Митрополит Николай (Ярушевич) в истории Русской Православной Церкви ХХ века

Часть 1: 1949–1955 годы

13 декабря 1961 года окончился земной путь одного из выдающихся архиереев ХХ века – митрополита Николая (Ярушевича) – первого председателя Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата, пастыря, богослова, дипломата. О первых годах жизни отдела написано много, наиболее изучена его деятельность в период подготовки и проведения Совещания глав и представителей Поместных Православных Церквей в июле 1948 года. Данная статья представляет ежедневную работу отдела и его председателя по основным внешнеполитическим направлениям, способствовавшим укреплению международного положения Церкви и страны.

Митрополит Николай (Ярушевич)
Митрополит Николай (Ярушевич)
Вторая мировая война изменила геополитическую карту Европы.

Новый образ нашей страны как победителя и миротворца вызвал искренний интерес к СССР. Для многих европейцев, переживших ужасы войны, представления о социализме были привлекательны: мир, свобода, социальная справедливость, равенство. Стремление к миру всячески подчеркивало и руководство Советского Союза. Крепла уверенность в том, что союзнические отношения сохранятся и в послевоенные годы.

Но действительность оказалась суровее.

Начавшаяся «холодная война», ставшая формой существования в послевоенном мире и продолжавшаяся до распада СССР, вновь обострила противостояние проамериканского и просоветского блоков, которое усугублялось ядерным фактором. Ядерная монополия США, как известно, сохранялась до 1949 года, что не могло не волновать советское государство.

«Доктрина Трумэна» (доктрина сдерживания социализма), «план Маршалла» как экономическая составляющая «сдерживания» только ускорили формирование биполярной геополитической модели.

Монополия США на ядерное оружие (до 1949 года включительно) заставляла советское руководство не только ускорять создание своей ядерной бомбы, но и активизировать пропагандистскую деятельность. Она сводилась к желанию договориться с США о запрете и уничтожении ядерного арсенала. Это было искренним желанием советских людей жить в мире; это желание поддерживали сторонники мира в других странах. Свой первый конгресс они провели в апреле 1949 года в Париже, когда представители 72 стран создали Постоянный комитет Всемирного конгресса сторонников мира во главе со знаменитым физиком Ф. Жолио-Кюри.

Это общественное движение совпало с направлением внешнеполитической деятельности СССР, который оказывал постоянную поддержку сторонникам мира. Русская Православная Церковь стала активным и деятельным участником этого движения.

Спустя годы можно только гадать, была ли государственная внешнеполитическая линия реальной (если говорить о желании договориться с США о запрете и уничтожении ядерного оружия). Важно другое: люди, пережившие войну, хотели жить в мире, и их желание было искренним. И таким же значимым и искренним было миротворческое служение Церкви.

1949 год

27 января патриархом Константинопольским стал Афинагор, сторонник жесткой линии по отношению к Русской Православной Церкви. Турецким правительством были исключены все возможные кандидаты из Фанара – резиденции Вселенского патриарха. У архиепископа Нью-Йоркского Афинагора был американский паспорт, но, несмотря на это, турецкие власти допустили его выборы и предоставили ему турецкое гражданство. Патриарх Афинагор открыто поддерживал международную политику США, его антикоммунистические взгляды были хорошо известны.

Это избрание совпало с началом многомиллионного движения за мир. Русская Православная Церковь активно включилась в эту деятельность, так как проблема мира во многих аспектах представляла собой идеальную сферу для сотрудничества между Церковью и государством. Любовь и мир заложены в самом существе Церкви. Миротворческая деятельность давала возможность укреплять международный авторитет Церкви, влиять на паству, которая была искренней сторонницей мира. Власть понимала значение этого движения, но, как покажет история, старалась использовать его в пропагандистских целях. Участие Церкви в этом движении отодвинуло во времени очередную «атеистическую войну», которая могла начаться после «Саратовской купели»: именно под таким названием 19 февраля в газете «Правда» был напечатан фельетон, посвященный массовому купанию на праздник Богоявления в Саратове. В официальной записке Г. Маленкову министр госбезопасности СССР В. Абакумов писал: «…в молебне “водосвятия” на Волге участвовало 30 тыс. жителей, и свыше 500 из них купались в проруби». Его предложения сводились к наказанию виновных, что и было сделано. Наказали представителей саратовских органов власти, в газетах появились статьи воинствующего характера, готовился очередной проект постановления ЦК «О мерах по усилению научно-атеистических взглядов». Но ужесточение курса не состоялось.

В апреле движение сторонников за мир получило свое оформление на конгрессе в Париже, который положил начало работе Всемирного Совета Мира. Московский Патриархат представлял председатель Отдела внешних церковных сношений митрополит Николай (Ярушевич). Его яркое выступление произвело впечатление на многих участников.

Были в его речи и такие слова: «Православная Церковь Христова искони живет и воодушевляется в своей деятельности великими началами мира на земле и взаимной братской любви среди людей и народов, но она же благословляет защиту Отечества, считая эту защиту своим долгом и высшим подвигом для каждого христианина».

Говоря об участии Русской Церкви во Всемирном движении сторонников мира, он подчеркнул: «Русская Православная Церковь от всей души присоединяет свой голос к этой демонстрации воли к миру и молится об успехе настоящего нашего начинания… Она благословляет честных людей всего мира, которые хотят, чтобы человек для человека был братом, а не зверем, благословляет всех, кто жаждет правды, человечности и мира, кто ведет действительную борьбу за мир, национальную независимость и честное сотрудничество между народами. Русская Православная Церковь верует: правда и мир победят!»

В ходе работы конгресса определился постоянный состав комитета ВСМ, куда был избран и митрополит Николай.

А 19 июля бюро по культуре при Совете Министров СССР во главе с К.Е. Ворошиловым, которому теперь подчинялся Совет по делам Русской Православной Церкви, отверг предложения Г.Г. Карпова, подготовленные в феврале 1949 года под давлением отдела агитации и пропаганды ЦК ВКП(б), которые предлагали сократить издательскую деятельность Церкви, количество духовных школ, начать ликвидацию монастырей. Охарактеризовав эти инициативы как «несвоевременные и нецелесообразные», бюро предложило Совету в своей деятельности опираться на «Положение о Совете» от 7 октября 1943 года, что означало возвращение к политике «нового» курса в отношениях с Церковью.

С августа 1949 года начинается активное участие Русской Православной Церкви в деятельности Всесоюзной конференции сторонников мира. Духовенство было представлено в Советском комитете защиты мира, во всех его республиканских и областных отделениях. С мая 1949 года в «Журнале Московской Патриархии» появился постоянный раздел «В защиту мира»; все чаще стали звучать проповеди на миротворческие темы.

В 1950 году миротворческая деятельность продолжалась. Русская Православная Церковь внесла большой вклад в сбор подписей под Стокгольмским воззванием Постоянного комитета ВСМ о запрещении ядерного оружия. 1950 год стал годом важных визитов делегаций Русской Православной Церкви, способствующих укреплению братских церковных связей. В июле делегацию Московского Патриархата встречал Антиохийский патриарх Александр III (Тахан). Ему был вручен докторский крест и диплом почетного члена Московской духовной академии. В августе состоялся визит Святейшего Патриарха Алексия в Армению и Грузию. Результатом встреч с Католикосом и Патриархом Грузии Каллистратом и Патриархом всех армян Геворгом VI стало подписание «Обращения предстоятелей Русской, Грузинской и Армянской Церквей к христианам всего мира».

Декабрь 1950 года стал также новой вехой в деятельности Совета по делам Русской Православной Церкви. Специальным постановлением Секретариата ЦК ВКП(б) должности председателя Совета, его заместителя, помощника, а также трех членов Совета включались в номенклатуру ЦК ВКП(б). Это означало, что назначение на эти должности и освобождение от них теперь будет проводиться только решением ЦК партии, который формально закрепил свое влияние в церковной сфере. Те вопросы, принятие решений по которым в 1940-е годы было исключительно прерогативой правительства, с начала 1950-х годов перешли в ведение ЦК партии. Деятельность Совета из сферы государственных интересов и прагматического подхода переносилась в область идеологическую и связывалась с соответствующей структурой – отделом пропаганды и агитации ЦК ВКП(б), что не могло не сказаться на отношениях Совета с Церковью.

1951 год

19 апреля к Святейшему Патриарху Алексию обратились архиереи Польской Православной Церкви с просьбой направить архиерея на Гданьско-Щецинскую епархию. Синод принял решение отпустить в юрисдикцию Польской Церкви архиепископа Львовского и Тернопольского Макария (Оксиюка) (хиротонисан во епископа Львовского и Тернопольского в апреле 1945 года, с июля 1951 года – митрополит Варшавский и всей Польши). Официальная делегация польских епископов прибыла в Москву два месяца спустя. Делегация вручила патриарху Алексию определение Собора епископов Польской Церкви от 19 апреля 1951 года с просьбой об отпуске для возглавления Польской Церкви архиепископа Макария (Оксиюка).

В октябре Святейший Патриарх Алексий и Священный Синод выразили предварительное согласие на автокефалию Чехословацкой Православной Церкви. (Следует отметить, что автокефалия Православной Церкви в Чехословакии очень интересовала и власть. 30 января 1950 года Совет Министров СССР в секретном постановлении продекларировал необходимость независимости Чехословацкой Православной Церкви.) Официальное предоставление автокефалии состоялось 23 ноября. В Москве патриархом был подписан акт. Предстоятелем Чехословацкой Церкви был избран митрополит Елевферий (Воронцов). Торжества по случаю провозглашения автокефалии состоялись в Праге 8–9 декабря. На торжественном богослужении и интронизации митрополита Елевферия были представители Антиохийской, Русской, Румынской, Болгарской, Польской и Грузинской Православных Церквей. Как известно, акт провозглашения автокефалии Чехословацкой Православной Церкви не был признан Вселенским патриархом Афинагором. Константинопольская Патриархия продолжала считать ее автономной в своей юрисдикции.

1952 год

Митрополит Николай в Абхазии.
Митрополит Николай в Абхазии.
В 1952 году серьезно осложнились отношения Совета по делам Русской Православной Церкви с председателем Отдела внешних церковных сношений митрополитом Николаем (Ярушевичем). В августе владыка отказался подчиниться требованию Совета прекратить проповедовать. По требованию отдела пропаганды ЦК ВКП(б) Г. Карпов пытался убедить митрополита изменить характер проповедей. Чиновники отдела пропаганды считали, что они «сеют среди верующих пессимизм, мракобесие, не содержат призывов к бодрости, к самоотверженному труду на пользу Родине и на укрепление мира». Владыка отказался подчиниться. В своем письме в совет он подчеркнул, что оценивает произведенное внушение «недалеко от замысла сделать меня врагом своего народа… лишить меня свободы церковного слова». Митрополит закрыл отдел проповедей в «Журнале Московской Патриархии», продолжая ежедневно произносить их в храмах. Не желая быть исполнителем политических замыслов власти, он много раз ставил вопрос об освобождении его от участия в работе Всемирного Совета Мира, хотя он был искренним сторонником миролюбивых стремлений человечества. Отдел пропаганды ЦК также многократно рекомендовал патриарху Алексию подобрать более «подходящую» кандидатуру, на что Святейший ответил твердым отказом. Власть боялась проповедей владыки Николая, слишком велико было их влияние на людей. Они затрагивали самое сокровенное в человеческой душе.

«У каждого из нас есть свои близкие, родные, друзья. Так почему же так мало утоляются и убавляются скорби и страдание среди людей? Потому, прежде всего, что среди нас много людей равнодушных, себялюбивых, жестоких сердцем, которым нет никакого дела до слез и горя даже близкого человека, которые думают только о покое своей собственной души и хотят сберечь этот покой.

Но не только потому. Ничего не может сказать перед лицом многих из страданий человек, не имеющий в себе духа веры. Чем, например, тот, кто не живет во Христе, утешит умирающего или больного неизлечимою болезнью, который знает о своей безнадежности, или тех, кто хоронит самого близкого и любимого человека? Это слово утешения может сказать больному или умирающему только живущий верою, кто в вере находит для себя опору в страданиях.

Как мы с вами счастливы, дорогие, имея в себе эту веру! Нося в себе ее, мы имеем неистощимый источник утоления всех наших печалей. Этим источником является наш Господь Спаситель, за Которым мы идем и Божественное слово Которого является светочем в жизни верующего христианина.

Господь есть источник утоления скорбей, потому что Он Всемогущ. Он сотворил мир. Его Божественный Промысл управляет этим миром. Вся земная жизнь воплотившегося на земле Господа нашего Иисуса Христа полна чудесами, какие мог совершать только Всемогущий Бог», – эти слова были произнесены владыкой в Николо-Кузнецкой церкви Москвы в день празднования иконы Божией Матери «Утоли моя печали».

Несмотря на все более жесткие попытки отдела пропаганды ЦК ВКП(б) уменьшить влияние Церкви на общество, состоявшийся в октябре XIX съезд ВКП(б) никак не отметил необходимость атеистической пропаганды. Задача борьбы с религией не была зафиксирована в новом Уставе, принятом на съезде. Это лишний раз подчеркивало наличие двух подходов к взаимодействию Церкви и государства: ровного, прагматического в рамках «нового» курса и традиционно-воинствующего в рамках идеологии атеизма.

В ноябре произошло знаменательное событие в жизни Болгарской Православной Церкви. По решению Священного Синода все находящиеся в Болгарии православные приходы, клир, монастыри и монашествующие передавались в юрисдикцию Болгарской Церкви. Благочиние русских православных общин в Болгарии было упразднено с оставлением протоиерея С. Казанского в должности настоятеля Николаевского храма в Софии, который получил статус подворья Московского Патриархата.

1953 год

Митрополит Николай у гроба Сталина.
Митрополит Николай у гроба Сталина.
Смерть Сталина вызвала противоречивые отклики иерархов Русской Православной Церкви. Одни выражали опасения, что без него власть вернется к довоенным отношениям с Церковью, другие питали надежды на демократизацию отношений.

Первые тревожные симптомы не заставили себя ждать. Из подготовленного 4-го номера «Журнала Московской Патриархии» была изъята статья «Вместе с народом», посвященная приемам церковных делегаций Сталиным. Последовал запрет на издание 3-го тома статей и речей митрополита Николая (Ярушевича). В апреле в ЦК на имя Н.С. Хрущева поступила записка с предложением разработать план «ликвидации» святых источников, к которым идут тысячи паломников. Отдел агитации и пропаганды порекомендовал пока ограничиться мерами местных партийных организаций.

Председатель Совета по делам Русской Православной Церкви Г.Г. Карпов, как и многие уполномоченные на местах, не понимал, какой линии и каких принципов следует придерживаться в работе. В своем июньском заявлении в ЦК партии он предлагал расширить права Совета, не входя в правительство, открывать храмы (не более 25 в год). Учитывая просьбу патриарха Алексия, Г.Г. Карпов рекомендовал власти пойти на снижение налогового бремени (взимать налоги с духовенства как с лиц свободных профессий). Все его предложения были отложены.

По мнению отдела пропаганды и агитации, расширение прав Совета могло привести к укреплению Церкви и усилению ее влияния на общество.

Весна – лето 1953 года стали периодом жесткой борьбы за власть, которая была тесно увязана с определением стратегии развития страны. Политическое руководство понимало необходимость преобразований. Но каждый по-своему определял приоритеты.

Центральное значение имело реформирование репрессивной системы и карательных органов. Важнейшей задачей стало выведение из тупика аграрного сектора. Внешняя политика также требовала корректировки.

Уже в марте Г.М. Маленков заговорил об обязательном прекращении «политики культа личности». Из средств массовой информации изымались прославляющие Сталина материалы, было запрещено вывешивать портреты здравствующих руководителей, называть их именами улицы и города. В обществе усиливалось ожидание перемен.

Под флагом «социалистической законности» начинается борьба со злоупотреблениями прошлых лет. Их инициатором стал Л.П. Берия, который день ото дня приобретал все более «либеральный» имидж. По его инициативе 27 марта была объявлена амнистия для осужденных на срок до пяти лет (она распространилась на лиц, осужденных за должностные преступления, женщин с детьми до 10 лет и престарелых). Политических заключенных (ст. 58) эта амнистия не затрагивала. Из лагерей вышло около 1 млн. человек, не обустроенных, без жилья и работы, имевших приобретенный криминальный опыт. Волна грабежей, разбоев захлестнула городские окраины, в столице и центральных городах были усилены меры безопасности. Большой общественный резонанс вызвало прекращение в начале апреля «дела врачей». Гласности была предана информация о применении к обвиняемым «недопустимых приемов ведения следствия». В конце весны – начале лета 1953 года официально были осуждены политические послевоенные процессы – «мингрельское дело», «дело авиаторов».

Необходимость либерализации осознавало все политическое руководство страны, но ее практическое осуществление зависело от политического соотношения сил группировок и их лидеров. Реформаторские инициативы становились средством усиления личного влияния. Весной 1953 года во главе либерализации оказались Г. Маленков и Л. Берия, в середине 1953 года реформаторских взглядов стал придерживаться и Н.С. Хрущев. На консервативных позициях оставались В. Молотов, К. Ворошилов и Л. Каганович, готовые поддержать некоторые начинания в случае острой необходимости. В наибольшей степени на баланс сил могла повлиять позиция А. Микояна и Н. Булганина.

Ряды реформаторов имели шанс на успех, особенно после усиления позиций Н. Хрущева, связанного дружескими отношениями с Н. Булганиным. Стремительный взлет Л. Берии вызвал опасения у всех членов политического руководства. Как известно, по предварительной договоренности Г. Маленкова, Н. Хрущева и Н. Булганина, возглавившего армию, 26 июня 1953 года на заседании Президиума ЦК КПСС Л. Берия был арестован. 2–7 июля 1953 года вопрос «о преступных антипартийных и антигосударственных действиях Берии» обсуждался на пленуме ЦК. Были предприняты усилия по дискредитации образа Берии как «либерального реформатора». Ключевыми обвинениями стали кадровые перестановки, бесконтрольность органов МВД, его влияние на Сталина, к которому «он втерся в доверие», а после смерти вождя всячески пытался его дискредитировать. Берия становится виновником всех преступлений (новая идеологическая линия направлена против конкретного политического интригана). 10 июля 1953 года страна узнала об аресте «агента международного империализма» Л. Берии. В декабре 1953 года на закрытом заседании Верховного суда СССР он и его ближайшие заместители были осуждены «за измену Родине, совершение террористических актов в антисоветской изменнической группе» по статье 50 и приговорены к смертной казни.

Устранение Берии изменило соотношение политических сил. Факт его осуждения на пленуме ЦК превращал партию в силу, которая будет бороться с беззаконием и репрессиями. «Дело Берии» получило большой резонанс в обществе. Вопрос борьбы за власть между Н. Хрущевым и Г. Маленковым переходил в плоскость публичной политики, что во многом объясняет характер социально-экономических решений в стране в 1953–1956 годы.

Новая политическая ситуация, приведшая к возвышению Н. Хрущева, коснется и государственно-церковных отношений. «Реформатор и либерал» останется в истории как идейный вдохновитель «церковной реформы», приведшей к репрессиям конца 1950-х – начала 1960-х годов. Но это будет позже. А к концу 1953 года основным козырем в устранении политических соперников для Н.С. Хрущева станет поиск виновных в преступлениях «периода культа личности».

1953 год для Русской Церкви был насыщен встречами с делегациями Православных Поместных Церквей, решались и проблемы межправославного общения. В мае-июне в СССР находились три митрополита Антиохийской Церкви: Епифанийский Игнатий, Хауранский Афанасий и Эмесский Александр. 20 мая, во время встречи с патриархом Алексием, митрополит Игнатий сказал, что «они полны любви к Русской Церкви, которую считают своей покровительницей».

6 июня Святейший Патриарх Алексий в соответствии с каноническим порядком известил, что Русская Православная Церковь признает Болгарскую Церковь в ранге Патриархата. Тремя днями позже из Японии пришло известие о регистрации Японской Православной Церкви как юридического лица.

1954 год

В высших эшелонах партийного руководства продолжалась борьба за власть. В декабре за организацию «ленинградского дела» были расстреляны бывший руководитель МГБ Абакумов и четыре его заместителя. Тень вины за устранение Вознесенского, Кузнецова и других ленинградских руководителей падала на Маленкова, позиции которого заметно ослабли.

Митрополит Николай в Хельсинки. 1950-е годы.
Митрополит Николай в Хельсинки. 1950-е годы.
27 марта два отдела ЦК – пропаганды и науки – подготовили совместную записку на имя Н.С. Хрущева «О крупных недостатках в естественнонаучной, антирелигиозной пропаганде». Сгущая краски, авторы писали о развале атеистической работы в стране и усилении влияния Церкви. Убеждать Н. Хрущева было делом лишним, его антицерковный список велик: уничтожение храмов в Москве и Киеве, курирование «добровольного воссоединения» униатов.

7 июля ЦК КПСС принял постановление «О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах ее улучшения», в подготовке которого активное участие принимали М.Л. Суслов, Д.Т. Шепилов и А.Н. Шелепин.

Основная мысль документа – осуждение прежней «примиренческой» политики в церковном вопросе. Предлагалось, по сути, возвращение к довоенным отношениям с Церковью. Звучали призывы к разоблачению «реакционной сущности и вреда религии» и к «наступлению на религиозные пережитки». Известно, что перед принятием постановления Молотов предупреждал Хрущева, что оно «поссорит нас с духовенством и верующими, принесет массу ошибок». Никита Сергеевич ответил в свойственной ему манере: «Будут ошибки – исправим».

Реакция Церкви была незамедлительной. Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) обратился к патриарху с просьбой созвать Собор для обсуждения новых реалий. Митрополит Ленинградский Григорий (Чуков), выступая перед студентами духовных школ, подверг критике происходящее. Призывы к мученичеству зазвучали из уст митрополита Вениамина (Федченкова). Активные участники политики «нового» курса В. Молотов, Г. Маленков, К. Ворошилов также выступили против резких антирелигиозных действий, считая, что они приведут к нежелательным последствиям для общества.

14 июля Указом Президиума Верховного Совета СССР условно-досрочно освобождались отсидевшие две трети срока и престарелые заключенные. В соответствии с этим указом многие находившиеся в заключении священники стали обращаться с прошениями к патриарху Алексию о ходатайстве перед властями с просьбой учесть почтенный возраст[1].

Среди важнейших внешнеполитических событий года можно отметить визиты в Москву в июле Предстоятеля Чехословацкой Православной Церкви Блаженнейшего Митрополита Пражского и всей Чехословакии Елевферия (Воронцова) и Предстоятеля Болгарской Православной Церкви Патриарха Кирилла.

10 октября исполнилось 40 лет служения митрополита Крутицкого и Коломенского Николая (Ярушевича) в священном сане. (23 октября 1914 года ректор Санкт-Петербургской духовной академии епископ Анастасий постриг 24-летнего Бориса Ярушевича в монашество с именем Николай – в честь святителя Николая Чудотворца, архиепископа Мир Ликийских. 24 октября в храме Иоанновского женского монастыря на Карповке владыка Анастасий рукоположил инока Николая в сан иеродиакона. На следующий день в академическом храме иеродиакон Николай был хиротонисан в иеромонаха.)

Самые сердечные поздравления прозвучали из уст сотрудников Отдела внешних церковных сношений[2].

10 ноября Президиум ЦК КПСС принял постановление «Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения». По ряду пунктов оно противоречило июльскому, что вызвало волну благодарственных телеграмм от духовенства и верующих разных епархий[3].

1955 год

В этот год обострились противоречия между Г. Маленковым и Н. Хрущевым. На январском пленуме ЦК Хрущев обвинил Маленкова в попытке увеличить финансирование легкой промышленности за счет некоторого сокращения темпов развития тяжелой. Но главным, что предопределило закат политической карьеры Маленкова, стало впервые публично произнесенное обвинение в сотрудничестве с Берией, в ответственности за фабрикацию «ленинградского дела» и ряда других политических процессов. После пленума февральская сессия Верховного Совета освободила Г. Маленкова от должности Председателя Совета Министров СССР – ключевой в тогдашней политической системе – и назначила на этот пост Н. Булганина. Как уже отмечалось выше, он был давним другом Н. Хрущева. Однако победа Хрущева не была окончательной. Маленков продолжал оставаться заместителем главы правительства и членом Президиума ЦК партии. Стало очевидным усиление позиции консерваторов – Молотова, Кагановича, Ворошилова, недовольных популизмом Хрущева, который искал любого предлога для их политического устранения.

Оливье Клеман, архимандрит Дионисий Шамбо, о.Петр л’Юллье (будущий еп. Корсунский),митр.Николай Ярушевич, вл.Василий Кривошеин и В.Н. Лосский. Москва 1956 г.
Оливье Клеман, архимандрит Дионисий Шамбо, о.Петр л’Юллье (будущий еп. Корсунский),митр.Николай Ярушевич, вл.Василий Кривошеин и В.Н. Лосский. Москва 1956 г.
Февраль 1955 года ознаменовался осложнениями в международной церковной деятельности, связанными с высылкой из США экзарха Московского Патриархата архиепископа Бориса (Вика) и его секретаря А.Ф. Шишкина.

26 февраля МИД СССР сообщил Посольству США о том, что признано невозможным дальнейшее пребывание в Советском Союзе американского гражданина Биосонетта, который в ближайшие дни должен выехать из СССР. Этот эпизод никак не повлиял на внешнеполитическую деятельность Церкви, особенно ее миротворческое направление, которое поддерживали почти все Поместные Церкви. Так, 16 июля – 5 августа по приглашению Патриарха Московского и всея Руси Алексия в СССР находились Папа и Патриарх всей Африки Христофор, Патриарх Румынской Православной Церкви Юстиниан, Предстоятель Польской Православной Церкви Митрополит Варшавский и всей Польши Макарий. Гости посетили Москву, Ленинград, Киев. Последние дни визита прошли в Одессе на даче патриарха Алексия. В течение всего визита обсуждались обще церковные вопросы.

18 июля, в день памяти преподобного Сергия Радонежского, состоялись торжества в Троице-Сергиевой лавре, в которых приняли участие: Патриарх Александрийский и всей Африки Христофор, Католикос и Патриарх всей Грузии Мелхиседек, Патриарх Румынской Православной Церкви Юстиниан, Митрополит Пражский и всей Чехословакии Елевферий, Митрополит Варшавский и всей Польши Макарий, представители Антиохийской Православной Церкви митрополит Илиопольский Нифон и епископ Сергиопольский Василий, представитель Болгарской Православной Церкви архимандрит Максим. Делегации восьми Православных Церквей приняли послание «К христианам всего мира», в котором звучали призывы поддержать мирные чаяния и надежды человечества. Особое внимание было уделено Александрийскому патриарху Христофору. (В мае 1955 года Совет Министров СССР принял решение о выделении ему 5 тыс. египетских фунтов для создания подворья Александрийской Церкви в Одессе). Материальная поддержка Восточных Патриархатов была традиционной в истории Русской Церкви. В 1955 году упрочение связей с Египтом стало и государственной внешнеполитической задачей[4].

В августе 1955 года митрополит Николай (Ярушевич) был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Представление о награждении от Совета по делам Русской Православной Церкви было внесено в ЦК КПСС еще в декабре 1954 года. Интересны, на наш взгляд, аргументы Совета: «В период окончания его [митрополита Николая] работы в Чрезвычайной Государственной комиссии по расследованию немецко-фашистских злодеяний обещали наградить, но не наградили… за два-три последних года ждал присуждения Международной Сталинской премии “За укрепление мира между народами”…»

Священноисповедник Николай (Могилевский), митрополит Алма-Атинский и Казахстанский. Дни памяти: 12 / 25 октября, а также первое воскресенье после 25 января
Священноисповедник Николай (Могилевский), митрополит Алма-Атинский и Казахстанский. Дни памяти: 12 / 25 октября, а также первое воскресенье после 25 января
И далее интересный текст: «Несмотря на отрицательные качества, им проделана большая патриотическая работа, и в этом направлении он будет использоваться еще долгое время. С целью ослабить нездоровые настроения митрополита Николая и имея в виду предстоящие в 1955 году его поездки в капиталистические страны – Англию, Западную Германию, – по мнению Совета, было бы целесообразно отметить его патриотическую деятельность и в связи с исполнившимся 13 января 1952 года 60-летием». О каких отрицательных качествах и настроениях писал Г.Г. Карпов? О твердой убежденности, о желании поставить перед властью вопросы о созыве Поместного Собора, об увеличении количества духовных семинарий и академий, о проповеднической деятельности духовенства. Он всегда был неудобен власти, но она с уважением относилась к этому выдающемуся пастырю и большому международному деятелю.

1955 год стал годом начала смены поколений российского епископства. Уходили из жизни архиереи, рукоположенные в довоенные годы, и те, кто был хиротонисан в преклонном возрасте из вдовых священников в военные и послевоенные годы.

25 октября скончался святитель Николай (Могилевский), митрополит Алма-Атинский и Казахстанский. 5 ноября в возрасте 85 лет почил митрополит Ленинградский Григорий (Чуков), отдавший так много сил внешнеполитической деятельности Церкви в послевоенные годы. 9 декабря скончался епископ Дрогобычский Михаил (Мельник), один из сподвижников отца Гавриила Костельника по воссоединению униатов Западной Украины с Русской Православной Церковью. Кадровая ситуация осложнялась еще и тем, что впервые с послевоенного периода в декабре 1955 года Советом по делам Русской Православной Церкви было дано указание о негласном сборе информации о духовенстве с помощью осведомителей.

В течение всего года тема репрессий и отношения к Сталину оставалась главной в обществе. Особую остроту дискуссия приобрела перед ХХ съездом. Ключевыми становятся вопросы восстановления прав репрессированных по политическим мотивам; суда над непосредственными участниками репрессий; установления политической ответственности за совершение преступлений. Накал страстей нарастал, поскольку почти вся политическая элита в той или иной мере участвовала в проведении репрессивной политики.

(Продолжение следует.)

Ольга Васильева
д.и.н., профессор

11 декабря 2012 г.

[1] Освобождения начались с весны 1955 г. Были освобождены епископы Вениамин (Новицкий), Мануил (Лемешевский), Афанасий (Сахаров), Николай (Муравьев-Уральский), митрополит Нестор (Анисимов) и многие другие.
[2] Год спустя международная деятельность митрополита Николая будет высоко оценена страной: он будет награжден орденом Трудового Красного Знамени.
[3] Усиление позиций Н. Хрущева не было окончательным. Он и его сторонники отступили перед будущим натиском.
[4] После окончания интервенции войск Израиля, Франции и Великобритании против Египта Московский Патриархат выделил еще 3,5 тыс. фунтов для помощи пострадавшим Коптской и Александрийской Церквей.
Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
«С их слов надо успевать писать» «С их слов надо успевать писать»
М. Дегтярева
«С их слов надо успевать писать» «С их слов надо успевать писать»
Из воспоминаний 100-летнего монаха и 87-летнего священника
Мария Дегтярева
Отцу Борису Бартову – восемьдесят семь лет, отцу Никону (Букиреву) – сто. Более полувека отдано служению Православной Церкви. Знакомые торопили: о них и с их слов надо успевать писать, пока они здесь с нами.
Ольга Васильева: «Христиане не могли не защищать свои святыни, хотя силы были неравными».
К 90-летию со дня написания ленинского письма о событиях в Шуе
Ольга Васильева: «Христиане не могли не защищать свои святыни, хотя силы были неравными».
К 90-летию со дня написания ленинского письма о событиях в Шуе

90 лет назад Ленин написал: «Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей, и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешенной и беспощадной энергией и не останавливаясь подавлением какого угодно сопротивления».
Имя Божие похулившие.
Годы хрущевских гонений: судьбы отступников
Имя Божие похулившие.
Годы хрущевских гонений: судьбы отступников

Оксана Гаркавенко
Мы остановимся на трех случаях отречения, на судьбах трех людей, упомянутых в тексте анафемы. Внешне эти судьбы сложились вполне благополучно. Небосвод не раскололся громом над христопродавцами, они не спились и не удавились, один жив по сей день и активно воинствует против Бога и Церкви. Итак, Александр Осипов, Павел Дарманский, Евграф Дулуман.
О Положении об управлении Русской Православной Церковью 1945 года О Положении об управлении Русской Православной Церковью 1945 года
Георгий Битбунов
Принятое на Поместном Соборе Русской Православной Церкви, состоявшемся в январе-феврале 1945 года, Положение об управлении РПЦ явилось первым сводным документом, регулирующим религиозную жизнь в СССР. Оно поставило деятельность Церкви в советском государстве на правовую основу.
Непионерское детство священника Непионерское детство священника
Беседа с протоиереем Александром Шастиным
Иду по коридору и думаю: «Раз отец сказал, что надо в октябрята вступать, значит Бога нет, а этого не может быть!» Детское рассуждение такое. И вернулся в класс, не пошел, не уступил, Господь сохранил. Иду домой, думаю: «Если папа сказал, то сейчас меня, наверное, ругать будут». Пришел, рассказал. «Кто тебе сказал?» «Вот так и так, учительница сказала». Он ходил разбираться с этим делом.
Священник в советском селе Священник в советском селе
Прот. Александр Шастин
Священник в советском селе Священник в советском селе
Протоиерей Александр Шастин
Насколько поражало знание службы! Если батюшка ошибется в чем-то, обязательно поправят. Вот прошло то время — и мы спохватились! Некоторые батюшки тогда даже обижались на это, а сейчас спохватились. Вот… раз! Сбился в службе, а спросить некого. А тогда батюшка мог любую стоящую рядом бабушку, молящуюся спросить: «так, что там дальше?» — и подскажут.
Комментарии
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×