Рождество Пресвятой Богородицы в Доме «Одигитрии» русского зарубежья

Дорога к первому дому Путеводительницы русского зарубежья – иконы Пресвятой Богородицы «Одигитрии» Курско-Коренной – теряется в одноэтажной Америке, бежит между озер и дубрав. Полтора часа из Нью-Йорка на север. Еще один поворот – и слева, под сенью вековых кленов – полукруглая арка с куполом-луковкой и надписью, как и в десятках подобных русских монастырей: «Благословен грядый во имя Господне». «Грядем» через арку, и вот он – деревянный храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы.

«На запад солнца...»

К концу 40-х годов большинство русских, оказавшихся в Германии и Австрии, устремились за океан. Европа теряла свое значение как центр русской эмиграции, и Архиерейский Синод принял решение о перенесении зарубежного центра в Америку.

Самым подходящим городом для нового местопребывания Синода был Нью-Йорк, где на тот момент проживало около 200 тысяч православных русских. Но в самом городе подходящего здания найти никак не смогли, и тогда решили искать его в окрестностях мегаполиса.

Известный благотворитель князь Сергей Сергеевич Белоссельский-Белозерский, узнав о предполагаемом переселении Синода и чудотворной Курско-Коренной иконы в США, предложил свое загородное имение около города Магопак, в 40 милях от Нью-Йорка. Здесь митрополит Анастасий (Грибановский) и благословил устроить ставропигиальное иноческое подворье, которое должно было стать и его временной резиденцией.

Строителем и настоятелем подворья был назначен архиепископ Чикагский и Детройтский Серафим (Иванов; +1987), родом из Курска, автор книги о Курской иконе «Знамение» – «Одигитрия Русского Зарубежья». Он предложил назвать подворье «Новая Коренная пустынь» в память о разрушенной старой Коренной пустыни, где была обретена чудотворная икона.

Архиепископ Чикагский и Детройтский Серафим (Иванов)
Архиепископ Чикагский и Детройтский Серафим (Иванов)
«Прибыл я к месту своего нового назначения на четвертый день праздника Рождества Христова – 10 января 1950 года по новому стилю. Прибыл в единственном числе и без копейки денег, – писал архиепископ Серафим. – Главный большой дом имения был в нежилом виде после случившегося недавно пожара. Пришлось пока что приютиться в маленьком флигелечке. В этом флигелечке проживал, в качестве сторожа, бывший русский полковник артиллерии С.В. Васильев, который и принял меня в свою комнату, отоплявшуюся маленькой железной печуркой. Положение было не очень веселое... Дом запущен. Кухня почти вся сгорела. Отопление, канализация и электричество не действовало. Окна в нижнем этаже частично были выбиты, стены закопчены... Зима. Снег по колено. Город в двух милях. Сообщение с ним только пешком. Русских вокруг никого».

Князь Белоссельский дал на ремонт большого дома три тысячи долларов, в то время как подрядчики просили кто пять, а кто и все восемь тысяч. И тогда владыка вспомнил о русском инженере В.И. Вишневском, которому в свое время помог добраться до Америки.

«Вишневский, по моей просьбе, прибыл в Магопак, – писал владыка Серафим. – Внимательно осмотрел дом и согласился взяться со своей артелью за ремонт, заявив, что надеется произвести его не больше чем за... три тысячи долларов. Закипела работа, и в каких-нибудь десять-двенадцать дней весь дом был отремонтирован. Все обошлось в две восемьсот. Конечно, Вишневский со своими помощниками много не заработали, но, по их собственным словам, в убытке все же не остались».

Инженер не только отремонтировал дом, но и соорудил на веранде скромный иконостас, превратив веранду в домовую церковь, которая спустя всего девятнадцать дней после приезда архиепископа Серафима в Магопак была освящена, и в Новой Коренной пустыни отслужили первую литургию.

«Служить пришлось в единственном числе, с хором в два человека при меньше чем десяти богомольцам – гостях из Нью-Йорка, – вспоминал владыка. – Скромнее служить вряд ли возможно, но я не унывал. Гнездо свито и освящено. Дело за птенцами – братией...»

Но еще во время ремонта настоятель не терял времени: собирал «копеечки» на новую обитель, а попутно разыскивал и братию, объезжая со списком чудотворной иконы друзей и знакомых в Нью-Йорке. Это был тот самый список, который по просьбе владыки Серафима был написан в Женеве и с благословения митрополита Анастасия привезен в новоустрояемую Новую Коренную пустынь. Владыка посетил приходы в Лейквуде, Вейнланде и Филадельфии. В Лейквуде (штат Нью-Джерси) было документально зафиксировано первое чудо от иконы.

Одна женщина, много лет страдавшая изнурительными кровотечениями, подобно Евангельской кровоточивой, после молебна и горячей молитвы перед иконой сразу же исцелилась.

Спустя месяц после первой литургии настоятель приступил к постройке постоянного храма. К тому времени братия монастыря пополнилось двумя иеромонахами – Адамом и Викторином.

Отец иеромонаха Викторина оказался мастером на все руки и взялся за устроение церкви, которую построили менее чем за пять месяцев и освятили в честь Рождества Пресвятой Богородицы 19 ноября 1950 года, за пять дней до приезда митрополита Анастасия. Интерьер храма отделали в древнерусском стиле XIV-XV столетий. Как и в старой Коренной пустыни, слева устроили сень для чудотворной иконы, которую ждали из Германии в начале февраля.

И вот 5 февраля 1951 года около трех часов дня в аэропорту «Айдлуайлд» близ Нью-Йорка приземлился самолет «Летающий тигр» с Одигитрией русского зарубежья на борту. Святыню сопровождал архимандрит Аверкий (Таушев), более десяти лет бывший при иконе. Курская Коренная икона отбыла из Мюнхена 2 февраля, но по пути, из-за бури, ей пришлось на двое суток задержаться на острове Санта Мария на Азорах. Жители острова, посвященного Богоматери, с большим благоговением отнеслись к чудотворной иконе, усердно молились, прислушиваясь во время молебна к незнакомым им православным мелодиям.

Всего три дня святыня провела в монастыре, а потом отбыла в Нью-Йорк и начала паломничество по русским храмам США.

Со временем икона все чаще стала отлучаться из обители в мегаполис, да и самому Синоду находиться вдали от Нью-Йорка было несподручно. В 1951 году князь Белоссельский-Белозерский передал Синоду здание на 77-улице в западной части Манхэттена, а в 1959 году администрация Русской Зарубежной Церкви переехала в один из лучших городских районов – на 93-ю улицу в верхнем Манхэттене. Обитель же молилась, благоукрашалась, принимала новых иноков.

Перед храмом была устроена скромная деревянная звонница в стиле русских деревянных северных звонниц – с четырьмя небольшими, но звучными колоколами – подарок одной старушки-прихожанки, потерявшей на войне единственного сына.

В 1952 году со Святой Горы Афон и из Иерусалима сюда прибыли пять украшенных ковчегов с частицами Животворящего Древа Креста Господня, главы св. Иоанна Предтечи, святителей Николая Чудотворца, Григория Богослова, Митрофана Воронежского и множеством других святых – всего около 50 частиц святых мощей. В особой витрине были помещены иконки и камни от Гроба Господня, из Вифлеемского Вертепа, от Голгофы, с Елеонской горы, из Назарета, с Генисаретского озера, из реки Иордан.

В глубине монастырского двора, среди деревьев, в 1954 году выстроили двухэтажную монастырскую гостиницу с просторной верандой, фронтон которой украсила большая фреска кисти архимандрита Киприана (Пыжова) с изображением, как символа гостеприимства, праотцев Авраама и Сарру, принимающих Св. Троицу в образе трех ангелов.

Летом в небольшой пекарне братия выпекала черный ржаной хлеб, который продавали богомольцам, а из ржаных сухарей делали монастырский квас.

Малая братия

Осенью 1957 года архиепископ Серафим был назначен на Чикагско-Детройтскую кафедру. Настоятелем Новой Коренной пустыни стал архимандрит Иннокентий (Быстров). Уроженец Сибири, отец Василий Быстров дважды после революции сидел в тюрьме во Владивостоке: первый раз в 1927 году за отказ присоединиться к обновленцам и позже в том же году – за преподавание Закона Божия. В следующем году – снова за отказ служить с обновленцами – его выслали сначала из Владивостокской, а потом из Благовещенской епархии. Отец Василий вынужден был покинуть родину и поселиться в Харбине, где служил в «Доме милосердия», а в 1934 году основал приход и почти пятнадцать лет настоятельствовал в русском православном храме на острове Ява в Индонезии, откуда и прибыл в США и поселился в Сан-Франциско. Там его встретил владыка Серафим и предложил переехать в Новую Коренную пустынь своим старшим помощником. В 1953 году протоиерей Василий Быстров принял монашеский постриг и был наречен Иннокентием, именем, которое он сам вынул из написанных на трех записках и положенных на Престол.

Ново-Коренная пустынь никогда не была многочисленной. В середине 1950-х годов братии в пустыни состояло всего десять человек: иночествующих – меньше половины, а остальные – трудники. Одно время летом сюда приезжало много богомольцев. Многие ехали с ночлегом, иные проводили в пустыни свои отпуска, чтобы надышаться, как они говорили, «русским церковным воздухом». Были семьи, которые из года в год проводили здесь все лето с детьми. Сначала для паломников была устроена небольшая гостиница из гаража, а вскоре построена новая.

В 1958 году второй из первых монастыских насельников – эконом игумен Викторин (Лябах) – был назначен настоятелем русского прихода в Тегеране. Архимандрит Иннокентий остался в пустыни без помощников-священнослужителей и один совершал литургию в Богородице-Рождественском храме обители, а на сам престольный праздник, когда маленькая церковь не могла вместить многочисленных богомольцев, приезжавших в обитель на торжество, в летней часовне.

Прихожане взялись за инструменты

В этом году второй праздник подряд Божественную литургию на открытой поляне под вековыми соснами, где алтарем служит построенная архимандритом Иннокентием часовня, возглавит Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Иларион.

Событие поистине чудесное. В последнее время, в силу объективных причин, пустынь пришла в упадок. В 1986 году отец Иннокентий отошел ко Господу. Пятнадцать лет на поддержание и развитие обители не было никаких финансовых вложений. В пустыни произошел пожар, который практически уничтожил церковь Рождества Пресвятой Богородицы. Серьезно рассматривались планы снести храм и монастырские постройки, а землю продать или сдать в аренду коммерческим структурам. Но приход храма Рождества Пресвятой Богородицы продолжал жить: прихожане решили своими силами сохранить святое место. В 2004 году они получили поддержку митрополита Восточно-Американского Лавра (Шкурла; + 2008), хотя большая часть монастырских зданий, которые увидел по приезде в Новую Коренную пустынь старец-владыка, находились в крайне запущенном состоянии. В капитальном ремонте нуждался главный корпус с храмом.

Но даже после решения сохранить церковь ремонт никак не начинался. Деньги собирали всем миром, буквально по доллару. Дело сдвинулось с мертвой точки только когда летом, три года назад, обвалился потолок в храме. Терпение лопнуло.

«Я начинаю завтра, – решил прихожанин Василий Сердцев. – Денег нет! Матерь Божия даст. Вера есть – будет сделано!»

Крышу Василий разбирал вместе с приходскими детьми. Протечки были в шестнадцати местах. Потом он три месяца работал здесь по велению сердца. Многие прихожане также сами взялись за инструменты и работали бесплатно. Престарелый священник Илья Ган поддерживал молитвой.

«В нашем Богородице-Рождественском храме очень чувствуется молитва, – говорит старшая сестра Ольга Мальцева. – Люди приходят и говорят: какой намоленный храм».

Новый настоятель обители, протоиерей Виктор Цешковский мечтает наладить связи с возрожденной Курской Коренной пустынью и ждет иноков из России и Украины, которые, как некогда монахи Иннокентий и Викторин, принесут на американский континент дух Русского Православия, миссионерства и исповедничества, родные песнопения, богослужения, да и просто будут делиться с местными иноками опытом, который здесь очень нужен.

«Благодаря собранным пожертвованиям, людям, работающим бесплатно, и строителям, взявшимся за работу по очень низким расценкам, приходу удалось покрыть затраты на ремонтно-строительные работы за 105 тыс. долларов, в то время как изначально они были оценены в 250-300 тыс. долларов, – говорит отец Виктор. – Перестройки ожидают старая пекарня, два корпуса для монашествующих и гостей; ремонт требуется на свечном заводе, обеспечивающем свечами практически всю Восточно-Американскую епархию, на складах, в летней часовне, мастерских».

Когда главное здание готовили к ремонту и разбирали сгнившие стены и полы, прихожане нашли «послание» из прошлого: две доски, по надписям на которых видно, что они являлись частью сундука, с которым из Германии в Нью-Йорк, а оттуда в Новую Коренную пустынь прибыл в 1951 году вместе с митрополитом Анастасием протоиерей Георгий Граббе (впоследствии епископ Григорий), – управляющий канцелярией Архиерейского Синода РПЦЗ в Сремских Карловцах, а позже настоятель и ключарь Знаменского синодального собора в Нью-Йорке, заведующим отделом внешних связей при Архиерейском Синоде РПЦЗ и редактор синодального журнала «Церковная жизнь». Эти доски – один из первых экспонатов будущего музея Новой Коренной пустыни. Но есть здесь и «музей» под открытым небом: монастырское кладбище, где за каждым именем на табличке на кресте – история.

В планах на будущее и устроение рядом с храмом колокольни по найденным рисункам ее проектов, сохранившимся с 50-х годов. На внутренней стороне стен колокольни планируется вести запись имен людей и организаций, которые внесли пожертвования на восстановление Новой Коренной пустыни.

Большой интерес к работам по возрождению и реставрации обители, которая должна стать центром русского зарубежья в США, проявляет Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви митрополит Иларион, называя ее тем местом в истории Русской Америки, которое «сыграло спасительную роль в жизни тысяч наших отцов и дедов и помогло им соединиться в единое святое общество, называемое Русская Зарубежная Церковь». Владыка Иларион надеется, что находящийся вблизи Нью-Йорка восстановленный монастырь сможет внести реальный вклад в дело взаимного духовного обогащения иночествующих, а также стать центром воцерковления, духовного просвещения, единения наших соотечественников в США. Так не прервется и будет укрепляться их связь с Матерью-Церковью и общение с исторической Родиной.

Планируется, что Новая Коренная пустынь со временем станет привлекательным местом и для паломников из России, откуда удобно отправиться в паломничество и в Свято-Троицкий монастырь в Джорданвилле, и в женский монастырь «Ново-Дивеево» с самым большим в Америке русским кладбищем в Спринг Валлей, посетить старейшую в США русскую приходскую школу в Наяке.

В престольный праздник, совершая в святом месте литургию, духовенство, прихожане и многочисленные паломники будут просить Пресвятую Богородицу каждый о своих нуждах, но более всего – о возрождении сего места. Как некогда престарелым святым Иоакиму и Анне в утешение после десятков лет бездетного жития и людского за то поношения была дарована Дочь, так и возрожденная обитель, созданная изначально как Дом для чудотворного образа Пречистой Девы, станет местом утешения, принесет духовную радость и пользу нашим соотечественикам, живушим в Америке и других странах.

Татьяна Веселкина

20 сентября 2011 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Надежда30 ноября 2014, 12:00
Ищу Диму (ДИМИТРИЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА? ЛЫКОВА)
sbdcn Andrew Podymow23 сентября 2011, 08:00
I see you have corrected the photo; thank you for noticing! A greater thank you for an excellent article!
православный21 сентября 2011, 14:00
Спаси,Господи!
Елена21 сентября 2011, 07:00
Как знаменательно, что именно в праздник Рождества Пресвятой Курская коренная икона Пресвятой Богородицы "Знамение" находится у нас в Алматы, в Вознесенском Соборе. К ней в течение трех суток будут идти поклоняться все православные. Я тоже хочу приложиться к этой чудотворной иконе. Особенно после того, что узнала о ней в этой статье.
Sbdcn Andrew Podymow21 сентября 2011, 01:00
The photograph is not of Archbishop Seraphim, but of the current Archbishop Alipy of Chicago and Detroit. He is in semi-retirement due to a serious back injury, and is assisted by Bishop Peter of Cleveland.
jaksic mihailo20 сентября 2011, 15:00
Татьяна Пожалуйста, соедините меня с священника Федора evcovym он вырос в той же среде, и прийти к литургии первых Русской Православной Церкви Заграницей, где мой дед служил Душан Jaksic и мой отец Димитрий Jaksic и моя бабушка Сюзана пел в хоре этой церкви, митрополит Антоний Храповицкий был ежедневный гость в нашем доме со своим помощником Феодосии, я хочу, чтобы ты пришел в Сербию, чтобы здесь, в источник создания первой русской православной церкви сделать запись, которую я положу вам просматривать оригиналы документов ... JAKI Михайло СЕРБИЯ Врбас VINOGRADSKA 80 21 460 ZA TATJANU VESELKIN
Jaksic Mihailo20 сентября 2011, 14:00
Ваша история очень красиво и трогательно, но я приглашаю вас прийти к источнику, где все начиналось poelo.A началась в Karlowitz в Сербии, где митрополит Антоний Храповицкий с дедушкой основал первую Dr.Duanom Jaksic РПЦЗ Я у меня есть запись учреждение, мой дед был протоиереем и секретарь Патриарха Тихона и был награжден золотым наперсным крестом, он написал много книг, в Санкт-Петербург, а вместе с бароном Врангелем, генеральный Irmanovom, графиня Кикин, основал маленькую церковь во дворе настоящий собор.
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке