«Книжная справа сейчас несвоевременна»

Ответы протоиерея Владимира Чувикина, ректора Перервинской духовной семинарии, на вопросы интернет-портала «Православие.ru»

Загрузить увеличенное изображение. 522 x 800 px. Размер файла 345318 b.
 Протоиерей Владимир Чувикин
Протоиерей Владимир Чувикин
– Отец Владимир, каковы, на ваш взгляд, основные пути преодоления непонимания богослужебного языка Русской Церкви?

– На мой взгляд, в самой формулировке вопроса – «непонимание богослужебного языка», когда под «богослужебным языком» подразумевается только лишь язык церковнославянский, – заключена некоторая неточность. Понятие «богослужебный язык» гораздо шире, ибо включает в себя все многообразие форм выражения богослужения, призванных передать его глубочайшее содержание. Помимо выражения словесного, это и пение, и иконопись, и церковные облачения, а также и все символические действия, которые происходят в храме во время богослужения и призваны явить этот храм Небом на земле. И все они «непонятны», ибо требуется пройти долгий путь восхождения к жизни духовной, приобщения к Жизни Вечной, прежде чем человек начинает понимать язык Святаго Духа, которым говорит наша Святая Соборная и Апостольская Церковь. Итак, гораздо более точной была бы следующая формулировка: понимание или непонимание богослужения Русской Православной Церкви. Наше богослужение заключает в себе и догматику, и аскетику, и нравственное богословие, и литургику, и Священное Писание Нового и Ветхого Заветов. Для того чтобы всё это постичь, не обязательно учиться в духовной семинарии и академии, не обязательно и углубляться в специальную литературу (хотя для тех, у кого есть к этому потребность и желание, это доступно и весьма полезно). Нужно постоянно посещать храмовое богослужение, исповедоваться, причащаться Святых Христовых Таин и вообще вести жизнь, подобающую православному христианину. Большинство молитв и песнопений не требуют перевода на русский язык или упрощения языка церковнославянского, но требуют объяснения и даже толкования их содержания, часто с привлечением творений святых отцов. И, разумеется, не во время самого богослужения! Поэтому и проблема понимания или непонимания церковнославянского языка надумана. В действительности ее не существует.

Любой человек, регулярно посещающий храм Божий, проникается божественной красотой и глубиной нашего церковнославянского богослужения, и ему становятся понятными практически все храмовые молитвы. Стихия церковнославянского языка, который представляет собой язык Духа, – это стихия всей православной духовной жизни для всех тех, кто всегда считал себя чадами Русской Православной Церкви.

Допустим, я впервые захожу в храм, а там: «Отрыгнут устне мои…» или «Приложи им зла, Господи, приложи зла славным земли». Непонятно, мягко говоря. Как сделать церковнославянский язык «доступным» для случайного или редкого посетителя церкви, и нужно ли это делать вообще?

– Вопрос «Как сделать церковнославянский язык доступным для случайного или редкого посетителя церкви?» также неточен. Как сделать богослужение доступным для такого человека? – вот его правильная формулировка. Путь только один – чтобы случайный посетитель храма стал его постоянным прихожанином. Этот путь – единственный. Ни в коем случае нельзя подстраивать наше богослужение и его высокий – церковнославянский – язык под капризы людей, впервые зашедших в храм. Вот когда «случайные и редкие» посетители воцерковятся, то и язык нашего богослужения станет для них понятным и любимым. На подобные сетования о «непонятности» церковнославянского языка отвечу словами участника Поместного Собора 1917–1918 годов новомученика епископа Пермского Андроника (Никольского): «Переводить богослужебные книги с славянского языка на русский для интеллигенции и вообще народа, не посещающего храмы, нет нужды, ибо они отошли от Церкви. Для интересующихся богослужением необходимо вести беседы, разъясняя непонятное». О том же писал и святитель-миссионер Николай Японский (Касаткин): «Я полагаю, что не перевод Евангелия и богослужения должен спускаться до уровня народной массы, а, наоборот, верующие должны возвышаться до понимания евангельских и богослужебных текстов».

Странно было бы требовать, чтобы любая наука – будь то физика, математика или философия – сразу стали человеку «доступными». Человек должен пройти долгий путь постижения этих наук, путь накопления знаний, преодоления трудностей. При этом человек в полной мере осваивает и язык этих наук, их терминологию. Что же тогда говорить о православном богослужении и его языке – науке из наук, искусстве из искусств? Сама постановка такой задачи – сделать богослужение и его язык тотчас же доступным для случайного посетителя храма – является признаком некоторого духовного и культурного оскудения и невежества.

Что касается таких фраз, как «отрыгнут устне мои пение» (Пс. 118: 171) или «в воню благоухания духовнаго» или других подобных, которые якобы могут вызвать смущение у молящихся, то на это можно ответить так. Наше богослужение, помимо прочих благотворных и спасительных воздействий на душу и ум человека, имеет свойство их оцеломудривать. Человек, благоговейно предстоящий перед Богом, даже и помыслить не может, что в молитве есть что-то несообразное. Он сразу же уличит себя в нечистоте помыслов, если ум его смутится. Сколько раз мы слышим за богослужением слова «безсеменное зачатие», сколько раз слышим «Неискусомужная» по отношению ко Пресвятой Богородице! А задостойник (ирмос 9-й песни) Сретения Господня? Подобных мест в нашем богослужении бесчисленное множество! И что же – всё это мы теперь будем исправлять? Не лучше ли исправлять, оцеломудривать и очищать наши нечистые помыслы? А этому как раз и способствует наше богослужение и его церковнославянский язык – особый Богом данный нам, славянам, язык, возвышенный язык нашей молитвы к Богу, на котором не было, нет и не будет ни одного нечистого, низкого и праздного слова.

Если же говорить о понимании таких слов, как «Приложи им зла, Господи, приложи зла славным земли» (утреня, стих 4-й), то это место из пророчества Исаии (Ис. 26: 15) невозможно понять ни на каком языке, пока не познакомишься с его толкованием. Что же до слова «приложить» в смысле «прибавить», «присоединить», то это как раз вполне понятно, например, из русской фразы «приложить труды к трудам».

Все это еще и еще раз подтверждает, что проблема непонимания богослужения по причине сложности церковнославянского языка надумана.

Реформа богослужебных книг патриарха Никона в XVII веке привела к расколу в Русской Православной Церкви. Может ли история повториться, если начать книжную справу?

– Не может, а безусловно повторится! Справа церковнославянских богослужебных текстов в данный момент никому не нужна. Если начать новую книжную справу и реформу церковнославянского языка, то вполне может повториться история XVII века. Целостность нашей Русской Православной Церкви должна оставаться главным приоритетом и для пастырей, и для ученых-богословов, и для всех прихожан.

– Что в церковнославянском языке, в богослужебных текстах, по-вашему, незыблемо, не должно подвергаться изменению ни в коем случае, а что действительно можно подкорректировать, заменить синонимами или сделать еще что-нибудь?

– Незыблем сам дух богослужебных текстов, а он передается через каждое слово, каждое словосочетание, которые, следовательно, нужно беречь. Незыблема традиция. Незыблемо церковное предание. Изучите внимательно, как происходили все прежние книжные справы, бывшие на Руси и в славянском православном мiре. Конечно, церковнославянский язык не оставался неизменным за свою долгую историю, хотя изменялся он совсем не так, как язык разговорный русский. В нем имеются и отдельные ошибки, и неточности перевода, но эти ошибки вполне может исправить Издательский отдел Московской Патриархии при каждом новом переиздании богослужебных книг, что, в общем, успешно делается и сейчас.

«А что действительно можно подкорректировать, заменить синонимами или сделать ещё что-нибудь?» – спрашиваете вы. При ответе на этот вопрос я вполне согласен с отцом Сергием Правдолюбовым, который говорит, что тут самое важное – не «что», а «кто»! Кто будет проводить новую книжную справу, кто будет «корректировать и заменять синонимами» некоторые слова? Так же, как и отец Сергий, я не уверен, что в будущую Комиссию по исправлению богослужебных текстов войдут исключительно люди, дорожащие нашим церковнославянским богослужением. Нужно твердо понимать, что в наше время любая книжная справа, которая будет затеяна, в том числе и предлагаемая русификация церковнославянских текстов, станет той «промежуточной стадией» богослужебного языка, с которой сильно ускорится и облегчится окончательный переход богослужения на язык русский. И не стоит обольщаться, что будут исправлены лишь некоторые слова! Поэтому любая книжная справа сейчас несвоевременна.

– А, может, не бояться ничего, взять и перевести всё на русский современный язык, ввести богослужение на русском в нескольких приходах – назовем их миссионерскими и посмотрим, как дело пойдет? Допустимы ли такие эксперименты?

– Такие эксперименты недопустимы! «Не бояться ничего, взять и перевести всё на русский язык» – это, несомненно, будет просто актом антицерковного вандализма. Наш церковнославянский богослужебный язык подобен древней намоленной иконе. Перевод богослужения на русский будет равнозначен поруганию иконы. Люди, желающие перевести наше богослужение на русский язык, прежде всего не боятся Бога. Особый возвышенный язык богослужения и молитвы дал нашим славянским народам Господь через святых равноапостольных Кирилла и Мефодия и их святых учеников. Нельзя повернуть историю вспять. Отринуть Божий дар – непростительная дерзость. Этот дар надо беречь и сохранять как зеницу ока и благодарить Господа за Его к нам велию милость.

Кроме того, общеизвестно, что церковнославянский язык – величайшее культурное наследие русского народа. Странно будет, если разрушителем его выступит не кто иной, как Русская Православная Церковь. Мы должны всегда помнить слова М.В. Ломоносова: «Российский язык в полной силе, красоте и богатстве переменам и упадку не подвержен утвердится, коль долго Церковь Российская славословием Божиим на славянском языке украшаться будет».

Да и как тогда быть с теми прихожанами, которые десятилетиями посещают наши храмы, знают наизусть и любят церковнославянские молитвы и песнопения? Ведь они просто разбегутся, услышав такие «миссионерские» переводы ради послабления захожанам! Мы тем самым просто выгоним из храма миллионы постоянных наших прихожан ради впервые зашедших посетителей. Это будет равносильно тому, как если бы ради «гостеприимства» выгнать из дома постоянных его обитателей.

– Существует практика публикации богослужебных текстов и молитвословов с параллельным русским переводом. Замечателен опыт Издательства Сретенского монастыря, выпустившего таким образом Великий покаянный канон. Может быть, это правильный путь?

– Да, безусловно, правильный. Этим путем и должна вестись работа по воспитанию у верующих нашей Церкви любви к церковнославянскому богослужению. И опыт Сретенского монастыря в этом является замечательным примером для подражания. Однако изданий с параллельным переводом на русский язык тоже недостаточно. Помимо перевода, необходимы еще и комментарии, в которых можно привести точное греческое соответствие тому или иному слову, толкование данного отрывка, объяснение смысла всей молитвы или песнопения, ссылку на Священное Писание или святоотеческую проповедь, которым они могут соответствовать. Можно дать то или иное слово в его исторической перспективе: посмотреть, каким было это место из молитвы или песнопения в разные периоды существования церковнославянского языка на Руси, как последовательно изменялось то или иное слово в результате различных книжных справ. Возможностям нет конца!

– Известен ли вам опыт других Поместных Церквей или исповеданий, переведших богослужение на современные национальные языки? Был ли положительный эффект? И вообще, что следует считать успехом богослужебной реформы?

– Да, такой опыт имеется. Только весьма печальный. Возьмем пример Сербской Православной Церкви. В ней решили отойти от обязательного церковнославянского богослужебного языка и перевели тексты на сербский, уповая на то, что, с их точки зрения, понятный язык привлечет молодежь в храмы. Но это – прискорбное заблуждение и опрометчивое вторжение людей в пути Промысла Божия. Может быть, это и явилось последней каплей в трагедии сербского народа, которую пережил он в период распада Югославии на несколько самостоятельных республик: война, разруха, не затихающая и поныне, бомбежки сербских городов НАТО… Древние святыни сербского народа осквернены и находятся уже в нехристианских государственных образованиях. Неужели мы такой же участи желаем и для России?

Хочу напомнить слова нашего Первосвятителя Святейшего Патриарха Кирилла, тогда ещё митрополита Смоленского, сказанные им накануне своего избрания в 2009 году: «Я выступаю категорически против любых реформ в Церкви. Более того, думаю, что ни один из 145 архиереев, которые могут быть кандидатами на патриарший престол, не имеют никакого реформаторского зуда». Митрополит Кирилл указал на то, что Россия дважды была научена, «как нужно бережно относиться к традиции, особенно к богослужебной традиции». «Первый урок – это старообрядческий раскол, а второй урок – пресловутое "обновленчество" 1920-х годов: и то, и другое взбудоражило Церковь, разделило людей, но ни то, ни другое не достигло целей, которые ставили реформаторы», – подчеркнул тогда патриарший местоблюститель. Владыка Кирилл подчеркнул, что «реформы в Церкви не могут достичь целей, которые ставят реформаторы, если эти цели не проистекают из глубин народной жизни» (29 декабря 2008 года, ИНТЕРФАКС).

– Что произойдет с русским и другими народами, которых объединяет Русская Православная Церковь, если они утратят богослужебный церковнославянский язык? Может быть, ничего страшного и опасения напрасны?

– Эти народы духовно измельчают и, наверное, уже бесповоротно. Если русский и другие народы, объединяемые ныне единым богослужебным церковнославянским языком, утратят эту многовековую святыню, то произойдет уже никогда в будущем не восстановимый цивилизационный разлом между тремя ветвями единого русского народа: русскими, украинцами и белорусами. Очень печально, что наряду с немногочисленными неообновленческими общинами в России, самовольно отказавшимися от церковнославянского языка, на Украине стали разрешать служить на украинской мове. Даже недавно, накануне Поместного Собора УПЦ МП, было издано впервые богослужебное Евангелие на украинском языке. Это очень огорчает. Ведь до сих пор, заходя в любой храм в России, на Украине, в Белоруссии, а до недавнего времени и в Сербии, верующий человек соприкасался с единым богослужением, связывающим наши славянские народы, проникался чувством, что молится на языке наших предков, сохранявших для нас единое молитвенное славянское пространство. А теперь эту цивилизационную скрепу церковного единства наших народов преступно и целенаправленно выдергивают.

– Чье авторитетное мнение по данному вопросу вы можете вспомнить?

– По вопросу церковнославянского языка богослужения и его незаменимой роли для духа церковности православного человека для меня авторитетным мнением могут быть такие имена: М.В. Ломоносов, А.С. Шишков, митрополит Филарет (Амфитеатров), архиепископ Никон (Рождественский), новомученики и исповедники Российские – епископ Пермский Андроник (Никольский), архиепископ Омский Сильвестр (Ольшевский), а также профессор Киевской духовной академии Василий Певницкий, профессор Ленинградской духовной академии Лев Парийский, Дмитрий Сергеевич Лихачев, профессор Андрей Козаржевский; а из ныне здравствующих – протоиерей Сергий Правдолюбов, архимандрит Рафаил (Карелин), профессор Александр Михайлович Камчатнов, Наталия Ефимовна Афанасьева, много лет преподававшая в нашей Перервинской семинарии.

В 1999 году в издательстве Сретенского монастыря вышла прекрасная книга «Богослужебный язык Русской Церкви. История. Попытки реформации». Она очень актуальна в наше время, и хотелось бы, чтобы она была переиздана.

И в заключение приведу слова святителя начала ХХ века архиепископа Никона (Рождественского): «В стремлении устранить славянский (язык) мы не можем не видеть одно из средств, какие пускают в ход враги Церкви, чтобы вытравить из души народной ту церковность, которая составляет основу народного миросозерцания, народной нравственности. А потому все, кому дорога православная русская душа, должны отстаивать славянский язык как в народной, да и во всякой школе, так и в церковном богослужении. Только при этом условии мы можем сберечь то сокровище народного духа, коим теперь любуются в его проявлении в жизни все образованные народы земли... Наше родное Православие в народном сознании воплотилось в нашем церковнославянском богослужебном языке и стало душею души народной...»

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • В четверг — лучшие тематические подборки, истории читателей портала, новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
р.Б. Максим27 февраля 2012, 23:00
Мы имеем редкое счастье слышать неизменяемые веками песнопения и молитвы, слова, которыми молились Святые земли русской: Преподобные Сергий Радонежский и Серафим Саровский. Молитвенно спросим у них совета в настоящем вопросе. Как вы думаете, какой будет их ответ? Господи, пошли отцу Владимиру крепкого здоровья на долгие годы! А нам всем соборности и меньше отвлекаться от дела Спасения!
р.Б. Максим27 февраля 2012, 23:00
Вспомните рассказ из 19-го века про опустившегося от пьянства русского офицера, потерявшего семью и пришедшего за советом к опытному священнику. Батюшка благословил при искушении читать Святое Евангелие на церковно-славянском языке и при первой встрече спросил военного, есть ли улучшение? Офицер со слезами рассказал, как он первый раз отказался от выпивки, читая главы Евангелия без остановки. Только, говорит, не понимаю многого из того, что читаю. На это священник ответил: "Зато бесы все понимают и трепещут". Прошу прощения, если я что-то не правильно изложил в этой известной истории. Но суть, надеюсь, понятна всем. Мы приходим в храм из мира, каждый разными дорогами, подчас мучимые, изведенные, иссушенные житейскими волнами и грехами, со своим слэнгом в голове, если хотите. Не секрет, что для нас, мирян, слова Богослужения поначалу воспринимаются как общий фон и содержание служб не понятно. Но после того как человек получает первоначальную Благодать общения с Богом в пору ли ему думать о том, что надо бы перевести все непонятные слова на понятный светский язык? Пусть все так незатронуто, первозданно и остается во веки веков.
Александра28 сентября 2011, 10:00
Всецело согласна с высказыванием о. Владимира! От того, что богослужебный язык станет дотсупнее, толпы в храм не повалят к сожалению, а вот Церковь обеднит себя, измельчает. Разве мы хотим этого?! Всех кому что-то непонятно в богослужебном языке, я бы отослала к специализированной литературе и на катехизаторские курсы. Мы же не реформируем китайский язык лишь ради того, чтобы его было проще учить и понимать!
ИНАЛ(ИОАНН), РЕГИОН 07.24 сентября 2011, 23:00
ПРОЗВУЧАЛИ СЛИШКОМ КАТЕГОРИЧНЫЕ МНЕНИЯ. СЧИТАЮ, ЧТО НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ ПРОСТО НЕОБХОДИМО ВВОДИТЬ ПАРАЛЛЕЛЬНОЕ БОГОСЛУЖЕНИЕ. ЦЕРКОВНЫЙ ЯЗЫК КРАСИВ, НО ПОНЯТЕН ТОЛЬКО НЕМНОГИМ ВОЦЕРКОВЛЁННЫМ. БЕЗОТВЕТСТВЕННО ОСТАВЛЯТЬ БЕЗ ПОМОЩИ ОГРОМНУЮ МАССУ ПОТЕНЦИАЛЬНЫХ ПРИХОЖАН. И ПОЧЕМУ ВЫ ВО ВСЁМ СРАЗУ ВИДИТЕ КОЗНИ И ПОДВОХ? ЗА ЧТО ТАКОЕ ПРЕНЕБРЕЖЕНИЕ К РУССКОМУ ЯЗЫКУ?
р. Б. Александр24 сентября 2011, 21:00
Хотел бы всем порекомендовать ознакомиться со статьей в Журнале Московской Патриархии № 2 за 1994 год "Литургика. К вопросу о переводе богослужения на церковно-славянский язык". Это вопрос очень и очень сложный. Но решать его как-то надо.
Пресвитер N24 сентября 2011, 12:00
p.s. прочитайте интервью с прот. Леонидом Ралдугиным))
Галина21 сентября 2011, 22:00
Слава Богу, что у нас есть такие протоиереи как Владимир Чувикин. Очень доступно и толково объясняющий, почему НЕ нужна реформа богослужения, ведь именно к этому стремятся реформаторы. Долгих лет жизни Вам, батюшка, и крепости духовной! А обновленцам желаю встречи с Духом Истины, да не погибнут в своих заблуждениях.
Баранова Татьяна21 сентября 2011, 17:00
О реформе церковнославянского обычно говорят те, кто желает примитизировать под себя все, что кажется им мало понятным и в чем-то, поэтому, враждебным. Например, такое часто слышу от представителей протестантских направлений. Эти критики понятны: борьба с языком православной церкви - борьба с самой церковью, к тому же, якобы и козырь в агитационной работе с неофитами, вот, дескать, у нас все как в жизни доступно, а у православных только священники и понимают о чем служба. Хотя, когда с этими "критиками" говоришь об истории появления православия на Руси, истории языка церковной службы, вкладе Русской Православной Церкви в становлении русского государства, его культуры, воспитании национального самосознания русского народа они, как правило, соглашаются, поскольку против фактов трудно возражать. Думаю, что язык православного богослужения, церковных песнопений надо оставить в неприкосновенности. С таким же успехом можно требовать исправления икон, чтобы они были понятнее (кому?) или ввести в церковные песнопения элементы рока и попсы, чтобы было веселее, а в самой церкви собираться как в клубе по интересам.
Владимир21 сентября 2011, 12:00
Раб Божий Владимир.Одесса. Христом Богом прошу.Ничего не менять и не упрощать. Народ нужно поднимать духовно. Посмотрите, что творится на ТВ.Там мы уже больше похожи на обезьян, а не на людей. Нельзя из нашего храма делать шоу.
Сергей21 сентября 2011, 10:00
Не надо переводить - это дорога в никуда.Помилуй Господи этих "переводчиков", направь их на путь истиный.
Владими р Яковлевич19 сентября 2011, 10:00
А ведь Патриарх Пимен сказал: Свято хранить церковнославянский язык молитвенного обращения к Богу. И к чему тогда проект о языке? Непонятно.
ирина18 сентября 2011, 17:00
ГОСПОДИ! Буди милость твоя на нас, якоже уповахом на ТЯ! Все это делается специально, чтобы отнять у Христиан силу. Ведь в молитвах на церковнославянском языке вложена великая сила Божественная! Не говоря уже о самой Литургии!Любому человеку, входящему в Храм Божий, особенно непонимающему ничего, нужно бить себя в перси и вопить:"ГОСПОДИ! Спаси! Грешен я, греееееееееешееееееен!!" Думают ли те, которые выступают против языка Церковного о спасении...? Господи! Настави их на путь Истины Твоея!
Вера18 сентября 2011, 11:00
Тяжело читать утренние и вечерние правила, если только начинаешь это делать. Утром еще хочется спать, вечером уже хочется спать. Но невозможно прекратить это делать, если начал. Что-то есть в этих словах такое, что тянет душу к ним. Разве русским людям непонятен славянский язык? А особенно белорусам и украинцам. Ведь многие слова ушли из повседневного русского языка, но остались в русском и украинском. Может, потому, что я белоруска, знаю и свой и русский, мне легко понять славянский язык. Трудно другое - понять смысл. Постоянно хожу в библиотеку при семинарии, каждое воскресенье читаю статьи на этом сайте, и все равно многого еще не понимаю. И дело здесь не в языке. Не состыкуются наши житейские понятия и божья истина, и надо от житейского идти к божьему, а не наоборот. Нельзя обижать славянский язык, в нем огромная сила. Сейчас многие русские в совершенстве владеют английским и немецким, неужели мы из-за нескольких непонятных слов оскорбим язык наших предков, язык, на котором говорят наши души.
р.Б. Валерий17 сентября 2011, 17:00
О.Владимиру многая лета и помощи Божией в стоянии за веру православную! Сама идея книжной справы,которую я не приму не под каким видом и никогда, говорит о том, что раскол начался.Это - пробный камушек.Вместо "благоухания духовнаго" слишится запах серы.Если это будет попущено Господом,так то для нашего укрепления в вере и спасения во Христе, которому слава, честь и поклонение во веки веков. Аминь!
Наталия Кузнецова17 сентября 2011, 00:00
Спаси Вас Христос, отец Владимир, за Ваше стояние в истине! Я считаю, что подобная затея - это просто небывалое кощунство! Полагаю, что идея перевода богослужебных текстов на русский язык могла родиться в умах исключительно врагов Русской Православной Церкви. Не думаю, что "захожанин" вдруг станет постоянным прихожанином храма только потому, что услышит понятный для него язык. Как раз наоборот, если Господь привел человека в храм, значит, душа его ищет горней красоты, значит, такой человек пришел в храм именно потому, что дуща его истосковалась по чему-то исконному, истинному, незыблему... И вдруг услышит не богослужение, а выхолощенный, дословный перевод с языка, подаренного нам Святыми братьями-просветителями. Сейчас можно найти и молитвословы с параллельным переводом, и толкования на Священное Писание, и учебники церковно-славянского языка, и словари. А, главное, само богослужение! Оно само по себе просещает ум человека. Я никогда не учила церковно-славянский язык, но однажды взяла в руки акафист Святому равноапостольному князю Владимиру на церковно-славянском и с удивлением поняла,что умею читать на нем и практически все понимаю. Я как будто бы его всегда знала. И так происходит со многими. Ни в коем случае нельзя допустить этой реформы! Это не просто разрушение традиций, это даже не угроза нового раскола, это катастрофа, последствия которой страшно представить. Спаси Господи!
Алексей16 сентября 2011, 21:00
Очень точно сказано - церковнославянский как и сама Церковь Русская - единственное оставшееся связующее звено славянских народов. Уничтожить язык - уничтожить связь. Не говоря уже о том, что те кто не хочет разобраться в церковнослявянском, понять его, не будут ходить в Церковь, даже когда служба будет вестись на русском, украинском или белорусском языках. У меня однажды был диалог с людьми которые критиковали Церковь в частности за непонятный язык. На мое замечание о том, что учат же японский и китайский, которые совсем не похожи на русский, ответ был прост - так ведь эти же языки нужны для работы и карьеры. Вот и все - захочет человек разобраться, выучит, а не захочет разобраться, то чтобы его в церковь заманить придется там порнофильмы крутить... глядишь и заглянет на огонек, а там глядишь и травку распространять начнем... Кроме того, цековнославянский язык, не являясь языком бытовым, заставляет человека почувствовать, что он находится в особом месте, а не базаре или на кухне. Стоит только приложить совсем маленькое усилие, и молиться на русском уже нет возможности - не то совсем, то же самое и со службой, да и Евангелие совершенно иначе воспринимается на церковнославянском. Если и говорить о реформе, то не языка, а сознания. Вот где нужна реформа!
Сергей, Минск16 сентября 2011, 18:00
Статья хорошая! Болеет автор за церковнославянский язык и аргументы приводит хорошие. Но несколько замечаний. А возможно ли перевод богослужений на славянские, но нерусские, например белорусский. Автор достаточно резко отзывается о украинском языке в богослужении, не чрезмерно ли здесь русскость о. Владимира. Не затворяем ли мы возможность для нерусскоязычных к приходу ко Христу в его русской версии:(? Не повторяются ли анафематсвованные трехъязычные ереси с возможной чрезмерной сакрализацией ЦСЯ? Например в Литве богослужение в основном идет на ЦСЯ, значит этнический литовец (а я таких знаю), который стремится к Православию, первоначально будет вынужден учить ЦСЯ, либо ходить на понятную католическую мессу. Насильно переводить не нужно, и стимулировать чрезмерно не нужно. Но постепенно изучать ЦСЯ и его развитие нужно, и не сводить его только к русскому языку. Конечно, прихожане должны стремиться к пониманию. Но и священники должны снисходить с невежеству либо активно заниматься просветительской деятельностью. Не желаешь реформы ЦСЯ - пойди и научи. Возможно это грубо.
Священник Виталий16 сентября 2011, 15:00
Удивительно, как можно не любить наш церковно-славянский язык! Всякий, кто желает понять его, открывает для себя что -то родное, красивое, неземное.
Сергий16 сентября 2011, 12:00
Отец Владимир, спаси Вас Господь за такие золотые слова. Очень радостно, что есть так много людей, как мирян, так и священников, кто понимает всю опасность реформы церковнославянского языка. Ведь действительно, этот язык был дан нам Самим Господом через святых РАВНОАПОСТОЛЬНЫХ Мефодия и Кирилла. Неужели мы сейчас, погрязшие в грехах и разврате наших времен, смеем дерзать на то, чтобы что-то изменить в этот богоданном языке? Какая самонадеянность!
Михаил16 сентября 2011, 10:00
Пожалуйста, не трогайте богослужебный язык и богослужение! На мой взгляд, наоборот, нужно отказываться от всяческих "послаблений". Нужно не язык менять, а просвещать народ и церковный, и тех, кто только на пороге. Нужны беседы, воскресные школы, курс катехизации и оглашения. Сам по себе церковнославянский язык - это кладезь мудрости. Даже на пояснении смысла слов и их исконном значении можно стоить целый катехизаторский курс. Надо знать эти слова, а не заменять их синонимами. Со страхом думаю, что будет, если произойдет замена богослужебного языка на современный русский. Это огромный соблазн для раскола. В то же время, каждый церковный человек понимает, что раскол недопустим. С какой душой ему ходить в "осовремененный" храм? Это просто духовное насилие. И ради чего? Ради похвалы от либеральных кругов? Не дождаться похвалы. Хоть на современном русском служи, хоть под гитару пой на клиросе, хоть священников во фраки одень. Чужие не оценят, а своим будет каково?
Фома15 сентября 2011, 23:00
Как правильно батюшка выразился:"Ни в коем случае нельзя подстраивать наше богослужение и его высокий – церковнославянский – язык под капризы людей, впервые зашедших в храм". Да, нам раскол времен патриарха Никона совсем не нужен! А ведь все началось с книжных справ! Изменения в богослужении и книгах неминуемо приведут к расколу и паству Церковь начнет терять, и эффект выйдет прямо противоположный- те, кто ходил изрядно-уйдут(а именно они составляют большинство, т.е. те, которые знают близко к тексту и Евангелие, и Апостол, и Псалтирь, и расхожие богослужебные тексты), а кто не ходил, не придут в тот храм, где нет красоты древних богослужений! И это неизбежно. Не думайте, господа справщики, что кроме вас никто не знает церковных текстов! Ведь народ Божий понимает эти древние тексты, знает и любит их за красоту церковнославянского языка, на котором молились наши святые предки и которые, по наитию Св.Духа эти тексты и создавали. Народ церковный против справ!!!!!
Ованесс15 сентября 2011, 19:00
р.б. Сергию: В Латвии тоже есть приходы , где богослужение проходит на латышском Да, в Латвии есть приходы на латышском, но в подавляющем большинство приходов службы на славянском. И латыши посещают и те и те. Славянский язык намоленный, душа человека это чувствует. Потом согласитесь, службы на латышском и на чувашском допустимы для лучшего понимания их для латышей и чувашей, но службы на русском языке просто недопустимы НИКОГДА (что, русскоязычные не понимают славянского?), если не хотим получить ситуацию с сербами: "Возьмем пример Сербской Православной Церкви. В ней решили отойти от обязательного церковнославянского богослужебного языка и перевели тексты на сербский, уповая на то, что, с их точки зрения, понятный язык привлечет молодежь в храмы. Но это – прискорбное заблуждение и опрометчивое вторжение людей в пути Промысла Божия. Может быть, это и явилось последней каплей в трагедии сербского народа, которую пережил он в период распада Югославии на несколько самостоятельных республик: война, разруха, не затихающая и поныне, бомбежки сербских городов НАТО… Древние святыни сербского народа осквернены и находятся уже в нехристианских государственных образованиях. Неужели мы такой же участи желаем и для России? ", как пишет протоиерей Владимир Чувикин. С уважением, Ованесс.
Иван, Саратов15 сентября 2011, 17:00
По поводу претензий к неблагозвучным словам о.Владимир пишет: "Не лучше ли исправлять, оцеломудривать и очищать наши нечистые помыслы? А этому как раз и способствует наше богослужение и его церковнославянский язык". Совершенно верно, и последнее - довольно известный факт, да и в жизни это очень знакомый феномен. У подростков в пубертатном периоде чуть ли не каждое второе слово вызывает посторонние ассоциации, а некоторые самые обычные слова - просто гомерический хохот. Не буду приводить примеры, но многие учителя мне говорили об этой проблеме. До сих пор мы воспитывали и образовывали их, и все уходило само собой вместе с их возрастным созреванием. Теперь в совершенно аналогичной ситуации духовного созревания солидные комиссии приходят к странному выводу, что нам надо учебники переписывать - как же, и пасомые, и пастыри умирают от смеха при слове "живот". То есть, не предполагается, что мы когда-нибудь духовно созреем. И я всецело присоединяюсь к предложениям о.Владимира о максимально широком издании богослужебных книг с параллельными переводами, а также о переиздании книги "Богослужебный язык Русской Церкви. История. Попытки реформации", М.: Изд. Сретенского монастыря, 1999. Я ее попробовал поискать в Интернете, уже готов был и переплатить - не нашел. Даже на озоне, где почти всегда все есть, ее нет. Только не понятно, а к кому такие предложения направлять? Спаси Вас Господи, о. Владимир! Нам так нужно сейчас слово истинных пастырей.
Иван, Саратов15 сентября 2011, 17:00
Всецело поддерживаю ответы-тезисы глубокоуважаемого о. Владимира. Я бы выделил в них несколько моментов. Во-первых, очень верное и назревшее уточнение - не "понимание языка богослужения", а "понимание или непонимание богослужения Русской Православной Церкви". И совершенно верно, что это и пение, и иконопись, и облачения, и все символические действия, и догматика, и аскетика, и нравственное богословие, и литургика, и Священное Писание Нового и Ветхого Заветов и самое главное - жизнь, подобающая православному христианину. Вот, что мы подразумеваем, когда говорим о языке богослужения, а не просто оппозицию: "русский язык - церковнославянский язык". Все элементы этого "языка богослужения" мы не можем даже вербализовать и постигается он по мере духовного роста человека. У нас проблемы и глобальные именно в плане "жизни, подобающей православному христианину" и прежде всего, жизни самих "учителей-миссионеров". Когда человек по жизни идет, руководствуясь критерием "успешности" в обществе, можно ли исправить это переводом на русский или какого-либо вида справой? Но вся энергия перенаправляется в перетряску всех видов церковной жизни, теперь вот и языка. Это все нам очень хорошо знакомо по совершенно таким же процессам в светском обществе. Принимая во внимание, что законы Вселенной одни и те же в каждой ее точке, можно заключить, что и последствия здесь будут те же, что и для страны от пресловутой Перестройки. См. далее
Надежда15 сентября 2011, 16:00
О. Владимир прав, вопрос в том - кто будет переводить богослужебные тексты? Святые Кирилл и Мефодий трудились, ведомые Святым Духом. Кем ведомые современные переводчики?
Инесса15 сентября 2011, 16:00
Как страшно, когда ВСЕ меняется. Категорически против перевода церковнославянского языка на русский язык! Господи помилуй, помоги нам, грешным!
Надежда15 сентября 2011, 15:00
Полностью согласна с Прот. Владимиром. Есть сила и мудрость в его словах. Если что-то и влечет человека в храм, так это благодать, а не чьи-то переводы. Ну не придет человек к вере, если не будет благодатных текстов. Мало того - перестанут ходить в храм и те, кто давно воцерковился. Уж очень ухо режут чужие по духу и по тексту переводы.
Александр15 сентября 2011, 13:00
Ради Бога!!! НИЧЕГО НЕМЕНЯЙТЕ!!! нет слов.... искушение это да и только... Господи помилуй!!!!!!!!!!!!!!!!!
Елена15 сентября 2011, 13:00
В Чувашии богослужеие ведется параллельно и на чувашском... Но я в этом ничего плохого не вижу. Согласна - ничего нельзя рубить с плеча, и уверена Бог подскажет путь, который будет наилучшим...
Наталия Гусева15 сентября 2011, 12:00
Нет никакой необходимости в "переводе". Пусть желающие переводят математические формулы на язык обывателя, "чтобы всем понятно было". Пусть тренируются на кошках.
иерей Емил15 сентября 2011, 11:00
БОГОСЛУЖЕБНЬIЙ ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ язык не трогайте!Иначе все ленивым АНАФЕМА!
р.Б.Валентина15 сентября 2011, 11:00
Нечего Небо на землю тянуть.
Елена15 сентября 2011, 09:00
Поддерживаю отца Владимира в том, что проблема понимания или непонимания церковнославянского языка надумана.Действительно, при регулярном посещении Храма вопросов непонимания не возникает.Если кому то что то неясно при чтении книг,можно обратиться к толкователю, слава Богу, сейчас издаются хорошихе книги.Конечно, в глубинку попадает мало,но,при искреннем желании познать,можно найти. Господи,помилуй!
Елена15 сентября 2011, 07:00
Категорически против реформы!!! Оставьте в покое богослужебный язык- там что- больше нечем заняться на ваших заседаниях- чтобы хорошее придумали- вон -вся Россия- поле непаханное для миссионерства- вот вместо того чтобы в словесности упражняться - взяли бы да вышли на полевые работы так сказать- к НАРОДУ!!!!- просвещать и вразумлять!!- сектантам можно позавидовать в их стремлении к миссионерству!- доколе ж у нас миссионерство будет скорее исключением чем правилом?? есть же миссионерский центр Отца Даниила Сысоева- всем бы пример с него брать и как говорится опытом обмениваться- потому как и после мученической смерти Отца Даниила центр успешно с Божьей помощью продолжает свою активную деятельность...Спаси нас, Господи! и не допусти раскола и реформ ненужных!!!почему до сих пор ничего не закрывают и не останавливают эту реформу если все!!-против!!?- или это заказ чей-то сверху?????- впрочем будет понятно- если через время я не увижу своего коммента здесь...
мирянин Максим15 сентября 2011, 03:00
Нет дыма без огня... А в нашем отечестве никогда... Не смогли большевики уничтожить Православие, так теперь демократовой лапой лукавый душить будет, как бы изнутри, льстиво. В скит уходить еще не срок, а вот книги верные Слову запасать уже уместно. Помилуй нас всех Господи и спаси.
Диакон Георгий Малков15 сентября 2011, 01:00
(последний фрагмент комментария): Но ржа апостасии постепенно доедает протестантские - пусть и не подлинно церковные, но хотя бы "христианствовавшие" - традиции; съест и наши, православные, если и далее станут развиваться те внутрицерковные тенденции, что мы уже сегодня наблюдаем в деятельности "Межсоборного присутствия". И не дай Бог, если о нем в дальнейшем станет возможным сказать - "пресловутого"... Неужели оно не понимает, что пилит тот самый сук? В результате же всё это окажется отнюдь не ошибкой, а преступлением против Полноты нашей Церкви - ради духовно ленивых и равнодушных к полноте Священного Предания Церкви Христовой. И замечу на сегодняшний день: как же все эти реформаторы стремятся - по сути, оскорбительно - представить Святейшего Патриарха Кирилла своим прямым либерал-сподвижником! Православным - всех подлинных благ, диакон Георгий
Диакон Георгий Малков15 сентября 2011, 01:00
2-ой фрагмент (будет и 3-ий, последний): ..А почему бы не пойти дальше и не остановиться, например,на «Распятии» Сальватора Дали, с его висящей на "кресте" супругой - известной некогда в западноевропейских художественных кругах дамой весьма, мягко говоря, легкого поведения? Тоже ведь гораздо более «современное понимание» христианства! Что ж, возможно, для протестантских нынешних "священниц"-феминисток такое кощунственное «Распятие» как раз и сгодится - вполне отвечая их "свободолюбивым" претензиям на якобы «подлинно церковное» «клировое равноправие»... Но доведу почти до абсурда тезисы нынешних "реформаторов": от таких вот или же от им подобных ""Распятий"" - с точки зрения нео-обновленческого либерализма от лукавого (!) предельно «понятных» и дышащих "равноправием" даже "по половому признаку", - не появятся ли со временем и у нас, так сказать, «священники» женского пола? А почему бы и нет – при жажде таких-то «справ»? Ведь несколько десятков лет подобные «пописсы» и у протестантов были немыслимы… (окончание следует)
Диакон Георгий Малков15 сентября 2011, 01:00
(1-ый фрагмент комментария) Прекрасно сказано - трезво, с подлинно христианским рассуждением и, главное, во всем богобоязненно... Я кратко уже высказывался на эту тему в комментариях на "Богослов РУ", но повторюсь и здесь (кто не читал, тому, м. б., покажется полезным и мое мнение - не только клирика, но и историка искусства). …Что такое, по сути, утверждение современных обновленцев о «несовременности» богослужебных текстов, используемых ныне нашей Церковью? Как искусствовед и историк православного художества (по мирской профессии) – осмелюсь транспонировать эту тему в область, например, церковного искусства. И тогда не трудно придти к выводу, что такое заявление наших «реформаторов» - это то же самое как если бы мы стали утверждать, что нам вовсе уже и не подходят иконы преп. Андрея Рублева - как говорящие на устаревшем ныне языке далекого средневековья: их, мол, мало кто теперь понимает... И лучше было бы в свое время, образовав соответствующую синодальную комиссию во главе с каким-нибудь архиереем-обновленцем в духе Сергия Страгородского, «реформировать» андрееву «Св. Троицу», обратившись, например, к Репину с Маковским (а ныне – почему бы не к еще более современным - Глазунову с Шиловым? уж их-то «шедевры» современный «среднестатистический» зритель «понимает» с предельной для него ясностью!). (окончание следует)
Эдуард15 сентября 2011, 00:00
Нельзя допустить повторения денисенковского раскола. Изменение языка -- также привнесение политических мотивов.
р.Б. Димитрий14 сентября 2011, 22:00
Придерживаюсь позиции неприкосновенности Богослужебных текстов на церковнославянском языке. Наслаждаюсь чтением сего языка, его красотою, обширностью. Помоги нам всем Господи!
Александр14 сентября 2011, 22:00
Категорически против перевода богослужебных текстов на русский язык.Это приведет к падению духовности.А воцерковляющимся необходимо потрудиться в понимании богослужения, а не быть лентяями - это грех. В школе учат иностранные языки, а наш родной богослужебный язык не хотят изучить.Стыдно.
Андрей14 сентября 2011, 20:00
церковнославянский язык - это как красивый цветок посреди высохшей пустыни, пустыни современной бездуховности. Если реформаторы переведут богослужение, молитвы на обыденный русский язык, настоящие верующие, воцерковленные люди уйдут в раскол как это было при патриархе Никоне
р.Божия Елена14 сентября 2011, 17:00
"Отверзу уста моя и наполнятся Духа...", а если перевести, то будет замечательно - "Разину рот и наполнится пониманием языка"??? Категорически против переводов. Церковнославянский язык - это действительно жемчужина, к которой прикасаться нельзя. Ведь потом и на слэнг захотят перевести, чтобы всем было понятно.
Гость14 сентября 2011, 17:00
Отец Владимир, спаси Вас Господь! Ни в коем случае нельзя трогать наш церковнославянский язык. Многие библейские выражения уже стали крылатыми: Ищите и обрящете. Перекуём мечи на орала. Притча во языцех. Скрежет зубовный. Тайна сия велика есть. И др. Некоторые выражения вошли в нашу плоть и кровь. Вышел новый перевод Библии. Там так всё переиначено, переделано, переписано, что просто рыдать хочется. Всего один пример: «Тогда Мария сказала: се, Раба Господня…» - «Я во власти Господа, – ответила Мариам». В Богослужении всё интуитивно понятно. А если что-то непонятно, то есть книги. Слава Богу, теперь можно купить православную литературу.
р.б. Сергий14 сентября 2011, 16:00
В Латвии тоже есть приходы , где богослужение проходит на латышском ....
Владимир Яковлевич14 сентября 2011, 16:00
Абсолютно согласен с отцом Владимиром: не хватало нам еще реформ только в церкви, не время да и не нужно ибо воцерковленному человеку язык церковнославянский ясен и понятен, а если затеять сейчас такой первод то опять будет раскол. Спаси Господи!
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке