Сказание о военном посетителе отца Серафима, сообщенное иеромонахом Иоасафом (Толстошеевым) в 1849 году

Это случилось перед тем самым временем, когда вражеская злоба вооружилась против священной власти Царской и произвела смятение и бунт в С.-Петербурге [1].

Однажды после обеда я пошел из монастыря к отцу Серафиму в ближнюю его пустыньку, которая находилась при источнике Богословском, по нижней дороге, лежащей по берегу Саровки и приводившей прямо к источнику старца.

Я увидел отца Серафима еще издали: он стоял у сруба своего источника с западной стороны и, опершись локтями на сруб, голову же поддерживая кистями рук, весьма пристально смотрел в источник.

Еще я не дошел до него нескольких саженей, как вдруг увидел, что с северной стороны, с пригорка, на котором стояла пустынька старца, бежит к нему какой-то военный средних лет, умеренного роста, с открытою головою и держа в левой руке картуз. Я остановился на своем месте, чтобы дать этому военному свободу получить от старца благословение, и увидел дивное событие.

Когда он подошел к отцу Серафиму и потребовал его благословения, старец, не переменяя нисколько своего положения, продолжал по-прежнему смотреть пристально в источник. Когда же военный несколько раз повторил свое требование, он обратился к нему с самым строгим выражением лица и сурово спросил его: «Ты какого исповедания?» Военный, как бы пораженный старцем, тихо отвечал ему: «Я не российского исповедания». Тогда старец произнес ему: «Так гряди откуда ты пришел». Но когда этот военный снова протянул свою руку и просил его благословения, старец снова, с удвоенною суровостью, несмотря на его лицо и сан, закричал: «Я тебе сказал: гряди откуда ты пришел».

Пораженный еще более таким видом и таким голосом старца, военный смирился еще более и, снова простирая руку, просил старческого благословения. Но старец не только лишил его, по-прежнему, благословения, но за этот раз закричал на него так громко и немилостиво, как на самого величайшего противника и отступника Церкви. Никогда я не видал еще отца Серафима в таком яростном духе и, уже сам смутившись, осуждал его, думая, что он находится в каком-нибудь искушении. Страшно было даже смотреть на него в это время.

Военный же после этого последнего грозного отказа в благословении не дерзнул настаивать более и отправился назад тою же дорогой, откуда и явился. Только видно было, что он как бы потерялся или совершенно поражен был немилостивым к себе вниманием старца и грозными его словами.

Во весь обратный путь свой, пока не скрылся из виду, он держал себя за голову и отирал пот, выступивший на его лице.

После его ухода я в ту же минуту подошел к старцу со страхом, думая, что он и ко мне будет так же немилостив, и поклонился ему в ноги. Но старец благословил меня со всею отеческою любовью и потом, взявши за руку, подвел к своему источнику и велел смотреть в него, говоря: «Вот, видел ли ты этого человека, который ко мне приходил?» Я отвечал ему: «Как же, батюшка, видел, я все это время стоял близко и смотрел и мысленно согрешил пред вами осуждением в том, что вы оскорбили этого человека и не благословили его, как он ни просил вас». Тогда старец снова обратился к своему источнику и сказал мне: «Посмотри в источник, он-то мне и показал этого человека, кто он такой». Удивленный словами старца и не понимая, каким образом источник может показать, кто такой приходящий человек, и полагая наверное, что старец хотел этим только скрыть живущую в нем благодать Божию, я посмотрел в источник и увидел его совершенно возмущенным. Так иногда нарочно кто-нибудь возмущает источник для того, чтобы очистить его от наростов мха и от слишком большого отстоя на дне, чтобы всю эту дрянь течением воды унесло в сточную трубу.

Тогда отец Серафим сказал: «Вот видишь, как возмущен этот источник, так-то этот человек, который приходил, хочет возмутить Россию».

Я ужаснулся дивному прозрению благодатного старца, равно как и его ревности по Бозе, которую он показал против этого тайного врага Церкви, государя и отечества. Вскоре потом сделалось известно, что Господь торжественно обнаружил и разрушил все нечестные замыслы злоумышленников.

Благодатный огонь

1 августа 2012 г.

[1] Речь идет о восстании в 1825 году декабристов, принадлежавших к тайным масонским обществам. Военный посетитель был, вероятно, одним из декабристов, проживавших неподалеку от Сарова.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • В четверг — лучшие тематические подборки, истории читателей портала, новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Тарас15 января 2014, 18:00
А если говорить именно об описываемой в приведённом выше "Сказании..." встрече, то в книге Анатолия Мацукевича, вышедшей, в 2004 году, автор предполагает, что не получил тогда благословения у старца один из двух братьев Волконских - генерал-майор князь Сергей Александрович Волконский (1788 - 1865), бывший членом Союза благоденствия и Южного общества (осуждён впоследствии по 1-му разряду на 20 лет каторжных работ, потом срок сократили до 15 лет, отправлен на Нерчинские рудники, а затем переведён на поселение). Правда, очевидец того события из книги А. Мацукевича свидетельствует о том, что к старцу приходили оба брата, один из которых удостоился благословения, а второй - нет. Информацию привожу из книги "Всюду Серафим!" о Всероссийском праздновании в 2004 году 250-летия со дня рождения в городе Курске преподобного Серафима Саровского чудотворца. Составитель - Андрей Александрович Эдоков. С уважением и наилучшими пожеланиями, в день памяти преподобного Серафима Саровского.
Тарас15 января 2014, 18:00
Понимаю, что мой ответ вряд ли будет прочитан Павлом, автором предыдущего сообщения, так как оставлено оно было около полутора лет тому назад, однако, надеюсь, что справедливости ради, предположу, что Павел имел в виду лжеученика преподобного Серафима и гонителя дивеевских сестер Ивана Тихоновича Толстошеева. Что же касается "сомнительного" посещения, то и здесь, я полагаю, вмешались отголоски воспоминаний о другом - о ставящемся многими под сомнение факте посещения батюшки Серафима императором Александром Первым предположительно перед тем, как стать старцем Фёдором Кузмичом (эта "встреча" даже вдохновила художника М. Маймона на написание в начале ХХ века живописного полотна).
Павел 1 августа 2012, 19:00
Насколько я припоминаю более-менее серьезные исследования жизни отца Серафима, там эта история с декабристом ставилась под сомнение. А насчет иеромонаха Иоасафа было бы не лишним напомнить, что он, насколько мне известно, завидовал отцу Серафиму и интриговал против него, а после его смерти попытался захватить власть в Дивеевской общине и тем самым нанес ей вред. Впрочем, надеюсь что меня поправят более знающие люди, если я ошибаюсь.
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке