Это ваша лепта

Церковь и деньги, храм и деньги, приход и деньги… Дискуссия на эту тему не теперь возникла, нет, она не прекращается с апостольских времен. Это действительно важный вопрос, как с практической, так и с вероучительной точки зрения. Церковь воинствующая стоит на земле, она включена в земную жизнь, она не может обходиться без денег, но каким образом они должны у нее появляться? Как относиться к «прейскуранту» — листочку с перечнем треб и суммами пожертвований, висящему на стене или лежащему в свечной лавке под стеклом в большинстве наших храмов? Реально ли отказаться от фиксированной суммы пожертвования, написав на том же листочке «на ваше усмотрение»? Как быть, если денег у пришедшего в храм человека мало или вообще нет?

А много ли денег у Церкви? Совсем немного? А на какие же средства тогда строятся храмы?

Торговля свечками и прочим плюс пожертвования за требы — это непременно единственный источник существования храма? Может ли приходская община сама, общими усилиями содержать свою церковь — как это делается за границей? Есть ли рациональное зерно в периодически возникающих разговорах о церковной десятине? Должен ли прихожанин жертвовать хотя бы какую-то часть своих доходов Церкви?

Деньги — это постоянный повод для нападок на Церковь; однако не только противников Церкви волнуют вопросы, связанные с деньгами, но и ее прихожан. Тем более что многие прихожане и сами вынуждены отбиваться от нападок и провокационных вопросов — в частном уже порядке. Или — не отбиваться, а просто отвечать на вопросы невоцерковленных ближних. Исходя из этого, мы решили подготовить материал на «денежную» тему.

Попутчица в купе увидела в моих руках книгу православного содержания — и тут же, как говорится, напряглась:

— Книжка у вас, я смотрю… Вы верующая? В смысле — в церковь ходите? А я вот не хочу туда ходить. Мне не нравится, что там все за деньги. Да нет, мне этих денег не жалко, просто когда я вижу прейскурант на стене: крещение — столько-то, отпевание — столько-то, венчание без хора, с хором… Это религиозное чувство мое оскорбляет, понимаете? И всякое доверие отбивает к этой церкви.

Что ж, не она первая. Помню, как стояли пикетом напротив «Утоли моя печали» так называемые богородичники: «Мы — настоящая православная церковь, мы не торгуем благодатью, мы помним, как Христос изгнал из храма торгующих, а вон там, в той красивой церковке, об этом эпизоде почему-то забыли…»

Возразить, казалось бы, нетрудно, довод на поверхности:

— Вы входите в храм — в нем горит свет? В нем тепло — если вы пришли зимой? Вы думаете, все это для Церкви бесплатно? А люди, которые трудятся в храме — от уборщицы до настоятеля,— они должны какое-то содержание получать, как по-вашему?

Но оппоненты не сдаются. Коль скоро вопросы заданы — попробуем ответить, и заодно — помочь тем нашим читателям, которых этими вопросами периодически атакуют.

Итак, вопрос первый: почему Спаситель наш изгнал из храма торгующих (см.: Мф. 21, 12–13; Мк. 11, 15–17; Лк. 19, 45–46; Ин. 2, 14–16), а у нас, православных, нет ни одного храма без церковной лавки?

Как ни скупо сообщают евангелисты о происходившем в иерусалимском храме, мы не можем не видеть, насколько отражаемая ситуация отличается от нашей. Иерусалимский храм был — не одним из многочисленных, но единственным для евреев храмом, и содержали этот храм всем народом: существовала храмовая подать. Евреи приходили в храм, чтобы молиться и приносить жертвы согласно Закону, им нужны были жертвенные животные — козы, овцы, голуби,— и именно потому торговцы этим живым товаром плотно оккупировали храм и пространство вокруг него. Образовался восточный базар, шумный, многолюдный, особенно по праздникам. На нем торговали ради собственной прибыли, а не ради храма. А доход от нашей свечной лавки, от продажи отнюдь не овец, как вы понимаете, а свечек и книжек, остается в церкви. В храме, который, заметьте, содержит себя сам. Точнее, его содержат те, кто в нем нуждается.

Хорошо, конечно, если в стенах храма — только богослужение, а свечная лавка — где-то за этими стенами, снаружи. В некоторых вновь построенных храмах так и есть: здание для свечной лавки, трапезной, воскресной школы, бухгалтерии и т.д.— отдельно. Ну а если нет такой возможности? Если разрушены давным-давно все пристройки — одно только храмовое здание удалось Церкви вернуть, и все пространство вокруг него плотно застроено? Волей-неволей приходится продавать свечки в храме. Кстати: один мой знакомый настоятель (не в нашей епархии) попытался было запретить торговлю на время Литургии верных — от «Изыдите, оглашеннии» и до причащения мирян. Постоянные прихожане это вполне приняли. А вот те, кто заходит в храм по настроению — поставить свечку — и не обращает внимания на происходящее в нем,— те были страшно недовольны, и в конечном итоге пришлось этот запрет снять.

Вопрос второй: ну хорошо, это про свечки, а зачем прейскурант на частные требы? Как быть, если денег на крещение ребенка, или на отпевание, или даже на молебен о здравии болящего — не хватает?

Во-первых, нет никакого прейскуранта, есть — в большинстве храмов — рекомендуемые суммы пожертвований. Эту ситуацию тоже надо воспринимать реально. Процитирую Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина, его доклад на последнем епархиальном собрании: «Мне постоянно приходится отвечать на вопросы по поводу цен и «ценников» в храмах. Я всегда говорю о том, что если у человека нет денег или даже желания платить за требы, в храме их обязаны совершить для него бесплатно. Но в то же время я не могу силой заставлять духовенство убирать эти так называемые «ценники» — предлагаемый размер пожертвования, зная, насколько сложным является финансовое положение многих наших приходов. Конечно, это не касается того, что распространяется в наших церковных лавках: книг, икон и т.д. Но фиксированные «цены» на таинства и на обряды — вещь принципиально неправильная: даром получили, даром давайте (Мф. 10, 8), говорится в Евангелии. Тем более, я должен подчеркнуть, совершение требы на дому или в храме не может быть поводом для вымогательства. В таких случаях я буду принимать самые жесткие меры вплоть до запрещения в священнослужении».

Иными словами, отнесемся к цифре рекомендуемого пожертвования как к просьбе помочь храму вот такой именно суммой — если эта сумма вам по силам. Зачастую листок с «рекомендуемыми суммами» на стенке иконной лавки — это необходимый минимум или предел возможностей храма: если цифры будут меньше, концов с концами уже не свести.

За жалобами на «ценники» в храмах зачастую стоит потребительское отношение к Церкви — как к некоей «конторе», которая стоит отдельно от нас и обязана оказывать нам услуги, причем даже бесплатно. Но Церковь — это собрание людей, это все мы, и значит, каждый из нас должен быть готов подставить плечо, понести хотя бы какую-то часть этого груза, помочь хоть немного. Кто, если не мы?

Вопрос третий. Как быть, если сталкиваешься с неправомерными действиями священника (иногда даже не священника, а свечницы или иного работника в церкви), с категорическим требованием платы, причем непомерно высокой?

Я бы сфальшивила, если бы сказала: «Так никогда не бывает». Так бывает. Среди наших священников есть разные люди. Хотя большинство, уверяю вас, соответствует своему предназначению. Столкнулись с «пастырем недобрым» — постарайтесь постоять за себя, дайте понять, что вы «в теме», что вас не обманешь, а найдет коса на камень — жалуйтесь благочинному того округа, в котором этот храм, или Правящему архиерею,— Владыка не оставит вашу жалобу без внимания, вы только что прочитали его слова.

Некоторые, правда, предпочитают другой вариант: заплатить и смириться, и не осуждать, просто помолиться, чтоб этого батюшку Господь вразумил. В таком выборе своя правда; но это не значит, что все должны так поступать.

Вопрос, а вернее, контрдовод четвертый. Да ладно вам (в смысле — Церкви) прибедняться, вы такая богатая организация, вон, храм за храмом строите, куда ни глянь — золотые купола. Да еще и недвижимость себе отвоевываете — ту, что у вас после революции забрали…

Вот это «Церковь — страшно богатая организация» засело во многих головах с советских еще времен и никак почему-то не уходит: все мерещатся какие-то сундуки с золотом. К сведению: Церковь как хозяйствующий субъект стоит на ногах, но никакой «богатой организацией» она не является. Все наши храмы строятся на средства жертвователей. А жертвователи бывают разные. Таких, для которых построить храм — счастье, не так много. Один мой знакомый настоятель (в нашей уже епархии) говорит, что за годы строительства храма, в котором сейчас служит, стал профессиональным нищим: «Хожу и выпрашиваю. И выслушиваю, что мне при этом говорят». Такой вот богач — с протянутой рукой и бесконечной кротостью.

Возвращаемая недвижимость не приносит Церкви денег, напротив, она ставит перед нею все новые материальные проблемы. Мы, сотрудники информационно-издательского отдела мит­рополии, очень хорошо это видим, поскольку сами работаем в возвращенном здании, требующем капитального ремонта.

Вопрос пятый, самый сложный. Неужели только за счет торговли и платы за требы можно содержать храм? Разве не должна его содержать община — на свои средства? Вот, неслучайно же заговорили о церковной десятине…

О церковной десятине говорят периодически. Ничего удивительного в том, что эта тема возникает, нет. Мы давно привыкли к тому, что о храме, в том числе и о его материальном состоянии, должен заботиться настоятель, община же — даже если она есть, сложилась, активна и сознательна — играет роль в лучшем случае вспомогательную, не идет дальше предпасхальной уборки и разбивки клумб. Меж тем на Западе у православных общин ситуация иная: можете солидарно содержать храм и священника — значит, будет у вас и храм, и священник; не можете, не хватает сил — не будет, только и всего. Нашим прихожанам, за редким исключением, такая ответственность и не снилась: за них отвечает клир. И это действительно перекос. Но выправить его с помощью вводимой десятины, конечно, нереально. В Православной Церкви сегодня нет жесткого членства, как в партии; степень принадлежности к Церкви — это дело христианской совести каждого из нас. Так же, как и помощь храму. Представьте, что будет, если мы попытаемся навязать людям такое членство с целью организации налогообложения: «Ты регулярно бываешь в храме, исповедуешься и причащаешься? Плати десятину. Ты зашел только поставить свечку? Можешь не платить. А ты уже два раза замечен в очереди на исповедь — не пора ли тебе поделиться доходом?». Дискуссия, возникшая в православном Интернете, показывает: большинство священников считает, что помощь храму должна быть исключительно добровольным делом, делом любви. Один из упомянутых выше настоятелей говорил мне, что знает людей, которые регулярно приносят и опускают в церковный ящик для пожертвований именно десятину — десятую часть своего дохода. Но это их свободный выбор, и об этом, как правило, не известно никому, кроме них самих и их духовника.

А требовать, чтобы кто-то другой платил десятину и содержал таким образом Церковь, а тебе в этой Церкви предоставляли бы все бесплатно… Это уж совсем странно.

Думается, однако, что все эти разговоры про деньги — только одно из бесчисленных самооправданий человека, подсознательно чувствующего Божий упрек: вот он, храм Мой, рядом с домом твоим, почему не приходишь?

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Светлана16 октября 2012, 08:04
Мне тоже раньше было очень трудно отдать десятую часть своего дохода. Но Бог меня вразумил и может этот метод кому-то также поможет. Я взяла баночку с крышкой (подойдет любая тара) и в день зарплаты (или чуть позже) кладу туда деньги. При этом возникает чувство, что это уже не мои, а чужие деньги. Говорю себе, что это деньги Господа и тратить на себя я не имею права. Таким способом гораздо мне легче отдать их. Может я себя обманываю, не знаю. Спаси Господи.
р.Б.Роман17 мая 2012, 10:33
Знакомый священник сказал мне, что в Белоруссии батька Лукашенко платит священникам зарплату из гос.бюджета. Также из госбюджкта оплачиваются священники в Греции, где эта оплата установлена в обмен на переданные государству церковные земли. Но ведь у нас в России после революции государство тоже забрало у церкви ее земли и имущество. Поскольку у нас в России 85 % православных и они же являются основными налогоплательщиками, то предлагаю Вашему уважаемому сайту организовать подписку под обращением Проезиденту и Правительству РФ с предложением оплачивать содержание клира из бюджета, куда большинство из нас вносит куда как больше, чем десятину.
Мария16 мая 2012, 22:07
Знаете, я поняла, что здесь не надо долго рассуждать (будет ли мне хватать денег, если я отдам десятину, или нет, на что израсходуют мои деньги, входят ли в десятину другие мои расходы и покупки для храма и т.д.). Всё просто: вот ящик для пожертвований, вот деньги в руках, ровно десятая часть: "Вот, Господи, это - Тебе" и опускаете туда. Так потом хорошо на душе. И удивительно, что денег-то начало хватать, а раньше - еле-еле...
Валерия16 мая 2012, 15:40
Мне кажется, что ты столько денег отдашь на Храм, сколько любви в твоём сердце: к Богу, к тем кто служит в этом храме, к тем кто приходит в него. Если мало любви, то и денег всегда жалко.
Галина16 мая 2012, 14:23
Я люблю точность. По мне, нусть везде ценники будут, а то потом замучаешься вопросом, много, а может быть мало?
Andrey16 мая 2012, 08:32
Точно. Никак лепту не плачу. Стыдно за свои пожертвования. И куча оправданий есть - кредиты, всякие расходы... Но всё-равно понимаешь, что за отмазку не сойдёт. Мне было бы проще, если бы кто-то чётко сказал - плати столько-то. Может, сделать так, чтобы духовники, посмотрев на расходы и доходы, на размер семьи и проч., определяли, сколько в месяц нужно платить? В виде рекомендаций. Только вот духовника у меня нет - батюшки так перегружены, что заставлять их ещё наши взносы рассчитывать сложно. Хотя, оно того стоит. Уверен, что денег у церкви больше будет.
Ирина Р15 мая 2012, 23:30
Если наша семья начнет выплачивать десятину, то точно будем сводить концы с концами: детей 4 и полностью белая зарплата у мужа. После налогов остается меньше половины, с нее взять 10 процентов и совсем весело станет. Пока не будет нормализовано по-цивилизованному налогообложение в стране - об этом будет трудно говорить без закаливания эмоций.
Марина15 мая 2012, 16:34
Жертва на храм, конечно дело добровольное, но совесть не дает покоя! Стыдно, что выходит меньше десятины! А вот отдать эту десятину нет решимости, как и в борьбе с грехами! Вот и выходит , какие мы христиане? Одно только название!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×