12 насущных вопросов. Часть1

Встреча с архимандритом Тихоном в МДА

Наместник Сретенского монастыря архимандрит Тихон встретился в МДА с учащимися Московских духовных школ, чтобы поговорить с ними о современном монашестве и приходской жизни и ответить на насущные вопросы аудитории.

Архимандрит Тихон (Шевкунов)
Архимандрит Тихон (Шевкунов)
Тема, поставленная вами – «Восстановление духовной традиции православного монашества в Церкви сегодня» – несомненно, одна из самых важных для нашей Церкви. Глубоко убежден: ни Церковь во всей своей полноте, ни какая-либо Поместная Церковь без монашества существовать не могут.

Несколько лет назад мне довелось быть во Франции. Тогда очень благочестивые, искренние люди (среди них было и несколько протоиереев) утверждали, что во Франции необходима своя, самостоятельная, Поместная Православная Церковь. Я дерзнул тогда заметить, что на сегодняшний день это абсолютно неосуществимо, – хотя бы потому, что во Франции, при всем почтении к четырем-пяти небольшим монастырям, почти нет православного монашества. Вот когда этот институт, который является, без всякого преувеличения, солью поместной христианской общины, будет вполне жизнеспособным, тогда и можно будет начинать рассуждать на тему создания Поместной Церкви.

Я начал с этого примера для того, чтобы сразу обозначить позицию о важности в Церкви монашества. Но, наверное, в вашей аудитории нет нужды долго распространяться на эту тему.

Мы построим нашу встречу таким образом: здесь есть двенадцать вопросов. Я с удовольствием на них отвечу, – так же как и на вопросы из зала.

1.
«Поддерживай устав, и через какое-то время он сам поддержит тебя»

Вопрос: Значение и смысл устава в монастырской жизни. Организация костяка приходской общины

Недавно Комиссией по монашеству при Межсоборном присутствии был предложен примерный, – я подчеркиваю, примерный – монастырский устав Русской Православной Церкви. И какие это вызвало дискуссии! Кто следил за этим, подтвердит.

Устав – это необычайно важно. Кто-то из святых отцов сказал примерно так: поддерживай устав, и через какое-то время устав поддержит тебя. Тебя и твою монашескую общину.

Настоятель Сретенского монастыря Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл с братией обители. Фото: Г.Балаянц / Православие.Ru
Настоятель Сретенского монастыря Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл с братией обители. Фото: Г.Балаянц / Православие.Ru
Двадцать лет в свободном формате гражданской жизни нашей страны идет возрождение Русской Православной Церкви. И только сейчас встал вопрос о монастырском уставе. Это правильно и не случайно. Просто взять существующий устав, каким бы замечательным он ни был, – афонский ли, или устав Троице-Сергиевой лавры, – и приняться в точности его исполнять, было бы неверно и неосуществимо.

Моему поколению, по-светски говоря, повезло. А если сказать с нашей, церковной позиции, то нам выпала великая милость Божия: мы, священники, монахи, епископы, сподобились возрождать епархии, монастыри, храмы. Мы счастливые люди. Вы уже не сможете испытать того, что испытали те, кто был призван к служению Церкви в конце 80-х – начале 90-х годов.

Я знаю замечательных епископов, которые возродили одну-две, а некоторые даже и три епархии. Представляете, что это такое?! Кому еще в истории Церкви выпадало подобное?

Якутский архиерей, владыка Герман, прибыл в свою епархию, на огромной территории которой не оставалось, кажется, ни одной церкви. И через двадцать лет уехал по послушанию в другую епархию, оставив после себя десятки приходов. А сколько игуменов и игумений приходили на разрушенное место, и возрождалась монашеская жизнь!

Я уже как-то рассказывал эту историю, когда меня спрашивали об отношении к сегодняшним монастырям, и повторю еще раз: тогдашние послушники Псково-Печерского монастыря, мы, – никто и ничто – признаться, иногда иронизировали в адрес возрождавших монастырей. А как же? Мы жили рядом со старцами, – великими старцами, – а тут открывающиеся заново Оптины, Валаамы… Такие ходили словечки: «комсомольский набор», и прочее.

Я очень раскаиваюсь в этой глупой мальчишеской иронии.

Здесь сидит, наверное, много двадцатилетних, или около этого возраста, ребятишек и девушек. Тогда в разрушенные монастыри приходили ваши ровесники, почти ничего не знавшие о Церкви, – приходили зачастую туда, где и игуменов-то не было многоопытных, и духовников таких, каких хотелось бы.

Да, некоторая часть этих молодых монахов возвращалась в мир… Но ведь значительное число все же оставалось! И они выдержали эту невидимую брань, длившуюся двадцать лет и более. А сегодня посмотрите на них, – какие это удивительные, прекрасные, мудрые и смиренные монахи и монахини!

Всякое было. Были смуты в монастырях. Были болезни роста. Но взгляните на Оптину, на Валаам, на Соловки, на другие обители – в большинстве из них молятся и подвизаются замечательные люди, подвижники, выкованные этими очень и очень непростыми и в то же время удивительно счастливыми годами.

Это, знаете ли, предмет очень интересного исследования – период последнего двадцатилетия в нашей Церкви. Здесь множество тем для осмысления и изучения, в том числе и возрождение монастырей. Как создавалась монашеская община? Как это всё происходило? Какие были ошибки? Какие были сделаны наработки, которые мы могли бы сегодня порекомендовать и обсудить и на общецерковном и, скажем так, на общемонастырском уровне? Это всё необычайно интересно и важно.

Храм в честь Владимирской иконы Божией Матери Сретенского монастыря. Фото: М. Родионов / Православие.Ru
Храм в честь Владимирской иконы Божией Матери Сретенского монастыря. Фото: М. Родионов / Православие.Ru
Что же касается вашего вопроса о монастырском уставе, то не возьмусь обобщать опыт других, расскажу лучше подробно о том, что знаю, – о практике нашего монастыря.

Я не знал никакого другого монастыря, кроме Псково-Печерского. Поэтому и перенес, как мог, его устав к нам, в Сретенский.

Со временем, лет через четырнадцать, мы создали группу по подготовке собственного устава, – еще до общецерковных обсуждений, – и вынесли его проект на окончательное решение братии. У нас проходят духовные соборы братии, куда мы включаем и послушников, – они у нас достаточно долго проходят искус. А до этого ещё несколько лет живут в монастыре, учась в семинарии.

По сравнению с другими наш устав, возможно, в чем-то особый, – но надо понимать, что устав всегда зависит и от местоположения монастыря, и от послушаний в нем.

К примеру, у нас чуть позже, чем обычно, служится полунощница, – в шесть пятнадцать, – чтобы как-то соизмерять время начала литургии с возможностью наших прихожан добраться до обители. Ведь помимо монашеской общины, у нас есть ещё и приход, – причем один из самых больших в Москве. Наши иеромонахи несут послушание духовников. Это совершенно естественно для монастыря, находящегося в городе.

В воскресные дни в храме, – на ранней и поздней литургии, – собирается полторы тысячи человек, если не больше. Именно для прихожан мы, монахи, строим сейчас новый храм, – в старом давно уже не хватает места, люди вынуждены нередко стоять на улице.

Хотя Сретенский монастырь и расположен в центре города, и вокруг нас мало жилых домов, к нам на службы приезжают люди со всей Москвы, тянутся из Подмосковья. Мы, конечно, очень этому рады, но в то же время это и огромная ответственность.

Есть у нас в уставе и такая особенность, как ночные богослужения. Начались они с новогодней ночи в первый год нашего сретенского бытия, – почти двадцать лет назад. Тогда была первая братия, весьма разная, да и я тоже был не сахар.

И вот к концу декабря передо мной все более и более тревожно вставал вопрос: как пережить Новый год?

Фото: Антон Поспелов / Православие.Ru
Фото: Антон Поспелов / Православие.Ru
Надо признаться, что и наши прихожане, и друзья, и родители, усердно приглашали то одного, то другого из нас отметить Новый Год. Отказать надо, но в то же время сложно – люди не всегда понимают, обижаются. В общем, проблема. И тогда я поставил на 31 декабря литургию, – ровно в полночь. И молебен мученику Вонифатию, – на всякий случай.

Когда мы объявили о том, что будем служить в новогоднюю ночь литургию, то думали, что никто из прихожан не придет, – или придут человек десять. Но, к нашему удивлению, к полуночи собрался полный храм. На будущий год народу пришло еще больше.

Через пару лет этой практики меня вызвали в Патриархию, спросили: что ты там делаешь? Я говорю: так и так, молимся сугубо мученику Вонифатию и празднуем Новый год. Никого не принуждаем. Всё под присмотром.

И, вы знаете, эта традиция привилась. Вслед за нами сперва в одном московском храме, потом в двух, в трех, – а теперь уже и очень во многих служится в новогоднюю ночь литургия. И так по всей стране, и в зарубежье русском, – в РПЦЗ тоже стали совершать литургии в ночь с 31-е на 1-е.

Так мы начали совершать ночные богослужения. Сначала изредка, – например, с первого же года у нас была положена еще одна традиция – служить литургию в ночь убиения Царственных мучеников.

А сейчас каждую неделю по крайней мере, три, а то и четыре раза совершается ночная служба. Те из вас, кто станет игуменом в большом городе, поймет, что это очень важно: священники во время литургии часто очень заняты на исповеди, но ведь хочется и самим послужить, а ночью есть такая возможность.

По уставу нашего монастыря братия причащается часто, а потому иногда у нас бывает и две службы за ночь. Все наши иеромонахи с удовольствием служат по ночам. Очень любят приходить и наши студенты. Они поют на клиросе, причащаются человек по тридцать. Ночная служба, естественно, не освобождает от утренних занятий.

Храм в честь Владимирской иконы Божией Матери ночью. Фото: Михаил Родионов / Православие.Ru
Храм в честь Владимирской иконы Божией Матери ночью. Фото: Михаил Родионов / Православие.Ru
Прихожан мы стараемся на ночные службы не приглашать, – просим дать нам возможность спокойно помолиться. Народ-то нынче крепко подвизающийся. Охотников побдеть хоть три ночи кряду сколько хотите! А нам опять придется, как в субботние или предпраздничные дни, исповедать до двенадцати часов ночи, а потом и всю литургию. Поэтому мы убедительно просим и даже умоляем наших прихожан не посещать эти службы. Что большинство из них исполняет. Хотя есть и такие, которые говорят: «Нет, мы будем вместе с вами подвизаться!» И ведь тоже не прогонишь…

Молебны мы вообще не совершаем, предоставляем это нашим собратьям из белого духовенства, благо храмов вокруг много. Панихиды у нас служатся только в субботу. Треб, кроме поездок для причастия больных, нет. И это правильно для монастыря.

Вторая особенность нашего устава, – братия причащается в среднем три-четыре раза в неделю. Это устав святителя Василия Великого. Мы пришли к такой практике постепенно, не сразу.

У всех нас очень много послушаний, – каждый из священников и диаконов несет их по нескольку. Но при всей необходимости послушаний нельзя допустить, чтобы они незаметно стали единым на потребу, затмили главное.

И вот, решая всегдашнюю монастырскую дилемму между послушанием и духовной жизнью (хотя послушание – тоже духовная жизнь, но об этом разговор особый), мы и пришли к тому, всей душей ощутили, что в наших условиях жизненно необходимо постоянно причащаться Святых Христовых Таин. Потом мы вспомнили о правиле святителя Василия Великого, посоветовались с отцом Иоанном (Крестьянкиным). Он не сразу, но благословил на такую литургическую жизнь, и со временем это привилось.

Вот сейчас у нас, повторюсь, священники, диаконы, монахи и многие послушники по благословению духовника причащаются три-четыре раза в неделю. А некоторые священники, у кого есть на это особое благословение, и каждый день.

Это не обязательное правило, – каждый день, и всё тут! Нет, конечно. Всякое бывает: кто-то приболел, обстоятельства какие-то … Но главное, что причащение становится высшей потребностью, жизнью, а литургия – ее главным событием.

Архимандрит Тихон (Шевкунов). Фото: В.Корнюшин / Православие.Ru
Архимандрит Тихон (Шевкунов). Фото: В.Корнюшин / Православие.Ru
…Подготовка к литургии. Сама литургия. Причащение Святых Христовых Тайн. Благодарность Господу. Подготовка и ожидание следующего причастия. Это необычайно сосредотачивает и очень помогает в борьбе с нашими страстями, с нашими дурными привычками и грехами.

Я знаю, что есть много критиков такой позиции, и хорошо понимаю их аргументы. Я воспринимаю их точку зрения, тем более что многие из критиков – мои друзья. Но мы видим необычайно полезные для монахов плоды этой нашей – да и не только нашей, – многолетней практики.

Не говорю, что ее надо переносить на все монастыри. Но могу утверждать, что именно такая литургическая практика во многом нас держит. Это тот устав, который мы когда-то приняли, и который сейчас помогает нам.

Есть у нас в Сретенском и такое важное событие, как братская служба: раз в неделю, в четверг, в день воспоминания Тайной Вечери, мы все вместе причащаемся за литургией. Такие службы мы тоже начали вводить постепенно, и очень скоро поняли, что это правильное решение. Литургия, на которой братия причащается вместе, как ничто другое объединяет во Христе, сосредотачивает, ни с чем сравнить её невозможно.

Общая исповедь братии у нас еженедельная, как и во всех монастырях. Настаиваем мы и на пусть краткой, но обязательной исповеди для священников перед каждой службой и причастием, даже если это ежедневные службы.

Есть у нас пункт устава, регулирующий пользование интернетом. Несмотря на то, что многие имеют послушания, связанные с интернетом, – на сайте или в издательстве, – в кельях он запрещен как жестокий пожиратель времени.

Принципиальный вопрос, – отлучки из монастыря. Они могут происходить только с благословения наместника или благочинного. За эти почти двадцать лет случая не было, чтобы я кого-то не благословил. Но само это правило соблюдается строго, и если я вижу, что кто-то им манкирует, то выражаю самое глубокое недоумение.

Недавно мы стали свидетелями активной критики документа Межсоборного присутствия о примерном монастырском уставе. Я отношусь к такой критике абсолютно спокойно, хотя и являюсь если не автором проекта, то, во всяком случае, членом комиссии Межсоборного присутствия по монастырям.

В первую очередь хотелось бы напомнить, что на обсуждение вынесен примерный устав. Что это значит? После утверждения на архиерейском соборе приходит этот примерный устав, скажем, в Сретенский монастырь, – мы обсуждаем его со всей братией. И приспосабливаем для нашей обители, дополняем так, как в наших условиях это будет правильно и полезно.

Потом отдаем епископу, – потому что без епископа невозможно ничего делать в Церкви. И получаем благословение. Может быть, епископ что-то исправит, подкорректирует.

Вот, наверное, всё, что касается устава. Переходим к следующему вопросу.

2.
«Самое главное в приходской жизни, – самоотверженный священник-духовник»

Причащение прихожан в Сретенском монастыре. Фото: Антон Поспелов / Православие.Ru
Причащение прихожан в Сретенском монастыре. Фото: Антон Поспелов / Православие.Ru
Вопрос: Организация костяка приходской жизни. Как устроять приходскую жизнь?

Честно признаться, мы приходскую жизнь никак специально не устраивали. Все складывалось само собой – по жизненной и духовной необходимости.

Самое главное в приходской жизни, как я её представляю, – искренне верующий во Христа, самоотверженно заботящийся о спасении своей паствы священник-духовник. Вот тогда будет и костяк, будет и община.

Есть духовник, он молится с паствой, причащается с нею от единой Чаши Христовой, отвечает на духовные запросы своих прихожан, ведет их ко Христу. И есть прихожане, которые доверяют своему священнику как поставленному Церковью Божией пастырю. Всё, – больше ничего не надо.

Молодежное служение, тюремное, благотворительность, и так далее, должны быть естественной частью этого главного дела, но, конечно же, не все разнообразие приходской деятельности обязательно надо механически привносить на приход, особенно если он численно невелик.

Я, например, боюсь ходить в тюрьму. Никогда в жизни не поеду, если не поведут. Мне там страшно. А есть у нас в монастыре иеромонах Лука, он просто спит и видит, как бы только в тюрьму попасть. Пожалуйста, – мы его туда регулярно отправляем, и он с большим удовольствием и, надо сказать, с пользой для заключенных проводит там время. Но если бы мне велели: «Отец Тихон, займись-ка тюремным служением!», – я бы сказал: «А можно я чем-нибудь другим займусь?» Принудительно вряд ли что получится. Но с другой стороны, если священник будет оправдывать свое равнодушие и безделье тем, что он ни к чему не способен и ничего не может, то это тяжкий грех перед Богом. Будь искренен, от всей души желай послужить Церкви, и Господь пошлет тебе дело в Своем Доме.

У нас в монастыре теперь, слава Богу, много священников, в этом смысле нам проще. Кто-то занимается с молодежью, и видно, что у него талант к этому, у него получается. Кто-то благотворительностью. Но начали мы когда-то, лет семнадцать назад, беседы с молодежью не от того, что разнарядку нам сверху спустили, а просто это стало нужно, как-то само собой потребовалось.

3.
«Для монастыря считаю правильным и полезным, – в том числе, не побоюсь этого слова, и духовно полезным, – когда насельники в большой степени или полностью сами содержат свою обитель».

Вопрос: Святоотеческий подход к материальному обеспечению монастырей или приходов. Возможны ли иные средства кроме пожертвования?

Возможны. Считаю, что, если священник способен зарабатывать на храм, или монастырь, а необходимых средств на церковные нужды нет, то зарабатывать он, по мере сил, не только может, но и должен. Но это – мое сугубое личное мнение. Есть и принципиально другая позиция: священник никак не должен, а поэтому и не может пускаться в житейские попечения.

Но тут возникает встречный вопрос: а столь печально порой известные, бесконечные хлопоты настоятелей и рядовых батюшек по выискиванию средств на храм – это, выходит, не житейские попечения? Исихия, умное делание, может быть?

Праздничное украшение хороса на Рождество Христово. Фото: А. Поспелов / Православие.Ru
Праздничное украшение хороса на Рождество Христово. Фото: А. Поспелов / Православие.Ru
На ваш вопрос могу ответить исходя из своего личного опыта. Когда меня назначили настоятелем подворья Псково-Печерского монастыря, первый вопрос, который мне задал отец Иоанн, звучал так: «А кубышка у тебя есть?» Я даже оторопел. «Кубышка!», – повторил батюшка. Я поразился: «Кубышка – это в каком смысле?» «Деньги на ремонты, реставрацию, строительство, на хор, на зарплату сотрудникам, уборщицам, на содержание братии, на облачения, сосуды, на электричество, воду, тепло…» Я погрустнел: «Нет». «А нужно. Позаботься об этом».

Храм нам достался в сравнительно неплохом состоянии, – нужно было только заменить крышу, гидроизоляцию, трубы и систему теплоснабжения, сделать новую электропроводку, переложить пол, возвести иконостас, написать иконы и отреставрировать старинные фрески. Ну и утварь еще, облачения...

Но сам монастырь был просто в развалинах. На всё требовались огромные деньги. И постепенно обозначились три пути: либо ходить с протянутой рукой, либо зарабатывать, либо молиться так, что всё будет падать с неба, и люди пойдут, – как у преподобного Сергия: «Вот воз, полный добра!» Но я не мог сказать «вот сейчас буду только молиться, и все нам ниспошлется». Было и первое, и второе, и третье. Были и благотворители, слава Богу. Было и то, что мы всегда полагались на помощь Божию. Но вся братия и усердно трудилась, зарабатывая, прошу прощения, на обитель. Ведь приношений прихожан не хватало даже на содержание одного нашего храма.

Мы сразу создали издательство и стали выпускать книги, столь тогда необходимые Церкви. Напомню, шел 1994 год. Сначала взяли ссуду в банке, под проценты, естественно. Издав три-четыре тиража, эту ссуду вернули. Появились средства на необходимые работы по обустройству храма и монастыря, на ремонт зданий. И так пошло-поехало. Сейчас мы издаем довольно много книг, – это наш главный финансовый источник.

Последние лет пять в том, что касается монастырской жизни, мы полностью сами себя содержим. А до этого зарабатывали около 85% средств, а 15% шли от благотворителей. Теперь все финансовые вопросы, слава Богу, решаем сами.

Но вот что касается строительства нового храма, в этом, конечно, мне помогают друзья, за что и я, и братия, и прихожане глубоко им благодарны: такого большого строительства мы бы не потянули.

А вот на жизнь монастырской общины, на ежегодные ремонты храма и зданий, на коммунальные платежи, содержание братии, на зарплату сотрудникам (семинария на двести студентов, издательство, несколько интернет-сайтов, сельскохозяйственный кооператив, детский дом и так далее, – вместе сотрудников получается около пятисот) – на всё это, по великой милости Божией, мы пока зарабатывали сами. Только в последний год нам помогли по содержанию семинарии мои друзья, а в предыдущие тринадцать лет мы справлялись самостоятельно.

Раздача святой богоявленской воды. Фото: Антон Поспелов / Православие.Ru
Раздача святой богоявленской воды. Фото: Антон Поспелов / Православие.Ru
Но на приходе всё более чем по-другому. При нормальных условиях приходской священник не должен особенно думать о заработке, – ему в первую очередь надо молиться, окормлять людей, и всё необходимое придет. На всё хватит, – и на содержание храма, и на ремонты, и на зарплаты.

А с нуля поднимать большой храм или большой монастырь, – это просто другой масштаб. Вот владыка Лонгин, митрополит Саратовский, – когда ему двадцать лет назад отдали разрушенное подворье Троице-Сергиевой лавры, он тоже открыл и издательство, и пошивочную мастерскую, и ткань стал делать сам – зарабатывал, нужны были деньги. Но для него молитва, монашеское делание с одной стороны, а с другой забота о благоустройстве обители, обучение братии, зарабатывание средств на всё это совершенно не входили в противоречие друг с другом. Это составляло единое духовное послушание по устроению монастыря.

Ведь только при либеральном подходе противопоставляют преподобных Нила Сорского и Иосифа Волоцкого. Не было там никакого непримиримого конфликта, выдумки всё это. У преподобного Иосифа есть великое слово, которое нам всем хорошо бы запомнить: «День для труда, ночь для молитвы». Митрополит Питирим (Нечаев), который считал себя учеником преподобного Иосифа, любил ее повторять. У преподобного Иосифа был по-настоящему молитвенный, подвижнический монастырь, и сами монахи были полными нестяжателями. Другое дело, что на них лежало и кормление в голод многих тысяч обездоленных, и образование и просвещение молодых христиан, которые в будущем становились священниками и епископами святой Церкви.

Соловецкий монастырь зарабатывал на себя. Валаам – тоже.

Так что для монастыря считаю правильным и полезным, – в том числе, не побоюсь этого слова, и духовно полезным, – когда насельники в большой степени или полностью сами содержат свою обитель.

4.
«Основа основ – совершение Божественной литургии»

Вопрос: Организация духовной жизни на приходе и в монастыре. Ключевые моменты

Фото: В. Корнюшин / Православие.Ru
Фото: В. Корнюшин / Православие.Ru
Когда мы начинали в Сретенском монастырскую жизнь, отец Иоанн сказал: «Каждый день – литургия!» Каждый день. Я тогда был один. Мне такое благословение поначалу показалось даже перебором. Зачем каждый день-то? Народ не соберется, вполне можно два-три раза в неделю послужить, тем более, надо постоянно бегать по разным хозяйственным вопросам и делам. Но ослушаться не посмел, и очень рад, что не дерзнул воспротивиться благословению батюшки.

Это очень важно для монастыря – ежедневное совершение Божественной литургии. Для прихода, наверное, – многократно в неделю. Литургия – основа основ духовной жизни и общины, и священника.

Рака с мощами священномученика Илариона (Троицкого). Фото: Виктор Корнюшин / Православие.Ru
Рака с мощами священномученика Илариона (Троицкого). Фото: Виктор Корнюшин / Православие.Ru
Второе – это святыня. Должна быть святыня, вокруг которой объединена обитель. Я очень заботился о том, чтобы к нам были принесены мощи священномученика Илариона. Это тоже целый этап в жизни обители. Нам нужно особое духовное покровительство. Это могут быть чтимая икона или святые мощи, но обязательно должна быть какая-то особая святыня, это будет играть в жизни храма или монашеской общины очень важную роль – нашего особого упования и ответа, заботы о нас того, кого Господь пошлет нас укрепить и поддержать – святого или Матери Божией.

Еще несколько ключевых моментов хотелось бы отметить. Надо быть осторожным и не постригать в монашество скоро. Об этом меня предупреждал тоже отец Иоанн. Не всегда я это исполнял и потом раскаивался. Но в целом у нас послушники достаточно долго проходят искус. За двадцать лет три наших постриженника ушли в мир. Для нас это очень много. Мне иногда говорят: в таком-то монастыре практически все ушли, в таком-то девяносто процентов от первоначального набора… Я пропускаю это мимо ушей. Для нас эти три человека – очень много.

Преподобный Амвросий Оптинский говорил: «Чтобы не ошибаться, не должно торопиться». Это очень-очень важно.

Что еще можно сказать о ключевых моментах духовной жизни?

Конечно, должен быть духовник. Я совершенно не считаю себя каким-то там духовником, но отец Иоанн дал благословение – быть мне и игуменом, и духовником, и я продолжаю исполнять это в течение двадцати лет.

Совершенно необходима еженедельная исповедь всей братии. Очень важно приучить всех священников исповедоваться по возможности перед каждой службой. Даже если три-четыре раза в неделю причащаешься, каждый раз исповедоваться. Хорошо, если это станет потребностью. А либеральные богословы пусть смеются над этим и талдычат, что надо разделять исповедь от причастия.

Конечно же, посильное правило. Оно у нас обычное, монашеское. И, конечно же, чтение, погружение в Евангелие. Кстати, только что мы издали особое Евангелие – в нем слова Спасителя выделены красным шрифтом. На своем скромном опыте я знаю, насколько иногда важно прочитывать целенаправленно именно слова Спасителя! Совершенно по-другому, чем обычно, свежо и необычайно ясно начинает восприниматься Слово Божие. Это совсем не значит, что такое чтение надо сделать постоянным. Но время от времени это как ничто другое помогает с новой силой воспринимать множество раз прочитанные и давно известные слова.

Встречи с братией, обсуждение насущных духовных тем, ответы на вопросы – это тоже периодически необходимо.

Есть еще одно необычайно важное и созидательное духовное занятие – внимательное чтение святых отцов, любовь к этому чтению. И, конечно, Иисусова молитва.

Духовное образование. Когда у нас, года через три после открытия монастыря, уже было человек двадцать-двадцать пять братии, я направил их учиться, – сначала на заочное отделение Московской духовной семинарии. Но очень быстро понял, что этого недостаточно. И учатся плохо, и выходить из монастыря приходится.

Поэтому мы создали Сретенскую духовную семинарию. Вначале было нелегко, потом всё с Божией помощью пришло в порядок. Вся наша братия, за исключением, может быть, одного-двух, прошла через семинарию.

Общие паломничества. Мы каждый год с братией уезжаем в паломничество. Это уже традиция, – не знаю, как долго она продолжится. В Иерусалим, в Киев, или по России. После Пасхи оставляем нескольких священников на месте и на четыре-пять дней уезжаем в общее паломничество. Для священника важно своими глазами увидеть церковную жизнь в других монастырях и храмах.

Вот что смог вспомнить. О приходской жизни поговорим еще отдельно.

(Продолжение следует.)

Архимандрит Тихон (Шевкунов)

26 декабря 2012 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Архимандрит Тихон (Шевкунов): О воле Божией, современных монастырях, роскоши и скуке Архимандрит Тихон (Шевкунов): О воле Божией, современных монастырях, роскоши и скуке Архимандрит Тихон (Шевкунов): О воле Божией, современных монастырях, роскоши и скуке Архимандрит Тихон (Шевкунов): О воле Божией, современных монастырях, роскоши и скуке Мы принципиально записывали в документах Межсоборного присутствия примерный общий устав монастырей. Это принципиально – примерный. Каждый монастырь на соборе братии принимает свой собственный устав, корректирует так, как считает нужным, и только потом архиерей его утверждает. Ответ порталу "Богослов.Ru" в связи с обсуждением проекта документа "Положение о монастырях и монашествующих" Ответ порталу "Богослов.Ru" в связи с обсуждением проекта документа "Положение о монастырях и монашествующих" Архимандрит Ефрем Учитывая особую значимость дискуссии вокруг проекта "Положения о монастырях и монашестве", мы обратились к настоятелю Ватопедского монастыря Святой Горы Афон игумену Ефрему с просьбой поделиться своими размышлениями как об актуальных проблемах российского монашества в целом, так и в связи с вышеупомянутым документом. Отзыв на проект «Положения о монастырях и монашествующих» Отзыв на проект «Положения о монастырях и монашествующих» Протоиерей Валентин Асмус Известный в Греции переводчик и издатель русской духовной литературы архим. Тимофей (Саккас), человек сдержанный и «дипломатичный», говорил мне тоном высочайшей убежденности: «У вас в России ничего не получится с монашеством, если монахи не будут сами выбирать себе игуменов», (каковые у греков являются и духовниками). Проект «Положения о монастырях и монашествующих» Проект «Положения о монастырях и монашествующих» Данный проект направляется в епархии Русской Православной Церкви для получения отзывов, публикуется с целью дискуссии на Официальном сайте Межсоборного присутствия, на портале «Богослов.ru» и в официальном блоге Межсоборного присутствия. Возможность оставлять свои комментарии предоставляется всем желающим. Первоначальный проект данного документа был составлен комиссией Межсоборного присутствияпо вопросам организации жизни монастырей и монашества, а затем был переработан редакционной комиссией Межсоборного присутствия под председательством Святейшего Патриарха.
Комментарии
Ольга 1 ноября 2013, 09:00
Я с большим удовольствием прочитала статью.Искренне- с чувством благодарности. Потому что на некоторые свои вопросы я нашла в ней ответы. Спасибо Господи! Недавно на одном православном сайте нашла опубликованные молитвы, в том числе и молитвы на изгнание бесов с предупреждением, не использовать эти молитвы непосвященным. У меня возникло сомнение - не является ли это искушением для любопытных? Эти молитвы называются тайными. А не перестает ли быть таинство, если о нем знают все? Ведь есть в Церкви таинства - крещения, венчания и другие? Так ли необходимо публиковать эти молитвы? Надеюсь найти в других ваших статьях ответы на эти вопросы.
Тимофей27 января 2013, 20:00
Впервые за много лет прочел книгу не отрываясь и не пропуская ни строчки. Это были "Несвятые святые" отца Тихона. Спасибо!
Татьяна17 января 2013, 16:00
Хотелось бы узнать и о жизни в женских монастырях. Как они воссоздают обители, какит трудом занимаются. Спаси Господи.
Господин N 4 января 2013, 09:00
Спаси Вас Господи, батюшка, дай Бог Вам здоровья и многая лета!
сергий 3 января 2013, 10:00
Мне тоже не ясно насчет частого причащения. Ведь надо тщательно приготовиться. А так часто и при многом послушании, литургии и др. как возможно?
просто человек28 декабря 2012, 11:00
цитата из статьи: "Тогда ... , да и я тоже был не сахар". А сейчас? И что крамольного в этом вопросе, что вы не напечатали его в первый раз? И сейчас не напечатаете? А вдруг глубокоуважаемому автору было бы интересно поразмышлять над этим вопросом. На досуге.
Светлана27 декабря 2012, 20:00
Спасибо, отец Тихон. Вот только насчет святыни. Святой Иларион умер в Петербурге, и Богу было угодно, чтоб он упокоился на кладбище Воскресенского монастыря - и мощи его после обретения почивали в чудесном храме этой обители. И вокруг него у нас тоже строилась жизнь. А Вы у нас отняли нашего святого
Евдокия27 декабря 2012, 16:00
Отец Тихон! Каждый, кто прочитал вашу книгу, уверена, хочет продолжения! Но понятно, что времени у вас не хватает. А почему бы вам не издать книгу, состоящую из ответов на вопросы, на которые Вы отвечаете на многочисленных встречах. Слушать их не менее увлекательно и интересно, и полезно, нежели читать вашу книгу. Помоги Вам, Господи!
Наталья27 декабря 2012, 10:00
Спаси Вас Бог,отец Тихон!я читаю все ваши статьи.Пишите у вас дар Божий,ждём продолжения.Вы нам нужны.
Максим27 декабря 2012, 09:00
Мир Вам, отец Тихон и братии Вашей. 1. Недо понял про выделение красным шрифтом в Евангелии прямой речи Господа нашего Иисуса Христа. Разве не все Евангелие написано Господом животворящим Духом Святым? По новоначалию первому своему приобрёл я Библию, юбилейное издание. Все чин-чином - синодальный перевод, но некоторые стихи или части выражений выделены жирным шрифтом. Лежала эта Книга в столе на работе, рядом были Лествица, мысли и поучения преподобного Максима Грека, репринт словаря церковно-славянского на мягкой бумаге, "Перестройка в Церковь" отца Андрея Кураева. Внезапно появившаяся мышь тайно ночью погрызла только это издание Библии и книгу отца Андрея. После того как я убрал книги из стола, мышь пропала, даже травить не пришлось. Произошедшее - факт. Сам по себе я человек весьма скептический и далеко не восторженный. 2. Очень утешился узнав, что Вы держитесь обязательной исповеди перед хоть сколь частым Причастием, а то у нас бывало некоторые батюшки разрешали подходить к Чаше, если на прошлой неделе причастился и за седьмицу смертных грехов не совершал. Мне это было как то совестно, но вот исчерпывающе от современника я только здесь прочёл. Спасибо.
Алексей Филатов27 декабря 2012, 07:00
Спаси и сохрани Господи, Матерь Божия! Вас Батюшка, с Братией.
Людмила26 декабря 2012, 23:00
Мне не ясно о причастии.По правилу надо говеть неделю и читать положенное. В пост можно каждую субботу исповедываться, а когда нет поста,что в монастыре не едят совсем скоромное? И не потеряется ли благоговение от таинства если часто причащаться? Это ведь праздник души. Спасибо за статью.
юрий26 декабря 2012, 20:00
Спасибо, о.Тихон. Пишите на сайте побольше. Мы Вас читаем. Вы нам нужны.
Вера26 декабря 2012, 19:00
Помогай Вам Бог, архимандрит Тихон.
Степан26 декабря 2012, 15:00
Надеюсь с помощью Божией получиться построить действительно современный православный храм, а не шкатулку. Хотелось бы что бы Сретенский монастырь подал пример и сдвинул бы эту тему с мёртвой точки и дал бы толчок развитию современной православной храмовой архитектуры. Совершенно не предлагаю следовать примеру западной церкви с их гиперболоидами и пр. Но очевидно что и пластиковые шкатулки это не выход.
Илья26 декабря 2012, 15:00
Благодарю за теплые слова о владыке Лонгине! Его трудами во многом обустроилась наша саратовская епархия. По его стопам и с таким же рвением пошел и наш владыка Пахомий (епископ Покровский и Николаевский). Хочу отметить труды отца Максимилиана (Кононенко)по возрождению Иргизкого Воскресенского мужского монастыря (в былые времена эта обитель была известна на всю Россию, огромный монастырь был, вокруг него города вырастали, к примеру, нынешний Балаково). Все они воспитанники Троице Сергиевой Лавры. Уехать из благоустроенной Лавры в далекое заволжье, поднимать из руин монастырь - уже подвиг. Помоги им Господи в трудах.
Андрей Василенко26 декабря 2012, 12:00
Спасибо за содержательный честный разговор. К сожалению, на портале таких содержательных публикаций за последние месяцы стало заметно меньше. Общее количество публикаций на портале за единицу времени выросло, качество публикаций - упало. Помоги вам, Господи!
МАРИЯ26 декабря 2012, 12:00
Интересная статья, честная. Вся правда видна, когда часто ходишь в этот монастырь. Господом благословенные иноки, чистые сердцем. Другие храмы в центре Москвы пустые, а в нашем любимом Сретенском не протолкнуться, но тесно не бывает, на любом месте хорошая слышимость и прихожане подпевают хору.
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке