001. С. 47–49, 74–77). Также в летописях и Рифмованной хронике значительное внимание уделяется именно Александру как предводителю русского войска (Матузова В.И., Назарова Е.Л. Крестоносцы и Русь. Конец XII в. – 1270 г. Тексты, перевод, комментарий. М., 2002. С. 232–234, 321–323).

[13] Соколов Р.А. Александр Невский: панорама новейших мнений // Клепинин Н.А. Святой благоверный князь Александр Невский. СПб., 2004. С. 275. Для местной канонизации было необходимо свидетельство о нетлении мощей, извещение о чудесах от мощей, описание праведной жизни угодника Божия, согласие местных церковных властей на канонизацию. Всем этим целям и служило житие. Можно сказать, что с принятием жития были заложены основы почитания Александра Невского, его принятия соборно в лоно святых Русской Православной Церкви.

[14] Сурмина И.О. Александр Невский в русской дореволюционной историографии.

[15] Вот что передается в древнем житии благоверного князя о чудесной помощи, оказанной им своему сроднику, великому князю Димитрию Ивановичу. В обители Пресвятой Богородицы во Владимире, где почивали мощи благоверного князя, один богобоязненный инок, проводивший благочестивую подвижническую жизнь, ночью в притворе церковном со слезами молился Господу об избавлении Руси от полчищ предводителя татар Мамая. Он призывал в своей молитве на помощь великому князю Димитрию благоверного князя Александра. И во время своей молитвы он увидел, что перед гробом благоверного князя сами собою загорелись свечи, затем из алтаря вышли два благолепных старца и, приблизившись к гробнице святого, сказали: «Встань, поспеши на помощь сроднику своему благоверному князю Димитрию Иоанновичу». И святой князь Александр тотчас встал и сделался невидим. Пораженный этим чудом инок безмолвствовал и только после того, как было узнано, что как раз в это время произошла славная Донская победа, он сообщил о своем видении Владимирскому святителю. По распоряжению владыки тогда же были освидетельствованы мощи благоверного князя, которые и были найдены нетленными (Гусакова В.О. О житии святого благоверного великого князя Александра Невского // http://www.iconworld.ru/products/124).

[16] Русские святые воины. Жития. Спасский собор – «Держава». М., 2000. С. 247.

[17] По словам митрополита Иоанна (Снычева), «для спасения России князь Александр должен был одновременно явить доблесть воителя и смирение инока» (Иоанн (Снычев), митрополит. В память святого благоверного великого князя Александра Невского // Русский узел. Статьи, беседы, обращения. СПб., 2006. С. 338). Можно сказать, что иконография Александра Невского, развивавшаяся в двух вариантах, отражала суть этого подвига князя. В первом – святой князь представлен в княжеском одеянии, при оружии; во втором – в монашеском облачении, как чудотворец и монах Алексий, в воспоминание того, что перед смертью князь Александр принял иночество с этим именем. Отметим, что до XVIII в. преобладал второй иконографический вариант (см.: Бегунов Ю.К. Иконография святого благоверного князя Александра Невского // Князь Александр Невский и его эпоха. С. 172–175). Кроме того, большое количество икон благоверного князя, написанных с XIV по XXI в., дает возможность создания ретроспективной иконографии иконописного образа в историческом времени:

XIV–XVI вв. – святой Александр Невский – воин в группе сражающихся новгородцев;

XVI–XVIIIвв. – как схимник и святой воин;

XVI–XIX вв. – воин в группе предстоящих святых пред Спасителем или Богородицей;

XVIII в. – Александр Невский – пеший или конный воин в рыцарском облачении;

XIX в. – в одежде русского князя;

90-е гг. XIX в. – 10-е гг. XX в. – молящийся;

XIX–XX вв. – Александр Невский – в иконописи присутствуют все существующие типы (Регинская Н.В., Цветков С.В. Благоверный князь православной Руси – святой воин Александр Невский. С. 254).

[18] Шаскольский И. П. Борьба Руси против крестоносной агрессии на берегах Балтики в XII–XIII вв. Л., 1978. С. 143; Ужанков Александр. «Сквозь тусклое стекло» // http://gask.countries.ru/?pid=183.

[19] В 1552 г., отправляясь в поход на завоевание Казанского царства, царь Иоанн Васильевич молился во Владимире перед ракою мощей благоверного князя Александра, призывая его на помощь. Как бы в залог своей помощи благоверный князь проявил следующее чудо. Вместе с царем молились и его бояре, а в том числе и будущий описатель чудес благоверного князя. Когда он вместе с другими прикладывался к мощам святого, то вложил в скважину (отверстие) раки три перста своей больной руки. Ему показалось, что он омочил их в какую-то благовонную мастику, и когда он вынул руку, то от прежней болезни не осталось и следа. Все присутствовавшие при этом чудесном исцелении благоговейно прославили благоверного князя Александра, сподобившегося от Господа дара исцелений, и с надеждою на его помощь направились в дальнейший путь (Русские святые воины. Жития. Спасский собор – «Держава». С. 247–249).

[20] Первый храм в честь святого Александра Невского был построен в 1630 г. митрополитом Филаретом в Московском Кремле над Тайницкими воротами (Регинская Н.В., Цветков С.В. Благоверный князь православной Руси – святой воин Александр Невский. С. 180).

[21] Фритьон Беньямин Шенк. Русский герой или миф? С. 92.

[22] Там же. На самом деле сражение 1240 г. состоялось почти в 20 км от места основания монастыря, который в 1797 г. был преобразован в лавру.

[23] 15 июня 1724 г. Святейший Синод постановил: отныне Александра Невского «в монашеской персоне никому отнюдь не писать», а только «во одеждах великокняжеских». С тех пор в русском иконописании распространился и стал господствующим новый иконографический тип святого Александра Невского: в княжеской одежде или в горностаевой мантии, в броне, с лентой своего ордена через плечо, в царской короне или в шапке из горностаевого меха с крестом, с нимбом над головой, верхом на коне и с мечом в левой руке, нередко на фоне Невы, Петропавловской крепости, палат Петербурга и плана Свято-Троицкого Александро-Невского монастыря. 21 мая 1725 г. Екатерина I учредила орден Святого Александра Невского; на ленте укреплен крест, а на нем в середине – изображение святого князя в красной мантии и в синем кафтане, на белом коне. Это была дань новой иконографической традиции, соединявшей старую светскую новгородско-московскую традицию с новой, рыцарской и европейской (Бегунов Ю.К. Иконография святого благоверного князя Александра Невского // Князь Александр Невский и его эпоха. Исследования и материалы. С. 174). Учреждение нового ордена имени Александра Невского задумывалось еще Петром для награждения исключительно за военные заслуги. Впоследствии орден был возобновлен в 1942 г. В настоящее время орден Александра Невского является единственной наградой, существовавшей (с определенными изменениями) в наградных системах Российской империи, Советского Союза и Российской Федерации (Балязин В.Н., Дуров В.А., Казакевич А.Н. Самые знаменитые награды России. М., 2000. С. 37, 258).

[24] В феврале 1722 г., исполняя указ Петра I, архиепископ Феодосий посетил Рождественский монастырь во Владимире, где находились мощи святого князя Александра Невского, и вместе с архимандритом монастыря Сергием произвел освидетельствование мощей, хранившихся в серебряной гробнице. Перенесение мощей благоверного князя Александра Невского из Рождественского монастыря Владимира в Троицкий монастырь Санкт-Петербурга началось 11 августа 1723 г. После литургии и молебна с водосвятием святые мощи Александра Невского были подняты, вынесены в южные двери собора и поставлены в ковчег. Владимир провожал мощи колокольным звоном до полуночи. 17 августа святые мощи были принесены в Москву, 23 августа мощи были в Клину, 26-го – в Твери, 28-го – в Торжке, 31-го – в Вышнем Волочке. 9 сентября через озеро Ильмень святые мощи перенесли в Новгород. 20 сентября святые мощи были привезены в Шлиссельбург и поставлены в каменном храме, где и оставались до июля следующего 1724 г. 24 июля 1724 г. Петр I повелел архиепископу Феодосию ехать «в Шлиссельбург ко гробу святого благоверного князя Александра Невского с мощами» и завершить их перенесение в Петербург до 30 августа. Утром в воскресение 30 августа 1724 г. тремя выстрелами из Петропавловской крепости столица была оповещена о начале торжества. Невский флот в полном составе (был выведен даже ботик Петра I) пошел вверх по Неве навстречу галере со святыми мощами. Петр I перешел на галеру, где сам встал у руля, а бывшие с ним сановники сели за весла. При пушечном салюте и колокольном звоне честные мощи святого князя Александра Невского были встречены на берегу Невы, у речки Монастырки. С берега святые мощи были перенесены царем и сановниками в монастырь и поставлены в новом храме, который освятили в тот же день (см.: Минея. Август. Ч. 3. М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2007. С. 268–269).

[25] Составление новой службы Синод поручил «обериеромонаху флота, советнику Синода, школ и типографий протектору» архимандриту Гавриилу (Бужинскому). Сподвижник Петра I, знаменитый проповедник, писавший, по слову императора, «внятно и хорошим штилем», архимандрит Гавриил составил немало похвальных слов на победы русского оружия, в похвалу императора Петра и основанного им города на берегах Невы. В 1725 г. в типографии при Александро-Невском монастыре служба с благодарением о заключении вечного мира между Российской империей и Швецией была напечатана пятью изданиями по 1200 экземпляров каждое. В следующем году последовало еще несколько изданий, и общее количество экземпляров составило 11 900; они были переданы Синоду для рассылки по епархиям. Однако вскоре распространение новой службы прекратилось. В словах службы о внутрироссийских делах Петровых: «и внутрь многая злая обыдоша нас, смирения от всезлобных мятежников, многое кровопролитие простирающих. Подвижеся всему сопротивное сердце Авессаломле, не токмо дела отеческая тщащеся опровергати, но и здравия его ищущее» (стихиры на литии, глас 5), – архимандритом Псково-Печерского монастыря Маркеллом (Радышевским) усмотрено поношение высокой чести блаженной памяти царевича Алексея Петровича, замученного Петром I в Петропавловской крепости в 1717 г. Указом императрицы Екатерины I от 18 сентября 1727 г. велено: «Святого благоверного великого князя Александра службы, которые разосланы по всей Российской империи к церкви, от тех церквей все собрать по-прежнему… и хранить те службы до указа в целости, впредь же празднество великого князя Александра Невского отправлять по-прежнему по месячной Минее». Служба перенесению мощей и житие, составленное архимандритом Гавриилом (Бужинским) и правленные самим Петром I, стали уделом рукописной традиции до тех пор, пока не были внесены в книгу Житий русских святых в 60-е годы XVIII в.

[26] Даже в городах западных провинций Российской империи были построены храмы в честь святого князя: в Варшаве, Таллине, Вильнюсе, Свеаборге, Тарту, Даугавпилсе, Риге, многие из которых теперь разрушены (Регинская Н.В., Цветков С.В. Благоверный князь православной Руси – святой воин Александр Невский. С. 181).

[27] Долгов В. Сквозь тусклое стекло // Родина. 2003. № 12. С. 86.

[28] Летом 1917 г., ввиду немецкого наступления на Петроград, Святейший Синод поручил архиепископу Вениамину Петроградскому, епископу Серафиму и епископу Прокопию произвести вскрытие раки с мощами святого Александра Невского и освидетельствовать останки на случай их срочной эвакуации; со слов владыки Серафима Сергей Петрович Каблуков, секретарь Петербургского религиозно-философского общества, в своем дневнике записал: «По совершении краткого молитвословия святому Александру Невскому, в 7 ч. 15 м. приступлено было к открытию раки: сперва отвинтили позолоченную бахрому, обрамляющую живописное изображение князя, находившееся на крышке раки, затем отвинтили же серебряные пластины, окружающие эту крышку. По удалении бахромы и пластин обнаружилось, что крышка раки прикреплена к последней на двух шарнирах на левой от входа в собор стороне ее. Имеющийся с другой стороны замок с петлей затем был легко открыт одним поворотом ключа, хранящегося в ризнице лавры, и крышка с изображением и стеклом была приподнята и укреплена так, что образовала почти прямой двугранный угол с горизонтальной плоскостью. Боязнь повредить живописное изображение заставила отказаться от мысли снять стекло, которое удерживалось металлическим венцом в головах изображения. По поднятии крышки раки оказалось, что в раке заключается открытый кипарисовый гроб очень большого размера и большой глубины. За крышкой были сняты один за другим три покрова, из коих два верхних оказались довольно простыми шелковыми, третий же, нижний, облекавший самые мощи, оказался дорогим, с шитым изображением князя. По удалении этого последнего покрова, увидели человеческую фигуру – целую, в монашеском одеянии схимника, со странно выпяченной грудью. Казалось, таким образом, что тело оказалось сохранным. Удаление схимы и ближайший осмотр, подробно проведенный одним епископом Серафимом при явном смущении двух других преосвященных, обнаружил следующее: вся передняя часть головы и лоб оказались сделанными искусственно и вылепленными из воска, только небольшая верхняя часть – часть черепа – подлинно-серого цвета. Грудь и живот оказались тоже искусственными, из ваты, зашитой в шелковые мешки. С прибавлением ваты оказались ноги и руки, так как подлинных костей было мало. “Чучело” князя, в которое, таким образом, были помещены подлинные мощи, именно часть черепа и части костей, рук и ног (и два ребра?), лежало на деревянной настилке, покрытой в несколько рядов тканями, так что ножки гроба оказались очень длинными (это – для удобства несения? – С.К.). На “чучеле” у боков оказался мешочек шелковый: с костями мелкими в бумажке, с ароматическими веществами в виде порошка в другой. На бумаге с этими мелкими костями есть надпись, указывающая, что мощи были в церкви, подвергшейся пожару, при коем в этой церкви сгорели все деревянные образа». Пожар произошел в Рождественском соборе Владимира в 1491 г. О результатах освидетельствования было доложено Святейшему Синоду, по решению которого было произведено переоблачение мощей, то есть были отделены подлинные мощи от инородных предметов. Выяснилось, что чучело было изготовлено во время царствования Петра I людьми, стремившимися скрыть правду о повреждении мощей от пожара. Восковая голова была растоплена и использована в виде «воскомастика», служащего для освящения престолов. Участники событий выдвинули предложение о повсеместном переосвидетельствовании всех прочих мощей с целью исключить из употребления нелепый и кощунственный обычай «дополнения» мощей до полной фигуры (Святые мощи. СПб., 2007. С. 131–133).

[29] Фритьон Беньямин Шенк. Русский герой или миф? С. 92.

[30] Там гробница была выставлена в одном из залов Музея революции, который тогда размещался в бывшей официальной резиденции русских императоров. До настоящего времени рака святого экспонируется в одном из подразделений Министерства культуры – музее «Государственный Эрмитаж» – преемнике Музея революции (Лебедев С.Б. Вернут ли в храм раку святого Александра Невского // http://konpet.ru/lebedev/raka.html.

[31] Еще 4/17 февраля 1919 г. патриарх Тихон, ввиду начала большевиками кампании по вскрытию мощей, издал указ об устранении поводов к соблазну верующих. «Благочестивое усердие верующих, – говорилось в указе, – окружая их останки благоговейным усердием, соорудило и для таковых честных мощей (речь идет о мощах, сохранившихся лишь в частично нетленном виде. – свящ. А.В.) драгоценные раки и оправы, иногда по подобию человеческого тела располагая в них в подобающих облачениях кости праведников и другие частицы святых их мощей… Считаю необходимым по обстоятельствам времени устранить всякий повод к глумлению и соблазну (в том, что доселе не вызывало соблазна и было лишь благочестивым народным обычаем), поручаю Вашему Высокопреосвященству с архипастырской заботливостью и рассуждением устранить всякие поводы к соблазну в отношении святых мощей во всех тех случаях, когда и где это признано будет вами необходимым и возможным» (Святые мощи. С. 131–133). В мае 1988 г. мощи Александра Невского были переданы РПЦ и 3 июня 1989 г. перенесены в Свято-Троицкий собор Александро-Невской лавры. В настоящее время небольшая частица мощей благоверного князя Александра Невского хранится в ковчеге в Троицком соборе Александро-Невской лавры, в этом соборе хранится также и одна из чтимых икон святого князя. Частичка мощей святого благоверного князя Александра Невского находится в храме Александра Невского в Софии (Болгария). Также часть мощей (мизинец) находится в Успенском соборе Владимира (Александр Ярославич Невский // Православная энциклопедия.

[32] Фритьон Беньямин Шенк. Русский герой или миф? С. 93.

[33] Фильм оказался не столько об историческом прошлом, сколько о ближайшем тогдашнем будущем. В том же 1941 г. его создатели были удостоены Сталинской премии. Популярность фильма была так велика, что, когда в июле 1942 г. был учрежден советский орден Александра Невского, его украсил портрет Н. Черкасова в роли Александра. Следует отметить, что классический фильм Сергея Эйзенштейна и сегодня формирует представление граждан России о благоверном князе. Среди фильмографии можно выделить и последующие работы: «Житие Александра Невского» (Реж. Георгий Кузнецов; 1991); «Александр. Невская битва» (Реж. Игорь Каленов; 2008). Кроме того, в 1992 г. был снят документальный фильм «В память о прошлом и во имя будущего». Фильм рассказывает о создании памятника Александру Невскому к 750-летней годовщине Ледового побоища. В 2009 г. совместными силами российской, канадской и японской студий снят анимационный фильм «Первый отряд», где Ледовое побоище играет ключевую роль в завязке сюжета.

[34] Регинская Н.В., Цветков С.В. Благоверный князь православной Руси – святой воин Александр Невский. С. 360–362, 364.

[35] 700 лет со дня Ледового побоища // Московский большевик. 1942. № 80 (938). С. 1.; Гитлеровцев ждет судьба псов-рыцарей // Известия. 1942. № 80 (7766.). С. 1.; Огонек. 1942. № 13–14 (774–775); К 700-летию «Ледового побоища» // Правда. 1942. № 95 (8866). С. 1; К 700-летию разгрома немецких псов-рыцарей на Чудском озере // Московский большевик. 1942. № 80 (938). С. 3.

[36] Война: 1942. WEB-проект о плакатах советского времени // http://www.krasnoyeznamya.ru/; Регинская Н.В., Цветков С.В. Благоверный князь православной Руси – святой воин Александр Невский. С. 346–347, 359.

[37] Первыми кавалерами ордена Александра Невского стали участники Сталинградской битвы: командир батальона морской пехоты старший лейтенант И.Н. Рубан и командир отдельного стрелкового батальона 62-й армии капитан С.П. Цыбулин. Всего этим орденом было награждено более 40 тысяч человек, из них 70 граждан иностранных государств. Тем же Указом были учреждены ордена Суворова 1, 2 и 3-й степени; Кутузова 1-й и 2-й степени (Балязин В.Н., Дуров В.А., Казакевич А.Н. Самые знаменитые награды России. С. 258–259).

[38] В воспоминаниях одного из блокадников говорилось: «Весной 43-го по городу расклеили афиши, извещающие о том, что открыт доступ к местам захоронения великих русских полководцев – Александра Невского, Суворова, Кутузова, Петра I. Я, конечно, сразу помчался в Александро-Невскую лавру. Вхожу в Троицкий собор и гляжу: на карнизе, рядом со статуями, растут молоденькие березки! В соборе я, прежде всего, устремился к месту, где стояли мощи Александра Невского. Там был поставлен грубо побеленный фанерный ящик с надписью, утверждающей, что на этом месте были поставлены Петром I мощи Александра Невского. Зашел я в Благовещенскую церковь, на могилу А.В. Суворова: на ней, кроме плиты с автоэпитафией, поставлено склоненное красное знамя; такое же было на месте мощей Александра Невского» (Цит. по: Шкаровский М.В. Церковь зовет к защите Родины. СПб. 2005. С. 110).

[39] Впрочем, этот антинемецкий аспект биографического рассказа Александра Невского возник только в конце XIX в. (и никак не ранее!) и стал важным элементом его почитания во время Первой мировой войны. До этого в русской культурной памяти князь представлял собой лишь антишведскую, антимонгольскую, антикатолическую или антизападную фигуру (См.: Фритьон Беньямин Шенк. Русский герой или миф? С. 93).

[40] Князь Александр Невский и его эпоха. Исследования и материалы. С. 9.

[41] Термин «иконологический» понимается как синтетическое взаимодействие православной и научной парадигмы осмысления роли самого Александра Невского и его деятельности в истории и современности.

[42] Вернадский Г.В. Два подвига Александра Невского // «Не в силе Бог, но в правде». Святой Благоверный князь Александр Невский. М., 2007. С. 214.

[43] Данилевский И.Н. Русские земли глазами современников и потомков (XII–XIII вв.): Курс лекций. С. 228.

[44] Лука (Войно-Ясенецкий), архиепископ. Проповеди. 1946–1948 гг. Издание Симферопольской и Крымской епархии, 2007. С. 87–88.

[45] Год со святителем Николаем Сербским (Велимировичем) // http://www.pravoslavie.ru/put/33416.htm.

[46] Карпов С.В. Александр Невский // http://www.kirshin.ru/about/arsii/ 06_10.html

[47] Фритьон Беньямин Шенк. Русский герой или миф? С. 90–93.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
александр кашин18 июня 2016, 13:00
Святый Княже АЛЕКСАНДРЕ моли Бога о нашей Православной России и нас.
Александр Л.Ясень-ГОрелов13 апреля 2013, 09:00
...Добавлю несколько сток, к написанными мною ранее, - "Смирение инока и доблесть воителя!"."Смирение" - вовсе не означает "непротивление"."Смирние", это - осознание того, что НЕОБХОДИМО ПРИНЯТЬ ВОЛЮ ВСЕВЫШНЕГО, котрый даёт именно ТЕБЕ это ИСПЫТАНИЕ, а если ты выдежишь его - он, возможно, -даст тебе силу ВОИТЕЛЯ, что-бы именно ТЫ, в итоге, вышел победителем в ПРАВОМ ДЕЛЕ... ..."Смириться - не значит покориться!" - Народ знал, что говорил мого веков тому назад...
Алексей 2 апреля 2013, 16:00
Александр Невский - один из величайших героев нашей страны, это одно из тех имен, которыми будут гордиться всегда!
Александр Л.Ясень-Горелов29 марта 2013, 12:00
...Святой Благоверный Князь Александр Яровлавович Невский (в схиме - Алексий, т.е. - Божий Человек), основатель московской династии Великих Князей - "Собирателей земли Русской" - оставил нам непреложный нравственный Завет, что "Русь - жива!", что так было, так есть и так будет в веках - покуда мы верим в Спса Нерукотворного - Его Небесного Покровителя, а следовательно - под Покровом Богородицы, нашего Небесного Покровителя...
православный20 сентября 2011, 11:00
Спаси,Господи!
Александр13 сентября 2011, 11:00
Вот такой случай хотелось бы мне рассказать. В больнице лежал один известный профессор Георгий в крещении. Это был человек одаренный талантами, но по причине душевного богатства, как это часто бывает, испытывавший трудности с использованием основного таланта данного каждому - дару общения с Творцом. Уж слишком другие таланты заглушали этот основной талант. Так вот, пришел я его навестить, взял с собой частичку мощей Св. Благ. Князя Александра. А он уже не вставал. Я не мог тогда подумать что через десять дней душа профессора Георгия разлучится с телом. Но меня не покидало чувство тревоги за него так как я видел что нет у него крепкой веры, а есть колебания и сомнения. И в том числе сомнения в святости Благ. Князя, которые он мне высказывал, так как у нас с ним шли долгие разговоры о религии. Вот я и подумал, хоть ты и сомневаешься а я дам тебе приложиться к святыне и сделал это неожиданно для него. Может быть Господь тебя простит и примет, думал я. Профессор Георгий приложился к святыне. И вот уже в таком состоянии я видел с какой жадностью он приложился. Он понимал что умирает, но мне не сказал, как-то этого стыдился. Просил за себя молитв. Жил он на улице Казанской в Спб и преставился на Казанскую. Вот такое бывает.
Татьяна Лебедева13 сентября 2011, 11:00
Большое Вам и искреннее благодарение за такую хорошую статью. В храме, в который я хожу, есть икона Александра Невского и у меня всегда возникает глубокое уважение этому герою Руси и я прошу у святого, чтоб он даровал нам ума, чтоб мы исправлялись и были верными, мужественными и честными. Но, это так не на слуху, к сожалению. Слова о порядочности, честности и терпении звучат как что-то нереальное.
Владимир13 сентября 2011, 01:00
Для того , чтобы победить, иногда нужно и отступить, но плоть не дальновидна и быстра на суждения и осуждения, обладает знаниями, а дальше носа не видит, стремится к познанию истины, но никогда не достигающие ее, но этот - огненный тленный мусор, дальновидный проходит мимо, пусть и в осуждение, зато не обожжешься. А дальновидность, присущая князю Александру - только в Царском Духе, только Дух Божий проницает и глубины Божии, Который и ведет Своих помазанников, причем не только через подвиги, но и через смирение, во славу Божию и к победе над врагом, не только внешним, но и внутренним. Придет время, и сторонники ума плотского сотрут с лица земли святых Божиих, но Богом оправдывается всякая тварь. Потому прежде чем судить святых Божиих, надобно родиться свыше, а плоть не может судить о духовном, духовный судит обо всем, но и как говорит апостол Павел:"и сам о себе не сужу, есть Ищущий и Судящий". Потому и слава земная ничто, суди не суди, о том чего не видел и не слышал, прославишь только себя в угоду кратковременной тленной плоти, кратковременной славы, но славы Богу не ищущие. Един Дух, Един и посредник между Богом и человеками, и имя Ему - Христос.
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке