Размышления у последней черты

Смерть всегда остается некоей величественной и пугающей человека тайной – сколько бы он ни знал о ней, сколько бы ни читал, ни слышал, ни сталкивался с ней, ни видел ее. Даже опыт пережитой клинической смерти не делает смерть как таковую более ясной и менее загадочной. Мы не знаем, как решается – не здесь, на земле, а на небесах, у Господа, – когда призвать человека в другую, вечную жизнь. Не знаем, когда этот призыв, на который невозможно не откликнуться, прозвучит в отношении наших близких, в отношении нас самих. Не знаем даже того, как именно умирает человек, что происходит с ним, почему еще за мгновение перед этим он был жив и вот – жизнь покинула его. Смерть не просто тайна, она еще и таинство.

А ведь это мгновение – мгновение умирания – так важно для нас, что ни с чем его больше и не сравнишь. Это момент истины, когда суммируется все, что собирал в себе, в своем сердце всю жизнь человек, когда определяется с предельной четкостью – где сейчас и каково его сокровище (см.: Мф. 6: 21). Это момент самого серьезного – последнего и оттого еще более серьезного – испытания: с чем будет отходить умирающий в иной мир: со страхом или радостью, с ропотом или благодарением, с молитвой или проклятием? И вопрос тут не только в том, конечно, легко или тяжело будет человеку умирать, хоть и это немаловажно. Вопрос в другом: смирение перед волей Божией, благодарение за все – и за болезнь, и за приближающуюся смерть – могут, вкупе с покаянием, спасти и того, кто жил не вполне исправно. А ропот на Бога, проклинание участи своей способны сами по себе душу погубить.

Как заглянуть в это недалекое в общем-то для каждого из нас будущее, как узнать свое сердце, понять: будем ли готовы к испытанию смертью мы сами? В полной мере это, конечно, невозможно: было бы большой ошибкой, непростительной самонадеянностью полагать, что мы сможем все сказать себе о своем последнем часе заранее. И все же… Все же надо чаще не только вспоминать о смерти, помышлять о ней, но и как бы поставлять себя на этот край здешнего бытия, прислушиваясь к тому, как реагирует и отзывается на это наша душа.

У священника, несущего приходское послушание и по пастырскому долгу своему регулярно навещающего на дому болящих и там же исповедующего, соборующего, причащающего их, появляется со временем некий удивительный опыт. Он, с одной стороны, уникален, а с другой – им можно попытаться поделиться, грех даже этого не сделать.

Видеть, как человек готовится по-христиански встретить смерть, помогать ему в этом приготовлении, напутствовать его перед переходом в вечность… Это труд, насколько важный и ответственный, настолько благодарный и благодатный: во-первых, потому, что милостыня духовная выше милости телесной и от Господа большей заслуживает награды, а во-вторых, оттого, что можешь увидеть: как это бывает, что происходит с человеком при приближении смерти.

Но бывает и так, что умирает человек, которого ты, священник, хорошо знаешь. Умирает не в одночасье, не внезапно, а на протяжении какого-то времени, день за днем. И ты приходишь к нему не только как к твоему пасомому, но и как к тому, кто тебе давно знаком, как к другу. И та внутренняя связь, душевная близость, которые были прежде, становятся крепче, теснее, глубже. И в какой-то момент ты чувствуешь себя проводником, который сопутствует человеку в очень непростом, опасном странствии. Проводником, который, впрочем, не идет до конца, который остается здесь, потому что еще не пришла его пора.

Наступает момент, который ты очень хорошо различаешь – именно благодаря этой глубине и силе связи между тобой и умирающим. Словно черта какая-то проходит, линия проводится, которая отделяет этого человека от всех, кто живет и будет жить. Это то состояние, которое обычно характеризуется коротким и сухим: «Не жилец!» Но это – с физической точки зрения. А важнее то, что чувствует в это время душа человека, начинающая ощущать, как все, связывавшее ее прежде, интересовавшее, занимавшее, мучившее и радовавшее, куда-то отступает, уходит. И сам он – тоже уходит.

И ты тоже это чувствуешь, и тебе дается какая-то поразительная возможность вместе с ним как бы перейти эту черту и, однако, не переходить ее. Это и есть опыт переживания таинства смерти. Ты понимаешь, что есть что-то, что знают сейчас лишь этот человек и ты – и больше никто. Он услышал определение Божие, прозвучавшее о нем: пора уходить, – определение, с которым бесполезно спорить, ведь это не приговор земных врачей, а решение одного-единственного Небесного Врача. И ты тоже это определение услышал.

Как же очевидно тогда становится, что подлинно имеет цену и что нет! В твоем сердце звучит столько раз слышанное: «Ныне житейское лукавое разрушается торжество суеты» (Последование мертвенное мирских тел. Стихиры на целование. Глас 2, стихира 3-я). И слова преподобного Исаака Сирина о том, что мир – величайший обманщик, и обман его познает человек лишь тогда, когда обнажит его мир от всего, что имел он, и вынесет из ворот собственного дома, – тоже звучат. И проникают в тебя так глубоко! Действительно – «до разделения души и духа, составов и мозгов» (Евр. 4: 12).

Человек уходит, а ты остаешься… Ты молишься о нем, переживаешь, надеешься на милость Божию к нему – твоя молитва с ним. Но ты сам – здесь. И ты знаешь, как, наверное, не знал еще прежде, ясно и хорошо, как жить на этом пространстве – до черты, которая однажды отделит от живущих и тебя. И хочешь поделиться этим знанием с теми, кто тебе дорог, да и вообще – кто только может тебя услышать. Делишься и видишь, что трудно это слушающим вместить: не чувствуют они того, о чем ты говоришь, так остро и так сильно. А проходит время, и ты сам перестаешь это так чувствовать. Словно исчезает все куда-то…

Но черта, та, последняя, никуда не исчезает. Она же в сущности уже проведена, это просто мы не знаем, в какой момент и как ее пересечем. Скоро или не скоро… В любом случае – скоро.

Игумен Нектарий (Морозов)

13 декабря 2012 г.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • В четверг — лучшие тематические подборки, истории читателей портала, новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Она – настоящая Она – настоящая Она – настоящая Она – настоящая
Анастасия Рахлина
Размышления о смерти, вызванные тем, что так называемый «Манифест» Дмитрия Виноградова, утром 7 ноября расстрелявшего нескольких человек, собрал на странице убийцы в сети «В контакте» несколько тысяч «лайков».
Игумен Нектарий (Морозов): Кто не помнит о смерти, тот забывает жить Игумен Нектарий (Морозов): Кто не помнит о смерти, тот забывает жить
«Господи, пошли мне память смертную», — повторяем мы за Иоанном Златоустом в вечерней молитве. И что же — есть она в нас, эта самая смертная память? И что она такое и почему она нам так нужна? Для того, чтобы мы боялись ответа за свою жизнь и старались поменьше грешить? Да, но не только для этого. О памяти смертной как обязательном условии духовной жизни христианина мы беседуем с главным редактором журнала «Православие и современность» игуменом Нектарием (Морозовым).
Наставники смирения Наставники смирения
Священник Димитрий Шишкин
Эти женщины не сделали в своей жизни ничего «особенного», но именно осознание этого и помогло им достигнуть смирения. И в то же время насколько труднее будет смириться тому, кто мнит себя имеющим хоть что-нибудь доброе за душой. Это-то и есть препятствие для настоящего примирения с Богом. А ведь это «мнение» многие из нас, называющих себя христианами, носят, так или иначе, в себе.
Старость, смерть и иллюзии Старость, смерть и иллюзии
Прот. Андрей Ткачев
Старость, смерть и иллюзии Старость, смерть и иллюзии
Протоиерей Андрей Ткачев
Блажен старик, который не пляшет оттого, что повзрослел для пляски. Горе старику, который рад бы плясать, но радикулит – помеха. Тогда он действительно мертв и в своих глазах, и в глазах молодежи.
Комментарии
Татьяна17 июля 2014, 09:00
Низкий поклон, ИГУМЕН! Мне это сейчас так нужно....Прочла и ...силу духовную обретаю...Подготовлюсь к исповеди .Допустит Бог, причащусь на Казанскую...Спасибо!
Людмила21 марта 2014, 16:00
Да,никто не знает когда Господь призовет....но так хочется умереть по-христиански,не страшась, в здравом уме. Видимо, молиться надо о такой кончине
Владимир 4 января 2013, 17:00
Спаси Господь! Очень сильная статья! Хорошая, добрая и вместе с тем волнующая своей необъятной темой, темой смерти людей православных и не очень. Спасибо, прочитал на одном дыхании, дай Бог усвоить для себя хоть крупицу. Аминь.
Елена18 декабря 2012, 20:00
Спаси Вас Господи! Я 12 декабря 2012 года проводила маму.и видела все это своими глазами и все это чувствовала.и меня правда многие сейчас не понимают.а я на все стараюсь смотреть другими глазами.Мамины последние слова были -Спасибо за все.Потом через некоторое время-Умираю и еще -Молитесь.И я старюсь исполнить ее волю.Помоги мне Господи.
Виктор17 декабря 2012, 02:00
Спасибо, батюшка!
Любовь16 декабря 2012, 22:00
очень нужная и поучительная статья....спаси Христос!
евгений16 декабря 2012, 12:00
очень нужные,правильные слова.храни вас Бог.
Владимир15 декабря 2012, 14:00
ДОРОГОЙ, игумен Нектарий, не могу не сказать о своем отношении к Вам. Знаю, не хочется вам лести слышать. Но Вы второй человек "со словом" (не знаю можно ли Вас назвать писателем), который вызывает во мне абсолютно неожиданное чувство - дружбы, понимания, единомыслия и сопереживания. До сих пор лишь читая Достоевского (вынесшого свою веру через горнило сомнений) я мог это испытать. Святые церкви для меня велики, но слишком велики. А читая Вас, чувствую, что есть кто-то, кто воюет там же и с тем же, но одерживает победы, значит и у меня есть шанс. Уверен, что не я такой один. Наверняка большинство читателей испытывают тоже, но не мог не высказть, пусть коряво, но имел нужду. Недавно умерла моя мама, и был священник, который стал ей другом - икренним, любящим. За десять месяцев болезни мама стала истинно православным человеком, и по Промыслу Божию последними строками Евангелия, которые она слышала были строки о званых в одинадцатом часу и получившими свой динарий. Благ и милостив Бог. И великое чудо быть подведенным к черте добрым священником. Пусть Господь благословит вас за труды.
Николай С.14 декабря 2012, 10:00
Очень тяжело иногда наблюдать, как не хотят умирать и боятся смерти нынешние пожилые люди – заслуженные, уважаемые и очень достойные ветераны, которые на свою беду родились и состарились в безбожное время. Кроме этой быстропреходящей и скоро заканчивающейся жизни они ничего не знают. Со смертью для них всё рушится. Поэтому так цепляются за старость, тратят пенсии и сбережения на бесполезные лекарства и каких-то мошенников и шарлатанов. Они не хотят понять, что никакие таблетки уже не вернут им молодости. Бабушки просто плачут: в больнице забрали все деньги, а здоровья не дали. Не дай Бог такой старости. А ведь наши прабабушки когда-то спокойно и достойно умирали по деревням с молитвой и упованием на Бога, а не на лекарей и знахарей, которые ничего не могут, и чудо-средства, которые ничего не лечат.
Елена.Украина13 декабря 2012, 21:00
Дай Бог,чтобы в конце своего пути мы могли сказать: "ДЛЯ МЕНЯ ЖИЗНЬ - ХРИСТОС,И СМЕРТЬ - ПРИОБРЕТЕНИЕ." (Послание к Филиппийцам,глава1,стих 21).
Юрий13 декабря 2012, 21:00
Спасибо!
Дмитрий (Девятихвостый)13 декабря 2012, 14:00
Два дня назад погиб знакомый мне человек. Она была жизнерадостной и живой по духу женщиной. Годы брали свое, но она была очень активна. Ехала на такси на работу, таксист начал обгон и не увидел встречку. И не стало человека. Что от нее зависило? Ничего. Вообще ничего. Кто знал? Никто. Готов был человек? Совсем не готов. И даже не думал об этом и не догадывался. Царство её небесное! Пусть Господь ее помилует! В такие моменты мне страшно. Потому что я тоже совсем не готов. Очень хорошая статья. И очень вовремя. P.S. Водитель жив.
Андрей13 декабря 2012, 13:00
Спаси Христос!
Николай13 декабря 2012, 13:00
Спаси Вас Господь!
Вера13 декабря 2012, 11:00
Ничто так не отличает христианина от неверуюшего, как отношение к смерти. Неверующий не хочет о ней ничего слышать и знать, живет так, как будто будет жить вечно на этой земле. Спасибо, отец Нектарий, за напоминание о нашем скором уходе.
Галина13 декабря 2012, 11:00
Спасибо,отец Нектарий!Остро и сильно почувствовала ваши слова.Они прозвучали очень вовремя для меня.Спасибо.
р.б.Сергий13 декабря 2012, 11:00
СЛАВА БОГУ за это, напоминание о СТРАХЕ БОЖИЕМ в сердце нашем. "Посему не судите никак прежде времени, пока не придет Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения, и тогда каждому будет похвала от Бога." (1Кор.,IV,5)
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке