О пользе церковнославянского языка как языка богослужения для современного русского языка

Филологический отклик на дискуссию о языке Русской Православной Церкви

В ходе дискуссии было высказано много неопровержимых доказательств, в том числе и филологических, необходимости сохранения традиций в языке богослужения, Но, пожалуй, лучше всех сказал протоиерей Сергий (Правдолюбов): «Язык, созданный на основе одного из южнославянских говоров святыми равноапостольными Кириллом и Мефодием, становится принципиально не разговорным и, как книжный, противопоставляется разговорным славянским языкам. Язык переводов с греческого, вобравший в себя всю его богословскую глубину и красоту, преобразившись, становится красивее, звучнее, глубже и изящнее своего оригинала. На нем можно выразить самые точные и глубокие богословские понятия, самые тонкие и сокровенные сердечные движения, он прекрасен во всем – в начертании своих букв, в узорочье своих надстрочных знаков, в благозвучии своего звучащего слова. … Церковнославянский язык поистине – душа русского народа, хранитель его национальных корней, живой свидетель его истории, основа его литературного языка, источник его многовековой культуры, залог его будущего духовного благополучия».[1]

О прямой связи церковнославянского языка как языка богослужения с судьбой русского языка писал М.В. Ломоносов: «…Российский язык в полной силе, красоте и богатстве переменам и упадку неподвержен утвердится, коль долго церковь Российская славословием Божиим на славенском языке украшаться будет»[2]. За сохранение церковнославянского языка как языка Русской Православной Церкви высказывались известные ученые-филологи – Д.С. Лихачев, В.В. Колесов. Богослужение на церковнославянском языке – это достояние многих поколений, это живые традиции, которые нельзя прерывать.

Академик Д.С. Лихачев считал, что отказ от употребления церковнославянского языка в Церкви «приведет к дальнейшему падению культуры в России». Богослужебный церковнославянский язык, объединяет «культуру прошедших столетий и культуру нового времени, делая понятными высокие духовные ценности, которыми жива была Русь первых семи веков своего существования, объединяя Россию, Украину и Белоруссию… Это язык благородной культуры… он имеет большое образовательное и воспитательное значение – здесь и далее выделено Е.В.П.»[3]. Поэтому и изучаться в университетах должен не только древнецерковнославянский (старославянский) язык прошлых эпох, но и живой церковнославянский язык, который в наше время звучит в Церкви и которым пользуются многие наши сограждане. Но этот язык по-прежнему игнорируется при описании и изучении языковой ситуации в России.

Церковнославянский язык и в наше время прекрасно выполняет свою функцию священного языка Церкви, ради которой и был создан, и вследствие выполнения этой функции он служит постоянным источником высокого стиля русского языка. Церковнославянский язык, в отличие от современного русского языка, неподвластен никаким понижающим влияниям, не испытывает давления бурной жаргонной и иноязычной стихии, телевидения и СМИ.

Во многих публикациях, в которых изучается состояние современного русского и других славянских языков, отмечаются две ведущие взаимосвязанные тенденции: 1) интернационализация лексики – за счет потока заимствований из английского языка; 2) глобальное стилистическое снижение публичной речи и вообще официальной и массовой коммуникации. Исследования тенденций развития современных славянских языков позволяет делать выводы о глобальном стилевом снижении, которое охватывает и язык богослужения в тех странах, где оно ведется на современном славянском языке, например польском. Об этом пишут многие польские лингвисты: влияние массовой культуры и коммуникации, воздействие СМИ через современный польский язык на религиозную коммуникацию в Польше столь велико, что ведет к ослаблению и даже потере чувства священного (zanik poczucia sacrum)[4]. А ведь в русском языке тенденция к стилевому снижению выражена еще в большей степени, чем в других славянских языках.

В России печатные и электронные средства массовой информации и коммуникации, звучащая публичная речь по стилю и эмоциональной окраске максимально приблизились к обыденной разговорной речи и даже просторечию, отбросив недавно еще действующие нормативные, стилистические и этические ограничения. Отмечается также усиление давления криминального жаргона на массовую коммуникацию, разговорный и даже литературный язык. Достаточно сказать, что в «Толковом словаре русского общего жаргона» 1999 г. (авторы О.П.Ермакова, Е.А.Земская, Р. И. Розина) из 450 единиц 120 имеют помету «из уголовного жаргона». Звеном все в той же ненормативной понижающей цепи является и расширение сквернословия в российском обществе (как кажется, среди славянских стран это особенность именно русской неформальной коммуникации). Существует целый комплекс причин – социально-политических, языковых и технологических – такой языковой ситуации. «Но главное состоит в том, что к началу ХХI столетия в русском культурном и языковом пространстве произошла «смена нормативной основы литературного языка»: нормотворческая значимость письменного языка художественной литературы стала уступать свою функцию устной речи публичных каналов общенациональной коммуникации. Практически это означает, что постепенно языковое сообщество стало ориентироваться в своем представлении о речевых идеалах и эталонах не на образцовый язык русских писателей, «властителей дум», как это было в XIX веке и отчасти в первой половине ХХ столетия, а на звучащую публичную речь средств массовой информации»[5].

Такая языковая ситуация в России обостряет опасения по поводу того, что перевод богослужения на русский язык, так же как, например, в Польше, приведет к большим потерям и разрушениям в священных смыслах и символике богослужения – к ослаблению священного в восприятии богослужения.

По мнению В.В. Колесова, «современный русский литературный язык в его словарной части таков, что не может без ущерба для смысла передать – не значения отдельных сочетаний, но заветного смысла Писания» [6]. На целом ряде примеров ученый анализирует «нарушения стиля и разрушение смысла в современных переводах библейских текстов»[7]. Переводу мешает и тот факт, что русский язык, как и другие славянские языки, пережил мощную секуляризацию, которая привела к обмирщению русской языковой картины мира (ЯКМ). О секуляризации русской ЯКМ свидетельствуют психолингвистические исследования. На основе анализа данных Русского ассоциативного словаря (РАС) и сопоставления с результатами реконструкции языкового сознания средневекового человека, проделанной Т.И. Вендиной (по материалам «Старо­славянского словаря» под ред. Р.М. Цейтлин, Р. Вечерки и Э. Благовой), Н.В.Уфимцева сделала ряд важных выводов об изменениях, которые произошли картине мира русских. И один из первых выводов касается изменения отношения к Богу. «Полностью, или почти полностью утраченным в языковом сознании современных русских оказалось определение человека по его отношению к Богу (в РАСе лишь однажды человек соотносится с Богом)»[8].

О секуляризации русской ЯКМ свидетельствует масса языковых фактов. Так, в современном русском языке можно легко найти лексемы, которые когда-то были выразителями основных идей христианского мировоззрения, т.е. являлись идентификаторами религиозной, христианской картины мира, но в настоящее время полностью утратили былую связь с христианским мировоззрением, хотя сама эта связь по внутренней форме лексемы легко может быть восстановлена. Например, целый класс столь частотных междометий типа господи! или боже мой! вообще не предполагает обращения к Богу. Этикетное слово коммуникативной ситуации расставания Прощай(те)! своей внутренней формойсвязано с одной из христианских заповедей и этических норм прощать и просить прощение за обиды и проступки, но в современном русском языке эта связь уже не осознается – сохранилось лишь собственно коммуникативная семантика формулы прощания при расставании надолго или навсегда. Известны «тесты» Д.С. Лихачева на «чувство русского языка», которые он проводил среди заключенных, попавших в Соловецкий лагерь. Одним из пунктов этого теста было выражение «большое спасибо», которое Д.С. Лихачеву представлялось абсурдным: ведь невозможно «большое “спаси Бог”» (что бы он сказал по поводу современных шутливых форм типа спасибки! спасибочки! и под.?!)[9]. Подобных лексических свидетельств утраты христианской семантики слов и устойчивых выражений в русском языке много, при этом степень утраты мировоззренческой составляющей в значении языковых единиц может быть разная. Данные языковые факты и секуляризация русской ЯКМ в целом требует глубокого и всестороннего лингвистического изучения.

Важным для изучения секуляризации русской ЯКМ является анализ истории некоторых церковнославянских слов, вошедших в русский язык и полностью поменявших оценочный компонент значения, а значит этическую и эстетическую ценность. Речь идет о таких словах, как вертеп, злачное место, тварь, прозябать и др. Например: злачное место:црксл. ‘райские кущи, цветник”, в Словаре русского языка в 4-х томах (МАС) – ‘где кутят и развратничают’. В.В. Виноградов объясняет изменение семантики этого слова тем, что оно «подверглось ироническому переосмыслению в языке разночинно-демократической интеллигенции»[10]. Насмешливое переосмысление в разговорной речи может быть не только политическим или идеологическим – это универсальное явление, в истории европейской культуры изученное и описанное М.М. Бахтиным (на материале творчества Франсуа Рабле)[11]. В наше время целая индустрия развлечений и смеха противостоит не только всему официальному, но также и всему ответственному и высокому, выступая как одна из ведущих особенностей современной массовой культуры и коммуникации – как стремление уйти или увести от реальности и ее осмысления в смех, каламбур, карнавал, игру, шоу. Ирония и игра, выполняя экспрессивную и эстетическую функцию, во многих ситуациях, конечно, может украсить нашу жизнь и речь, если не перерождается «во "всепрофанирующий" хохот, готовый осмеять не только неподлинность, но и подлинность мира – всякое искреннее убеждение, героизм, альтруизм и энтузиазм, честность, серьезность, совесть и стыд, ответственность перед ближним, человеческую нежность, солидарность и доброту»[12]. «Всепрофанирующий хохот» (как, например, в так называемом «орфо-арт», или «языке падонкоф») направлен и на разрушение высокого стиля современного русского языка, где выражаются основополагающие нравственные и мировоззренческие понятия.

Но стилистическое снижение современной коммуникации, постоянно привлекающее внимание лингвистов, не исчерпывает все динамические процессы, которые происходят в русском языке в настоящее время. Вне поля зрения лингвистов остается огромный пласт духовно-религиозной литературы, написанной высоким стилем и в последние два десятилетия активно пополняющейся и развивающейся. Русскому языку (как, впрочем, и любому другому) очень трудно было бы существовать в режиме постоянного стилистического снижения и отрыва коммуникации всех типов (в том числе и официальной) от высокого уровня, на котором выражаются основополагающие нравственные и мировоззренческие понятия. В современном русском языке такая возвышенная коммуникация существует и привлекает все новых и новых участников, реализуясь в духовно-религиозном дискурсе. Именно в Церкви, в лучших духовно-религиозных произведениях, создается высокий стиль современного русского языка, уравновешивающий тенденцию к стилистическому понижению, которая сейчас наблюдается и в современной художественной литературе, и в публицистике, и даже в официально-политической речи. Это духовно-религиозная публицистика; проповеди известных священников, составившие сотни книг; жизнеописания удивительных людей с богатым духовно-религиозным опытом, в том числе и новомучеников российских; современные тексты толкования Священного Писания, эпистолярный жанр (см. например, проницательные и трогательные письма архимандрита Иоанна Крестьянкина) и др. Это востребованная, читаемая и обсуждаемая духовно-религиозная литература, в чем можно легко убедиться, посмотрев материалы десятков православных сайтов (например, pravoslavie.ru, predanie.ru, portal-slovo.ru, azbyka.ru и многие другие).

Высокий стиль духовно-религиозной коммуникации поддерживается активным взаимодействием русского языка с церковнославянским языком. Это взаимодействие, прежде всего в лексике, но также и в словообразовании и грамматике, реализуется в конкретных текстах, образцах высокого стиля русского языка: проповедях, словах и обращениях святителя Луки (Войно-Ясенецкого), архимандрита Иоанна (Крестьянкина), митрополита Вениамина (Федченкова) и других проповедников, многих произведениях современной житийной литературы. Церковнославянские основы высокого духовно-религиозного стиля русского языка требуют филологического изучения. Не прекращающееся и в наше время взаимодействие церковнославянского и русского языков – это мощнейшее средство оздоровления загрязненной среды современной русской духовной и языковой культуры. Поэтому столь важно хранить сложившуюся традицию использования в Церкви двух близкородственных языков – церковнославянского языка богослужения и вдохновляемого им русского языка проповедей, посланий архиереев, толкований и поучений.

Что же касается редактирования особо сложных фрагментов церковнославянских богослужебных текстов, то, как представляется, полезнее было бы сделать последовательные комментарии к этим фрагментам и издать тексты с комментариями в виде недорогих брошюр и книг, а также разместить их на специальном сайте Рунета. На некоторых православных сайтах (например, на pravmir.ru.) такая работа уже ведется. В этой работе большую помощь мог бы оказать созданный в 2009 г. Научный центр по изучению церковнославянского языка при Институте русского языка им. В.В. Виноградова РАН, где успешно работают известные специалисты по церковнославянскому языку, выпускники филологического факультета МГУ. Замена в церковных текстах некоторых особенно неясных слов их более понятными церковнославянскими синонимами не вызывает каких-либо опасений. Но объявление обширного обновления, особенно после бурной дискуссии, воспринимается как своего рода нарушение границы, ограды, которая охраняет языковую традицию в православной Церкви. Результаты этого непредсказуемы: история нас учит, что такие реформы могут быть разрушительными.

Принять участие в дискуссии о языке богослужения меня заставило осознание опасности скоропалительных решений по проведению языковых реформ в Церкви, а также недоверие к результатам социологического опроса, представленным на официальном сайте Московской Патриархии[13]. Эти результаты производят впечатление недостоверных. Некорректно (с неправильным определением языка богослужения) и упрощенно сформулирован сам вопрос, воедино сведены ответы и верующих, и неверующих. Ясно, что далекие от православной Церкви люди не понимают (а часто и не хотят понимать) богослужения на церковнославянском языке, но неясно, почему они вообще участвуют в социологическом опросе по изменению языка православной Церкви. На основе некорректно проведенного социологического опроса на одном из сайтов популярной газеты «Комсомольская правда» появилась статья с провокационным заголовком: «Россияне требуют реформу церковного языка»[14]. Правда, в самой заметке все те же данные социологического опроса, которые были приведены и на сайте Московской Патриархии, свидетельствуют, скорее, об обратном, но ведь многие люди читают только заголовки! Так при помощи известного приема политтехнологий современные СМИ пытаются воздействовать на общественное мнение.

Для многих членов Русской Православной Церкви церковнославянский язык богослужения – это язык христианской культуры, хранитель спасительных духовных традиций в условиях цивилизованного варварства современного мира, свидетель жизни Духа, запечатленного в слове. Знаменательно, что в этом важном вопросе мнения великих ученых совпадают с мнением великих старцев. «Свято хранить церковнославянский язык — святой язык молитвенного обращения к Богу» призывал архимандрит Иоанн (Крестьянкин), благодаря которому до нас дошло завещание Святейшего Патриарха Пимена, переданное о. Иоанном в проповеди 10 июня 1990 года[15].

Таким образом, филологические размышления о языке Русской Православной Церкви (вызванные открытой дискуссией о языке богослужения) приводят нас к выводу: сохранение церковнославянского языка в Русской Православной Церкви важно для русской культуры, для сбережения и развития высокодуховного стиля современного русского языка.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Глеб 3 марта 2016, 22:07
Почему у нас нет молитв и православного богослужения на родном языке, как у других народов. Почему на все языки можно перевести православные молитвы и богослужение: и на коми-зырянский, и на якутский, и на бурятский, и на эстонский, и на латышский, и на литовский, и на финский, и на венгерский, и на шведский, и на французский, и на английский, и на итальянский, и на испанский, и на китайский. Только мы, русские, как проклятая расово-неполноценная нация, которой под страхом отлучения от церкви нельзя молиться и совершать богослужения на родном языке. Тургенев был, наверно, неправ: русский язык вовсе не такой великий и могучий?
7 марта 2015, 13:57
Єсмы з Карпат. Братськи раді же ся множат труди академіка Лихачова! Лем так бы се потрібно у кождій школі! І у вас, на Сіверщині, і у нас на Полуденно-Слов'янськім краю - бо при общинах ми вивчаєме ази, а при державних школах до того ніби-то руського языка домішуют кримінальні звороти та нецензурні слова! Знання истоков наших мов у наших странах (особливо в мегаполісах) на колінях од убожества, одні Воскресні школи ся тримают ледь-ледь... Тому тре нам виправити й нашу гординю - та окромя церковно-славянскаго языка в сіверном ізводі - вивчати як болгари, як серби, як словаки читают та воскрешати наше ЄДИНСТВО молитвою кротости та братолюбія. Для сего радо приймаєме паломников у обителях Карпат: www.carpat.in.ua
Ирина24 мая 2014, 11:59
Я молюсь, чтобы Господь не попустил нас совершить такую чудовищную ошибку, как отказ от церковно-славянского языка! Аргументы о том, что он тяжел для понимания мне кажутся не столько несерьезными (т.к. он интуитивно понятен, как минимум, всем славянским народам), сколько опасными. Молитва - это труд. И путь к Богу - это труд. Стремление представить путь к Богу необременительным и увлекательным свойственно сектам, но не православию. Что легко дается, еще легче теряется. Не соглашусь и с тем, что русский язык понятнее: понятнее отдельные слова, но за ними уже нет смысла. Поэтичность и образность церковно-славянского помогает душе возноситься к Богу, русский перевод - возвращает к земному. Поэзия, трогающая сердце, превращается в холодную и никчемную прозу. Церковно-славянский язык понятен многим православным разных национальностей, он нас объединяет. И это тоже очень важно. Еще важнее то, что он объединяет нас с нашими предками, позволяет нам понимать и чувствовать так, как понимали и чувствовали они, помогает сохранить веру в чистоте и неискаженности. Что может быть страшнее, чем "...порвалась связь времен?"
Павел 3 февраля 2014, 19:26
Я певчий в православном храме. Я полностью разделяю мнение о невозможности перевода богослужений на русский язык. Есть такая поговорка: что написано пером, того не вырубить топором. Написанное пером на церковно-славянском, на русском будет звучать топорно. Многие слова вообще не имеют аналога в русском. Мне попался перевод блаженств на русский. В нем слово блажени было переведено как счастливы, но смысл у этих слов разный. Смысл отличается так же, как материальное отличается от духовного. Это может понять только человек воцерковленный, который не умом, а сердцем воспринимает священные тексты. Без сердца и понятные тексты будут не впрок. О непонятности церковно-славянского языка говорят люди которые не хотят ради Господа и малого усилия приложить. Многие наверняка знают иностранные языки, в которых вообще ничего общего с русским нет и тем не менее их осилили. Сейчас все идет по пути наименьшего сопротивления ветхому человеку, чтобы не только не совлечся, а не в коем случае не потревожить. Останется только массажные кресла расставить в храме и попкорн раздать, лишь бы в храм ходили. Забываются слова: Царствие Божие нудится и нуждницы восхищают его.
Ольга16 июня 2013, 13:09
Я живу на Западной Украине, вокруг католичество, в нашем регионе только один православный канонический храм, где служба совершается на церковно-славянском языке. Для меня богослужебный язык - это золото, много чудесных историй прозошло в моей жизни, связанные с именно с этим языком. Господь еще раз подтверждал святость этой речи. Душевно-больные люди не выносят молитв на этом языке, этот простой факт еще раз подтверждает, что он был дан от Бога, как дар и оружие на врага рода человеческого нашим народам. Нет надобности делать переводы, вводить в заблуждение и раскол церковное общество, это не китайская речь, а родной наш язык, в котором на самом деле все нам понятно, а если нет, то проблем нет, есть словари и множество других способов. Каждый православный христианин обязан знать этот язык. Не делайте проблем на пустом метсе!
Oxana Naranovich20 мая 2013, 02:13
Дорогие братья и сестры! Cовременного русского языка в РПЦ быть не должно,также как и не должно быть 8го вселенского собора церквей! Bсе видем, что творится в мире и с ценностями людей, катимся... и нужно сделать все, чтобы сохранить через язык связь с нашими предками, со Святой Русью. Современный язык претерпевал изменения при советской власти, потом при условиях развития новых технологий, таким словам нет места в молитвах, например, мшелоимство- это типо "шоппинга". Кому непонятно, есть пояснения смысла слов. Если не ошибаюсь, многие святые указывали на то, что РПЦ, заменив старославянский язык на современный? и проведя 8й всемирный собор, потеряет свою благодать.простите, но события, которые происходят в мире и очень хорошо описаны на этом сайте говорят за себя! Мы хоть что-то должны сделать!
андрей28 февраля 2013, 20:17
Дорогой Роман. А почему Вы собственно говоря апостолу Павлу приписываете свои выводы, а? Всё правильно, что апостол сказал эти слова, но вот о каких пяти словах он это сказал, да ещё и только умом понимаемые? Вы не в курсе? Так вот лично для сообщаю, что речь в данном контексте идёт о молитве, известно в исихасткой традиции Церкви и берущей своё начало от Самого Господа нашего Иисуса Христа, а через его апостолов переданная и всем верующим до сего дня, и известная как молитва Иисусова!!!
Дмитрий28 января 2013, 08:45
Судьба церковнославянского языка - судьба Церкви в России. Да и конечно, паства не хочет, упрямится, ленится, а стоит только приложить немного усилий, ведь усердие все превозмогает!
гость11 октября 2012, 16:02
Какое разнообразие СВОИХ мнений присутствует на этом мирном обсуждении о пользе церковнославянского языка. Святые отцы всё объяснили кратко и проще: - если христианин не будет жить согласно заповедям Божиим, по Евангелию, то ему никогда не войти в молитву - будет ходить вокруг да около. Ещё такой человек не будет понимать Литургии. Т.е. такой внешний фарисей может и 50 лет в Храме простоять, а церковнославянский, как был для него непонятным, так и останется. Разумение церковнославянского языка даётся не только от усердия, но по благодати. Некоторые люди на этом форуме забываются, некоторых несёт поток своего мнения, гордыни, но не следует забывать, что Псалтирь была написана Давидом по благодати Духа Святаго (это как пример). Т.е. не нужно опрометчиво высказываться о теме, в которой вы вообще ничего не смыслите. Есть хороший слова: Всё, что ты можешь принести в Храм Богу - это покаяние. Начнем с него. От нелицемерного покаяния родится смирение, исправление жизни, пойдёт молитва, станет понятен церковнославянский язык. ИМЕННО В ТАКОЙ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ, а не наоборот. Простите меня грешнаго.
r.b.Anna 6 сентября 2012, 06:29
Роман, я с вами не согласна, церковно-славянский язык имеет духовную гармонию божественного СЛОВА, а вы хотите убрать из православной церкви(?), негоже это делать. P.S.Наши русские святые на этом языке церковные службы вели, а обновленцам с 1917 года все не мнется все переделать.
Роман28 июня 2012, 11:06
В Новом завете Господь Бог через апостола Павла Духом Святым даёт всем верующим христианам такое наставление: "В церкви хочу лучше пять слов сказать умом моим, чтобы и других наставить, нежели тьму слов на незнакомом языке. Братья ! Не будьте дети умом " (1Кор.14:19-20). Поэтому, церкви нужно быть послушной Богу и не затруднять непонятным языком обучение верующих людей заповедям и учению Божьему. Необходимо заповеди Божии, данные в Евангелии, ценить и исполнять несравненно больше, нежели мнения академиков, учёных или церковных иерархов.
gaichenkov@yandex.ru11 июня 2012, 22:43
Я относительно недавно стал самостоятельно изучать церковнославянский язык, читая также и тексты. Могу сказать, что такое чтение привносит дополнительные "краски" в сравнении с современным русским языком. Учить язык сложно, возможно, из-за моей способности к языкам. Впрочем, теперь и не сложны утренние молитвы на церковнославянском языке. Что я хочу сказать? Надо потрудиться и тогда Господь, в том, что больше наших сил, поможет. Иному сложно выучить русский язык, но с усердием, трудом, верой и на русском языке можно вручить себя Господу. "Кирелейсон, кирелейсон", - эти слова я только недавно слышал на Афоне. Смысл и глубина открылась на пристани у монастыря, когда греческий священник спел с паломниками и на греческом и на русском "Господи помилуй!" Вся та же мелодика языка. Кажется, еще звучат рядом слова "Христос Анэсти!". "Воистину воскресе!" звучит на русском. И на других языках звучат - а смысл один на всех.
Сергий29 марта 2012, 18:33
Старый русский язык, это же старый язык. Нужен новый и понятный. Защитой старого, выдаем желаемое за действительное. Реальность прорвет, только уже с каким-то либо кризисом. Можно же планомерно и грамотно все провести. С уважением ко всем, Простите меня все, кого смутил.
Светлана11 февраля 2012, 23:18
Категорически, ныне и присно, я - за церковно-славянский язык! Он действительно обладает возможностью направить ум горЕ, вырвать наше сознание из трясины повседневной суеты. В нем удивительно сочетаются глубина, мелодичность и умилительная простота, которую может воспринять любой человек. А что язык этот трудно понять, могут говорить только те, кому лень мало-мальски сосредоточиться и вдуматься в смысл текста. Ведь действительно, церковно-славянский язык помогает "совлечься" - собраться, сосредоточиться, войти в свою "внутреннюю клеть" и рассмотреть себя хорошенько, сверить свою жизнь с Евангелием. Так потихоньку душа и учится разговаривать с Творцом. Меня, например, коробит, когда в храме читают послания апостолов или канон Андрея Критского на русском языке. Почему-то кажется, что тебя обкрадывают.
Таша13 января 2012, 02:31
Мне вначале было очень трудно читать Псалтырь на церковнославянском языке. Купила на русском - и не понравилось, музыка пропала! Продолжила на церковнославянском, и сейчас - совсем другое дело, даже выучила пару наиболее читаемых псалмов наизусть. Молитва "Отче наш" на русском - совсем не то, не звучит, а на церковнославянском - красиво. Мой маленький племянник заявил родителям, что хочет причаститься и чаще ходить в церковь, т.к. слышал, какие красивые молитвы я читала. Удивилась - где слышал? Живем отдельно, я особо не демонстрирую.Потом поняла - на даче, я тихонько читала, а он слушал.Ребёнок понял красоту молитвы на церковнославянском языке!
Ирина12 января 2012, 12:55
(Продолжение сообщения)Особо впечатляет последний абзац. Не уточняется, кого это «нас» привели к желаемому выводу. При этом вывод абсолютно правилен, однако порождает удивительное открытие: оказывается, в Церковь следует обращаться за важным для культуры и высокодуховного стиля. Правда, опять вкрадываются сомнения, если есть «высокодуховный», значит есть средне- и низко- , но все же духовный, куда их-то пристроить. Разве что у спасения тоже появились градации. Замечательно, что сама статья опровергает тезис о «неспособности» русского языка предавать без искажений смысл чего-либо, поскольку в следующем же после этого тезиса абзаце приводится иллюстрация, как активное начало - человек - «обессмысливает» слова и жизнь. А язык – это зеркало, свидетель и памятник его деяниям.
Ирина12 января 2012, 12:53
Такое ощущение, что с 5 по 10 абзац предпринята попытка опровержения высказывания М.В. Ломоносова, приведенного во втором абзаце. Однако забывается, что М.В. Ломоносов в свое время посмел найти «весьма обветшавшие» церковнославянский слова и заменить их, стал автором «неологизмов», которые теперь считаются исконно русскими, что-то не подверглось изменению и по сей день, что-то устарело, что-то претерпело изменение. Если следует пользоваться исключительно «корнями», чтобы смысл не терялся, следует запретить «приставки», «суффиксы» и «окончания». Вольно или невольно во всех подобных статьях навязывается устойчивое сравнение, суть которого сводится к тому, что «русский язык» синоним слова «жаргон». Кто-то запустил байку, которая тиражируется с завидным постоянством. Кажется, что для сохранения «жаргона» прикладывается куда как больше усилий, чем для церковнославянского: издаются словари, разъясняют значения, вводят во все сферы жизни и деятельности всеми доступными средствами, теперь еще и убеждают, что это два термина для одного и того же понятия. И «дискуссии» особо не видно, каждый высказывается, не слушая других, никаких решений не ищется, топчутся вокруг навязанной альтернативы: высокий церковнославянский – низкий русский.
Андрей 5 января 2012, 14:51
Процитирую известную фразу: Нельзя опускать культуру до уровня народа. Надо народ поднимать до уровня культуры. Меня вообще настораживает что подобные вопросы выносятся на обсуждение. Это напоминает развал СССР, когда вынесли на референдум вопрос о целостности страны и большинство населения проголосавало за целостность. СССР в результате разволили. Я не посмелюсь даже предположить, что сказанного мной не понимают авторы сайта и церковная иерархия. А это значит только одно - очередной раскол и падение культурного уровня, которое давно запланированно.
Василий К. 3 января 2012, 16:15
С большим интересом слушаю и смотрю выступления Патриарха Кирилла и Метрополита Иллариона на современном русском языке! Очень поучительные и нужные выступления.Ничего базарного и жаргонного в них нет! Прекрасный,живой и чистый,соременный,понятный всем русский язык! Неужели, вслучае проведениия богослужений на современном русском языке,священнослужители начнуть говорить на базарно-уголовном жаргоне? Полная чушь!!!
Галина 3 декабря 2011, 03:18
Давным-давно пародист поглумился над поэтической строчкой "Косматый облак надо мной кочует...", написав "Велик могучим русский языка". Я помню, как мы тогдашние (70-х годов) образованцы находили это весьма остроумным. А потом, когда открылось слово Божие, увидели (если кто увидел), что там как раз-то ОБЛАК, а не ОБЛАКО, и стало понятно, что в отличие от нас с пародистом, тот поэт уже тогда знал то, что нам только предстояло узнать. Чудны Твои дела, Господи.
Александр 2 декабря 2011, 20:55
Есть язык общения светский, базарный, бытовой, жаргонный, а есть церковнословянский. Если он есть, кто может его уничтожить.
Алла Лучникова 2 декабря 2011, 16:32
Реформа богослужебного языка может привести к непоправимым последствиям, пишет священник Сергий Ванюков: http://blagogon.ru/digest/225/
Ольга 2 декабря 2011, 15:34
Спаси Господи! Полностью разделяю мнение автора! Сохраним церковно-славянский язык, как язык общения с Богом!(Украина,Киев))
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×