Дом трудолюбия по-американски

Беседа со священником Вадим Арефьевым

Алексей Реутский

Иерей Вадим Арефьев – клирик Русской Православной Церкви Заграницей – периодически становится героем журнальных статей и телесюжетов. 20 лет назад он уехал учиться в США, да так и остался там. Потом стал диаконом, открыл в Бруклине (район Нью-Йорка) Дом трудолюбия имени Иоанна Кронштадтского – для соотечественников, желающих избавиться от алкогольной зависимости. За семь лет в программе, проводимой Домом трудолюбия, приняли участие около 200 человек, 30% из которых полностью отказались от употребления алкоголя. Мы попросили отца Вадима, недавно приезжавшего в Москву, рассказать об особенностях и проблемах его социального служения.

Блудный сын России

– Отец Вадим, какое впечатление на вас произвела современная Москва?

– Первое, что мне бросилось в глаза: хотя и построено большое количество новых красивых зданий, много восстановленных храмов, но при этом в Москве и пригородах появилась некая «пятнистость». Например, едем по Третьему кольцу, снимаю красоту московских куполов из окна машины и вдруг тут же рядом – страшный смог.

Или: приехал за город, в деревеньку Вялки к своим крестным чадам, а рядом с частными особняками в пять этажей – хиленькие покосившиеся домики, где тоже люди живут. Та же «пятнистость» была в Америке в 1992 году, когда я уехал учиться в аспирантуру Ратгерского университета. Я жил в небольшом университетском городке, цивилизованном и подстриженном. А буквально через мост был «черный городок», населенный афроамериканцами, где шла совсем другая жизнь. С наступлением сумерек на улицах открыто продавали наркотики, тут же стояли девушки легкого поведения, регулярно проходили полицейские облавы и т.д. На окраине этого «черного городка» была моя лаборатория, и, чтобы попасть домой, мне нужно было проехать его весь. Коллеги предупредили, что после шести вечера без оружия там лучше не появляться. «Да я вроде не робкого десятка, у меня несколько переломов носа, полученных в драках», – ответил я. «Здесь может быть еще один – и последний», – заверили они.

А куда мне деваться? Так что почти каждый день в час ночи я крутил педали на купленном на барахолке за семь долларов велосипеде по этому городку, и, видно, Бог хранил меня. Однажды коллеги спросили: «Ты правда ездишь через этот городок?» – «Да». – Они подумали и говорят: «Мы поняли, почему тебя до сих пор не убили». – «Почему?» – «Наверное, все посчитали, что ты шизофреник, и решили не связываться!»

Сейчас Америка отходит от этой «пятнистости», и в том же «черном городке» уже нет такого криминала. Я думаю, она просто присуща миру капитализма, где рядом как-то уживаются роскошь и крайняя бедность, грязь и потрясающая красота.

– Вы крестились в Америке? Расскажите, пожалуйста, что привело вас в Церковь.

– Я крестился в Москве, в 1992 году, перед отъездом. И, оказавшись в Штатах, буквально почувствовал, что тону в волнах моря житейского. Начался острый поиск своего корабля спасения. Воцерковление шло параллельно моей учебе.

Однако скоро выяснилось, что недостаточно хорошо для аспиранта-физиолога знаю английский язык. В Москве-то вместе с «красным» дипломом РУДН я получил еще дипломы переводчика с французского и ученого зоотехника, хорошо знал биологию и был уверен в себе. Но в итоге меня отчислили из университета, и я устроился трактористом, чтобы как-то прокормить семью.

И вот однажды меня попросили почистить свинарник. Чищу я его, сам весь в навозе, и вдруг выскакивает свинья, хватает меня за левый сапог и начинает грызть. И этот момент стал для меня своего рода поворотным. Я почувствовал, что жизнь моя складывается не так, и буквально возопил к небу: «Господи, помилуй!» Божиим Промыслом, это случилось в неделю о блудном сыне. И когда я пришел в храм (в котором до этого бывал достаточно редко), услышал слова Евангелия, то пережил их всем своим существом, каждой клеточкой своей души.

С этого момента началось мое духовное рождение. Я буквально стал жить в Церкви.

Позже я помог своему духовнику протоиерею Георгию Каллауру основать храм новомучеников и исповедников Российских в Бруклине. И потом меня рукоположили там в диакона.

– А в 2002 году случилась эта известная история, когда в ваш храм пришла девушка в спортивном костюме, встала на амвоне и сказала: «Дорогие друзья, а знаете ли вы, что ваши единоверцы умирают на улице, на Брайтон-бич?»

– Да. С того дня и началось наше служение. Вместе с несколькими помощниками мы отправлялись в те места, где собираются оказавшиеся на дне жизни соотечественники. Мы подходили к ним, открывали наш передвижной иконостас и молились. Читали акафист иконе Божией Матери «Неупиваемая Чаша». Одни не обращали на нас внимания, другие нерешительно присоединялись. Сначала нашей задачей было просто пристроить бездомных куда-нибудь на ночлег, а потом уже попытаться привести их в Церковь, найти им работу. Но съемная квартира сразу превращалась в притон. Поэтому нужно было что-то вроде реабилитационного центра, где они могли бы не только ночевать, но и молиться и участвовать в программах по реабилитации. С помощью других приходов мы накопили немного денег и сняли квартиру, сделали из нее ночлежку для наших подопечных и там же оборудовали домовую часовню. На дверях прибили табличку «Дом трудолюбия имени святого праведного Иоанна Кронштадтского». А в 2008 году нам удалось купить два стоящих бок о бок домика. В одном освятили храм в честь иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша», а в другом разместился «Дом трудолюбия».

Юра-«Привидение»

– Кто эти люди, наши соотечественники и ваши подопечные?

– Самых разных судеб и профессий: строители, моряки, есть и военные.

Был, например, у нас одно время старшим по дому бывший подполковник ракетных войск стратегического назначения, кандидат технических наук Евгений Дерягин. Работал в США строителем, не пил никогда, но после гибели в автокатастрофе сына стал прикладываться к бутылке, потерял работу и оказался на улице. Пришел к нам, мы поработали с ним по нашей программе, и он стал старшим по дому. Замечательный «старшой» оказался. Подходил ко мне строевым шагом и чеканил: «Батюшка, в вверенном мне гарнизоне все нормально, нарушений нет, все идет по плану». А когда мы устраивали по Брайтон-бич крестный ход, он расписывал все, как на парад: где свеча, где хоругви, кто несет и т.д. Братия его очень любила. Потом он вернулся на Украину, в Харьков.

Другой – Юрий, по кличке «Привидение». Он сейчас брат Георгий, старший алтарник в нашем храме. В прошлом историк. Примерно восемь лет жил в состоянии непрерывного запоя. Среди бездомных считался профессором «науки выживания на улицах Нью-Йорка»: подсказывал, где сдать бутылки, где по вечерам выбрасывают продукты, как правильно спать, чтобы не замерзнуть во сне. И смог выжить там, где никто не выживал. Похоронил более 40 своих собутыльников. Рассказывал, как однажды зимой заснул на стадионе вместе со своим дружком, а когда проснулся – его приятеля, уже мертвого, поедали крысы. Юра пришел к нам и попросил миску супа. У него была полностью нарушена координация движений, поэтому весь суп расплескался по всем стенам и потолку: он не мог удержать миску в трясущихся руках. Братия к нему очень прониклась, и первое время его кормили с ложечки, как малыша.

А теперь мне звонят из местных госпиталей, где проходят реабилитацию алкоголики, и просят, чтобы Юра пришел и рассказал, как он смог избавиться от алкозависимости и нашел Бога. По сути, он стал проповедником. И периодически просит благословения поступать в семинарию. «Ты хочешь стать священником?» – спросил я его как-то. «Нет, что вы, – отвечает, – может быть, до диаконства допустит Господь: я был бы тогда самым счастливым человеком на земле».

Некоторые алкоголики, возле которых мы молимся на улице, говорят: «Батюшка, мы люди конченные, дай нам спокойно умереть». – «А вы помните, рядом с вами умирал Юра-“Привидение”?» – «О, Юра! Помним! Вот это был человек!» – «Так вот, он выжил, уверовал в Бога и избавился от алкоголизма». И удивительно, как живой пример действует на душу человеческую. Некоторые после этого приходят к нам. И у них такое рвение ко Христу, с такой силой они идут к Нему, что готовы прямо сейчас положить за Него свою душу.

Любовь познается в строгости

– Как у вас выстроена система реабилитации?

– Когда человек приходит к нам, прежде всего говорим ему: нужна твоя воля – если ты искренне скажешь себе: «Я готов пойти по пути исправления», мы примем тебя, но сначала отправим в госпиталь. В пьяном виде мы запрещаем переступать порог храма. Мы можем покормить несчастного или вынести к нему святыню, вызвать «скорую», но правило «Да не осквернится Божий храм» соблюдается всегда. Если человек соглашается начать реабилитацию, мы отправляем его на детоксикацию в больницу. В американском законодательстве мы нашли статью, что в случае смертельной опасности каждый госпиталь обязан бесплатно принять любого прохожего. И сейчас действует такая система, что всем открывается медицинская страховка, оплачиваемая городом, до тех пор пока они в госпитале.

После возвращения из больницы мы проводим с ними серьезную беседу, рассказываем, что такое таинства, даем литературу почитать, настраиваем на первую исповедь. И они должны в течение суток подписать контракт или уйти. Это очень по-американски. Америка живет таким контрактопочитанием. Но я им говорю: сразу не подписывайте – подумайте, почитайте. Если условия не устраивают, мы готовы лечить вас амбулаторно. Сам контракт чем-то напоминает монастырский устав. На территорию Дома трудолюбия нельзя приносить спиртное и наркотики, безбожную литературу, у нас нельзя сквернословить, говорить на развратные темы; четко расписан режим и т.д.

Без этого контракта подопечный обязательно будет отравлять жизнь всем остальным. И мы следим за этим очень строго. Если кто-то срывается, мы не выпроваживаем его на улицу, а просим вернуться в госпиталь. И у каждого сорвавшегося есть один шанс на покаяние – вернуться к нам. Если он начинает злоупотреблять этой возможностью, мы ему говорим: прости, это не к нам. Потому что любовь должна познаваться в строгости, а если мы начнем гладить его по головке, потакать: мол, выпил, ну ничего страшного, давай вместе помолимся, и мы тебя простим, – все пропало. Мы, конечно, прощаем и молимся о них, но не разрешаем им находиться на территории Дома трудолюбия. Потому что они сразу развращают всю остальную братию, и мы потерям не одну человеческую душу, а сразу все.

Бывает, что кто-то срывается и становится агрессивен. Приходится вызывать полицию. Правда, раньше полиция буквально глумилась над нами: «Сами связались с этим мусором – сами с ними и возитесь. Мы не мусоровозы». Но благодаря одному из наших благодетелей, который поговорил с ними, отношение к нам изменилось. Полицейские прониклись уважением к нашему служению, и теперь сами предлагают: «Батюшка, вы такое важное дело делаете. Давайте мы будем вам давать одного полицейского в штатском, когда вы молитесь с ними на улице». Это действительно небезопасно, потому что наши подопечные в пьяном состоянии не контролируют себя и могут напасть.

Иногда бывают случаи, которые иначе как «и смех и грех» не назовешь. Однажды один наш подопечный напился в новогоднюю ночь и, боясь, что я его прогоню, вызвал полицию, обвинив меня в том, что я «негуманно могу поступить с ним, выкинув его зимой на улицу из места проживания». В это время я как раз служил всенощную святому Вонифатию. Приезжает полиция, я выхожу в облачении. Они: «Батюшка, что случилось?» Разобравшись, полиция предупредила, что за ложный вызов могут посадить. Брат не внял этому, и после третьего вызова они забрали его, так что в итоге он три месяца просидел в тюрьме. А потом пришел, раскаялся, мы все посмеялись и простили его.

Но вернемся к контракту. После его подписания мы запрещаем две недели работать на светской работе. Эти две недели они у нас только на послушании и лечатся по антиалкогольной программе в местном госпитале, с которым у нас сложились очень хорошие отношения. Там врачи-наркологи – русские.

– А это имеет значение: американский специалист или русский?

– Да. Потому что существует языковой барьер. Даже если ты неплохо знаешь английский язык, этого недостаточно, чтобы открыть свою душу. Для этого надо на английском языке уже видеть сны, буквально врасти в культуру и быт страны. Быть настолько свободным в английском, как и в родном. Не у всех это получается, даже если они прожили 20 лет в Америке. Потому что есть эмигранты, которые и спустя 20 лет на вопрос «Как вам Америка?» отвечают: «А мы туда не ходим».

Через две недели мы говорим: теперь вы можете приходить в вечернее время на реабилитационную программу, а на богослужение, если нашли работу, каждый день ходить необязательно. Достаточно приходить в праздники и выходные. Ищите работу. Люди принимаются обзванивать возможные места работы и в идеале за неделю что-то находят. Продолжают у нас жить, уже что-то жертвуют в общий котел – на коммунальные платежи и питание.

И это очень существенный момент для реабилитации. Психологически важный. Потому что у людей возникает осознание того, что они связаны друг с другом. Кто работает, тот понимает, что кормит сейчас другого брата, который только пришел и пока не может работать. Как его самого кормили еще недавно. Так возникает братство – один котел, единая семья, вместе кушают, вместе молятся (молитва и жития святых читаются и во время трапезы), живут бок о бок и поддерживают друг друга и морально, и материально.

И так они проводят у нас полгода, но если есть особое благословение, то до полутора лет.

У многих из них нет жилья. Но за пару месяцев они накапливают немного денег, так что могут снять себе квартирку. Мы просим их, чтобы они снимали жилье поближе к приходу, потому что им нельзя оставаться без Церкви и желательно, чтобы они окормлялись на нашем приходе. Ведь случается, что на других приходах, где нет закона трезвости, ребята могут сорваться. Такое бывало.

За семь лет в нашей программе, живя в Доме трудолюбия, участвовали около 200 человек, треть из них вернулись к нормальной жизни. Единовременно у нас может жить 20 человек. И многие из бывших подопечных периодически приезжают к нам, причащаются и исповедуются. А тех, кто получал разовую помощь, больше тысячи.

Здесь, в Москве, на антиалкогольном конгрессе, я услышал об опыте введения на приходе обета трезвости. Мне очень понравилась эта идея; попробуем сделать так же.

Священник – программист

– У нас среди тех, кто занимается социальным служением, сейчас популярна тема профессионального, в том числе и пастырского, выгорания. Вы сталкивались с такой проблемой?

– Однажды у меня было что-то подобное, но я бы назвал это не выгоранием, а криком отчаяния.

Через два года реабилитационной работы я вдруг увидел, что все повторяется: мы вытаскиваем алкоголика из болота, а он опять туда залезает. И тогда я пришел в нашу часовенку Иоанна Кронштадтского и буквально возопил: «Господи, что мы делаем не так? Почему нет результата?» И почувствовал в душе какую-то необыкновенную тишину. Я так ее понял: «Ты, отец, зерна сей, трудись; тебе дано послушание – вот и исполняй его. А остальное – в руках Божиих». И через некоторое время все стало получаться.

Но, может быть, выгорания я не чувствую, потому что у меня есть еще другая постоянная работа: я программист. Ведь будучи только священником, я не смогу содержать свою семью – матушку и двоих детей. Кроме того, часть моей зарплаты уходит на нужды храма и Дома трудолюбия. Но если праздник приходится на будний день, то я отпрашиваюсь с работы, служу, а потом уже иду в офис.

У нас всего несколько священников на побережье, кто-то на полном обеспечении своих приходов, остальные, как и я, работают. Есть врач-кардиолог (у него два своих офиса), есть программисты, инженеры, строители и т.д.

Но сейчас другая проблема: нам уже тесно. Но мы не можем вместо двух наших домиков построить одно здание, где располагались бы и храм, и Дом трудолюбия, потому что одно из наших помещений «залезло» на проезжую часть, и в случае перестройки нас урежут по площади. С другой стороны, муниципальные власти пытаются нас закрыть, так как соседи засыпали их ворохом жалоб: не устраивает, что на их улице появилось много бездомных, ведь бездомные приходят к нам поесть. Они ведут себя прилично, но их внешний вид страшно угнетает соседей. Жалуются также на возникающие неудобства, когда на Божественную литургию к нам собирается по 250 человек. Слава Богу, сейчас благодетели помогли нам найти помещение, которое можно выкупить с рассрочкой. Но для первого взноса нужно 500 тысяч долларов. И мы все надеемся и молимся, что сможем собрать эти деньги, но будем рады и любой помощи.

Для желающих помочь представитель в Москве – Илья Рыбаков: +7 (916) 917-54-21.

С иереем Вадимом Арефьевым
беседовал Алексей Реутский,
корреспондент «Журнала Московской Патриархии»,
специально для сайта «Православие.Ru»

31 декабря 2012 г.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • В четверг — лучшие тематические подборки, истории читателей портала, новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Архим. Тихон (Шевкунов): «И всё-таки самым главным было богослужение» Архим. Тихон (Шевкунов): «И всё-таки самым главным было богослужение» Архим. Тихон (Шевкунов): «И всё-таки самым главным было богослужение» Архимандрит Тихон (Шевкунов): «И всё-таки самым главным было богослужение»
Антон Поспелов
Я очень доволен нашими хористами: они по-настоящему самоотверженно провели этот месяц. График был тяжелейшим: за 22 дня мы побывали в девяти городах Америки, – и за всё это время у них был только один выходной.
Ехал я по Америке Ехал я по Америке
Александр Богатырев
Ехал я по Америке Ехал я по Америке
Александр Богатырев
Майкл рассказал: «Я ходил по берегу океана и говорил: “Иисус, сделай так, чтобы я перестал быть наркоманом. Помоги мне. А я буду всегда славить Твое имя и всем рассказывать о Тебе”. И Он помог…»
Митрополит Рязанский и Михайловский Павел: «Я с теплотой вспоминаю свое служение в Америке» Митрополит Рязанский и Михайловский Павел: «Я с теплотой вспоминаю свое служение в Америке»
Татьяна Веселкина
В ноябре Николаевский собор в Нью-Йорке отмечает свое 110-летие. О своем служении здесь, об Америке 1990-х мы попросили вспомнить митрополита Рязанского и Михайловского Павла, управляющего Патриаршими приходами в США в то время.
Не спешите спасаться бездомными Не спешите спасаться бездомными
Александр Гезалов
Чтобы увести человека с улицы, нужна долгая и кропотливая работа по изменению его сознания, вернее – осознания того, что с ним случилось. Но чтобы этот процесс шел быстрее, да и качественнее, надо, чтобы улица перестала его кормить подачками. Подавая во имя спасения своей души, люди искушают этого и так искушенного человека.
Святые отцы о грехе винопития Святые отцы о грехе винопития
Священник Димитрий Выдумкин
Губительные последствия увлечения вином были всегда для человека плачевны и не могли не найти отклика в учении святых отцов Церкви, всегда проявляющих пастырскую заботу о нравственном здоровье человека. Квинтэссенцию всех святоотеческих высказываний о пьянстве можно выразить лаконичной и точной формулировкой святителя Василия Великого, сказавшего, что «пьянство – вражда на Бога».
Комментарии
Lyudmila Toll17 мая 2016, 02:00
Христос воскресе Господи посети Виноград сей до слез жаль что такие труды отче Вадима запятнаны Отче святый Иоанне Кронштадтский помоги снова открыть храм и начать службу
Валентин Петров 9 апреля 2016, 00:00
Здравствуйте!!! Спасибо за ваш опыт и описание.. Есть намерение с Божьей помощью открыть подобное заведение в Мурманске.. Будем стараться и будем рады сотрудничеству!!! С добром,Валентин Петров.
Ирина27 ноября 2014, 17:00
Светлана , дорогая, а что случилось с о.Вадимом? Если вы читаете эти строки - напишите. оставьте свой контакт для меня
Ольга11 июня 2014, 05:00
Помоги, Господи, о. Вадиму! Очень ждем возвращения батюшки!
Светлана26 февраля 2014, 02:00
Случайно наткнулась на эту статью, прочитала ее и комментарии к ней. Хочу, чтобы вы знали, что отца Вадима за все его духовные подвиги и служения отблагодарили следующим образом: оклеветали, смешали с грязью его честное имя, в результате чего - он в запрете. Служить ему нельзя, церковь у него отняли, дом Трудолюбия тоже. Он не имеет права даже появляться на пороге храма, который создавал с огромным трудом столько лет и в который вложил свои личные огромные средства. Многие из спасённых им алкоголиков в запое, некоторые уже в госпитале, кто-то ушел из Дома Трудолюбия. Прихожане в шоке, не хотят верить в виновность батюшки (да и нет её, этой виновности - я знаю точно, как человек, оказавшийся в эпицентре событий). А те, кто задался целью уничтожить батюшку (кстати, среди них есть люди, которые ему жизнью обязаны), активно распространяют грязные слухи. Не гнушаются даже говорить гадости на тему :"не место еврею в Православии", забывая, по-видимому, о том, где возникло христианство.
Емилиан25 октября 2013, 21:00
С октября 2011 года под духовным руководством храма Космы и Дамиана в Шубине (Москва) работает "Дом трудолюбия Ной", созданный по принципам, заложенным Иоанном Кронштадтским. http://www.damian.ru/forum2/viewtopic.php?f=28&t=1168&start=1375 - вот ссылка на сайт храма, где ведётся летопись нашего приюта для бездомных. Без поддержки мы тоже останемся жалким подобием кронштадтского Дома трудолюбия отца Иоанна. Сейчас у нас проживает 220 бездомных, и мы готовы принимать ещё - это ответ Максиму.
Максим 21 января 2013, 17:00
Ответы на свои вопросы я нашел на сайте О.Вадима. , здесь в статье по ссылке . Всем кто занимается этой проблемой я рекомендую зайти на сайт Дома трудолюбия . Бог Вам в помощь о.Вадим! И поздравляю всех с прошедшими праздниками Рождества и Крещения Господня!
Алёна 5 января 2013, 13:00
Спасибо за статью! Слава Богу, что там есть такая помощь!
Jana 4 января 2013, 01:00
"американка" не поняла того, что сказала Катерина (012-12-31 18:35). Спасибо о. Вадиму, и тем, кто опубликовал статью.
Лариса 3 января 2013, 23:00
Браво!!! Батюшка, браво!! Замечательная статья. В , извините, зажравшейся, Америке такое?!
Максим 1 января 2013, 19:00
Спасибо автору за статью ,особенно за то что поделился реальным опытом. Есть и у нас около храма пьющие люди, не знаешь что с ними и делать. Пройти и не заметить не получается, а вся текущая оказываемая помощь уходит в песок. А тут вот как оказывается надо делать ... То есть вот для себя делаю вывод что нужна все таки денежка на жилплощадь где это будет и обязательно нужен такой очень сильный человек, который сможет строить весь гарнизон по уставу. Вопрос автору и читателям. Есть такие наркологические больницы. Светские медицинские учреждения. Есть от них толк? Светские медицинские учреждения излечивают человека от алкоголизма или без помощи Божьей не получится человека от зависимости освободить? Или пока человек не сорвется? Потому что может легче постараться пристроить бездомного в больницу чтоб там его излечили? Второй вопрос. Люди на улице бездомные существуют без надежды на завтра. И чтоб им излечится от алкоголизма и бродяжничества и чтоб постараться выбраться со дна им нужно дать стимул. Им нужно дать Веру? С чего начать если человек вот сидит у храма бездомный неверующий периодически в алкогольном опьянении? Начать нужно с того чтоб человек уверовал? Нужно чтоб человек сам(?) пришел к вере, захотел прийти к Богу, или нужно подтолкнуть его к вере, проповедовать ему? Чтоб сначала уверовал, обязательно покаялся, потом крестился, потом взял себя в руки и с Божьей помощью начал освобождаться от страстей? Так?
американка 1 января 2013, 15:00
Катерина, следите лучше за собой)))
Путешественник 1 января 2013, 00:00
В США по-прежнему есть "пятнистость". Пусть о. Вадим съездит в г. Камден, Нью-Джерси (Camden, NJ), в северную Филадельфию, да уверен, что и в Нью-Йорке такие районы есть. Проезжая на поезде из Трентона (Нью-Джерси) в Нью-Йорк, уже много лет регулярно вижу чуть ли не развалины каких-то промышленных зданий: голые остова зданий, как скелеты. В северной Филадельфии таких страшных зданий полно,и по всем США в каждом штате есть такие районы. Туда не сунется белый человек без оружия и охраны, да и не каждый черный или латинос рискнет без нужды заезжать в такие районы. Отличие от Америки в том, что я не боюсь дома, в России ходить по любым районам, по крайней мере среди бела дня.
Катерина31 декабря 2012, 18:00
После прочтения книги о. Серафима Роуза "Православие и религия будущего" у меня сложилось впечатление, что во всей Америке есть либо харизматическое "христианство", либо православие в очень искаженном виде. Рада, что это не так и за океаном есть светильники настоящей Церкви Христовой!!!
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке