Ради мира церковного проект о церковнославянском языке следует снять с рассмотрения

Проект документа «Церковнославянский язык в жизни Русской Православной Церкви XXI века», подготовленный Межсобоным присутствием РПЦ, собрал уже немало откликов. Предлагаем читателям нашего портала мнение об этом документе протоиерея Сергия Правдолюбова, настоятеля московского храма Живоначальной Троицы в Троице-Голенищево.

Протоиерей Сергий Правдолюбов
Протоиерей Сергий Правдолюбов
Проект, предложенный ныне на обсуждение, затрагивает не частные вопросы исправления церковнославянского языка и прояснения якобы «непонятных» мест церковнославянского богослужения. Это – начало процесса разрушения православной традиции во всех сферах церковной жизни: в богослужебном языке, в литургическом уставе, в церковном Предании. Остановить этот разрушительный поток обновлений и «реформ» будет крайне трудно и даже, пожалуй, невозможно.

Сегодня решается один из ключевых вопросов нашей церковной жизни – вопрос о том, дерзнем ли мы сделать первый шаг по пути пренебрежения многовековыми устоями нашей Матери-Церкви, дерзнем ли встать на путь погибельный – на путь обновленчества.

Этот путь уже был пройден западными Церквями, на него вставали и Церкви славянских православных народов – болгарская и сербская, – он много раз был соблазном для Церкви греческой. Что касается последней, то греческий народ успешно противостоял этим гибельным тенденциям, сохраняя свои многовековые устои и, в частности, свой богослужебный язык, гораздо более отличающийся от разговорного греческого, чем церковнославянский – от современного русского. Церкви же тех стран, где движение по пути обновленчества все же совершилось, в полной мере познали горечь его плодов, так и не добившись желаемых результатов привлечения к себе бóльшего числа верующих.

Церковнославянский язык – это творение Божие, дарованное нам через святых равноапостольных Кирилла и Мефодия и их учеников, – нам и всем православным славянским народам. Это язык, с самого начала своего сотворения преображенный Святым Духом, язык, специально созданный для молитвенного Богообщения. Это Божие чудо и Божие установление. Язык, созданный на основе одного из южнославянских говоров, становится принципиально не разговорным и, как книжный, противопоставляется разговорным славянским языкам. Язык переводов с греческого, вобравший в себя всю его богословскую глубину и красоту, преобразившись, становится красивее, звучнее, глубже и изящнее своего оригинала. На нем можно выразить самые точные и глубокие богословские понятия, самые тонкие и сокровенные сердечные движения, он прекрасен во всем – в начертании своих букв, в узорочье своих надстрочных знаков, в благозвучии своего звучащего слова. Он уникален в своем развитии, ибо его движение во времени – постоянное возвращение к своим истокам, и это позволяет сохранить в нем самые различные временные пласты, самые древние временные «срезы». Он являет собою мощную твердыню, скрепляющую в литургическом единстве все православные славянские народы, все братские славянские Церкви. Что может быть ближе литургического общения, что может быть крепче литургического единства?

Церковнославянский язык поистине – душа русского народа, хранитель его национальных корней, живой свидетель его истории, основа его литературного языка, источник его многовековой культуры, залог его будущего духовного благополучия. Ибо церковнославянский язык – тот камень, на котором построено здание нашей ментальности, культуры, духовности, традиций. Можно сказать, что церковнославянский язык – основа менталитета русского народа, ведь жизнь человека Древней Руси целиком проходила в ограде Православной Церкви, и язык Церкви был не только его языком, но и образом его мышления. Покушение на церковнославянский язык – это покушение на нашу национальную идентичность; отказаться от церковнославянского языка значит отказаться от нас самих. Поистине, упорное желание обновленцев уничтожить или «упростить» (а по сути – исказить!) церковнославянский язык равносильно желанию стереть и исказить нашу историческую память.

Не удивительно, что эта национальная твердыня, удерживающая духовные и культурные основания русского народа, сейчас терпит нападения и подвергается великой опасности. Можно с уверенностью сказать, что «незаметное» подтачивание церковнославянского языка изнутри гораздо более опасно, чем полный перевод богослужения на русский язык, ибо последнее, несомненно, сразу оттолкнет большинство верующих, а первое (т. е. русифицированный «новославянский») может быть замечено ими не сразу. Известна реакция церковного народа на появление Постной и Цветной Триодей под редакцией архиепископа Сергия (Страгородского) в начале XX века. Увидим ли мы прежнюю ревность по Бозе и прежнее благочестие в наши дни? Сейчас, когда мы вступили в эпоху глобализации и апостасии, когда Православие вновь становится верой самой ненавидимой и гонимой со стороны западного «постхристианского» сообщества, – разумно ли ломать многовековые традиции Русской Православной Церкви и сеять смущение и разлад в умах и сердцах верующих? Не об этом ли предостерегали нас великие первоиерархи нашей Церкви – Патриархи Московские и всея Руси – святитель Тихон, Пимен и Алексий II, когда писали о недопустимости реформ, в частности, в языке богослужения? О том же напоминали и наши великие святители, старцы и подвижники благочестия – свт. Филарет (Амфитеатров), прп. Макарий Оптинский, архимандрит Софроний (Сахаров), старец Иоанн Крестьянкин и многие другие. Ученые-слависты, начиная с М. В. Ломоносова и А. С. Шишкова, вот уже более двух столетий защищают церковнославянский язык от одних и тех же обвинений – в его «непонятности». Да, он действительно непонятен, ибо плотскому непонятно духовное. И не будет понятен, пока плотской человек не отринет своего плотского мудрования, не встанет на тесный путь покаяния и смирения, поста и молитвы, пока он не очистит свою душу и не обратится к Единому в Троице Богу в чистоте и простоте смиренного и верующего сердца.

Представим далее несколько конкретных замечаний по каждому пункту «Проекта Межсоборного присутствия “Церковнославянский язык в жизни Русской Православной Церкви XXI века”».

Пункт 1«Проекта…» начинается такими важными для сохранения традиции Русской Церкви словами: «Церковнославянский язык представляет собой неотъемлемую часть богослужебной традиции Русской Православной Церкви. Он вобрал в себя многие черты древнегреческого языка – языка Нового Завета и святых отцов – и особенности живой речи древних славян, и опыт святых подвижников, обращавшихся к Богу словами церковнославянских молитв.

Церковнославянский язык является общеупотребительным богослужебным языком Русской Православной Церкви. Он является не только достоянием нашей Поместной Церкви, но и общекультурной ценностью, которую следует беречь и хранить».

Этот пункт не вызывает никаких возражений.

Но при ознакомлении с последующими пунктами проекта приходится, к сожалению, констатировать его реформаторский дух в целом, что в случае его принятия неизбежно привнесет немалую смуту в умы верующих, дорожащих нашим традиционным церковнославянским богослужением.

В пункте 2 приводятся широко распространенные в последнее время высказывания святителя Феофана Затворника из собрания его писем 1898 года, в частности, следующие его слова: «Положат пусть, теперь же положат перевесть все книги заново… Перевесть не на русский, а на славянский язык».

Отметим, что, несмотря на все наше почитание этого прославленного святого и стойкого защитника истинной веры, необходимо всегда иметь в виду, в какое время были написаны эти его слова. Суждение же одного человека, даже и причисленного к лику святых, можно считать лишь благочестивым частным мнением, вполне укладывающимся в рамки «разномыслия» ап. Павла (1 Кор 11:19), высказанным в конкретных церковно-исторических условиях и применительно к данной эпохе. Однако это мнение нашего святого иерарха уже в начале ХХ века было взято на вооружение обновленцами, а в конце ХХ – начале ХХI века неообновленцы, использующие любой предлог для проведения богослужебных реформ, вновь взяли на вооружение эти слова свт. Феофана, и опять в качестве истины в последней инстанции и непосредственного руководства к действию (см., например, «Православное богослужение. Перевод на русский язык Свято-Филаретовской Высшей Православно-Христианской Школой», возглавляемой священником Георгием Кочетковым. М., 2002).

И все же я согласен с мнением святителя Феофана. В наших богослужебных книгах, конечно, возможны некоторые изменения отдельных слов. Но прежде всего, их количество незначительно, и эта замена должна иметь целью не упрощение и русификацию, а прояснение смысла, что и делали все предшествующие книжные справы. Но весь вопрос заключается в том, какие конкретно люди, – кто будет проводить такую справу? Богослужебные тексты содержат в себе всю полноту православного вероучения, и их язык может и, наверное, должен совершенствоваться для достижения максимально возможной выразительности. Однако это дело настолько тонкое и деликатное, что трудно даже представить себе, кто бы сейчас за него мог взяться. Для такой работы мало знать грамматику славянского языка, надо ещё быть знатоком церковного устава и греческого языка, разбираться в византийском стихосложении и поэтике, обладать профессиональной музыкальной культурой. Но и этого недостаточно. Надо быть глубоко укорененным в православной традиции, в церковном Предании и быть их действенным защитником. Но самое важное – надо любить церковнославянское богослужение и дорожить церковнославянским языком как неоценимым сокровищем! Однако, судя по составу Межсоборного присутствия, мы вправе сомневаться, что ответственное дело исправления отдельных слов наших богослужебных книг будет возложено на людей, дорожащих церковнославянским языком. Складывается впечатление, что заниматься «новой книжной справой» будут в основном те, кто относится к церковнославянскому языку весьма критично.

А посему любая значительная книжная справа сейчас несвоевременна, и нужно ограничиться составлением подстрочника к тем словам и предложениям, которые на слух могут показаться непонятными и невразумительными. Их церковнославянские синонимы и следует поместить внизу соответствующих страниц богослужебных книг, как это имеет место сейчас в Псалтири.

В пункте 2 упоминается также о деятельности Комиссии по исправлению богослужебных книг, учрежденной Святейшим Правительствующим Синодом и возглавляемой архиепископом Финляндским Сергием (Страгородским). Однако, как известно, новоисправленные Комиссией книги были отвергнуты церковным народом, который, почувствовав, что русифицированный «новославянский» язык отличается от традиционного церковнославянского и не укладывается в церковно-певческую традицию, предпочел пользоваться книгами старыми. Следующие издания Постной и Цветной Триодей, первое из которых было осуществлено еще до революции, а второе в 1970-х годах, когда Московская Патриархия получила возможность переиздавать богослужебные книги, вышли уже в прежней, неисправленной редакции. Известны слова председателя Издательского отдела Московской Патриархии митрополита Питирима (Нечаева; † 2003) о мотивах такого выбора: «Когда мы начали издавать богослужебные книги, то стали их печатать со старых изданий, а не с тех, что были подготовлены Синодальной комиссией митрополита Сергия. Это было связано с тем, что церковная практика всё же отвергла эту справу. Я и сам не могу читать, к примеру, покаянный канон по сергиевскому изданию – там слишком сильно нарушена мелодика» («Русь уходящая». Рассказы митрополита Питирима. СПб., 2007. С. 298–299).

По моему мнению, вместо того, чтобы издавать и вводить в практику нашего богослужения Триоди в редакции Комиссии архиепископа Сергия (Страгородского) в крайне неудачном переводе, отвергнутом самим церковным народом, с искаженным текстом, на который наложила свой отпечаток назревавшая революционная эпоха, – не лучше ли издавать массовым тиражом недорогие брошюры с изложением текстов богослужений двунадесятых и великих праздников, сопровожденные необходимыми примечаниями и комментариями?!

В 4-м пункте Проектаприводятся «основополагающие принципы предстоящей работы». Остановимся на них подробнее.

Во-первых, крайне важным, если не определяющим, является вопрос, кого же предполагается привлечь в качестве исполнителей и экспертов для новой книжной справы? Читаем: «Для осуществления этих задач необходимо создание Священным Синодом рабочего органа с участием иерархов, клириков, литургистов, историков и филологов».

Возникает закономерный вопрос: «А как же простые мiряне?» Ведь это тот самый люд, ради которого сия сомнительная справа и затевается. Согласно логике составителей проекта, новоисправленные богослужебные тексты на новославянском языке должны «определяться на пригодность» для «непосвященных профанов» исключительно «литургистами, историками и филологами», но никак не самим простым верующим народом. Но я считаю, что простые мiряне обязательно должны быть в курсе конкретных действий будущих справщиков,например, через православные СМИ.

Далее. С первыми двумя подпунктами пункта 4 можно полностью согласиться:

I. Основным языком богослужения Русской Православной Церкви является церковнославянский язык. Проповедь же, которая представляет собой неотъемлемую часть богослужения, произносится на современном языке (русском, украинском, молдавском, белорусском и на иных языках народов, составляющих многонациональную паству Русской Православной Церкви).

II. В Русской Православной Церкви, с благословения Священноначалия, употребляются богослужебные тексты и на национальных языках. Эти тексты должны точно передавать смысл оригинала, быть понятными для молящихся и сохранять традицию возвышенности богослужебного языка, свойственную Православию.

Что же касается подпункта III: «Прояснение церковнославянских переводов греческих текстов прежде всего должно касаться сложных для понимания мест», то пусть сперва будущая досточтимая Комиссия по исправлению или прояснению этих «сложных для понимания мест» опубликует их полный список. Однако сей список должен быть составлен непременно с привлечением простых мiрян – прихожан православных храмов. Ибо для понимания одних верующих эти места могут показаться сложными, а для других весьма несложными и вполне понятными. Кто будет определять «понятность» или «непонятность» того или иного текста? Где критерий «сложности для понимания»? Может быть, не так уж они и сложны, или сложны для тех лиц, которые не участвуют в православном богослужении (хотя и мнят себя участвующими, а порою и носят священный сан), а лишь на нем присутствуют?

В подпункте IV говорится: «Основное внимание следует уделить лексическому составу языка: замене полностью малопонятных церковнославянских слов, а также тех слов, которые в современном русском языке имеют принципиально иное значение по сравнению с церковнославянским». Пусть будущая Комиссия по книжной справе также представит полный списокэтих самых «полностью малопонятных церковнославянских слов», но при составлении этого списка участие мiрян также должно быть непременным условием. Приведенные же в проекте «малопонятные» слова, которые предлагается заменить: от лести идольския → от прельщения идольскаго; напрасно судия приидет → внезапу судия приидет; во всем угобзити → во всем ущедрити; сего ради в вас мнози немощни, и недужливи, и спят довольни → …и умирают мнозии(1 Кор. 11. 30); реть → рвение; вжиляемь → укрепляемь; возбнув → воспрянув; иногда → древле – вполне понятны и являются общеславянским достоянием, т. е. присутствуют практически во всех славянских языках.

Так называемая непонятность церковнославянского богослужения заключается не только в языке. Богослужение Православной Церкви содержит в себе всю догматику православного вероучения. Посему богослужение действительно непонятно для тех, кто не знает основ православного учения и Церковной, в частности Библейской истории.
Требующие упрощения церковнославянского языка, или даже перевода богослужения, на язык русский не только не понимают сложности задачи, но и службу понимают отнюдь не традиционно. Они думают, что это некое сообщение, которое необходимо понять тотчас и на слух, иначе не поймёшь, что будет дальше, и безнадёжно отстанешь (ведь возможности вернуться уже не будет). Этот «метод усвоения материала» им понятен с институтской скамьи, а метод церковный, известный и простой бабушке, им не преподан. Они никак не постигнут, что служба – это не лекция, обращённая к нам, а наше молитвенное обращение к Богу, которому мы учимся годами. Вопрос понимания службы – это не филологический и не лингвистический вопрос, это вопрос духовный.

Кроме того, есть немалые основания опасаться, что «поновление» церковнославянских малопонятных слов не остановит этот, так сказать, научно-лингвистический и духовный «прогресс»: это стремление к «пониманию смысла богослужения» не имеет предела и поновляться будет уже обновленное, будут устраняться любые «преграды» до тех пор, пока реформаторы не добьются своей заветной цели – службы на русском языке и полномасштабной реформы православного богослужения.

«Неуместны доводы якобы непонятности для многих современных людей старого церковного языка, – писал архимандрит Софроний (Сахаров), – людей поголовно грамотных и даже образованных. Для таковых овладеть совсем небольшим количеством неупотребительных в обыденной жизни слов – дело нескольких часов. Все без исключения затрачивают огромные усилия для усвоения сложных терминологий различных областей научного или технического знания; политических, юридических и социальных наук; языка философского или поэтического, и подобное. Зачем понуждать Церковь к утере языка, необходимого для выражения свойственных Ей высших форм богословия или духовных опытов?» (Архим. Софроний (Сахаров).Видеть Бога как Он есть. Св.-Троицкая Сергиева Лавра, 2006. С. 285).

В наше время стало престижным владеть западноевропейскими языками, в особенности английским, и к этому прилагается множество усилий. А ведь усилия для изучения какого-нибудь иностранного языка неизмеримо больше тех, которые русский человек должен затратить на изучение языка церковнославянского, являющегося для него родным, ибо именно церковнославянский был положен в основание русского литературного языка и составил таким образом его высокий стиль!Необходимо всегда помнить, что перевод с церковнославянского языка на русский – это не перевод с одного языка на другой, это снижение высокого стиля русского литературного языка и приближение его к стилю обыденному.

Итак, из предложенного Межсоборным присутствием Проекта «Церковнославянский язык в жизни Русской Православной Церкви XXI века»полностью приемлемы только пункты 1, 5 и 6. Все остальное принимать нельзя, и никаких изменений в богослужебных книгах «малопонятных» слов производить ни в коем случае не следует. Церковнославянский синоним непонятного слова следует приводить в соответствующем подстрочнике внизу страницы.

Я внимательно ознакомился с дискуссией в интернете, развернувшейся вокруг проектов Межсоборного присутствия о церковнославянском языке, и хочу в заключение привести следующие важные слова, прозвучавшие в одном из комментариев:

Ради мира церковного принять Соборное постановление о том, что намоленный веками и спасительный для многих поколений православных людей церковнославянский язык является:

а) основным языком богослужения Русской Православной Церкви;

б) словесной иконой русского православного богослужения;

в силу чего

в) церковнославянский язык должен быть признан святыней Русской Православной Церкви, как многие храмы и иконы. В связи с этим бережное хранение церковнославянского языка должно быть правилом Русской Православной Церкви;

г) служение на русском языке в храмах Русской Православной Церкви – недопустимо (нарушающие этот пункт подлежат строгому прещению);

д) для понимания церковнославянских богослужебных текстов вполне достаточно комментариев в сносках (следовательно, нужно печатать отдельными брошюрами хотя бы службы двунадесятых праздников, как это происходило, например, в 1950 году, когда Московская Патриархия выпустила брошюру «Церковная служба на Успение Божией Матери», где в сносках внизу каждой страницы последования службы приводятся на русском языке пояснения некоторых трудных церковнославянских текстов). К тому же существуют церковнославянские словари, где можно при желании найти объяснения непонятных слов.

е) Необходимо признать тот факт, что церковнославянский язык,– язык общения с Богом, язык соборной молитвы, – является неотъемлемой частью современного русского литературного языка, его высоким стилем, а также залогом и условием самого его существования. Об этом писал еще М. В. Ломоносов: «Российский язык в полной силе, красоте и богатстве переменам и упадку не подвержен утвердится, коль долго Церковь Российская славословием Божиим на славенском языке украшаться будет».

Если же эти пункты не будут приняты в окончательную редакцию проекта, то в нынешней ситуации лучше, если этот документ о церковнославянском языке будет вовсе снят с рассмотрения.

Таким постановлением Освященный Собор архипастырей Русской Православной Церкви на многие годы внес бы желаемый всеми верными чадами мир в души верующих.


Комментарии на «Богослов.ru»

Павел из Москвы, Черёмушки

8.09.2011 в 14:08

Спаси Вас, Христос, отец Сергий за смелую статью в защиту нашей веры и наших святынь!

Священник Сергий Ванюков на соседней ветке этого портала также написал замечательные и мудрые слова:

Процесс книжной справы и реформирования языка, будучи однажды начатым, может стать не только лавинообразным, но и непрекращающимся. Адаптированные для понимания богослужебные тексты в скором времени опять потребуют новой адаптации и упрощения, ведь проблема непонимания богослужения кроется не столько в богослужебном языке, сколько в относительно невысоком уровне богословской образованности прихожан.

Переводом на русский язык (я уж не говорю об упрощенном и реформированном славянском, к которому призывает документ Межсоборного Присутствия) проблемы понимания богослужения не решить. Даже если нашим прихожанам дать русский перевод, например, Троичных канонов воскресной полунощницы из Октоиха, большинство из них практически ничего не поймет, тем более на слух. Осознанно разобраться в этом гимнографическом материале (а объем песнопений догматического содержания в православном богослужении весьма велик) можно лишь обладая систематическим богословским образованием или, как минимум, серьезной подготовкой в области догматики. Снижать богословскую «планку» путем русификации и упрощения богослужебных текстов мне кажется неоправданным и нецелесообразным.

В результате реформирования церковнославянского языка может появиться язык, отличающийся от русского, но уже не являющийся в полной мере и церковнославянским. Декларируемое документом Межсоборного Присутствия изменение синтаксиса богослужебных текстов может способствовать тому, что церковнославянский язык изменится до неузнаваемости. Все это неизбежно приведет к разрушению церковнославянского языка, как формы богослужебной традиции Русской Церкви. Это может быть даже более опасным для жизни нашей Церкви, чем переход на русский язык в богослужении. Решить проблему понимания службы можно прежде всего через усиление работы по изучению церковнославянского языка на приходах и будущими пастырями – в духовных школах, а также через повышение общего богословского уровня и прихожан, и клириков.


Нина Бурова, Москва

6.09.2011 в 12:44

Полностью разделяю мнение многоуважаемого о.Сергий Правдолюбова:
"Вопрос понимания службы – это не филологический и не лингвистический вопрос, это вопрос духовный.

Кроме того, есть немалые основания опасаться, что «поновление» церковнославянских малопонятных слов не остановит этот, так сказать, научно-лингвистический и духовный «прогресс»: это стремление к «пониманию смысла богослужения» не имеет предела и поновляться будет уже обновленное, будут устраняться любые «преграды» до тех пор, пока реформаторы не добьются своей заветной цели – службы на русском языке и полномасштабной реформы православного богослужения".

"В нынешней ситуации лучше, если этот документ о церковнославянском языке будет вовсе снят с рассмотрения.

Таким постановлением Освященный Собор архипастырей Русской Православной Церкви на многие годы внес бы желаемый всеми верными чадами мир в души верующих".


Иван, Саратов

3.09.2011 в 14:44

Я где-то встретился с удивительным высказываеним. Блоггер сказал, что в дискуссиях на богослове.ру противники справы закатывают истерики, а вот сторонники спокойно и взвешенно аргументируют свою поддержку проекту. Однако даже по этой ветке видно, что дело обстоит ровно наоборот. Скажем, уважаемая Н.Афанасьева аргументированно и со множеством ссылок объясняет свою позицию. В ответ ей - раздраженные выговоры за то-то, за то-то и пр.
ЦСЯ сторонниками справы рисуется просто каким-то монстром - "его надо учить"! Да, надо и что? Надо учить вообще много языков, сейчас на пару иностранных, как правило, нацеливают своих детей все больше семей. Но трудности ЦСЯ рисуются прямо с каким-то ужасом - а чем, спрашивается, они отличаются от трудностей любого другого иностранного языка? Только тем, что их несопоставимо меньше и большая часть языка действительно понятна, как бы нас ни пытались убедить в обратном. Да, можно обмануться с русским сходным звучанием, так в любом языке есть "ложные друзья переводчика", а учителя на что? А священникам почему бы в проповедях не обращать на это внимание (с сответствующей моралью)? Нет прямо паника - "вот это слово мне не понятно".
19 век не смог решить проблему? Так он и проблему всеобщей грамотности не решил. Следует ли отсюда, что ее и не надо было решать, а надо было опуститься до уровня неграмотного народа?
Неверно, что надо ЦСЯ знать в объеме не меньшем, чем русский. Для большинства людей достаточно пассивного владения языком, ведь мы не разговариваем на нем в обыденной жизни и не пишем письма на нем. И характер, и способы обучения пассивному владению языком качественно другие, чем активным владением. Никакой потери понимания смысла уже существующего текста при таком способе владения языком не происходит. Десятки тысяч людей (и я сам знаю таких) обучились понимать и читать книги на иностранных языках, например, по методу Ильи Франка, доступному в Интернете. Там смысл - специальная адаптация, а именно "Сначала идет адаптированный отрывок — текст с вкрапленным в него дословным русским переводом и небольшим лексико-грамматическим комментарием. Затем следует тот же текст, но уже неадаптированный, без подсказок."
Начитывая постепенно такие книги, через сравнительно короткое время человек начинает понимать все более сложные тексты и т.д. Точно такую же задачу выполняют параллельные тексты. Об этом говорит и протоиерей Валентин Асмус в своем отзыве на Проект: "Удивляет, что ни в «Проекте научного переиздания...», ни в « Проекте документа « Церковнославянский язык...»» ничего не говорится о таком способе уяснения литургических текстов, как параллельное издание славянского с интерпретирующим русским переводом, который не может претендовать на литургическое употребление, но устраняет все синтаксические и лексические трудности."
http://www.bogoslov.ru/text/1910399.html
Нет, нам нужно радикальное решение, и рассуждаем, как в вакууме - ничего до нас не было, да и трудности ЦСЯ ужасны и уникальны - только русификация, только она.



монах Лазарь (Афанасьев), Москва

3.09.2011 в 10:48

Более тысячи лет Россия молится на церковнославянском языке. Наша земля свята - так намолена она безчисленными поколениями верных Христу, полита кровью мучеников. Кто не любит церковнославянского языка, тот чужд нашей Церкви. Никакие псевдоученые рассуждения их не оправдывают. Отойдите от нас, не суесловьте, не напирайте, - мы не отдадим вам своего дорогого прадедовского достояния! Попытки отнять его у нас - бесполезны!
монах Лазарь (Афанасьев), член Союза писателей с 1971 г.


Е в а

1.09.2011 в 19:59

Автор статьи Н.Афанасьева пишет:

"Обратим внимание на важную деталь. Ребенок, наученный только русской грамоте и не имеющий понятие о высоком языке Церкви, обязательно будет читать потом даже не русскую классику, а именно бульварные романы. Не эту ли картину так часто видим мы в наши дни?"

Вы ошибаетесь. Сейчас уже есть в храмах женщины, которые вырастили в них своих детей (и они стали взрослыми). Там, где образование было достаточно широким, культурным и где обращались к разуму и не теснили детей до ужаса якобы церковной жизнью, - вот там кое-что и получилось и классику дети читают и кругозор культурный имеют приличный и церковная жизнь их развивается. А там, где теснили всякими церковными занятиями - вот там дети стали жить очень рискованно и из церкви ушли.

Ваши идеалы не по-хорошему утопичны. Вот таким мечтаниям мамки доверчивые и верили, а потом им пришлось усомниться в правильности таких догм.

"жизнь внутри Церкви, а не вне ее. Именно это – на первом месте, именно это и дает нравственные и умственные силы человеку, именно это всегда было и есть дорого русскому благочестию в отличие от западного – протестантского и католического. Именно это – цель «русской образованности»".

Сейчас есть выросшие в церкви молодые девушки, ребята, которые язык богослужения понимают плохо (несмотря ни на что), и тем не менее они в церкви, а не вне ее. Очень много в рассуждениях Н.Афанасьевой какой-то негуманной, оторванной от людской жизни утопичности.

"Нужно сказать, что именно это и стали разрушать уездные училища..."

Ну и вокруг, конечно же, были враги, всё разрушали и разрушали... А мне нравится история образовательных школ в императорской России, много прикладывалось усилий, старались люди, делали "как лучше"...


И.К., Москва

1.09.2011 в 16:34

Ответ Афанасьевой Н.Е.

Полагаю, что если бы мысль, выраженная И.В.Киреевским в этом абзаце не меняла ничего, автор не посчитал бы нужным ее отразить в своей статье.

В том-то и беда, что Вас она – пустое место.

Даже для таких непонятливых, как я, в этом абзаце говорится, что уже в то время (середина 19 в.) была ощутимая разница в церковном и светском образовании.

Уже тогда появилась трещина, которая в нынешнее время превратилась в пропасть. Все, что Вы так старательно подчеркнули в статье и повторно изложили, как раз делает несостоятельными утверждения, что церковнославянский прост в понимании, и, как некоторые утверждают, достаточно десяток-другой слов «подучить». Если уж к середине 19 в. , еще не облагодельствованного «нашей цивилизацией», главное, «единым информационным пространством», в котором любая бредятина распространяется быстрее эпидемии, для того, чтобы понимать, знать и любить церковное Богослужение необходимо было изучать церковнославянский язык. Именно изучать, т.е. систематически, в объеме не меньше, чем русский, с «…чтением церковнославянских книг, с объяснением особенно непонятных слов и трудных оборотов». И в 19 в., оказывается, уже были эти самые «особенно непонятные» и «трудные».

Еще в этом абзаце говорится, что уже тогда православные с «церковным» образованием отступали под напором «учености» светской и либо лукавили, либо уходили в раскол. «Раскольники» - дети по сравнению с тем, что сейчас «напирает» на православного.

В 19 в. предложенная модель по решению проблемы не сработала, а вы хотите ее реализовать в 21 в.? Вам уже в одном из комментариев мамочка ответила, что она по этому поводу думает, а Вы не сочли нужным дать ей совет или прокомментировать, как это Вам видится в 21 в. Или Вы в 21 в. хотите решить проблему понимания церковнославянского языка простым «стоянием» на службе и кустарным переводом для личного пользования? Так вот большинство даже не предполагает, что им надо перевести, потому что покупаются на внешнее сходство и созвучье с русским языком. «Полузнайство» и приблизительные представления страшнее, чем полное отсутствие знаний. Видимость знаний, где сознательно, где в силу своей обманчивости, отучает человека перепроверять, в том числе и самого себя, правильно ли он понимает и говорит, понимают ли его, адекватно ли он оценивает уровень собеседника для его же блага (что для одного яснее ясного, для другого может, темный лес). Для эксперимента можно проверить на «нейтральной территории», взять ныне модные и расхожие слова «генотип», «геном», «ген» и сравнить, что специалисты вкладывают в них и что подразумевают образованные «обыватели», когда украшают свою речь этими словами. И еще для чистоты эксперимента оценить, чье мнение превалирует и тиражируется.

Полумеры и рассуждения о том, что истинно русскому итак все близко и понятно в языке предков и достаточно обложиться словарями - это безответственно. Как по отношению к самому церковнославянскому языку, так и по отношению к верующему человеку.

«И еще вот какая ценная мысль имеется в этой статье. Не столько знание о Церкви, о ее таинствах, о Боге, и - если развить эту мысль - о смысле ее песнопений (догматика, катехизис, перевод гимнографических текстов, и проч.) представляет собою основу религиозной жизни, а именно богообщение, церковная молитва, личное и мистическое участие в таинствах, жизнь внутри Церкви, а не вне ее - она не просто ценная, в Вашей редакции, а прямо-таки поразительная.

Начнем с Богообщения. Вы для общения выбираете церковнославянский язык и утверждаете, что это единственно подходящий язык нашего разговора с Богом (то же, что молитва). Для общения или разговора, как минимум нужны двое. Вы и собеседник. Если к Вам обращаются “How are you?” и Вы распознали язык и знаете его, на каком языке Вы ответите?

Так вот, либо это церковнославянский монолог верующих и их не интересует, что они услышат в ответ (чего тогда вообще обращаться?), либо пора уже замолчать и выяснить, а на каком языке Бог с нами разговаривает.

Вдруг окажется, что ни Вы, ни я не правы? Тогда-то уж точно, ни знания, ни смысл песнопений не имеют никакого значения, и здесь я с Вами соглашусь.

Мистическое участие в таинствах – это тоже сильно. Везде написано про личное участие. А вот насчет всяких мистических практик Святые отцы прямо предостерегают об опасности таких стремлений. Может кто с переводом на русский накосячил? и на самом деле в греческих книгах учат именно этому?

И непонятно, что для Вас жизнь в Церкви и вне нее. Где для Вас граница начала и конца жизни в Церкви, двери храма что ли? Не буду повторяться, уже были мои комментарии на эту тему.

А о протестантах и католиках, так какое Вам до них дело, если Господь хочет, чтобы они пребыли, пока Он придет?

Миф о том, что русский язык заведомо не приспособлен к передаче Божественных истин в силу того, что русскоязычные синонимы ложны по своему содержанию, надо не просто пресекать, а развеивать как дым. Если Вы и дальше будете так относиться к родному языку, пропасть между церковной и будничной жизнью человека превратится в бездну. Только пропасть эта, к сожалению, не что-то внешнее, а внутреннее. Господь сказал, что будет, если дом разделится сам в себе, прочитайте хоть на каком угодно языке.

А если Вам поверить, что русский язык ложный, то простите, что ж мы за народ такой лживый? К Богу с чистым языком и с греческими мыслями, а настоящие - на русском – это огромный секрет для Бога? Либо Он не сердцеведец, либо мы фарисеев перещеголяли. При любом раскладе, ничего удивительного тогда нет в нашей «горемычной судьбинушке».

Мне-то понятно, о чем писал И.В.Киреевский, только мне понятно и когда он это писал. А если читать и не делать выводов с учетом накопленного исторического опыта, в первую очередь опыта РПЦ, то и читать не стоит, разве только как историческую справку о бытии в 19 в. в коммунальной квартире под названием Россия. Равно как и все Ваши ссылки на то, что и кто из ученых сказал о языке без учета времени, среды и цели, с которой они что-то говорили. Говорили они от жизни, а не от большого ума, чтобы порисоваться.

И еще, покажите хоть одного обновленца живьем, очень хочется взглянуть, что это за зверь такой.

Если я непонятно пишу, для Вас специально разъясняю, я за то, чтобы тексты Богослужения стали понятнее для всех, (и сторонников и противников). Повторюсь еще раз, предположение, что все, как есть, понятно, может отстоять намного дальше от действительного понимания именно в среде сторонников сохранения традиций. Может, не мешало бы разъяснить, в чем именно суть любой традиции, т.е. в передаче глубинного смысла какого-либо действия, а не просто в повторении формы.

За вариант высочайшего качества, чтобы одни воспроизводили, а другие воспринимали без искажения смысла. Как это будет достигнуто, это вопрос к Священноначалию, что Церковь решит, то я и приму. Мои выступления в поддержку документа Межсоборного присутствия, а не за «архивацию» церковнославянского и «вульгаризацию» языка Богослужения, если Вы еще не поняли этого. И еще за очищение русского языка, чему Богослужение на понятном языке, по моему мнению, непременно поспособствует. А вообще надоело уже участвовать в этом разговоре слепых с глухими.

В любом случае, благодарю! Упорство оппонентов заставляет перепроверять собственные убеждения и аргументы, и либо укреплять свои позиции, либо менять, если это оправданно, свои взгляды. Пока Ваши сторонники поработали усердно против Богослужения на церковнославянском языке в нынешнем виде, как это ни печально. Так что, благодарю еще раз.


Иван, Саратов

31.08.2011 в 17:05

На Татьяна, Подмосковье 30.08.2011

Извините, вообще-то действительно дискутировать нечего, ибо Вы сознательно искажаете смысл моих слов. За одном-единственным, но самым существенным возражением.
//Или он прослушал что-то на иностранном для него языке, и так пустой и ушёл. //И т.д. и т. п.
ЦСЯ - НЕ ИНОСТРАННЫЙ для нас. И даже Вы с этим согласились, сказав, что ладно, лигвистам виднее. Тем не менее, упорно пишете так, как будто речь идет о китайском. А об Аверинцеве я Вам написал, поскольку к приемам, подобным Вашим, в основном прибегают приверженцы кочетковского учения, а там этот филолог - безусловный авторитет. Ну я и подумал.


Афанасьева Наталия Ефимовна, Москва

31.08.2011 в 11:39

Отвечаю И. К.
Цитата, которая была пропущена, по сути не меняет ничего. Не делайте вида, что Вы не поняли, о чем писал И. В. Киреевский. Впрочем, для наиболее непонятливых можно сделать ее краткий конспект.

1) Русский человек принимает только ту образованность, то просвещение, «о котором бы мог быть уверен, что оно действительно основывалось на его коренных убеждениях веры и вековых обычаях нравственности, и которое в своем развитии не ослабляет, но еще более укрепляет эти религиозные и нравственные убеждения и обычаи».

2) Он отдает ребенка на учение дьячку не потому, что боится светской образованности для сына, а потому, что «желает ему такой образованности, которая не только была бы проникнута духом его убеждений, но и в самой форме своей носила бы свидетельство своего духа». Современные обновленцы, стремящиеся перевести богослужение на русский язык, обратите внимание на слова : «и в самой форме своей».

3) Что является для народа той образованностью, которая «проникнута духом его убеждений», «и в самой форме своей носит свидетельство своего духа»? Не что иное как «привычка к чтению церковных книг, а вместе с нею и любовь к церковному богослужению». Именно любовь к церковному богослужению – это подчеркивает И. В. Киреевский, - и дает возможность ребенку продолжить обучение в высшем училище благочестия – Церкви Христовой, т. е. позволяет в нее войти, стать ее частью. Итак, «привычка к чтению церковных книг и разумение церковного богослужения есть единственное средство к приобретению этой образованности» - вот вывод Киреевского. Путь к этому – знание языка церковнославянского и любовь к нему, которые приобретает ребенок именно у дьячка. Что прибавляет опущенная цитата о раскольниках? Да ничего существенного, кроме того, что когда эта же картина (светское образование лишено любви к богослужению и его церковнославянскому языку, и образованный таким образом человек живет вне Церкви) имеет место в среде раскольников, то шаткие основы такой образованности рушатся скорее и вернее, и человек, лишенный духовной и нравственной опоры, падает или уклоняется в раскол. Цитата по сути ничего не меняет в содержании статьи и вполне оправданно может быть опущена, что и было сделано исключительно из экономии места.

Обратим внимание на важную деталь. Ребенок, наученный только русской грамоте и не имеющий понятие о высоком языке Церкви, обязательно будет читать потом даже не русскую классику, а именно бульварные романы. Не эту ли картину так часто видим мы в наши дни?

И еще вот какая ценная мысль имеется в этой статье. Не столько знание о Церкви, о ее таинствах, о Боге, и - если развить эту мысль - о смысле ее песнопений (догматика, катехизис, перевод гимнографических текстов, и проч.) представляет собою основу религиозной жизни, а именно богообщение, церковная молитва, личное и мистическое участие в таинствах, жизнь внутри Церкви, а не вне ее. Именно это – на первом месте, именно это и дает нравственные и умственные силы человеку, именно это всегда было и есть дорого русскому благочестию в отличие от западного – протестантского и католического. Именно это – цель «русской образованности».

Нужно сказать, что именно это и стали разрушать уездные училища, помимо других светских наук дававшие знания о Боге, о Церкви, - как бы взгляд на Церковь извне. И главным орудием этого разрушения (на что обращает внимание Киреевский) является как раз то, что в уездных училищах не преподавался церковнославянский язык, а значит не было пути для вхождения в церковную жизнь. Многие педагоги (напр., Рачинский) уже в то время предупреждали, что это начало разрушения религиозного сознания русского народа.

И вот что еще важно. Выход из этого положения Киреевский видит в том, чтобы объединить преподавание русского и церковнославянского языков. Тем самым он как само собою разумеющееся утверждает, что для того, чтобы это сделать, есть реальные основания. Знаменательно, что, будучи попечителем Белевского народного училища, он по разрешению Министерства народного просвещения устроил объединенное преподавание русского и церковнославянского языков и назначил преподавателем образованного священника.


Татьяна, Подмосковье

30.08.2011 в 10:22

Ивану из Саратова.

Простите, Иван, я не поняла кому Вы отвечаете в своём комментарии, хотя адресован он мне. Я ничего конкретно не говорила о том, что наши женщины не могут изучать язык. Я сказала, что я не уверена, что у женщин в возрасте от 40 до 70 лет, которые и составляют 80% прихожан наших храмов, есть свободное время, способности и желание это делать. Кто-то может быть и хочет, и имеет возможность изучения, и может, но таких - единицы. Речь была именно об этом, а в своих рассуждениях я опираюсь на то, что вижу в наших храмах, в жизни своих знакомых прихожан и в своей собственной.

Про якобы «тупых» американцев я даже не заикалась, здесь Вы наверное меня спутали с известным сатириком, но я не являюсь его поклонницей и его точку зрения не поддерживаю.

А нас «задёрганными» я тоже не считаю, это Ваши слова, которые Вы мне приписали. Отсутствие свободного времени и загруженность житейскими заботами – это не обязательно «задёрганность», но возможности для изучения языков не даёт, здесь хотя бы лишний раз Священное Писание и святых Отцов почитать…

Я никогда не говорила, что нужно что-то менять в Богослужении. Ваша трактовка моих слов неверна - "Менять все, начинать хоть с чего-нибудь, раз нельзя сразу все". Я писала, что я за справу внутри ЦСЯ, если уж невозможно перевести на русский.. Думаю, понятно, что это звучит иначе, чем Вы мои слова представили в своём воображении. И я не считаю,
что стремление понимать Богослужение является глумлением над Традицией. Скорее
наоборот.

И кто такой Аверинцев? Я, по своей неучёности, не в курсе.

А насчёт того, что решение по языку принимать будут Пастыри, это несомненно. Пастырям вверен крещёный народ, и они за него в ответе: И Господь не с Вас или с меня будет спрашивать, а именно с них за тех людей, кто мог прийти в Церковь и не пришёл. Господь ведь многих приводит в храмы сейчас, и приводит часто через невзгоды и несчастья. А вот останется ли человек в Церкви уже зависит не только от него самого. И многое зависит от того, что человек в храме услышал. Пронзило его слово Божие или нет. Или он прослушал что-то на иностранном для него языке, и так пустой и ушёл. Передо мной есть такие примеры, потому душа и болит. Начинается ведь всё со Слова. Даже отпевание усопших могло бы быть для кого-то назиданием и откровением Божиим. Сейчас ведь все почти отпевают своих усопших родных и что они слышат в храме в этот такой значимый для них день? Нечленораздельную скороговорку на «иностранном» языке вместо молитвы? И в этом выражается благоговение перед службой Божией, любовь и уважение к человеку, пришедшему в храм? Или благоговение перед языком должно быть больше? А взять Таинство Венчания? Сколько для молодых могло бы быть открыто в самой службе?

Так что принимать решения всё-таки должны Пастыри. Они совершают и Таинства, и требы над нами, им и ответ перед Господом держать. А на ком ответственность, тот и прав больше имеет. А «вся церковная полнота» – это что-то демократическое, такого в Традиции Православной Церкви нет.

Простите, Иван. Мне кажется, что продолжать нашу с Вами дискуссию не стоит., тем более, что ведёте Вы её не со мной, а с кем-то в Вашем воображении. Простите. Думаю, что свои точки зрения мы высказали, они у нас разные. На этом можем и закончить с Вами дискутировать. С уважением Татьяна.


Александр Наумцев, Москва-Мюнхен

30.08.2011 в 03:11

Дорогой Сергей,
спасиБог за ссылку на Православную инициативу. Может, кто-то и возьмется написать эту документацию в надежде, что денег все-таки дадут.

Я не возьмусь. Не только потому, что не верю, что денег дадут.
Но прежде всего потому, что эффективность проектов, финансируемых грантами, при отсутствии "папы", внимательно опекающего и контролирующего проект, крайне низка.
Проекту нужен папа. Желательно православный богатый человек - такие люди умеют грамотно организовать дело и грамотно его контролировать. Дело ведь не в том, чтобы освоить грант и потратить средства. Но в том, чтобы эффект для нашего народа был сильным и системным. А для этого проекту нужен папа.
Впрочем, церковный славянский язык сегодня - это для элиты, для продвинутых, интеллектуальный такой проект, роскошь, можно сказать.
У нас народ умирает в конвульсиях - массовый блуд, суррогатное материнство, массовые аборты, коррупция, порнография, алкоголизм, наркомания, табачная отрава. Тут не до роскоши, тут дом горит. Если бы я был богатым православным олигархом - я бы поддержал проект по тушению пожара. Фонд в защиту семьи отца Димитрия Смирнова, например. Там люди реально народ наш из каматозного сна вывести пытаются. Базовые вещи русичам нашим погибающим на пальцах объясняют - про грех, про душу безсмертную, про Церковь и Бога (http://www.dimitrysmirnov.ru/blog/). Потушить бы пожар - а там и языком церковным славянским заняться можно.
Но как говорит Писание - это нужно делать, и того не оставлять.
Дай Бог, чтобы нашлись сильные люди и стали бы папами для проектов, таких нужных нашему народу, стране нашей многострадальной. Да поддержит Господь этих людей и укрепит их.


А. С.

29.08.2011 в 22:52

Наталья Афанасьева приводит отрывок из статьи Киреевского, особо выделяя такие строки:

чтобы должность учителя русского языка позволить занимать не светским учителям, но священникам

И хто же в такую школу дитя отдаст? Это вот какая перспектива вас радует? Манит? Да какое отношение имеют все ваши мечтания к жизни современной православной женщины, воспитывающей свое дитя? Куда вы нас толкаете?

В статье Киреевского речь идет об уездном училище (сословном учебном заведении) и обучении у дьячка. И что бы там ни говорили, а Киреевский, как и множество авторов 19 века, был озабочен тем, чтобы дать знаний ребятишкам из податных сословий поменьше. Потому что им много знаний не полагалось. У нас теперь другие подходы к воспитанию детей.


И.К., Москва

29.08.2011 в 15:45

Отвечаю Афанасьевой Н.Е. на комментарий по статье Киреевcкого И.В.

Пусть каждый прочитает статью и сделает свои выводы. Там, где вы считаете нужным сделать пропуск <…>, по моему мнению, и надо делать акцент, во избежание «дежавю» в нашей истории.

«Такое различие между двумя плодами двух способов ученья особенно резко и, скажу даже, особенно страшно обнаруживается там, где городское население смешано из православных и раскольников. В таких городах чем более православные приобретают образованности светской, тем, по несчастию, слабее становятся они в образованности церковной и тем более преимуществ получают над ними раскольники во всех столкновениях мысленных и нравственных. Потому в таком нравственном порядке или, правильнее, в таком нравственном беспорядке вещей православный христианин или делается совершенно равнодушным к вопросам веры, поставляет выгоду и личную страсть единственною пружиною своих действий, несколько раз в день готов дать присягу в правде и во лжи без малейшего зазора совести, или уклоняется в раскол - явно или тайно. Конечно, не те уклоняются в раскол, которые учились в училищах. Но так как они, быв самые образованные из православных жителей, не приносят никакой подпоры православным убеждениям своих сограждан, то напор раскольнических толкований уже действует свободнее и беспрепятственнее».

И только потом идет «Из этого не следует, однако же, чтобы образование в науках было противно образованию церковному….». Т.е. следует из этого абзаца, а не из нарезок по Вашему усмотрению.

Поэтому-то, я и предлагаю каждому прочитать статью целиком и сделать свои выводы, мне важнее объективность.

Что касается Вашего комментария «к слову, если человек обрушивается на своего оппонента со столь яростными обвинениями, граничащими с прямой клеветой, то честнее было бы выступить под своим настоящим именем. Это называется порядочностью, честностью и культурой поведения», то это вопрос Вашего личного восприятия: если Вы читаете «яростно», это не означает, что пишу я «яростно». Вы увидели мои слова на экране, а эмоции к ним приложили свои. А что уж в моих замечаниях можно принять за клевету, это вопрос исключительно к Вам, поскольку я повторяю Ваши же выражения, примеры мои строятся по аналогии с Вашими. И ничего бесчестного с моей стороны не сделано, правила написания комментариев не возбраняют использовать инициалы или и вовсе «литературный псевдоним».

Искренне сожалею, что мои комментарии производят на Вас такое впечатление.


Наталия Афанасьева, Москва

29.08.2011 в 12:50

Отвечаю И. К. (к слову, если человек обрушивается на своего оппонента со столь яростными обвинениями, граничащими с прямой клеветой, то честнее было бы выступить под своим настоящим именем. Это называется порядочностью, честностью и культурой поведения).

Вот как хорошо, что Вы упомянули замечательную статью И. В. Киреевского «О нужде преподавания церковнославянского языка в уездных училищах». Давайте познакомимся с нею поподробнее.

«Впрочем, из того обстоятельства, что городское население наше мало учится в уездном училище, еще несправедливо было бы заключить, что наше торговое сословие или, вообще, русский человек, сохранивший еще старинные православные нравы и обычаи, питал какое-нибудь враждебное чувство против умственной образованности вообще. Напротив, тысячи примеров с очевидностью доказывают, что русский человек не только весьма уважает образованность там, где видит от нее несомненную пользу, но часто даже и там, где один наружный блеск ее ослепляет взоры его.

Вообще же он боится этой обманчивой стороны образованности, и покуда держится старины, то ищет только такого просвещения, о котором бы мог быть уверен, что оно действительно основывалось на его коренных убеждениях веры и вековых обычаях нравственности, и которое в своем развитии не ослабляет, но еще более укрепляет эти религиозные и нравственные убеждения и обычаи. Правда, часто бывает, что, в то время как уездное училище, с своими светлыми комнатами и лаковыми полами, с своими образованными чиновниками-преподавателями, с своим безмездным ученьем, с своими улучшенными методами, стоит почти пустое посреди города, русский купец мимо этого блестящего училища, которое предлагает образованность даром, ведет своего сына к полуграмотному дьячку, который учит его за деньги и к тому же обыкновенно по самой тяжелой методе. Однако же это происходит не оттого, чтобы отец боялся образованности для сына, но только потому, что он желает ему такой образованности, которая не только была бы проникнута духом его убеждений, но и в самой форме своей носила бы свидетельство своего духа.

Конечно, сравнивая ученье самого грамотного дьячка с ученьем самого даже худо устроенного училища, для самого близорукого отца семейства перевес всех достоинств будет бесспорно на стороне училища, как в отношении к ученью, так и в отношении к надзору за детьми. Одно только, по-видимому, самое неважное, обстоятельство будет составлять исключение и для отцовского сердца без всякого колебания решит выбор между училищем и дьячком - в пользу дьячка: это обстоятельство заключается в том, что в училище, при всех познаниях в науках (небезвыгодных для жизни), при всем катехизическом изучении Закона Божьего (в объеме, довольно редком для простолюдинов), мальчик не получит ни привычки, ни, следовательно, охоты к чтению книг церковных; между тем как от дьячка он хотя не вынесет никаких знаний, но вынесет именно эту привычку к чтению церковных книг, а вместе с нею и любовь к церковному богослужению. Потому один мальчик, выйдя из училища, хотя знает много, но обыкновенно скоро забывает все, чему учился; если же займется чтением, то единственно чтением переводных романов; особенно же скоро изглаживается из его памяти именно то, что всего важнее: его познания о Законе Божьем, не поддержанные ни чтением Божественных книг, ни привычкою вразумляться в богослужение церковное. Между тем как другой мальчик, не получив в своем ученье собственно знаний, получил, однако же, средство и потребность к живому приобретению именно тех познаний, которые всего важнее для человека и которые он приобретает ежедневно более и более, вникая в высокий смысл церковного богослужения. Для одного - дверь просвещения затворилась вместе с дверью его училища. Для другого, напротив, только при окончании его ученья раскрылась дверь в высшее училище - Церковь. <…>.

Из этого не следует, однако же, чтобы образование в науках было противно образованию церковному. Да сохранит нас Бог от такого заблуждения! Истина истине противиться не может. Но в способе преподавания истин научных может быть какой-нибудь недостаток, который препятствует действию образованности религиозной.

Не из догматического ученья, не из умственных соображений, как у народов протестантских, - у нас религиозная образованность может происходить только из образованности церковной. Потому привычка к чтению церковных книг и разумение церковного богослужения есть единственное средство к приобретению этой образованности. Знание катехизиса есть, конечно, драгоценный венец всех понятий, почерпаемых христианином из внимания к церковным молитвам и из чтения Священного Писания, но в отдельности от чтения Священного Писания и от слушания церковного богослужения школьное знание катехизиса - по крайней мере бесполезно. Все познания человеческие, в совокупности своей, составляют один общий организм, одно, так сказать, тело ума человеческого. Господственная часть этого тела, голова этого организма, заключается, без сомнения, в религиозных и нравственных убеждениях. На них-то венец кладет система катехизиса. Но катехизис без Церкви - как венец без головы и как система без содержания. Ибо вся сущность религиозного знания заключается не в догматике, не в символе, а в живом сочувствии с духовною жизнью Церкви.

Потому, чтобы уездные училища вполне достигали своей цели, полезно бы было, кажется, особенно в некоторых местностях, чтобы в устройство их взошло более церковного элемента, и именно столько, сколько нужно для того, чтобы ученики могли без труда читать церковные книги и понимали бы хотя несколько конструкцию славянской речи.

Это повидимому незначительное, в исполнении весьма легкое, по форме едва заметное, но в сущности весьма важное дополнение в устройстве уездных училищ, может быть, было бы в некоторых местностях и излишнее, но в других, напротив, оно, так сказать, просится, требуется всем характером отношений городского народонаселения к училищу. И между тем оно может быть произведено без всяких переобразований и изменений, но только тем способом, чтобы должность учителя русского языка позволить занимать не светским учителям, но священникам, и именно в тех городах, где это окажется нужным и возможным, возложив притом на священников сих обязанность занимать детей, кроме русской грамматики, еще и чтением церковнославянских книг, с объяснением особенно непонятных слов и трудных оборотов.

Но так как места сии священников-учителей русского языка не должны превышать правами места священников-законоучителей, но, напротив, должны быть уравнены с ними во всем, то и жалованье должны они получать одинаковое - потому тот излишек жалованья, который останется от суммы, назначенной учителю русской грамматики, должен бы был, кажется, употребляться на приобретение некоторых церковнославянских книг, необходимых для чтения учеников.

Киреевский И. В. «О нужде преподавания церковнославянского языка в уездных училищах». – В кн. Киреевский И. В. Разум на пути к истине». М.: Правило веры, 2002. С. 141-148.

Думается, что эти слова И. В. Киреевского – прямой ответ всем желающим перевести наше богослужение на русский язык или в той или иной степени его русифицировать.


И.К., Москва

29.08.2011 в 12:21

На комментарии Афанасьевой Н.Е. и Ивана из Саратова.

Фарисеи подверглись осуждению за следование букве закона. У вас уже и закон отпал, остались одни буквы. Как-то однобоко восприняли учение.

Дыхание жизни Бог вдунул в лице человека. И в Пятидесятницу Дух сошел на Апостолов ("человеков"), после чего они заговорили на языках. Когда и в какой язык Он вдунул дыхание жизни, чтобы язык стал выше души живой?

И не надо обвинять людей в нежелании преодолевать препятствия, вам примеры приводила Татьяна из Подмосковья, которая преодолевает их со словарями в руках. И говорит, что, чем больше она узнает, тем больше на собственном опыте убеждается, как много не знает. Я полностью поддерживаю ее.

А вот «защитники» церковнославянского показали всю «глубину незнания». Шикарное выражение для филолога. Простите ноль, он и есть ноль, хоть в глубину, хоть в широту, хоть в высоту. А отрицательная величина, хоть и отрицательная, но величина.

Вы разговариваете только штампами: «корень», «фундамент», «матчасть» и т.д. Хотите «образы» создать, а получается только пустозвонство, даже на уродство не тянет. Сидите как гадалки: «Все расскажу, что было, что будет….». Простите, по гадалкам не хожу. Даже если бы и захотелось, в данном случае незачем. Не интересно, что будет, потому что и без вас – гадалок – ясно, чего не будет. Если растению обрезать все ростки без разбора и при этом беспрестанно подкапывать корни с целью поинтересоваться, живы ли они, а лучше еще и корни подрубить, чтоб за отведенные им рамки не вылезали, даже садоводы-любители вам без гадалок скажут, чего не будет.

И кто после этого враг церковнославянскому?

Вставляете цитаты, сами того не подозревая, что против себя свидетельствуете. Разобрались бы в себе, что для вас русский – корнесобственное растение или привитое. Тогда уж и лечить бы брались.

Вы тут «наштамповали», а разбираться, что вы там подразумевали, должны ученые? К ним-то у меня вопросов нет. Да и к вам тоже. Сами не понимаете, что из «хранителей древностей» в «бюро ритуальных услуг» скоро превратитесь.

Таким филологам, конечно, нужно запретить приближаться не только к Богослужебным текстам, а даже рекламным слоганам. Если других нет, то не ради иллюзии мира надо все прекратить, а ради того, чтобы остатки здравого смысла не растерять.

А у Ивана из Саратова типичное мышление городского жителя, не обремененного никакими заботами, кроме собственных идей и самолюбования. И Вам Татьяна правильно ответила, что английский ради одного престижа вы б не учили. Все, что вы «узнали», мною уже давно забыто, на «престиж» не покупаюсь. Вы извините, сидите в теплой квартире на всем готовом (электричество, водопровод, канализация, хлеб в соседнем магазине, картошка на рынке, молоко в пакете, даже мусор придут подберут и подметут на улице и т.д.) и при этом еще пытаетесь кого-то в лени обвинить. Особенно наших женщин. Конечно, это очень удобно, когда они, бедолаги, в храм с платком на голове, с юбкой и глазами в пол, да рот на замке. А что они по жизни давно, с вашего же попустительства, в «мужском платье» чешут (и швец, и жнец, и на дуде игрец, и еще много таких «и»), этого ни-ни, ни в коем случае нельзя замечать. С этим же придется что-то делать, мир порушится. Может он уже давно порушился?

Вы, «защитники», быстрее до реформ докатитесь с «книжечками с параллельными текстами», аналогией с «25-минутной литургией» у католиков, и неуемным желанием все унифицировать и стандартизовать.

Ваши предложения предельно ясны: всем надо стать филологами, чтобы участвовать в Богослужении. Вам же и нельзя доверять после демонстрации ваших «глубоких» познаний и языка, и смысла Богослужения. Чего у вас просить, если вам самим впору подавать.


Вильгельм

28.08.2011 в 17:34

Уже где-то комментировали "это". Я тоже так думаю, как автор пометок на http://7magisterium7.livejournal.com/

Более того, именно те, кто кричит о своем понимании ЦСЯ, забывают прочитать там о любви, терпении, молитве. Кстати, о ней. Если человек достаточно религиозен, он не будет довольствоваться церковнославянскими шаблонами. Например, захочет человек попросить Бога, чтобы ему машину побыстрее сделали(для доброго дела, разумеется)). И что: он будет молиться о машине, или о "колеснице самоходной"? И что, неужели второй вариант прямо таки молитву в небо быстрее доставит? Нормальный верующий знает, что нет. Что горячая вера - "двигатель" молитвы, а не буковки.


Иван, Саратов

28.08.2011 в 16:32

На Татьяна, Подмосковье 27.08.2011

Нет, Вы неправильно поняли мой пример. Я учил язык не исключительно по интернету, но интернет был исключительно важным подспорьем, т.к. я мог получить консультацию в любой момент. Так же должно быть и с ЦСЯ, но центры концентрации должны находиться на приходах, а не на компьютерах, виртуальное общение - суррогат и таким и останется.

Никакого особенного свободного времени или способностей у меня не было, но современная техника значительно облегчают процесс изучения языков. Для этого должны быть разработаны методики, они тоже сильно продвинулись (подкасты и пр.), об этом речь. Возможности техники растут очень быстро и нет сомнения, скоро интернет будет в каждом селе. На перспективу и надо работать.

Но Ваш дальнейший текст очень трудно прокомментировать, ввиду его, скажем так, произвольности. Вам ТАК видится ситуация, но хорошо бы это чем-то подкрепить. Потому что, например, Вы считаете, что "у наших женщин нет ни времени, ни способностей, ни желания", а мне видится по другому. Почему, например, в той же Америке (про которую мы так любим сказать - "ну, тупые") есть программы вроде "Adult Education Programs" или "Continuing education", предполагающие образование взрослых, пожилых и стариков? Причем, так сказать, и "бесцелевое" тоже, поскольку это "дает радость" и позволяет держать в форме ум, а значит и тело (раньше это влияние недооценивалось). А мы, значит, задерганные, сделайте нам понятно, у нас и компьютеров-то нет и вообще - желания. Вам не кажется, что контраст не в нашу пользу? Кто тупой-то, коль "нет способностей"?

Далее, Вы неправильно себе представляете, что дальнейшее усвоение языка идет исключительно через прямые переводы слов. Там очень сложный процесс, но не место вдаваться. При этом, русский язык никто не называет "неглубоким" или "некрасивым". А то, что язык до конца выучить невозможно, так это по отношению к любому языку верно, даже родному. Почему у Вас это вызывает такое раздражение? Поменяйте позицию, это и вправду радость - узнать новую тонкость в языке (любом).

Вы спрашиваете, понял ли я Вас? Я скажу, что я понял точно. У Вас давно и непоколебимо есть ответ на вопрос - "Менять ли что-то в богослужении?". Этот ответ - "Менять все, начинать хоть с чего-нибудь, раз нельзя сразу все" (см. последнюю строку Вашего поста). Коль скоро для Вас это решено, Вас раздражает даже сам факт обсуждения - все ведь уже ясно. Поэтому, когда на пути встают препятствия, скажем, в виде данных лингвистики, Вы предлагаете просто не слушать лингвистов - "пусть пастыри решают". Нет, решать будет вся церковная полнота. И людей, не понимающих, что им дает тот факт, что ЦСЯ - основа русского литературного, меньше, чем тех, кто понимает. "Любовь к отеческим гробам", знаете ли. Но я Вам приведу такой факт. Для Вас ведь С.Аверинцев - авторитет, верно? Так вот он говорил, что даже ни разу не взятые читателем, не использованные, но находящиеся в фонде бибиотеки книги, влияют на менталитет и духовность. А ведь слова ЦСЯ входят в наш речевой оборот, мы их используем, это отнюдь не в музее хранится, как Вы говорите. Да то, что нам дает ЦСЯ в качестве основы, учету не поддается. Дает в том числе и более глубокое понимание текстов на ЦСЯ.
Разумеется, Вы имеете право на Вашу точку зрения, равно как и мы все. Но вряд ли достижим компромисс между теми, кто считает необходимостью хранить верность Традиции и теми, кто называет ее привычкой и глумится над заглавной буквой "Т". Поэтому заголовок статьи глубокоуважаемого о.Сергия (поклон ему за храбрость) абсолютно верен - ради мира церковного надо снять этот "Проект" с рассмотрения.


Вильгельм

28.08.2011 в 15:00

Интересный ответ нашел на эти мнения. Кто прав - надо доказать! http://7magisterium7.livejournal.com/


Иван, Саратов

27.08.2011 в 16:45

На Виталий Койсин, Энсхеде 26.08.2011

Простите, но Н.Е.Афанасьева, утверждая, что ЦСЯ - часть русского языка, вполне ясно показывает, в каком смысле подразумевается слово "часть" и, кроме того, ссылается на множество источников, включая грамматики, словари и труды известных лингвистов. Вы же просто даете собственное определение "части":

"Ц.-сл. язык был бы неотъемлемой частью русского литературного языка, если бы на нём могла бы говорить хотя бы более-менее заметная часть народа." И поскольку действительно в обыденной жизни никто на нем не говорит, для этого есть разговорный, Вы заключаете, что все это - "притягивание за уши".

Прием этот, как бы это мягче, не совсем корректный, но самое главное - на ЦСЯ говорит весь православный народ, а не только какая-то его часть. Но говорит он на нем - с Богом. Так что даже и по Вашему определению выходит, что ЦСЯ - часть русского языка.


Александра

27.08.2011 в 12:53

Татьяне
С тем, что Вы пишете, можно согласиться - за одним маленьким исключением. Профессиональные лингвисты как раз НЕ утверждают, будто церковнославянский язык - часть русского. Достаточно просмотреть ту ветвь дискуссии, которая относится к собственно проекту (а еще лучше - дискуссию в БЛОГЕ межсоборного присутствия, где больше профессионалов), чтобы понять, что такого рода утверждения как раз принадлежат людям недостаточно сведущим. Более того, среди сторонников справы или даже перевода богослужения много профессиональных лингвистов, а вот среди противников любого движения в основном преобладают люди, не имеющие богословского и филологического образования, более того, ставящие политические реальности выше церковных.


Сергей Швецов

27.08.2011 в 12:05

Ивану, Саратов

О верхнем слое.

Это что значит? Что ЦСЯ - не отдельный язык, а какая-то часть русского языка? Очень интересно. А есть средний слой? Нижний? Это что за слои, поясните пожалуйста.


Сергей Швецов

27.08.2011 в 11:59

Ивану, Саратов.

На реплику

=насчет права приходов самим выбирать язык уже уже было ясно показано и многими, к каким катастрофическим последствиям для веры и отечества это приведет - неужели можно вот так явно игнорировать все разумные и ясные доводы столько времени?=

Прошу прощения, это к каким таким катастрофическим последствиям приведет автономия приходов в вопросе выбора языка? И кем это многими и ясно это показано? Если какой-то "особо продвинутый" приход решит реконструировать богослужение на арамейском (родном языке Господа) и служить на нем, Вы погрозите пальчиком и потребуете запретить? Вы на наших службах греческого никогда не слыхали? Κύριε ελέησον все то же? Ну вот, полюбопытствуйте http://clck.ru/Jace. Видно, на Валааме не в курсе, что их пение по-гречески может привести к катастрофе. Или до катастрофы только русский язык может довести?


Афанасьева Наталия, Москва

27.08.2011 в 11:03

Ваши вопросы не ко мне, а к тем многочисленным ученым, имена которых приведены мною в комментарии. Так что читайте источники, изучайте, так сказать, "матчасть". А сведения о том, что на церковнославянском языке вообще никто и никогда не говорил, можно было почерпнуть даже из недавних статей и комментариев.


И.К., Москва

27.08.2011 в 10:30

Размышления на тему комментария Афанасьевой Н.Е.

Умиляют меня эти ссылки на М.В. Ломоносова. Не знаю, как сейчас учат в школе, но в мое время говорили, что русский литературный начинается именно с М.В.Ломоносова. И зачем он ему только понадобился, если уже был церковнославянский, он же литературный? По вашему предложению, нам надо всем вернуться в эпоху средневековья, чтобы понять, где наши корни. С превеликим удовольствием, только в первую очередь придется интернет уничтожить и дипломы у всех филологов и богословов аннулировать. Если аутентичность, то во всем.

А вы не лукавите, когда говорите о том, что русский литературный то же самое, что литературный славянский? Зачем тогда громадье ваших исследований?

«Ибо если у дома разобрать фундамент, то всё здание обрушится. Не этого ли так желаете вы, радетели «просвещения» русского народа?» Вы в своем доме ежедневно интересуетесь, из чего у него там фундамент, и как из фундамента, скажем, Кремля появились современные строительные материалы и технологии? Или все ж просто живете и спокойно занимаетесь лингвистикой?

В Церкви место одной тайне – Богу. «Таинственные» языки пусть главенствуют в научных исследованиях. Это вообще характерная особенность нынешнего времени, чем непонятнее, тем возвышеннее и умнее. Не для всех, а для избранных. Принадлежность к элите. На элиту никто не претендует. Господь говорил с рыбаками, а не с филологами. Вот и донесите до рыбаков, что вам передано для рыбаков. На Кесарево не заримся.

. «…либо результат глубокого незнания истории русского литературного языка, на который Вы так упорно стремитесь перевести наше богослужение».

Глубокое незнание истории экономического учения не мешает вам ходить в супермаркет? Разница в наших взглядах состоит в том, что вы считаете возможным присвоить себе Богослужение («наше»), а мы, по своему заблуждению полагаем, что в Церкви все Божие.

Те, кто для вас реформаторы, на самом деле нищие с протянутой рукой. Вам о жизни и о душе, а вы о науке. Не мудрствуйте, не вкладывайте тайный смысл в простые слова, не ровен час, сами себя и уловите.

Почитайте статью И.В.Киреевского «О нужде преподавания церковнославянского языка в уездных училищах». В первую очередь, не с тем, чтобы кричать о необходимости введения курсов церковнославянского повсеместно. Картина весьма поучительна. Уж если ссылаться на историю, то комплексно, а не только на историю языка.

Вопрос к ревнителям церковнославянского языка: каким образом чья-то молитва на русском языке может помешать делу вашего личного спасения?

Интересно, с какой такой целью за последнюю неделю со второй попытки опять погнали новую волну на эту тему, когда страсти уже поутихли? Иван-дурак ходил за три девять с миссией восстановления справедливости, тем временем в его дому…


С. А.

27.08.2011 в 10:30

Надо проводить опрос в церквях по поводу обсуждаемого документа. Во время Великого поста. На исповедях пусть священники выдают маленькие такие листочки и пусть они заполненными бросаются в урны прихожанами. Опрос как зондаж настроений церковного народа. Думаю, на это надо решиться. И ничего страшного в этом не будет. Это будет анкетирование и ничего больше.


Татьяна, Подмосковье

27.08.2011 в 02:58

Ивану из Саратова.

Простите, Иван, но Вы приводите свой пример и я по нему и отвечу. Много ли Вы знаете людей, которые выучили, как и Вы, язык по Интернету? Мне кажется, что нет. Во-первых, для изучения языка нужно как минимум, свободное время. Очевидно, оно у вас было в достаточной степени, тем более, что Вы учили язык для занятий, которые Вас кормят, как я поняла - а это совсем отдельный стимул. У многих семейных людей элементарно нет времени для учёбы. Я знаю таких людей достаточно, которым и не до социальных сетей тоже, некоторым хотя бы и потому, что компьютера нет.

Во-вторых, для изучения языков как минимум нужно иметь интеллектуальные способности и склонность к словесности. У Вас, очевидно, они есть, а в основной массе обладают ими очень немногие..

Вот уже отсеялась довольно значительная группа людей, призванных к изучению ЦСЯ.
Можно ещё посмотреть на возраст. В нашем храме 80 процентов прихожан - женщины в возрасте 40 - 70 лет. Не знаю как в столицах, но я думаю, что такая статистика во многих провинциальных городках. Не уверена, что у наших женщин есть время, способности, да и просто желание что-то изучать чисто по жизненным показаниям.

И что у нас остаётся в остатке? Думаю, Вы сами понимаете. Остаются единицы! Для которых может быть открыта вся красота и глубина текстов наших служб, и самое интересное, что открываться-то она будет им всё равно при помощи «неглубоких» и «некрасивых» русских слов. Они же для этого будут учить ЦСЯ, чтобы свободно на слух переводить с духовного ЦСЯ на бездуховный русский и на бездуховном русском осмысливать глубокие духовные истины. Это ли не парадокс?

Ну да ладно, лингвистам виднее, я в этом неуч, поэтому спорить не буду с их утверждением, что ЦСЯ – основа русского языка. Наверное так, Но мне-то что от этого утверждения? Само по себе для меня это ценности не имеет, если я не могу этим свободно пользоваться. Ну пусть хранится всё это в музее, будем ходить любоваться. От того, что мне всё время внушают это, моего понимания ЦСЯ не прибавляется, я всё равно должна пользоваться словарями. Это как со словом «халва» из известного присловья. Вот Вы тоже, наверное, не удовольствовались бы просто звуками английских слов, Вы же тоже понимать их хотите, потому и учите. Ну да ладно, про обучение мы уже выяснили.

Не знаю поняли Вы меня или нет? Мне кажется, что наши миры всё-таки отличаются. Мне не близки такие Ваши рассуждения по поводу изучения ЦСЯ - «если это будет престижно, если человек не будет признан культурным в обществе без этого знания и самое главное - без стремления к еще большему такому знанию».

Но сколько бы мы здесь чего не обсуждали, в любом случае вопрос, конечно, решать Пастырям Церкви. Им вверено стадо, с них и спрос. И задачи у них с лингвистами всё-таки разные, мне думается.

Вобщем, я за справу, хотя бы внутри самого ЦСЯ, если переводы совсем невозможны.


Виталий Койсин, Энсхеде

26.08.2011 в 23:40

Вдогонку про "неотъемлемую часть": можно так же притягивать за уши латынь ко многим западно-европейским языкам. Говорить про "совместные словари" латыни и, напр., итальянского, где "латинизмы органично входят в живой итальянский язык". Но кто всерьёз скажет, что латынь - это часть живого итальянского?

Ц.-сл. язык был бы неотъемлемой частью русского литературного языка, если бы на нём могла бы говорить хотя бы более-менее заметная часть народа. Но о чём можно мечтать, если не то чтобы говорить, а просто читать со словарём ц.-сл. тексты может меньше 1% населения? А полноценно общаться на нём может, я думаю, только десяток монахов-католиков из Шеветоня :-) И это почти не шутка: неск. лет тому назад они пробовали так общаться с нашим настоятелем. Ничего из этого не вышло (т.к. настоятель прекрасно читает ц.-сл., ещё с семинарских лет, но, естественно, никогда не общается на нём) и пришлось им перейти на русский.

Так что Вы уж извините за некоторую резкость, Наталия Ефимовна, но Ваши рассуждения - это притягивание за уши. Подобно как в соседней теме г-н Каверин пытается записать ц.-сл. язык в "Священное Предание" (с большой буквы!).


evstoliya

26.08.2011 в 22:40

Уважаемый диакон Андрей Белоус!

Ваш логический прием называется reductio ad absurdum или апагогия. Сначала в храме на Преображение у Вас стоят тысячи прихожан, но в следующем предложении уже десять тысяч курьеров прихожан, вы уж определитесь поточнее. Поздравляю, на Ваших службах прихожан больше, чем у св. прав. Иоанна Кронштадтского!

Странный у Вас какой-то многотысячный приход. У нас приход не так велик, но на акафистах почти ВСЕ поголовно стоят с распечатками текста акафиста, который ВЫДАЕТСЯ, а потом собирается начальником хора. И заметьте, мы, ЧИТАЯ, все «едиными устами и единым сердцем» - поем акафист. У Вас же почему-то 10 тысяч молитв, вместо единой! Опять у Вас логические абсурды, батюшка. Правда, речь может идти об отдельной единой молитве тех, кто молится по-русски. Но если Вы уверены, что эта молитва истинная, то что вас печалит? Вопрос только в том, как велика эта группа. Но об этом ниже.

Вы собираетесь вручать прихожанам «все эти книги», да еще с комментариями, когда какую открывать. Опять апогогия. Не печальтесь, ничего подобного не предлагается. У меня сейчас на столе тонкая книжица (брошюра, как написано в предисловии) «Всенощное бдение – Литургия», издание 1991 г., Московская патриархия. Я и эту тонкую брошюру предлагаю разделить на две. БАЗОВЫЙ ВАРИАНТ – это из моего поста, не заметили? Праздничные дополнения прихожане будут слушать на церковнославянском, как я предлагаю.

Основу же можно будет выбирать. Кстати, практика двуязычной печати, например, молитвословов, Канона Андрея Критского, Псалтири и пр. существует давно, и не мной придумана. Вы утверждаете, что в этом случае все будут молиться по-русски. А я уверена, что только максимум 10% прихожан. Почему? Я могла бы и не отвечать, ведь Вы не утруждаете себя доказательством. И все же отвечу. Во всех выборочных опросах, которые мне попадались, почему-то фигурируют именно эти 6%-10%, когда речь заходит о Русских проектах, таких, например, как церковнославянский язык богослужения (Баба-Яга всегда против…)
Но если Вы так уверены в противоположном, так не следует ли Вам поддержать мой гибельный для ЦСЯ проект? Опять проблемы с логикой. Первая часть Вашего поста (критика статьи отца Сергия) противоречит второй. Вам надо поддерживать меня, ведь это кратчайший путь к тому результату, которого Вы добиваетесь!


Иван, Саратов

26.08.2011 в 20:48

На Татьяна, Подмосковье 25.08.2011

Позволю себе сделать несколько ремарок к Вашему комментарию. Извините, но практически все Ваши аргументы уже встречались (и не раз) и на них были даны ответы.Но я поскольку я и сам предлагал "курсы", то я не понимаю, почему я легко и в любой момент могу найти в Интернете ВСЕ формы обучения английскому, включая преподавателя-англичанина, который за умеренную плату по Скайпу мне расскажет и напишет все тонкости всего, что меня интересует. И не могу найти почти ничего аналогичного вообще для церковнославянского языка. И при всем этом отсутствии летит разящей стрелой - "а Вы можете ВОТ ЭТО перевести? Нет? Так вот и признайте, что Вам русский перевод нужен". А вот не понимаю - несколько лет назад я мало что мог перевести с английского, а сейчас зарабатываю переводами, причем гуманитарных текстов. Это как? И неужели то же самое для ЦСЯ нельзя сделать? При том, что мне там не надо профессионально переводить, а только понимать. Нельзя это сделать для языка, являющегося базисом нашей духовности и культуры, для языка, на котором тысячу лет молились наши предки (да, менялся, естественно, он же живой), для языка, настолько близкого русскому, что "непонятность" - результат практически всегда незнания основ православной веры, а не самого языка? Это Вы считаете ЦСЯ и русский двумя разными языками, а многие, включая известных ученых, считают ЦСЯ - верхним слоем русского.Да, верно, что люди задерганные и загруженные сейчас. Но выйдите в социальные сети - сколько их проводит там время часами? Так полчаса неужели трудно выкроить, если все будет доступно и будет развитая инфраструктура обучения ЦСЯ? И самое главное, если это будет престижно, если человек не будет признан культурным в обществе без этого знания и самое главное - без стремления к еще большему такому знанию. Ибо именно это стремление характеризует ревность о вере.

Ну а насчет права приходов самим выбирать язык уже уже было ясно показано и многими, к каким катастрофическим последствиям для веры и отечества это приведет - неужели можно вот так явно игнорировать все разумные и ясные доводы столько времени?


Виталий Койсин, Энсхеде

26.08.2011 в 20:13

Афанасьева Наталия Ефимовна: "...Сторонники языковой реформации не знают, а скорее делают вид, что не знают о том, что церковнославянский язык – это есть неотъемлемая часть русского литературного языка, его высокий стиль".

В каком смысле неотъемлемая? В каком смысле часть? Чисто на церковно-славянском писались только богослужебные тексты. Да и то в 20-м веке были исключения. Напр. акафист "Слава Богу за всё" написан уже скорее по-русски.

Если брать стариные не богослужебные тексты, то они тоже далеко не по-ц.-сл. написаны, хотя влияние сильное.

А в позднейшей класической литературе 19 в. можно говорить разве что о влиянии, но не более того. В какой-то период французских словечек было, думаю, даже больше. Но не скажем же после этого, что франц. язык - это неотъемлемая часть русского лит. языка... :-)


Varahiil, Россiя, Санктъ-Петербургъ

26.08.2011 в 02:11

Прекрасная статья досточтимого протоиерея отца Сергия Правдолюбова свидетельствует о наличии здравомыслия в церковном сообществе, среди духовенства, которое способно ещё противостоять ложному направлению так называемого «обновления», «оживления» церковной мысли, церковнаго богословия, церковной жизни … , и отъ которого, если и не всё, то очень многое зависит в нашей Церкви. Стоит ли напоминать и повторять об опасности пагубной и совершенно ненужной реформы ц/с богослужебного языка, которая дипломатически прикрывается якобы заботой о «несмысленных» меньших братиях наших, - что есть прикраса лжи, «лепота непрaвды» (Иак.3:6)? - Думаю, стоит! Обсуждене этой темы, полагаю, зачастую заходит в тупик именно потому, что сторонники реформы никак не могут или не хотят усвоить себе то, что речь здесь идетъ не об иностранном, непонятном и чуждом нам языке, а о РОДНОМ СЛАВЯНСКОМ - РУССКОМ языке, который нам уж точно понятен, за исключением, можетъ быть, нескольких слов или оборотов речи, каковые вполне можно уразуметь, с помощью Ц/С словаря, грамматики или святоотеческих толкований. Очевидно же, что они смотрят на созданную ими искусственно «проблему» как бы со-стороны, извне, а потому могут быть совершенно правы, со своей точки зрения, которая, в контексте их темы, не может вызывать и у нас возражений. Но, правда, эта уже другая тема, не имеющая к нам – русским – прямого отношения. Смешивание этих различных тем приводит нас лишь к ненужной конфронтации и раздражению. Судя по-всему, здесь, очевидно же, вступают в силу совершенно другие причины - интересы и амбиции, не имеющие ничего общего с церковными… (sic!). Иначе и невозможно объяснить себе причину такой настойчивости, упорства, даже агрессии со стороны молодых нуворишей от богословия. Ведь, как зачастую легко бывает отказаться от того, что тебе не дорого,.., что не вызывает у тебя ни благодатнаго переживания богообщения, ни трепетного отношения к Тайне, к глубочайшему её смыслу, - во что так трудно бываетъ проникнуть ни то что простому, но даже и образованнейшему уму, и даже самим ангелам (1Пет.1:12), а потому пренебрежение и отказ от этого, очевидно, чуждого нам языка, уже само по-себе не изобличает ли в нас самоуверенность, высокомерие, самомнение – саму гордость? О большем же умолчу…

Нижайший поклон всечестному отцу Сергию за Поступокъ, поистине достойный уважения!


Владимирова Елена, Краков

26.08.2011 в 02:05

Отцу Сергию - поклон за пастырскую заботу и, решусь даже на слово подвиг. Да, подвиг, если учитывать специфику нашего скорбного времени! С большим утешением прочитала вашу статью, уважаемый батюшка, в защиту церковно-славянского языка, в защиту всего нашего православного дома.

А вот иные комментарии русских людей (русских, увы, как видно, только по крови, но никак уже не по духу), которых статья привела в состояния крайнего раздражения - не угнетают, нет! Радуют! Значит мы на правильном пути! И отец Сергий на правильном, и уважаемая редакция Благодатного огня, не дающая таковым почувствовать себя европейцами...

Народ, опомнитесь! Так расправославиться, так позволить себя ... оскопить, так позволить выровнять и промыть себе мозги!


evstoliya

25.08.2011 в 21:03

Спасибо отцу Сергию, что возвысил голос в защиту ЦСЯ от лица священноначалия.

Позволю себе обсудить вопрос с точки зрения технологий, так как я в этой области пусть и небольшой, но профессионал.

Летом судьба занесла меня на литургию в католический испанский храм. Я обратила внимание, что все прихожане, перед началом литургии подходили к первому ряду, где лежала стопка сложенных вдвое листов, раздача была бесплатной. Я также взяла себе текст. Перевела его дома. Это была пословная запись всей 25-минутной литургии. Многие при всенародном пении опускали глаза в тексты. После окончания священнодействия
прихожане положили листы на то же место.

Вопрос «непонятности» церковнославянского языка можно снять не очень лёгким, но вполне доступным образом. Необходима РЕФОРМА, но чисто организационная, технологическая, на уровне издательского отдела Патриархии. Тексты ежедневной литургии (вечернего богослужения, акафистов) , изданные самым дешёвым, непритязательным образом, - должны быть в отдельной библиотеке каждого храма. Они должны выдаваться или продаваться (обязательно и то, и другое) каждому ЖЕЛАЮЩЕМУ прихожанину перед началом литургии, если у него нет личного экземпляра. Наиболее активные прихожане за год соберут такую библиотечку дома. Разворот каждого листа должен слева иметь канонический литургический текст (со сносками непонятных слов, если человек хочет читать по-славянски), справа – перевод по-русски. Это не очень простой способ организационно, но мы достигнем прекрасного результата.

  1. Мы достигнем стандарта нашего богослужения по всей России. Службу можно удлинять, но должен быть минимальный базовый вариант, что снимет многие нестроения и вопросы.
  2. Мы приучим прихожан брать с собой, начиная с некоторого времени, книжечку богослужения на службу, т.е. к порядку, которого нам по нашему менталитету так не хватает, что уж греха таить…
  3. Мы научим с течением времени, постепенно тех, кто хотел бы, но не может пока понимать ЦСЯ.
  4. Мы неизбежно вовлечем неактивную, колеблющуюся часть нашего народа, особенно молодежь, которая приучена к современным технологиям, дадим ей технологическую опору МОЛИТВЫ.

Кроме того, необходимо нацелить издательский совет на печать литературы, связанной с толкованиями богослужебных текстов, их сегодня практически купить затруднительно. Это должны быть простые дешевые «народные» издания. Конечно, на это потребуется время, но до второго пришествия – что нам еще делать, как не молиться, – и по-церковнославянски, и по-русски?


Татьяна, Подмосковье

25.08.2011 в 20:08

http://www.pravmir.ru/molitva-istinnoj-dushe-ili-kogda-neobxodim-perevod/


- Вот ссылка на интересную статью на "Православие и мир". Как раз о результате собственных переводов с ЦСЯ на русский. Я тоже буквально месяц назад узнала, что "Сокровище благих" в молитве Св Духу вовсе не "драгоценность хороших людей", а Источник или Вместилище благ и это после 10 лет пребывания в Церкви! Да просто даже и мысли не возникло, что что-то не так, ведь всё так понятно, слова по-русски же! Сокровище кого? - благих ( т.е. хороших людей). А сколько ещё такой нелепицы мы мыслим, занимаясь самостоятельным переводом при чтении молитв? Например "диавольское поспешение" - уверена была, что здесь осуждается поспешность. А в Символе веры, "Верую во единого Бога Отца" - долгое время считала, что единый - это слово отражающее объединение, единство, а не "единственный", кстати, многие нецерковные (но крещёные) люди именно в этом слове находят обоснование своей "всеядности" в своих верованиях: Бог-то ведь един, всё объединяет!


Сергей, Москва

25.08.2011 в 18:31

Александру Сергеевичу Наумцеву:

Есть конкурс "Православная инициатива" http://www.bfss.ru/press/?idnews=338

Если правильно оформить заявку, то они могут дать денег на проект.Либо первое, либо третье направление:

1.Образование и духовное становление личности;

3.Культура.


Сергей Швецов

25.08.2011 в 18:25

Н. Каверину

Классический язык древности - это какой? Неужели церковнославянский?

Статье определенно не хватает подзаголовка: По мотивам произведений Николая Каверина.


Павел из Москвы, Черёмушки, Москва

25.08.2011 в 17:05

Статья досточтимого батюшки о.Сергия - это пастырский подвиг и пример всем православным священнослужителям, как надо защищать веру православную в трудное время, не страшась никаких реформаторов. И не страшась обновленческих причитаний на сем форуме. Так что, теперь все надежды кочетковского института, кощунственно присвоившего себе имя Святителя Филарета Московского, обломились. Лучше бы они себе присвоили имя обновленческого епископа Антонина Грановского.

Верно пишет о.Сергий: проект Межсоборного присутствия о церковнославянском языке следует ради мира в Русской Церкви снять с рассмотрения.

Низкий поклон о.Сергия.


Varahiil, Россiя, Санктъ-Петербургъ

25.08.2011 в 17:05

Прекрасная статья досточтимаго протоiерея отца Сергiя Правдолюбова свидѣтельствуетъ о наличiи здравомыслiя въ церковномъ сообществѣ, среди духовенства, которое способно ещё противостоять ложному направленiю такъ называемого «обновленiя», «оживленiя» церковной мысли, церковнаго богословiя, церковной жизни … , и отъ которого, если и не всё, то очень многое зависитъ въ нашей Церкви. Стоитъ ли напоминать и повторять объ опасности пагубной и совершенно ненужной реформы ц/с богослужебнаго языка, которая дипломатически прикрывается якобы заботой о «несмысленныхъ» меньшихъ братiяхъ нашихъ, - что есть прикраса лжи, «лѣпота непрaвды» (Иак.3:6)? - Думаю, стоитъ! Обсужденiе этой темы, полагаю, зачастую заходитъ въ тупикъ именно потому, что сторонники реформы никакъ не могутъ или не хотятъ усвоить то, что рѣчь здѣсь идетъ не объ иностранномъ, непонятномъ, чуждомъ намъ языкѣ, а о РОДНОМЪ СЛАВЯНСКОМЪ - РУССКОМЪ языкѣ. Очевидно же, что они смотрятъ на искусственно создаваемую ими «проблему» какъ бы со-стороны, извнѣ, а потому совершенно правы, со своей точки зрѣнiя, которая, въ контексте ихъ темы, не можетъ вызывать и у насъ возраженiй. Но, правда, эта уже другая тема, не имѣющая къ намъ – русскихъ – прямого отношенiя. Смѣшиванiе же этихъ разныхъ темъ приводитъ насъ къ ненужной конфронтацiи и раздраженiю. Судя же по всему, здѣсь, очевидно, вступаютъ въ силу совершенно другiе интересы и амбицiи, не имѣющiе ничего общего съ церковными… (sic!). Иначе и невозможно объяснить себѣ причину такой настойчивости, упорства, даже агрессiи со стороны молодыхъ нуворишей отъ богословiя. Вѣдь, какъ зачастую легко бываетъ отказаться отъ того, что тебѣ не дорого,.., что не вызываетъ у тебя благодатнаго переживанiя богообщенiя…, что не вызываетъ у тебя трепетнаго отношенiя къ Тайнѣ, къ глубочайшему ея смыслу, - во что нелегко бываетъ проникнуть ни то что простому, но даже и образованнѣйшему уму, и даже самимъ ангеламъ (1Пет.1:12), а потому пренебреженiе и отказъ отъ этого, очевидно, чуждаго намъ, уже само по-себѣ изобличаетъ въ насъ самоувѣренность, высокомѣрiе, самомнѣнiе – саму гордость. О большемъ же умолчу…

Нижайшiй поклонъ всечестному отцу Сергiю за Поступокъ, поистине достойный уваженiя!


И.К., Москва

25.08.2011 в 15:31

Спасибо Александру Сергеевичу за интересные ссылки.

При этом вынужденная заметка: Москва – не вся Россия и уж тем белее Россия - не Мюнхен. Для оценки реалистичности возврата церковнославянского языка в жизнь нашего народа для начала не мешало бы определиться, кто это «наш народ». Затем определиться с «российскими школьниками». Можно даже в Москве обойти все без исключения школы 1 сентября и посмотреть на состав первоклашек. Светские люди уже ответили, хотят ли они что-либо напоминающее о Православии видеть в школьной программе или нет, были такие публичные обсуждения. Даже если усомниться в объективности и репрезентативности, в возможностях лоббирования сомневаться не приходится. Ну предположим, что эту проблему решим, то есть еще небольшое препятствие: если уж десятка специалистов не наберется для редактирования текстов (мнение ревнителей церковнославянского языка), то где ж их взять на все российские школы и бывшие Дома культуры или пионеров? Исходя из этого следует оценить свои шансы на достижение поставленной цели.

Обе статьи направлены на популяризацию церковнославянского языка. Никто не возражает, что это нужно и полезно, это перспектива. А сейчас что делать-то? У Л. Маршевой интересный анализ о подаче и восприятии информации, это здравомыслящий человек уже давно понимает и последствия этого ощущает на себе. «Формируется так называемое клиповое мышление, корреспондирующее с клиповой культурой: окружающий мир превращается в пестрый калейдоскоп разрозненных, как правило, мало связанных между собой фактов». Почему предложение безличное? Это не самопроизвольный процесс. С одной стороны, это может быть целенаправленная деятельность, формирование конкретного типа мышления и восприятия окружающего мира (тот же пресловутый ЕГЭ направлен именно на это – фрагментарное мышление, выбор из предложенных вариантов, а времени на то, чтобы оценить, что вариантов как таковых и не предложено, не остается). Встает закономерный вопрос, чья это может быть деятельность? С другой стороны, мышление само по себе что ли существует, без субъекта?

Скорость обработки поступающей информации должна быть сопоставима со скоростью и количеством ее подачи. Иначе человек не способен адекватно отреагировать и выставить блок. В результате помимо своей воли набивается всякой мишурой, которая складируется на чердаке до лучших времен. Сознательный разбор этого хлама в лучшем случае начинается в критических ситуациях, когда, можно сказать, вопрос встает о жизни и смерти. А до поры до времени, вся эта лавина давит, и собственное мышление преподносит сюрпризы. И выскакивают из обалдевшего сознания чужеродные мысли как черт из табакерки, он, человек, сделает или скажет что-нибудь, а потом диву дается: «А я ли это был? И как такое могло произойти?». Поэтому и следует максимально использовать существующие и одухотворять хоть до какой-то степени развитые личные средства – родной язык. И церковнославянский надо сделать узнаваемым, родным и органичным, а не параллелить его, чтобы человек без конца тумблер переключал: здесь я русский, а здесь - церковнославянский, здесь я плотский, а здесь - духовный. Чтоб себя огородить от этого калейдоскопа, следует сделать все, что во время Богослужения воспринимаешь, предельно узнаваемым в обычной жизни, в семье, с родными, с друзьями и недругами, с начальниками и подчиненными на работе, с бомжами и с олигархами. В определенном месте, при определенном освещении, при определенном облачении, настрое и песнопении, символика понятна. Только когда внешнее оформление исчезает, в рекламно-калейдоскопном мире символы утрачивают свое значение и воздействие, становятся неузнаваемыми. Язык как раз и есть средство борьбы с этим вроде бы самопроизвольным и никем не контролируемым хаосом, а на самом деле четко организованным и структурированным потоком, единым по содержанию и форме, имеющим соответствующую упаковку. Один человек, значит и средство должно быть одно – едино. Почему бы при этом столько же усилий не приложить к популяризации русского языка и взаимопроникновению обеих языков, если церковнославянский все равно будет объясняться на русском. Высокий смысл и духовность будут доноситься обычным литературным языком, только один можно использовать на Богослужении, а другой нет. Как же это объяснить?

Обратите внимание, телеканал «Культура» в течение года Китая в России, крутил именно «клипики» о китайском языке – иероглиф, символ, перевод, значение, история, смысл, философия, жизненные установки. При просмотре возникал вопрос, почему мы о своем языке не делаем подобные «видеоряды», почему первокурсник филфака знает, что «начало» и «конец» однокоренные слова, а выпускник средней школы нет. Вот и используйте этот метод: ежедневно, круглый год, неожиданно, между делом, раз, и напомнили и о русском, и о церковнославянском, об их корнях, загадках и тайнах, только вместе и нераздельно. Сольются они во едино. Когда станут одно, острота проблемы и снизится для обеих сторон. Одни без усилий вспомнят, что «гобзование» – это изобилие, а другие не впадут в кому, когда услышат «изобилие» на привычно не знакомом месте. Кстати, раньше «гобзить, гобзовать» использовалось и в разговорном, а не только церковном языке, так что по сути все сводится к стилю и ограждению службы от обсценной лексики, от которой надо уметь защищаться везде, даже наедине с собой. А уж как мы будем говорить, это зависит от того, как мы будем мыслить: целостно или сегментировано, в стиле или без образа и подобия. Если церковнославянский будет в нашем сознании сегментированным, то мышление от этого целостность не обретет на любом языке. От нас зависит, что мы будем развивать, способность к использованию рекурсивных правил в любом языке или чирикать без смысла.

Краткие, емкие предложения для русского мышления: «Светало», «Смеркалось», «Болело», «Саднило», - это не калейдоскоп, за каждой такой короткой фразой целый мир образов, ассоциаций, картинок, однако это отнюдь не мозаика, а сигнал к тому, что следом в развитие идет значащая информация – это-то и логично. Это-то и ловушка именно для русскоязычного. Привлек внимание и записывай на корочку на автомате, короткими фразами лучше усваивается, прочнее цементируется, больше и не требуется, а не для того, чтобы слушающие возжаждали еще информации, может они ее и не хотят, а принимают. Способ такого восприятия информации идет и от Богослужения, например, короткий призыв, молитва, возглашение прокимна и чтение Апостола или Евангелия. То, что современные информационщики эксплуатируют эту характерную особенность русскоязычного мышления для эмоционального воздействия и формирования нужного им отношения к происходящему – пример для подражания. Учиться у них надо, есть чему. Для того, чтобы логически к чему-нибудь относиться, надо включить сознание, а если оно уже обучено паразитировать на эмоциях, без усилий не обойтись в любом случае. Отнимать надо это оружие. А мы продолжаем пускать все на самотек. Из Апостола на церковнославянском не запишем, потому как утратили способность дешифровать этот язык, зато саму способность восприятия разовьем стоянием на службе, добрый дядя придет и нальет до краев в подготовленный, но пустой сосуд.

Кстати, сегментированному мышлению анализ роднее, для целостного необходимо развивать синтез, что и предлагается – синтез русского и церковнославянского в едином Богослужении.

Обе приведенные статьи хороши в отношении языка, только, к сожалению, «человек перед Богом» опять куда-то отступил и превратился в аппарат для воспроизведения звуков и полигон для лингвистов.

А в заключение цитата из Жития Мефодия и Кирилла, учителей Словенских (patriarchia.ru): «Вскоре пришли к императору послы от моравского князя Ростислава, притесняемого немецкими епископами, с просьбой прислать в Моравию учителей, которые могли бы проповедовать на родном для славян языке. Император призвал святого Константина и сказал ему: «Необходимо тебе идти туда, ибо лучше тебя никто этого не выполнит». Святой Константин с постом и молитвой приступил к новому подвигу. С помощью своего, брата святого Мефодия и учеников Горазда, Климента, Саввы, Наума и Ангеляра он составил славянскую азбуку и перевел на славянский язык книги, без которых не могло совершаться Богослужение: Евангелие, Апостол, Псалтирь и избранные службы. После завершения перевода святые братья отправились в Моравию, где были приняты с великой честью, и стали учить Богослужению на славянском языке».

Одни попросили, другие дали. Дали на родном языке. Тех, кто дал, приняли с великой честью.

И еще, для одних церковнославянский стал профессией, а для других профессия не стала церковнославянским языком. Плоды трудов - молящимся, плоды молитв – трудящимся. Пока в одни ворота только.


Сергій, Москва

25.08.2011 в 13:22

Чем больше проходит времени, тем больше это обсуждение становится похожим на страшный сон. И единственное желание – не досматривать его до конца, а просто проснуться. Возвратиться к привычной реальности, где Церковь – Мать, Бог – Отец, и мы разговариваем на одном языке. Понятном и чистом. Красивом и древнем. Родном. Церковнославянском.

И избави меня Бог от победы в этом кошмаре. Посему предложение, вынесенное отцом Сергием в заголовок его статьи, видится единственным выходом.


Афанасьева Наталия Ефимовна, Москва

25.08.2011 в 13:10

Один из основополагающих вопросов, встающих в связи с настоящей дискуссией, – это взаимоотношения русского и церковнославянского языков. Сторонники языковой реформации не знают, а скорее делают вид, что не знают о том, что церковнославянский язык – это есть неотъемлемая часть русского литературного языка, его высокий стиль.

Существуют, точнее существовали в 19-м веке, совместные грамматики русского и церковнославянского языков (напр., Лев Поливанов «Русская и церковнославянская этимология для средних учебных заведений». М., 1997. Репринт), существуют совместные словари русского и церковнославянского языков (напр. Словарь церковнославянского и русского языка, составленный Вторым отделением АН. В 2 т. СПб., 2001. Репринт). Кроме этого словаря, показателен Словарь живого великорусского языка В. И. Даля, где церковнославянизмы органично входят в живой великорусский язык и, что парадоксально и еще не исследовано, часто совпадают именно с лексемами диалектными. В упомянутом в одном из комментариев современном «Словаре русского языка» имеется огромное количество церковнославянизмов с пометой «устар.» или «книжн.», напр., «”многажды” - нареч., устар. – много раз, неоднократно». (Словарь русского языка в 4 т. Т. 2. С. 280). На грамматической общности церковнославянского и русского языков построены методики преподавания церковнославянского языка, в том числе и в духовных семинариях, когда путь познания языка идет от знакомого к незнакомому, от общего к особенному. Например, в теме «Причастия» преподаватель исходит из того, что основа действительного причастия в русском и церковнославянском языке идентична (за исключением формы м.р. ед.ч. им.п.), при этом русское деепричастие – исторически не что иное, как церковнославянское краткое причастие, напр., «делая» - на церковнославянском языке это причастие «делающий». О том же говорится и в учебнике Льва Поливанова: «Русские деепричастия по форме своей суть церковнославянские причастия без различения родов» (С. 42). Кроме того, мы можем сказать, что вообще все причастия в русском языке – церковнославянизмы, в отличие от соответствующих прилагательных, имеющих исконно восточнославянское происхождение (напр., «горящий» - «горячий», «могущий» - «могучий»).

Эта истина известна еще со времен М. В. Ломоносова, иначе он не стал бы связывать живое (подчеркиваем, живое) бытие церковнославянского языка в русской литургической практике и само существование языка русского, напрямую зависящее от первого. Об органичной и нераздельной общности русского и церковнославянского языков постоянно (как будто специально для нас!) говорил А. С. Шишков, утверждавший, что русский язык без церковнославянского – это «мечта, загадка».«Источник языка нашего богат коренными словами, изобилен ветвями от них, и нам для украшения нынешнего нашего наречия остается только черпать из него. Но вредные толки о мнимой разности словенского языка с русским не только не дают словесности процветать, но даже пребывать твердою и постоянною». «Мы доказали, что славенский и русский язык есть одно и то же. В чем же состоит разность между этими двумя наречиями? В некотором только изменении слов, а не в разделении на славенские и русские. Если скажем, что «лéпота» есть славенское, а «красота» русское слово, то к какому же языку причислить «великолепие»? Если скажем, что глагол «делаю» русский, а «дéю» славенский, то зачем же говорим «злодеяние, злодей»? Таких затруднений мог бы я представить множество. Каким же образом в составе языка разберем мы, что славенское и что русское? Обычно возражают против славенского люди, не читавшие ничего твердого, созидающего в нас зрелость ума и рассудка».

В новейшее время проблему органичной общности русского и церковнославянского языков обстоятельно исследовали академики В. В. Виноградов и Н. И. Толстой, а в особенности – замечательный славист Н. С. Трубецкой. Так же, как и его предшественники – А. И. Соболевский, А. А. Шахматов, Н. Н. Дурново, В. В. Виноградов, он считал, что в эпоху средневековья русские пользовались церковнославянским языком как своим единственным литературным языком. Таким же литературным языком был церковнославянский язык и для южных славян. «Этот же церковнославянский язык русской редакции лежит в основе и светского русского литературного языка» (Трубецкой Н. С. «Общеславянский элемент в русской культуре». С. 65). Свой краткий очерк истории развития русского литературного языка Н. С. Трубецкой завершает знаменательными словами: «Можно сказать, что современный русский литературный язык получился в результате прививки старого культурного «садового растения» - церковнославянского языка – к «дичку» разговорного языка правящих классов русского государства. Русский литературный язык в конечном счете является прямым преемником староцерковнославянского языка, созданного свв. славянскими первоучителями в качестве общего литературного языка для всех славянских племен эпохи конца праславянского единства» (Н. С. Трубецкой. Указ. соч. С. 69). Отметим, что эта языковая ситуация уникальна в славянском мире, ибо ни болгарский, ни сербский литературные языки не имеют такового преемства и прямого наследства. В Сербии «Вук Караджич провозгласил полный отказ от церковнославянской традиции и обратился к герцеговинскому диалекту, вернее к бытовавшему в Сербии, Боснии и Герцеговине языку фольклора, положив его в основу сербского национального литературного языка» (Н. И. Толстой, акад. «История и структура славянских литературных языков» С. 94). Преемником церковнославянской традиции в какой-то степени является современный болгарский язык, но это преемство не непосредственное, как у русского, а опосредованное русским же влиянием, ибо «в эпоху так наз. новоболгарского возрождения болгарский литературный язык был лишь болгаризированной формой русского литературного языка, откуда черпал и церковнославянские элементы». Западные славянские языки развивались также вне связи с церковнославянской традицией. Анализируя латино-французскую ситуацию, Н. С. Трубецкой показывает, что она менее гомогенна, чем церковнославянско-русская. Все это дает ему возможность утверждать, что «русский литературный язык в отношении использования преемства древней литературно-языковой традиции стоит, по-видимому, действительно особняком среди литературных языков земного шара». (Н. С. Трубецкой. Указ.соч. С. 86).

То, что церковнославянский язык есть функциональный стиль языка русского, имеется в многочисленных учебниках по риторике, напр., у А. А.Волкова «Среди функциональных стилей литературного языка важнейшие: обиходно-разговорный, документально-деловой, художественный, научный, публицистический, церковнославянский». (Волков А. А. Курс русской риторики. М: Издательство храма св. мц. Татианы, 2001, а также: http://lib.socio.msu.ru/l/library? С. 267).

Об уникальности отношений русского и церковнославянского языков прекрасно рассказал в своем недавнем выступлении на «Радонеже» проф. А. М. Камчатнов.

Что это значит? А то, что если богослужение переведено с церковнославянского на русский язык (сюда входит и русификация в любой степени!), этот перевод сделан не с одного языка на другой, а высокий стиль русского языка снижается до среднего. А результатом будет упадок собственно русского литературного языка (ср. Ломоносов), а значит и деградация русского народа. Ибо если у дома разобрать фундамент, то всё здание обрушится. Не этого ли так желаете вы, радетели «просвещения» русского народа?

У реформаторов странная позиция. Каждый раз в своих аргументах они начинают как бы с нуля. Господа хорошие, если Вы действительно ничего не знаете и не хотите знать, то лучше не позорьтесь. Если же Вы знакомы с историей вопроса, то лучше не лукавьте. Вы не можете не знать, что взаимоотношения русского и церковнославянского языков – уникальны, их нет нигде в мiре, ибо никакие другие литературные языки мiра не пошли по пути прямого преемства с языком богослужебным. Ваш аргумент о том, что богослужение переводится на все языки мiра и посему может быть переведено и на русский, либо некорректен, либо результат глубокого незнания истории русского литературного языка, на который Вы так упорно стремитесь перевести наше богослужение.

Согласна со всеми утверждениями дорогого батюшки о. Сергия Правдолюбова, считаю его замечательную статью духовно взвешенной и логически аргументированной.


Татьяна, Подмосковье

25.08.2011 в 12:01

Есть хорошая народная притча. У одного крестьянина на бане выросла густая трава, вот хорошо бы корову-то накормить - подумал он. И стал тот крестьянин корову на баню тянуть. Тянул, тянул..., пока тянул корова от голода-то и сдохла. А может лучше было бы траву скосить и корове вниз кинуть? Народ у нас мудрый, его притчи ко всякой ситуации подходят...

Так и сейчас многие "тянут корову на баню", этакие маниловские мечтания: "если бы вот курсы ЦСЯ создать, да ещё олигарха найти, чтоб работу преподавателей оплачивал" – по всей России или только в Москве?, или " хорошо бы, чтоб государство ввело изучение ЦСЯ в школах" - это к государству-то, которое сейчас такую реформу в школах проводит, что скоро все нормальный русский язык забудут, один сленг останется. Или вот ещё особенно умилительное предложение - "хорошо бы, чтобы все дома изучали ЦСЯ самостоятельно" - это я вот, пенсионерка 60 лет, в перерывах между сидением с внуками могу ещё что-то там поизучать насколько мне мой ум в моём возрасте позволяет, а мои дочь и сын, хоть и воцерковлённые, но загруженные до предела и в семье, и на работе (как все работающие люди) при всём своём горячем желании этой возможности не имеют. И, кстати, они очень не против, чтобы службы были понятными, тем более, что храм посещать они ( как и громадное большинство верующих) могут только во внерабочее время, т.е. вечер субботы и утро воскресенья. А изучение языка, насколько мы знаем, требует практики, а раз в неделю – какая это практика? И в таком положении находится подавляющее большинство молодёжи и не только. Что-то изучать могут ЕДИНИЦЫ!!! Ну неужели это непонятно? Такое ощущении, что все, кто предлагает изучение ЦСЯ прилетели с другой планеты, а вовсе не в современной России живут. Простите, но накипело!

И если уж речь идёт об изучении, то могу сказать на собственном опыте, что ЦСЯ и русский – это два разных языка. И чтобы понимать ЦСЯ недостаточно выучить пару десятков слов, как думают некоторые. Иначе не было бы многотомных словарей по ЦСЯ, а там не пара десятков слов, а тысячи! Те, кто думает, что понимает ЦСЯ и что всё очень просто можно перевести – заблуждаются. Попробуйте начать переводить хотя бы ежедневные каноны, сразу увидите, что даже все знакомые, казалось бы, русские слова очень часто в ЦСЯ имеют совсем другой смысл и толкование. А запомнить все значения и толкования незнакомых слов – это вообще дело не одного года! За это время можно «умереть от голода», как та самая корова из притчи.

Согласна, что ЦСЯ – глубок, выразителен, возвышен (не всегда), но никак не согласна, что русский – безобразен, вульгарен и на нём невозможно говорить о «высоких материях». Не согласна! Да, если посмотреть на некоторые переводы, что можно найти в Инете, то действительно – они иногда коряво звучат, но это возможно потому, что никто всерьёз не занимался переводом на русский. Найти подходящее и ёмкое слово на русском – это труд, но слова подходящие есть! И переводы должны делать не только филологи, переводчик и лингвисты, но, возможно и поэты. Над переводом может работать целая группа людей. А тексты на ЦСЯ – это фундамент, основа для этой работы, они так и должны «остаться в веках», для того, чтобы всегда можно было бы сверяться с ними. Но в храмах должны звучать понятные людям тексты, причём не самостийно переведённые - всё-таки сапоги должен точать сапожник, а пироги печь пирожник, а сейчас мы все занимаемся переводами собственного изготовления, и на службах и дома. Вот я, например, сижу сейчас и перевожу на русский Трёхканонник к Причастию, как могу и как умею, и как понимаю, хотя опираюсь, конечно, на толкования и словарь. Потому что НАДОЕЛО! уже много лет, как попугаю твердить заученные слова, мало понимая их истинный смысл. А сейчас перевожу и радуюсь, какое богатство открывается! И этим богатством я беспрепятственно могу пользоваться каждый день! Детям моим тоже мои переводы пригодятся. Но это опять же – мои «самопальные» переводы, а как было бы хорошо, если бы это всё было сделано профессионально, грамотно, и безошибочно с богословской точки зрения.

Есть ещё один немаловажный вопрос. Мы сейчас теряем русский язык. И чем дальше, тем больше, это все словесники знают. И услышать настоящий русский язык негде! Скоро народ и русский-то перестанет понимать, кроме сленга. А нам предлагают изучать ЦСЯ! Но, скорее всего, мы и ЦСЯ не выучим и свой родной русский язык потерям. И пропасть между этими двумя языками, а значит между нами и Богослужением будет всё больше и больше!

Нужно наверное всё-таки открывать в городах приходы, где будут служить на настоящем русском языке, пусть они будут существовать параллельно с приходами где служат на ЦСЯ. Есть ведь и такой момент – зная тексты, которые поются и читаются по-русски, привыкнув к ним и выучив их наизусть, потом легче будет узнавать их на ЦСЯ, потому что понимание их смысла уже будет «сидеть внутри», тогда и тексты на ЦСЯ понимать будет легче, да и учить его, возможно. Но это, конечно, дело Священноначалия принимать такие решения. А для начала нужно выпустить хотя бы молитвословы с параллельным ЦСЯ качественным переводом (а не только толкованием слов и оборотов) на русский язык молитв утренних, дневных и вечерних, а также Канонов и Последования ко причащению. Может и тропари известных праздников тоже перевести, вобщем, всё, чем наполнен обыкновенный молитвослов для мирян может быть дано с параллельным переводом на русский. Это будет очень востребовано многими, даже давно воцерковлёнными людьми!


диакон Андрей Белоус, Россия, Ангарск

25.08.2011 в 11:33

Статья меня очень опечалила. Не из-за позиции автора даже. Из-за крайне низкого (вернее, никакого) ее научного уровня. Библиография отсутствует полностью, как и ссылки. Утверждения ничем не подтверждаются. А они очень серьезные и совсем не бесспорные. Например, о. Сергий пишет: "дерзнем ли мы сделать первый шаг по пути пренебрежения многовековыми устоями нашей Матери-Церкви, дерзнем ли встать на путь погибельный – на путь обновленчества". Но. 1. Обновленцы не реформировали церковно-славянский. Они перешли на русский. 2. Не очень понятно, почему именно в неизменности языка он видит "многовековые устои". Менялось все от грамматики (например, в Остромировом Евангелии Мф. 1:21 вместо "родитъ же сына" прочтем "родитъ же сынъ" или "во веки веком" вместо "во веки веков" в конце возгласов до патр. Никона) до начертания букв, использования титл и т.п. Я уже упомянул патр. Никона, но как можно было не упомянуть даже его реформы! Ее, ведь, в средней школе изучают. Но и до него шла книжная справа. И Евангелие, которое читает о. Сергий, правлено даже не при Никоне, а при Императрице Елизавете. А можно вспомнить преп. Максима Грека, занимавшегося правкой книг по повелению высшей гражданской и церковной власти.

По конкретным предложениям я тоже не могу согласиться. Конечно, можно издать брошюры и разъясненинм служб, но...

1. Представьте себе, что в Преображение на всенощной стоят тысячи прихожан и каждый читает свою брошюрку и молится сам. У нас будет общая молитва или десять тысяч частных? А когда всенощная объединяет несколько служб? Воскресную, попразднства и святого? Или двух святых и триоди? Мы должны вручать прихожанам все эти книги, а заодно еще и богослужебные указания, чтобы они могли следить за службой? Он должен будет постоянно открывать одну книгу, тут же закрывать другую, а одновременно смотреть, что открыть дальше, то есть выполнять для себя работу регента, уставщика или псаломщика в этой ее части.

2. Именно в этом случае прихожане будут читать текст на русском языке и на нем же молиться. Следующим шагом будет введение русского богослужебного языка. Просто все очень быстро осознают, что молятся по брошюрам на русском и совершенно не слушают славянского богослужения. Просто попробуйте читать Псалтырь на русском во время чтения кафизм. Те псалмы, что читают в храме. Сами это заметите.


fronesis

25.08.2011 в 09:44

Николаю Каверину

Не знаю, откуда у епископа Сильвестра были такие сведения, возможно у него была инсайдерская информация, но вам известно, что такое ТАРГУМ? Если нет,то кратко скажу: таргум - это перевод Писания на арамейский язык. Первый таргум, считают, появился при Ездре, посколькоу народ массово стал забывать древнееврейский язык.

Что же касается молитвы на непонятном языке, то апостол Павел сказал об этом так: "но в церкви хочу лучше пять слов сказать умом моим, чтобы и других наставить, нежели тьму слов на [незнакомом] языке" ( 1 Кор. 14:9-21)

Вот об этом речь и идет в проекте - сделать богослужение понятным для всех


Саня, Архангельск

25.08.2011 в 02:21

Еще одна возможность,после ИНН-разделиться!Что, других ПРОБЛЕМ нет?


Александр Сергеевич Наумцев, Москва-Мюнхен

25.08.2011 в 00:36

Любо!СпасиБо отцу Сергию за анализ.СпасиБо редакции за публикацию.Как хорошо отец Сергий написал - четко, внятно, сердечно.

Вот бы нашлись сильные люди, да заказали бы проект по возвращению Церковно-Славянского Языка в жизнь нашего народа.

Вот в Германии каждый школьник старших классов изучает латынь. Потому что латынь - знАчимая часть языковой культуры немца и каждого, кто живет в Германии и учится в немецкой школе.

Почему бы не ввести Церковно-Славянский Язык в свод обязательных знаний российских школьников?

Почему бы не развернуть сеть факультативных курсов обучения Церковно-Славянскому Языку на базе Домов Культуры или Домов Пионеров?

В Германии государством организована сеть обучающих центров под названием "Народная Высшая Школа" (Volkshochsсhule), где за небольшую плату каждый гражданин может пройти краткосрочные и долгосрочные курсы обучения почти всему, чему угодно.

Почему бы кому-то из православных олигархов (если нашему государству это не под силу) не организовать такую "Народную Высшую Школу", где обучать людей Церковно-Славянскому Языку. А также английскому и немецкому, корысти ради.

Вот два автора предлагают еще ряд проектов.

Лариса Маршева: Проекты по обучению Церковно-Славянскому Языкуhttp://www.pravoslavie.ru/put/48110.htm

Сергей Анатольевич Наумов: Церковнославянский язык - часть русского национального языка http://ruskline.ru/news_rl/2011/06/16/sergej_naumov_cerkovnoslavyanskij_yazyk_chast_russkogo_nacionalnogo_yazyka/

Это не мечты. Это реально. У нас есть Исполнители. Нет организаторов и нет инвесторов. Но, может, кто-нибудь из сильных людей прочтет этот пост - и решит вложить душу и деньги в один из этих проектов?

Могу выступить организатором. Мой сайт: www.an-services.de/ru


Елена

25.08.2011 в 00:15

О сколько еще язычников в христианском обличье, поклоняющихся словам и символам в нашей Церкви.

На каком языке говорил с народом Христос?

А на какой язык переводили под занудный ропот таких вот отцев Кирилл и Мефодий? О, ужас,на язык понятный варварам, вместо того,чтобы на великом Божьем греческом в России литургии служить.


Николай Каверин, Москва

25.08.2011 в 00:05

fronesisу
«Сам Христос говорил с народом на понятном ему арамейском языке,а совсем не на древнееврейском»

"Христос Спаситель и святые апостолы для проповеди употребляли ясные современные языки, но молились по преимуществу на классическом языке древности" -- из записки Поместному Собору Всероссийской Церкви (от 9 сентября 1917 г.) под названием «Наши положения» будущего новомученика епископа Омского и Павлодарского Сильвестра (Ольшевского).


Е в а

24.08.2011 в 22:06

Мы, похоже, в разных школах учились, по-разному отечественную историю помним. Автор статьи пишет:

Ученые-слависты, начиная с М. В. Ломоносова и А. С. Шишкова, вот уже более двух столетий защищают церковнославянский язык от одних и тех же обвинений – в его «непонятности».И по распоряжению того же Шишкова сжигали первый русский перевод пятокнижия - в печах на кирпичном заводе. И Флоровский с содроганием писал об этом эпизоде жизни выдающегося защитника ц-сл. языка.


Кирилл Алексин, чтец

24.08.2011 в 20:50

Статья действительно крайне тенденциозна. К вопросу о "непринятии" народом "сергиевских" триодей рекомендую прочитать: "http://www.patriarchia.ru/db/text/1555354.html/" справку по этому поводу на патриархии.ру

Очень пугает предлагаемый автором вопрос "почему не спросили нас, простых мирян?". Отчего же? Мирян как раз спросили через обсуждение в блогосфере. А как, интересно, по мнению автора, следовало узнать "мнение народа"? И когда это мнение прежде спрашивали? С тем же успехом можно задать вопрос: "А по какому праву VII Вселенский Собор принимал свои решения, ведь там не было представителей от мирян?" Странная постановка вопроса, не правда ли? Или следует устраивать ради нового перевода триодей референдум?

Никто не запрещает выражать свое мнение в СМИ, только это будет частное мнение частных лиц из мирян, а не мнение "церковного народа". Компетентные в этом вопросе богословы-миряне обязательно примут участие в обсуждении, так что беспокоиться здесь автору не о чем.


Georg

24.08.2011 в 20:04

Православная Церковь не имеет такого понятия как сакральный язык, поэтому говорить, что церкорно-славянский язык есть творение Божие, противоречит и Священному Писанию и учению Святой Церкви. Вспомним, что в день Пятидесятницы святые апостолы ,исполненные Святого Духа , получили дар проповеди на различных языках. " каждый слышал их говорящих его наречием....Парфяне, и Мидяне, и Еламиты, и жители Месопатамии, Иудеи и Каппадокии, Понта и Асии, Фригии и Памфилии, Египта и частей Ливии, принадлежащих к Киринее, и пришедшие из Рима, Иудеи и прозелиты, Критяне и Аравитяне, слышим их нашими языками говорящих о великих делах Божиих" ( Деян. 2:8-11) Таким образом, объявление одного языка единственно пригодным к богослужению , молитве, является не чем иным как хулой на Святого Духа. Создание славянской азбуки святыми братьями Кириллом и Мефодием преследовало целью дать славянским народам богослужение на родном, понятном языке в противовес немецким миссионерам совершавших службы на латыне. Кстати , одним из поводов палемики с римо-католиками было опровержение так называемой трех язычной ереси. Корме того история Русской Церкви знает множество подобных примеров , перевода Священного Писания и богослужения на национальные, доступные пониманию языки . Всем нам дороги имена преподобного Макария (Глухорева) , святителей Николая Японского, Макария митрополита Московского, преподобного Германа Аляскинского и многих других, которые несли свет благовестия Христова на национальных языказ, переводили боголужение и дали многим народам азбуку и грамоту. Поэтому сейчас многим деятелям гораздо удобнее оберегать и сохранять, выставляясь ревнителями благочестия , чем реально посмотреть на жизнь Церкви . Если все сводить к начертанию и благозвучию, не станем ли мытеми кто пытаясь сохранить золотник теряет при этом пуд ? Не противопостовляем ли мы сохранение традиций , делу Христову? Не вводим ли новую ересь, через обожествление человеческого языка?


Александра

24.08.2011 в 18:29

С прискорбием приходится признать, что автор пошел на поводу у небольшой, но пытающейся изобразить собой "весь православный народ" группки почитателей "Благогона" (неслучайно на том же благогоне статья тут же была растиражирована - попутно с искаженным в лучших традициях современного пиара пересказом решения клириков московской епархии).

А ведь реплики тех "мирян", на которых ориентируется в первую очередь автор, в одном лишь обсуждении этой статьи, где пока набралось полтора десятка откликов, свидетельствуют об их укорененности отнюдь не в православной традиции, а в некоей совсем другой, куда более недолгой и направленной не на сохранение, а на полное разрушение христианских святынь и в душе каждого человека, и в душе всего нашего народа.

Как хотелось бы, чтобы... все честные клирики также возвысили свои голоса в защиту православных традиций" "Те, кто стремится провести это в жизнь - внутренние враги нашей Церкви"... Узнаваемо, не правда ли?


fronesis

24.08.2011 в 17:20

Люди, человеки!

Читаю комментарии и не могу отделаться от мысли, что я читаю приветствия трудящихся 25 съезду КПСС. "С чувством глубокого удовлетворения мы ..." или "Низко кланяемся и бьем челом ..." Успокойтесь, КПСС нет уже 20 лет. Никто не предлагает устранить ЦСЯ вовсе, а лишь приблизить церковную жизнь к конкретному человеку сегодняшнего дня, который пришел в Церковь не ради красоты и певучести песнопений, блеска золота храма, а ради Христа. Сам Христос говорил с народом на понятном ему арамейском языке,а совсем не на древнееврейском. Поймите, суббота для человека, а не человек для субботы!

Текст перенасыщен пафосом в ущерб логосу. Собственно поэтому дискуссия с ним непродуктивна. Ну, не будем же мы всерьез обсуждать вопрос "какой цвет лучше: зеленый или красный". Мол, красный цвет - творение Божие, а зеленый - нет.


Галина Борсуковская

23.08.2011 в 20:42

С благодарностью кланяюсь отцу Сергию за его уважение к мнению мирян, за чуткое отношение к народной душе. Только глубоким пониманием верующего народа могли быть продиктованы такие слова: " ... отказаться от церковнославянского языка значит отказаться от нас самих." - Это ведь действительно так.

Нет сомнения в том, что он отнесся с глубоким вниманием ко всем мнениям, высказанным на форумах относительно обсуждаемого Проекта. Он правильно расставил акценты и открыто высказал то самое главное, что было на сердце у всех защитников церковных традиций: " - Ради мира церковного проект о церковнославянском языке следует снять с рассмотрения."

Совершенно иначе рассуждали высокомерные богословы-нигилисты: за любое неосторожное признание в любви к церковному языку на форумах можно было сразу подвергнуться презрительному осмеянию, научно-обоснованному уничижению. Но теперь, наконец, появилась надежда, что беда пройдет стороной и реформы не будет.
Слава Богу, что есть единомыслие между мирянами и духовенством!
Слава Богу, что наши православные Пастыри начали открыто высказываться в защиту церковнославянского языка!

Как хотелось бы, чтобы по всей нашей стране, по всем церквям, все честные клирики также возвысили свои голоса в защиту православных традиций! И тогда никакие справы-расправы уже не будут угрожать унаследованному нами от предков, предназначенному для обращения к Господу - благословенному церковнославянскому языку.
Дай то Бог, чтобы так и случилось!


Екатерина Домбровская, Россия, Москва

23.08.2011 в 20:29

Самое главное в этом замечательном анализе, статье, которую скорее надо назвать ПОСТУПКОМ, - это самый первый абзац:

"Проект, предложенный ныне на обсуждение, затрагивает не частные вопросы исправления церковнославянского языка и прояснения якобы «непонятных» мест церковнославянского богослужения. Это - начало процесса разрушения православной традиции во всех сферах церковной жизни: в богослужебном языке, в литургическом уставе, в церковном Предании. Остановить этот разрушительный поток обновлений и «реформ» будет крайне трудно и даже, пожалуй, невозможно".

Это мнение опытнейшего священника, в котором говорит многоколенный священнический славный его род. Действительно, церковнославянский язык - наш национальный язык, как сказано в комментарии к этой статье на сайте "Благодатный огонь", - является тем узлом, который связывает воедино всю церковную жизнь: весь чин богослужения, всю пастырскую практику, всю церковную педагогику, аскетику, - все Предание. Как важно, что слова эти сказаны. Только так понимая дело (а новоначальные должны принять слова пастыря на веру!) можно оценить поистине всю меру ответственности лежащей на нас за сохранение нашей святыни - церковнославянского языка. Протоиерей Сергий выступил со своим мнением и на сайте Богослов. Ру. К сожалению, не многие читали опубликованную там дискуссию, и потому не представляют всей меры чуждости Преданию разрушительных обновленческих сил. Это не просто духовные дети. То было бы как-то простительно. Это люди с полностью искаженной, изувеченной агрессивной антидуховностью, генезис которой важно было бы проследить. Протестансткие, католические влияния, иудео-христианство во всей своей меневской «красе», даже перекрашенное под христианство масонство - букет жуткий! И рядом - обычное российское духовное невежество – смелые (!) суждения испорченных за весь XX век мозгов и сердец несчастных людей, одурманенных пролеткультами, партсобраниями, и пр. и так и не вылезшими из этого на христианскую свободу. Поистине монголо-татарская орда набросилась рвать, мять и кромсать церковную святыню. Потому так значителен, так дорог нам отпор наших подлинных пастырей-отцов - и о. Сергия, и отцов, которые заступились за святыню в Московской епархии.

Это значит, что мы еще поистине не сироты, что мы еще духовная сила, покуда с нами - наши подлинные отцы.

Земной поклон пастырю.


Галина, Егорьевск

23.08.2011 в 14:43

Наш Церковно-славянский язык нельзя ни в коем случае убирать из служения! Те, кто стремится провести это в жизнь - внутренние враги нашей Церкви. Я пришла в Церковь в 36 лет, начинала читать Псалтирь и смутно понимала смысл слов, но постепенно открывалась и красота и мелодика и смысл псалмов. И Евангелие и Апостолов, всё надо читать на церковно-славянском языке. Сами быквы несут иной духовный смысл того старого алфавита. Нарушится ритм Богослужения, красота и духвоность. Церковь потеряет прихожан. Останутся только новоначальные. А может к этому и стремятся?


posl.maxim, Bredared

23.08.2011 в 11:55

S glubokoj blagodarnostiju i prizyvaniem na vas beznachaljnoj Milosti Bozhiej,

monastyrj Svjatoj Troicy,

22 avgusta 2011 goda

nedostojnyj posl.maxim. Sweden./ Shvecija


А. С.

22.08.2011 в 23:32

автор статьи пишет:

Необходимо признать тот факт, что церковнославянский язык,– язык общения с Богом, язык соборной молитвы, – является неотъемлемой частью современного русского литературного языка, его высоким стилем, а также залогом и условием самого его существования. Об этом писал еще М. В. Ломоносов: «Российский язык в полной силе, красоте и богатстве переменам и упадку не подвержен утвердится, коль долго Церковь Российская славословием Божиим на славенском языке украшаться будет».

Признать можно все, что угодно: издать любой директивный документ, утвердить постановление, проголосовать за программу. Но после этого справиться с истинным положением дел и открыть многотомный академический словарь - а он так и называется: Словарь современного литературного языка. Можете взять ныне действующий, можете ранее изданный, еще ранее... И убедиться: действительно ли церковнославянский язык является неотъемлемой частью современного русского литературного языка.


Иван, Саратов

22.08.2011 в 20:29

Целиком и полностью поддерживаю статью о.Сергия. И очень рад, что у нас нашлись пастыри, не боящиеся защищать то, что они поставлены хранить и защищать. Молчание нашего духовенства уже вполне можно было характеризовать как "тягостное".

Собственно смысл статьи ясно выражен в ее названии. Я бы сказал, что оно концентрировано выражает всю ситуацию вокруг обсуждаемого Проекта о церковнославянском языке. Дай Бог, чтобы наше священноначалие прислушалось к мнению о.Сергия.


Иван

22.08.2011 в 19:42

Хорошая взвешенная статья.


Иеромонах Макарий, Россия, Иваново

22.08.2011 в 16:47

Язык – это живой организм, часть церковной жизни. Он требует постоянного внимания и заботы, не в меньшей мере, чем здания и сооружения, церковная утварь и облачения, – иначе в нем накапливаются искажения и огрехи, нерешенные проблемы. Такая работа шла у нас во все века, с переменным успехом, но шла: для нее нужны квалифицированные специалисты, разумные организаторы, взаимное доверие, церковный и гражданский мир. Незадолго до революции в нашей Церкви начался очередной этап этой работы, беспощадно прерванный разгромом церковной жизни при большевиках, физическим уничтожением большинства православного духовенства и ученых. И сегодня мы только-только приступаем к возобновлению этих трудов…

Как в наши дни нередко приходится служить в неоштукатуренных, плохо отапливаемых храмах – понимая, что полная реставрация требует времени и средств – так же в точности мы должны понимать, что исправление и совершенствование языка наших богослужений не может произойти во мгновение ока. Но, слава Богу, Церковь взялась за работу, и с Божией помощью она принесет добрые плоды.


И.К., Москва

22.08.2011 в 15:12

«А как же простые мiряне?»

«Однако, судя по составу Межсоборного присутствия, мы вправе сомневаться, что ответственное дело исправления отдельных слов наших богослужебных книг будет возложено на людей…»

«прот. Г. Крылов, Россия, Москва

И последнее. Вы меня все-таки втянули в дискуссию – а я зарекся не участвовать в подобном интернет-трепе. Вы пишете об «ответственности за каждое слово». Это провокация. О какой ответственности можно говорить на этом интернет-базаре?»

Основываясь на вышеприведенных высказываниях как простой мирянин дерзну высказать свое мнение, поскольку священники подают пример, как и в каких ситуациях можно для себя определять места, в которых «освобождаются» от ответственности.

Ради прекращения потока непристойностей разного рода необходимо снять проект с дальнейшего обсуждения, чтобы простые миряне прекратили быть объектом манипулирования.

Дискуссия показала, что на самом деле «мира церковного» нет, поддерживается только его видимость.

«Церковнославянский язык – это творение Божие, дарованное нам через святых равноапостольных Кирилла и Мефодия и их учеников, – нам и всем православным славянским народам». Никаких возражений. Только маленькое дополнение святые равноапостольные Кирилл и Мефодий и их ученики, в первую очередь, несли слово Божие славянским народам, для чего потребовалось новое средство в определенном месте и в определенную историческую эпоху. Равноапостольные Кирилл и Мефодий и их ученики явили пример, как из «…одного из южнославянских говоров…» создать «…принципиально не разговорны(й) и… книжный…». А насколько он «противопоставляется разговорным славянским языкам», простому мирянину не оценить, поскольку он не владеет разговорным славянским языком.

Недостойно манипулировать простыми мирянами, подменяя понятия, речь о «вульгаризации» богослужебного языка не идет, что можно было бы применить при попытке сменить греческий на греческий или литературный русский на разговорный. Проект документа предлагает сменить церковнославянский на церковнославянский, и тот и другой в силу принадлежности одному и тому же языку «богодухновенны» и не затронуты тлетворным мирским духом.

«Церкви же тех стран, где движение по пути обновленчества все же совершилось, в полной мере познали горечь его плодов, так и не добившись желаемых результатов привлечения к себе бóльшего числа верующих». Термин «обновленчество» применим к определенным историческим событиям РПЦ, Церкви иных стран не участвовали в тех скорбных событиях. Они избрали свой путь, РПЦ находится в более благоприятном положении, поскольку может учесть, что для привлечения к себе бóльшего числа верующих редактирования богослужебных текстов недостаточно, однако это не означает, что этим нельзя заниматься.

«Ибо церковнославянский язык – тот камень, на котором построено здание нашей ментальности, культуры, духовности, традиций». Порядок слов, наверное, не случаен, особенно для ценителя церковнославянского языка, сначала «ментальность» - нет аналогов в русском языке, потом «культура» - однокоренное слово со словом «культ» и только потом «духовность». Возникает подозрение, что наша историческая память уже изрядно искажена, даже если принять во внимание простую хронологию: духовность настолько древнее понятие, что уж не определишь, когда оно органично вошло в жизнь славян, «культура» стала предметом поклонения, когда духовность пострадала, в т.ч. на протяжении 300-летнего периода отрыва и развода в разные стороны церковного и русского языков, ну а «ментальность» – это уже постсоветское приобретение русского словаря образованного мирянина.

«Язык переводов с греческого, … На нем можно выразить самые точные и глубокие богословские понятия…» - для богословской сферы однозначно, но что касается «… самых тонких и сокровенных сердечных движений…», простите, сердечные движения доступны не только тем, кто владеет церковнославянским языком. А для сокровенных - вообще слов не подобрать, потому что «…что превышает ум, то не может быть изглаголано: изглаголанное уже не таинство».

«…Он прекрасен во всем – в начертании своих букв, в узорочье своих надстрочных знаков, в благозвучии своего звучащего слова». Сам по себе тезис бесспорен по отношению к языку, однако, к сожалению, это глубокое заблуждение касательно мирян, поскольку объективно даже ревнители церковнославянского языка не все подозревают о различии в «начертании» букв с русским алфавитом.

«Он являет собою мощную твердыню, скрепляющую в литургическом единстве все православные славянские народы, все братские славянские Церкви». Простите, но литургическое единство и язык, на котором осуществляется служба, не одно и то же. Вы же сами пишете «этот путь …, на него вставали и Церкви славянских православных народов – болгарская и сербская, – он много раз был соблазном для Церкви греческой». Что-то тут не так, либо с языком, либо с единством.

«Покушение на церковнославянский язык – это покушение на нашу национальную идентичность; отказаться от церковнославянского языка значит отказаться от нас самих. Поистине, упорное желание обновленцев уничтожить или «упростить» (а по сути – исказить!) церковнославянский язык равносильно желанию стереть и исказить нашу историческую память». Искренне надеюсь, что это просто захлест эмоций, поскольку ни один человек не сказал, что церковнославянский язык подлежит уничтожению или упрощению. Как такового языка никто, кроме филологов и не касался, речь у мирян шла исключительно о применении церковнославянского языка в богослужебной практике.

«Увидим ли мы прежнюю ревность по Бозе и прежнее благочестие в наши дни? Сейчас, когда мы вступили в эпоху глобализации и апостасии, когда Православие вновь становится верой самой ненавидимой и гонимой со стороны западного «постхристианского» сообщества, – разумно ли ломать многовековые традиции Русской Православной Церкви и сеять смущение и разлад в умах и сердцах верующих?». Ну вам же все без исключения ее же – ревность-то – и являют, а вы в упор не видите и не слышите, когда к вам взывают о Боге, а не о языке. А уж как сторонники церковнославянского языка принимают не владеющих церковнославянским ревнителей можно увидеть, например, из таких высказываний: «диакон Георгий: Но скажу: интеллигентность ( тем более - сколько-нибудь рафинированная ) там и "не валялась" - это всё есть результат "образованщины" еще старых советских лет, ее родовая бескультурность и бесвкусица - то, что мы порой в ниаболее резкой форме наблюдаем в проповедях бывших бухгалтеров, ставших затем проповедниками у баптистов. Убогое и пошлое зрелище - такая "вера" постсовковых обывателей, почитающих себя "сынами Божиими" - увы, от обновленческого священника до обновленческого архиерея.... И жаль: почти нет никакой надежды, что в конце концов опомнятся, ужаснутся - и покаются. Гордыня сатанина просто так своих чад не отпускает. Тут нужна совсем иная жизнь, иные духовные ценности и иные точки отсчета».

Никакого сожаления, что часть христиан православных потеряна, пусть и бывших бухгалтеров, полное презрение к человеку за выбранный им род занятий и много чего еще здесь дышит «духом». И это позволяет себе «мостик» между мирянами и священниками. Может у него богослужебные книги не в той редакции или именно для таких диаконов нужны подстрочники в богослужебных книгах? Молимся мы с ним на одном языке, только о разном, видимо. Вот к этому примеру Ваше высказывание как нельзя кстати: «Да, он действительно непонятен, ибо плотскому непонятно духовное. И не будет понятен, пока плотской человек не отринет своего плотского мудрования, не встанет на тесный путь покаяния и смирения, поста и молитвы, пока он не очистит свою душу и не обратится к Единому в Троице Богу в чистоте и простоте смиренного и верующего сердца». Зато с менталитетом, построенном на краеугольном камне церковнославянского языка, все в порядке. Отчего только опять объединение на базе языка дало сбой.

В отношении языка как о многовековой традиции. Церковнославянскому языку самому чуть более 11 веков, если применительно именно к Русской отсчет вести от крещения Руси, тогда многовековая превращается в 10-вековую, их них только 3 века язык искусственно удерживался в колодках, в результате мы имеем то, что имеем, со всеми историческими событиями и причинно-следственными связями на просторах Российской империи.

«Необходимо всегда помнить, что перевод с церковнославянского языка на русский – это не перевод с одного языка на другой, это снижение высокого стиля русского литературного языка и приближение его к стилю обыденному». Во-первых передергивание, документ не предлагает перевод на русский, а во-вторых, какие цели себе поставить, можно не просто снизить, а «опустить», а можно и так впитать веру предков:

Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился,
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился;
Перстами легкими как сон
Моих зениц коснулся он:
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.
Моих ушей коснулся он,
И их наполнил шум и звон:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.
И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой.
И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнем,
Во грудь отверстую водвинул.
Как труп в пустыне я лежал,
И бога глас ко мне воззвал:
«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей».

Это ли не русский? или не литературный? или стиль обыденный? Дух дышит, где хочет. Бог помогает тому, кто делает. Зачем вам в нынешнее время Он будет являть таких людей, если вы их не хотите и боитесь, да на все заранее готов ответ: все пошло и не соответствует греческому оригиналу. Вас же и уберегает от греха.

«Но самое важное – надо любить церковнославянское богослужение и дорожить церковнославянским языком как неоценимым сокровищем!» Чтобы что-нибудь любить, надо это знать, а вы предлагаете одним «изучить», а другим «научить» где-нибудь подальше от вас. Только дискуссия, которая вам не по нраву, как раз и являет плоды этого самого «самостоятельного» перевода. С той только разницей, что одни просты и просят помощи, а другие подобны змеям с раздвоенным языком.

Предлагаемый вами принцип «самостоятельно» изучения и ожидания, когда дух посетит, и есть по сути своей чистейшей воды протестантизм. Это их основополагающий принцип: внешнее благообразие, соблюдение приличий (применительно к православным – церковнославянский язык, «стояние» на службе), самостоятельное трактование (как перевел, так и поймешь, такой смысл и вложишь), ожидание нового откровения (духом прочесть), а потом как они себя друг другу противопоставляют, так и русские православные на почве церковнославянского готовы объединиться с кем угодно: сербами, болгарами, украинцами, белорусами, греками (на правах правопреемства), только не с тем, кто с ними в одном храме стоит.

Это их принцип отмежевываться от несогласных, ровно то, что вы, призванные быть примером терпимости, делаете: режете по живому и сортируете на своих и «обновленцев». Только «обновленцы» - это химеры вашего чистого разума, нет их обновленцев в нынешнее время. Простите, «совковость» - это скорее к вам, потому как пастырь – это не вождь мирового пролетариата, авангард «стада», сходите и посмотрите на реальное «стадо», может тогда поймете глубину Евангельского образа.

Судя по высказываниям, если новые попытки редактирования потерпят крах, то это будет исключительно заслуга ревнителей церковнославянского языка, потому как кроме этой цели, иной вы не видите, туда и приведете. Зато с законным основанием будете торжествовать: «Ну что?! Кто был прав?!». И с элитарностью тоже будет все в порядке, потому что проще быть элитой, когда другим не давать то, что присвоил себе, а еще выгоднее, когда знаешь, что есть лучшее, но «профанам» дать посредственное, а лучшее себе присвоить.

Вот, наконец-то и определились: для вас самое важное любить церковнославянское богослужение и дорожить церковнославянским языком, а для меня – любить ближнего своего, потому как, кто не любит ближнего своего, а говорит, что любит Бога, тот лжет самому себе. А по сложности это для меня равнозначно как научиться молиться, именно молиться в противоположность призыву в храме по окончании Литургии «прослушайте молитвы по Святом Причащении».

Если вы за аутентичность, то она должна быть во всем, а иначе это только имитация в отдельно взятой области жизни. Только к Богу обращаются не за анализом, а за жизнью во всей ее полноте. Вот поэтому и следует остановиться, пока богослужение окончательно не превратили в игры в духе «реконструкции событий на Бородинском поле или выброс адреналина для понимающих».

Обсуждение надо прекратить, но ради «мира церковного» тело надо лечить, а не ампутировать неугодные члены. И работа по редактированию нужна. Благослови Господи тех, кто ее начал, и помоги им!


Андрей Борейко, Россия, Видное

22.08.2011 в 13:39

Я, убогий, тоже сначала плохо воспринял проект документа «Церковнославянский язык в жизни Русской Православной Церкви XXI века». Главным образом, из-за его методологической беспомощности, непоследовательности и, попросту говоря, политиканского лавирования.

Теперь же волей-неволей приходится менять свое мнение. Теперь стало видно какой это полезный и важный документ, несмотря на все его недостатки.

Ведь, не будь этой бумажки, как бы мы тогда узнали ЧТО (а не Кто) на самом деле является краеугольным «камнем» (цитата: «церковнославянский язык – тот камень, на котором построено здание нашей ... духовности, традиций.») не только для многих мирян, но и для известных пастырей – что в действительности является содержанием их веры и что от нее останется, если происками «неообновленцев» Русская церковь в одночасье утратит «начертание своих букв и узорочье надстрочных знаков».


Михаил, Тверская обл.

22.08.2011 в 13:03

Будучи в отпуске, был с семьей на воскресной литургии в ближайшем храме. На проповеди священник говорил, об опасности изменения ЦСЯ, о том, что далее последует перевод на русский язык, а затем на уголовный жаргон, и в качестве примера привел несколько евангельских фраз " по фене". После этих фраз больше в этот храм мы не ходили.

А что касается статьи, то мне кажется реформа справа не принесет нашей церкви пользу. И для мира церковного надо отдать право выбора использовать никоновский перевод или новый перевод на усмотрение отца настоятеля и прихода.


Eлена, Москва

22.08.2011 в 12:36

Спаси Бог, отец Сергий!!! Полностью поддерживаю! На форумах не раз выражалось недоумение по поводу отсутствия отзывов авторитетных пастырей об этом проекте. Против писали только миряне (пусть не всегда богословски грамотно, но искренне).
Особенно радостно, что эти слова написаны таким известным литургистом, как Вы! Будем надеяться, что Межсоборное Присутствие прислушается к Вашим аргументам в защиту ЦСЯ, а также предложениям по преодолению проблемы понимания путем повышения уровня прихожан и широкого издания богослужебных текстов с пояснениями. Еще раз сердечно благодарю за статью!!!


Николай Каверин, Москва

22.08.2011 в 00:43

Низкий Вам поклон, досточтимый о.Сергий!

Наконец то прозвучал голос истинного Русского пастыря в защиту церковного Предания и богослужебных традиций нашей Матери-Церкви. В защиту церковнославянского языка, спасительного для многих поколений православных людей не только в России, но и на Украине, в Белоруссии...

Спасти Вас Христос за смелую позицию. Вы, дорогой батюшка, показали пример всем нам, как надо защищать

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • В четверг — лучшие тематические подборки, истории читателей портала, новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Ольга16 июня 2013, 12:00
Здравствуйте. Почти каждый из нас учил в школе иностранный язык, даже к репетиторам ходил... Как можно делать какую-то проблему из того, что мы вроде ничего не понимаем в литургии, это же не китайский язык, хотя и его мы "зубрим" ради потребности. Проблема на пустом месте, нет надобности что-то менять в церкви, тем более ПЕРЕВОДИТЬ! ЭТО УМУ НЕПОСТИЖИМО, ЛЮДИ ИЩУТ СЕБЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ!!! ВЕДЬ КАК ИЗВЕСТНО, ЧТО НЕОДНОКРАТНЫЕ ПОПЫТКИ ЧТО-ТО МЕНЯТЬ В ЦЕРКВИ ИЛИ ДЕЛАТЬ РЕФОРМЫ, ПРИВОДИЛО К ВРАЖДЕ МЕЖДУ ЛЮДЬМИ И РАСКОЛУ!!! Учите святой язык, да и учить нечего, ведь 80% из этого нам все понятно. Существуют различные словари. Да о чем идет речь? Успокойтесь все, и "на верхах" тоже, не вводите в церковное общество смуту и сомнения. Если церковь сечас была бы гонима, то никому в голову бы не пришло переводить что-то, наверное нам очень хорошо живется, "начинаем беситься с жиру" и придумываем что-то новое...
владимир24 января 2012, 20:00
Владимир: Всё дело в том ,что нет доверия к тем кто будет проводить эти переводы. Нынешние выпускники Академий толком и не молятся,а утреннее и вечернее правило в академиях в совершается в сокрощенном виде. Поэтому им нет разницы на каком языке молиться, лишь бы попроще и быстрее.
Юрий14 декабря 2011, 23:00
Никаких псевдо-реформ! Я хоть пока и не понимаю во многом ЦСЯ,но собираюсь его учить.Это такая благодать.Мы будем защищать свой язык и нашу св.Русь.Отойдите от нас,уймитесь,мы вам никогда ничего не отдадим
Нина Буянова 7 декабря 2011, 00:00
Я за то, чтобы службы велись на церковно-славянском языке.И не надо думать, что простой мирянин не поймет службы.Несмышленое дитя,не умеющее еще говорить, видя улыбку матери,понимает её речь не умом, а сердцем.Так и православный,пребывая на Богослужении,может и не все понимает, но сердцем радуется.Что касается непонятных слов,то в наше время узнать - не проблема.Да и батюшки в проповедях объяснить могут, о чем говорилось в Евангелие.Те люди, которые постоянно ходят на службы,им все понятно, а русским языком в церковь не заманишь.
Игорь25 ноября 2011, 17:00
Поддерживаю о,Сергия очень сильно!
Татиана29 октября 2011, 08:00
Дорогой отец Сергий! Спаси Господи Вас за слово Ваше.
Наталия14 октября 2011, 20:00
Я - простая мирянка. Я очень редко бываю на службах, и на мне много грехов. Но я помню "Отче наш, иже еси на небеси...", и когда-то именно это звучание не дало мне перейти к христианам-пятидесятникам. Потому что не могу я говорить "Отец небесный, сущий на небе" - это так ниже по уровню духовности, по смыслу, по звучанию, по форме... Это не объяснить. Я это просто чувствую. Я по сей день не понимаю половины того, что поется в церкви, но это меня не угнетает, не пугает, не огорчает. Потому что даже само звучание церковнославянских песнопений возвышает душу, и она тянется вверх, к Богу. Многие пишут что в церковнославнских текстах - потеря смысла ради формы. Это НЕПРАВДА! Это переворот сути вещей с ног на голову! В звучании, с давнем истинном значении слов и есть глубочайший смысл! Его нельзя заменить, подменить. Его нужно почувствовать, и через чувство придет понимание. Не пытайтесь через логику, через голову прийти к Богу. Точнее - пытайтесь, конечно, если Вам так удобне... Но поверьте, через ощущения - гораздо быстрее. Через правое полушарие, ответственное за эмоции, чувства, интуицию, информация воспринимается даже не на десятки - на порядки раз быстрее, чем через левое, ответсвенное за логику. Вы пытаетесь понять БОГАТЫЙ ДУХОВНЫЙ ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ? Попробуйте его ощутить. Отрешиться от всего, встать в центре церкви, спеть Отче наш и Символ веры со всеми прихожанами. Остальное придет...
Димитрий 5 октября 2011, 18:00
Спаси Господь о. Сергия Правдолюбова.
Олег Мельников28 сентября 2011, 08:00
Спаси Господи, отец Сергий! Это вопрос духовный и только духовный! Начнется с малых справ, якобы необходимых, и образуется лавина. "Разумные" доводы, приводимые сторонниками справы, либо по недомыслию, либо от лукавства. Достаточно оглядеться вокруг, в часности на военные реформы, результат очевиден - армия уничтожена. Вот и вся красивая риторика. Вопрос о справе необходимо просто снять с повестки дня, чтобы не было соблазна, и впредь к нему невозвращаться, строго помня заветы святых отцов. Храни вас Господь!
Вадим26 сентября 2011, 09:00
реформировать нужно не все, вот скажите многие из вас понимают когда читают апостол, евангелие, паримии на литие? я лично мало что в них слышу!!! а тогда для кого они читаются,для Бога,он их знает! а некоторые моменты службы,какбыло замечено выше, звучат на церковнославянском замечательно-херувимская,милость мира и.т.д
Протоиерей Серафим24 сентября 2011, 23:00
Низкий поклон отцу Сергию за подвиг - воздвигнуть своё слово как выражение тревоги многих чад РПЦ.Меня одно смущает: если сторонники так сказать "реформы" относят себя к людям, хотящим совершить дело Божие, то откуда в атмосфере реакции на несогласие с их позицией появляется такая напряжённость и агрессия? А где надежда на Бога, если это дело Божие? Разве дело Божие может совершаться в таком состоянии - без мира душевного и терпения друг друга? Откуда оскорбления и насмешки? Тем более всем нам известно такое понятие: - "как бы не быть противником воли Божией, как бы не отпасть от Церкви".Т. е. - должно быть некое недоверие к себе, некая осторожность в заявлениях. И надежда на то , что Бог управит, если мои усилия Ему угодны. А здесь видишь поразительную уверенность с злобной агрессией при отсутствии исчерпывающих аргументов в защиту своей правоты. Явно - здесь явление человеческое. Полностью разделяю позицию протоиерея Сергия Правдолюбова и благодарю / и восхищаюсь!/ за смелость исповедничества в такое сложное "сегодня".
р.Б. Елена23 сентября 2011, 18:00
Дерзать на обновление языка не нужно. Но нужно облегчить понимание церковословянского языка его обучением. Как идея - организовать курсы языка в кажном приходе (простите моё убогое мнение) вещь священнослужители владеют им. Научить группу мирян, пламенеющих желанием знания языка и пусть далее они, по согласованию между собой, обучат желающих. Но давайте вместе помолимся по этому вопросу и кто "за", и кто "против" - пусть будет воля Божия, а не наша во всём. Мир всем.
Надежда20 сентября 2011, 16:00
Лучше было бы поступить наоборот: взять и вернуть назад в современный русский язык утерянное им - стоит вспомнить хотя бы насильственные реформы, проведенные в свое время лингвистами-коммунистами. Кто теперь вспомнит, что "налог" - это "удавка", "притеснение"; "счастие" и "благо" - два разных понятия (одно земное, от слова "часть", надел земли в наследство, а другое - от Бога, духовное); "обаятельный" и "очаровательный" - это о том, кто колдует, обращаясь к силам тьмы; "ругатися" - это радоваться; "прощати" - "выпрямлять", "исправлять", и т.д., т.д., т.д. Примеров может быть великое множество. Так мы и живем во лжи, не зная о том. А искаженные понятия, что слетают с языка, ведут к искажению сознания, мутят понимание мира. Учите церковно-славянский! Он приближает к истине, заключенной в нашем языке, почти в каждом его слове... Это язык Богом данный. Страшно, что кто-то хочет отнять у нас оставшуюся в церковно-славянских текстах глубину понятий и изничтожить глаголы с неискаженным животворящим смыслом.
Лариса20 сентября 2011, 02:00
Я полностью согласна с автором статьи и хочу лишь привести маленький пример в языковом изменении богослужения . Я живу в Америке и за неимением Русской Православной церкви близко, посещаю Греческий приход. Как известно, в Греческой церкви паства участвует в хоровом пении. Мы все годы пели в хором Херувимскую на греческом, начиная на английском лишь с места "ныне отложим..." Но по какой-то причине в одно из воскресных богослужений хор вдруг запел Херувимскую на английскои (современном) и вся церковь застыла в гробовом молчании. Знаю, что после Литургии греки просили батюшку петь Херувимскую так, как все привыкли. В приходе много румын, болгар, есть русские и православные индусы и все в благоговении склоняют головы при пении Херувимской на греческом.
Станислав Викторович Гусев19 сентября 2011, 17:00
Отец Сергий, вам - моя поддержка. Я за то, чтобы оставить церковнославянский язык в богослужении. Обновлению - да будет анафема! А тем, кто сетует на непонятность церковнославянского богослужения - да потрудитесь вы немного! Куда труднее учить иностранные языки. Куда легче сбежать от трудностей в пре'лестные протестантские объятия, чем взять в руки Божественную литургию с параллельным переводом и понудить себя, потрудиться понять текст, пойти в воскресенье в храм и помолиться со всеми Господу Богу. Со мной согласятся многие: когда во время Божественной литургии поются Блаженства из Евангелия на церковнославянском языке - что в душе творится - не передать! Это только один пример. Хватит дискуссий! Сей род изгоняется постом и молитвою! Храни вас Господь!
Виктор Кутуков19 сентября 2011, 07:00
никаких реформ! руки прочь от православных святынь!
Sergey19 сентября 2011, 06:00
Думал перейти в Русское Православие с Протестантизма-нет не перейду. Ибо возвели язык в святыню в идол. Люди гибнут идут в ад а они язык защищают ибо традиция. А то что человек языка не понимает и обходит из за этого церковь так это ничего. Сколько моих друзей бывших Православных пришли к нам баптистам потомучто языка не понимали. А я дурак книжек начитался Отцов и Святых думал православие истинна, жизнь, правильное исповедание Христа. Ага, уже. Главное "бесовский" Запад пожурить да язык сохранить. Досвидания русское православие, с меня достаточно, если в церковь и зайду так только в АПЦ где люди нормальным человеческим (английским) языком Христа исповедуют.
ирина18 сентября 2011, 16:00
Отказ от Церковнославянского языка - это отказ от БОГА.Это крах! ПРАВОСЛАВИЯ больше не будет... РУСЬ ПРАВОСЛАВНАЯ! Как Тебя терзают! Не молчите, ВЕРУЮЩИЕ! Возьмите крест свой и следуйте за ХРИСТОМ! Да укрепит Вас ГОСПОДЬ и даст силы в подвиге СПАСЕНИЯ!
Вера18 сентября 2011, 11:00
Спаси, Господи, нас и наш древний язык от всяких реформ и революций!
Дионисий17 сентября 2011, 02:00
Да, опять очередная попытка подточить Церковь изнутри! Даже мои знакомые люди, непонимающие церковнослявянский язык и совсем нецерковные, изредка заходящие в храм, не понимают смысла в таких "реформах". Их притягивает некая НЕЗЫБЛЕМОСТЬ и КРАСОТА нашего церковнославянского языка, как они сами объясняют. Давайте ещё календарь грегорианский примем, вообще роскошно заживём, никаких мучений с датами не будет! Будем катиться вместе с остальным "цивилизованным" миром по шоссе! Главное шажок сделать в "нужном" направлении!
Алексей16 сентября 2011, 22:00
Ответ Владимиру и Анатолию дан Анной 16.09.2011 в 15:08. Вариант перевода вам должен понравиться: "Живый в помощи Вышнего, в крове Бога небесного водвориться. Речет Господеви, заступник мой еси и прибежище мое, Бог мой и уповаю на него, яко Той избавит тя от сети ловчи и от словесе мятежна, плещма Своима осенит тя и под криле его надеешься..." (Пс.90) - что тут непонятного? Это действительно язык сердца - и перевести его на русский дословно можно не всегда, да и нужно ли - мать понимает ребенка даже когда он еще лепечет нечленораздельно. А вот и перл перевода - в русском переводе этого псалма перевод "плещма Своима осенит тя и под криле Его надеешься" стоит "Перьями Своими осенит тебя и под крыльями Его будешь безопасен ..." - оказывается у Бога есть перья (что естественно, если у Него есть крылья), а я и не знал! откройте "Библия. Книги Священного писания Ветхого и Нового Завета" Издание Московской патриархии, Москва. 1993 г. Издательства, к сожалению нет, но куплено мной в православном монастыре в г. Одесса. Комиссия считает это толкование церковнославянского текста, так сказать, приближением его к массам??? Что здесь стало понятнее? Смешнее - да!
Алексей16 сентября 2011, 21:00
"В наше время стало престижным владеть западноевропейскими языками, в особенности английским, и к этому прилагается множество усилий. А ведь усилия для изучения какого-нибудь иностранного языка неизмеримо больше тех, которые русский человек должен затратить на изучение языка церковнославянского, являющегося для него родным, ибо именно церковнославянский был положен в основание русского литературного языка и составил таким образом его высокий стиль! Необходимо всегда помнить, что перевод с церковнославянского языка на русский – это не перевод с одного языка на другой, это снижение высокого стиля русского литературного языка и приближение его к стилю обыденному." - очень точно! Давайте терминологию квантовой физики или медицины переведем на язык общеупотребимого жаргона, например на матерный (он сейчас очень распространен, особенно среди молодежи) - глядишь, все физиками станем... Ничего, кроме раскола данная "реформа" не преследует. Те кто ее замышляют - враги Церкви. Либо они должны от этой идеи отказаться, либо должны быть анафематствованы, как Л.Толстой.
Ксения16 сентября 2011, 21:00
Спаси Господи, отец Сергий! Облегченно вздохнули, прочитав Вашу статью - мы не одни! Я из Украины, но много лет доводится время от времени молиться на литургии в итальянском городе Модена (приход Всех Святых Московского Патриархата) Служит о.Георгий (итальянец) на церковнослявянском) И мы - украинцы, русские, грузины, греки, румыны, молдаване!- понимаем! Прихожанам не нужен перевод, захожанам - нужен. Только вот зачем?
Герман16 сентября 2011, 21:00
Не понял, что уже больше заняться нечем, что взялись за церковно-славянский? Уже все проблемы решили? Уже нимбы над головами начали проявляться? Чтобы люди потянулись, нужно не язык менять, а то придется прямо на мат переходить, которым сейчас много кто разговаривает. А нужно становиться моральным примером. А вот с этим, видно, слабо...
Крымчанин16 сентября 2011, 16:00
Уже пять раз было предложено печатать на одной странице с церковно-славянским текстом и его русский перевод. И народ, таким образом, усвоил бы все малопонятные церковно-славянские слова или обороты в кратчайшие сроки. Кого-то эта простота напрягает? Из мухи слона будет трудно делать?
Анна16 сентября 2011, 15:00
Я не хотела бы никаких перемен. Мы знаем, что то, что есть - это многовековая традиция, в которой были воспитаны многие тысячи святых. А к чему приведут эксперименты, кроме всплеска осуждения священноначалия? ********************************************** Когда мы только пришли в Церковь, мама в книжной лавке монастыря искала словарь церковнословянского языка. Продавщица искренне удивилась: "Матушка, зачем? Вы читайте, Господь умудрит". ЭТО ПРАВДА! Постепенно, потихонечку, церковнославянский становится понятным. У меня даже складывается ощущение, что он богаче смыслами. Сравниваю текст на церковнославянском и на русском, и в некоторых местах впечатление, что в ряде мест более широкие понятия при переводе заужаются (я совсем не филолог, это просто личное впечатление).
Валентин-Давид16 сентября 2011, 14:00
Господа! Неужели у Православного Мира такая короткая память? Ведь только недавно,каких-то двадцать лет назад на Украине произошёл страшнейший расскол в Церкви,одной из основ которому послужило желание части населения молиться по-украински.Чем это закончилось?Мало что-ли крови было пролито?Неуж-то и России это нужно? С уважением,Валентин-Давид.
Вера, Нижний Новгород16 сентября 2011, 07:00
Слава Богу! Нас слышат. Спаси Господи всех, кто радеет за наши святыни, и за сохранность святыни богослужебного языка.
Ирина15 сентября 2011, 16:00
Лично для меня русский язык - язык моего ума, а церковнославянский - язык моего сердца, взывающего о помиловании.
Георгий15 сентября 2011, 15:00
Георгий: Я живу в далёкой Австралии. Вырос и воспитан Церковью на церковно-славянском языке. Как и многие русские, молиться я только могу на этом языке. У нас нет русского прихода. Есть сербский, но я молюсь в греческом. Сербы служат по сербски и я их действительно не понимаю.Греческий же ближе потому что в переводе на славянский полностью сохранены и смысл и содержание. Запад уже до обновлялся бо безбожия. А нас храни Господь!
Димитрий15 сентября 2011, 14:00
Спаси Господи дорогой отец Сергий! Совершенно разделяю Ваше верное рассуждение. иерей Димитрий Галямов.
р.б. георгий15 сентября 2011, 14:00
Летом 2011 был в Болгарии. Службы понятны. Церковно-славянский язык - язык духовного общения славянских народов, уничтожим его, уничтожим духовное общение славян. При таких реформах получим и раскол еще внутри нашей Церкви. Не нужно нам этого! Зашли в Болгарии однажды в другую церковь - ничего непонятно, оказалось, что там батюшка в раскол пошел. В церквях на службах в Болгарии прихожан нет. Церкви пустые, никто не ходит в них! Нужен нам такой раскол, такие реформы? Современный язык наш не может передать духовной глубины ЦСЯ. Переходя на современный язык, потребуется создавать новый современный церковный язык, как в свое время сделали наши предки. Есть ли в нашей жизни такие подвижники сегодня? Нужно ли создавать новый церковный язык, если уже есть ЦСЯ? Нужно изучать ЦСЯ, чтобы понять его глубинный духовный смысл, а не рушить его. Скорее всего нас хотят разрушить изнутри, а реформа ЦСЯ - это только часть плана по разрушению нашей Церкви.
Наталья15 сентября 2011, 12:00
А что непонятного в церковнославянском языке? Если у кого-то возникли вопросы, всегда можно подойти и спросить у батюшки. Или найти информацию в книгах, в интернете. "Справа" не решит вопрос понятности. Всегда у людей будут возникать вопросы, и всегда надо будет спрашивать, искать информацию. Наши предки не глупее нас были. И зачастую чего-то не понимали. Что не мешало им спасаться. И зачем тогда "справа"?
Павел15 сентября 2011, 11:00
Надо быть честным с самим собой. Пусть каждый спросит себя, может ли он понимать Апостол, читаемый за богослужением? каноны? Действительно, даже священнослужители с большим опытом церковной жизни не могут внятно донести смыл многих богослужебных текстов. И что же? Мы жертвуем смыслом ради формы? Внимание - это душа молитвы, а о как его можно сохранить, если требуется параллельный перевод. Все усилия уходят на это, а не на заключение ума в слова молитвословий. Многие комментаторы обсуждаемой темы, по-моему, не понимают суть реформы. Кажется, про перевод Херувимской песни никто и не говорил, а вот перестроить предложения канонов по правилам ЦСЯ вместо греческой кальки - важнейшая задача. О.Сергия я чрезвычайно уважаю и преклоняюсь перед его благоговением и опытом, но не могу согласиться с тем, что реформа вообще не нужна. Священноисповедник Афанасий (Сахаров)как человек, так горячо и трепетно относившийся к церковному уставу, в этом вопросе лично для меня эталон.
Владимир15 сентября 2011, 01:00
... И попросил я "истинно верующих" (и мирян и священнослужителей; опыт ставился неоднократно) перевести мне тексты, звучащие в храме, на русский язык. И результат меня не порадовал, очень-очень мало кто смог это сделать удовлетворительно. Так что маши руками или не маши, а что-то с этим делать надо. И обсуждаемый документ Межсобоного присутствия РПЦ - шаг в правильном направлении. Конечно в идеале было бы неплохо сделать изучение церковно-славянского языка (ЦСЯ, как тут кто-то выразился) обязательным и начинать его с детства. Но реально ли это?
Анатолий14 сентября 2011, 22:00
Абсолютно поддерживаю мнение о. Сергия! Да не будет этого эксперимента над нами! Церковнославянский язык - наше достояние. Был на службе в сербской церкви - так все понятно было, почти как у нас в Одессе. Непонятно стало когда стали читать проповедь на сербском языке. Мое мнение - церковнославянский язык убирать или заменять нельзя!
Павел14 сентября 2011, 21:00
Запад всё это уже прошёл. Результат - полное отступление от Христа. Нам это нужно? Кто не ценит ЦСЯ, пусть выберет себе секту по вкусу, где всё на современном русском языке, где не прекращаются обновления текстов (например, свидетели Иеговы)до их полной утраты первоначального смысла. Даже синодальный перевод Библии иногда прпотиворечит тексту на ЦСЯ (например 115 псалом). Истинно верующие люди будут ходить в те храмы, где будет богослужение на ЦСЯ, а в другие может особо никто и не придёт.
Вячеслав14 сентября 2011, 17:00
Я раньше не понимал-а теперь понимаю! Потому-что в церковь хожу и дома читаю! Труд нужен!
р.б.Сергий14 сентября 2011, 17:00
Уберите свои грязные руки от нашей святыни !!! Для тех кто туго понимает - есть множество реформаторских организаций ( сект) в которых всё поймете ... С любовью Сергий из Риги .
Елена14 сентября 2011, 15:00
всеми руками и ногами тоже против реформы...ничего менять не нужно и нельзя.представить не могу как будет звучать "Иже Херувимы.." на русском..Елена
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке