По Апостолу Луке

Расскажу немного о своем опыте, связанном с этим евангелистом. В институте нам преподавали древнегреческий язык, и у меня дома появился Новый Завет на языке оригинала. Тогда-то я и начал читать Апостола Луку в подлиннике. Урывками, в метро. Продлилось это недолго. Прошло время и мне стало стыдно: для чего я учил греческий, если главную греческую книгу не прочел?

Апостол Лука
Апостол Лука
Начать решено с Евангелия, самого короткого – от Марка. После того, как 16 глав его остались позади, опять была пауза, на этот раз в несколько месяцев. И вновь я приступаю к Евангелию. Теперь берусь за самое легкое (в языковом смысле): от Иоанна. В его благовестии задействован словарный запас ребенка. Прочтя Иоанна, дальше двигаюсь «по порядку», хотя какой уж тут порядок: Марк, Иоанн, затем Матфей... И вот открываю последнее Евангелие.

А в голове мысль: еще 24 главы и можно сказать, что все Четвероевангелие честно прочитано; главное, конечно, не в факте прочтения, но все-таки отчасти важен и он тоже. Такая заносчивая мысль пресекается в корне. Произношу первые стихи первой главы – ничего не понятно. Странное дело: Евангелие мы постоянно слышим, я близко к тексту знаю Синодальный перевод, да и славянский перевод, но толку от этого нет. Думаю, видимо, я слишком рассеян, прочту-ка еще раз помедленнее: «Эпейдепер полой эпехейресан анатаксастай диегесин… катос паредосан гемин гой ап архес аутоптай…»

Мало помогает. Пришлось читать по новозаветному подстрочнику – есть такой вспомогательный текст, в котором каждое слово оригинала переводится предельно буквально, без оглядки на то, как это звучит на русском. Подстрочник не способен заменить литературного перевода (даже такого буквального как Синодальный). Но может помочь тому, кто упражняется в изучении оригинального текста и затрудняется с переводом отдельных мест, – как раз мой случай. С подстрочником я одолеваю первые 4 стиха, удивляясь: вот я трех евангелистов уже прочел, и таких проблем не было, здесь же – неожиданные трудности.

Наконец, становится легче, после первых 4 стихов у Апостола Луки пошел совсем другой текст, не требующий поминутного разбора по подстрочнику. Его можно вновь читать по нестле-аландовскому изданию греческого Нового Завета, там буквица для глаз удобная, очень я ее люблю.

Однако и на протяжении всего Евангелия от Луки продолжают встречаться странности, точнее особенности. На каких-то ключевых для понимания словах, вызывающих затруднение, я опять лезу в словарь или подстрочник и обнаруживаю вот что. Вот непонятное слово, хотя с этим словом я не знаком, но его расхожий греческий синоним – знаю. У других евангелистов употребляется именно тот синоним, а у Луки – почему-то редкое слово.

Подобное явление мне знакомо по русской литературе: писатель старается брать неизбитые, незахватанные, яркие, сочные слова. Но разве святой евангелист Лука – писатель? Нет же. Его Евангелие представляет собой личное письмо почтенному человеку Феофилу (кратисте Теофиле). И задача письма не придать безыскусным сказаниям благородную литературную форму, не сочинить «нетленное произведение словесности», а по порядку изложить все, что касается Христа, Его жизни, смерти и воскресения.

Специальных литературных задач евангелист не ставил, но он явно человек литературно одаренный. Я знаю, что некоторые библеисты считают Луку одним из лучших писателей эпохи. Он имел талант большого писателя. И этот талант проявлялся и тогда, когда он, вдохновенный Богом, выводил строки Евангелия.

Закончив 24 главы от Луки, я узнаю кое-что о первых стихах этого Евангелия из авторитетных уст, а не из собственного скромного опыта. Оказывается, академик Аверинцев спрашивал своих студентов: где в Новом Завете можно увидеть классическую античную речь? Ответ: в начале Евангелия от Луки. Да, в том самом месте, где и возникло мое недоумение! Как известно, Новый Завет написан на греческом диалекте «койне», то есть на таком греческом диалекте, который был тогда языком международного общения. (Тогда был греческий, сейчас – английский: японец и русский между собой будут говорить на английском, скорее всего, далеком от языка Диккенса.) В Новом Завете филологи считают близкими к классическому греческому языку Евангелие от Луки и особенно его пролог (вот в чем дело!), Деяния Апостолов и Послание к Евреям (которое содержит мысли Апостола Павла, но в литературном изложении, близком к евангелисту Луке).

Сейчас некоторые легкомысленно позволяют себе пренебрежительное отношение к Апостолам: дескать, простые рыбаки, что с них взять... Так вот, Апостол Лука и его адресат не были простолюдинами, это можно почувствовать даже в русском переводе, еще лучше видно – в оригинале. И дело не только в языке, Апостол Лука желает по тщательном исследовании написать по порядку о Христовых делах (камой пареколутекоти анотен пасин акрибос катексес сой грапсай). А это под силу тому, у кого есть талант историка. И святой Евангелист получил от Бога такой талант.

Отче святый Луко, Апостол и евангелист, моли Бога, чтобы и мы не зарывали таланты в землю и лучше утверждались в вере!

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×