«Монашество – это счастье. Но это и крест»

Иеромонах Петр (Бородулин)

С иеромонахом Петром (Бородулиным) мы знакомы с далеких студенческих лет, когда он был обычным студентом романо-германского отделения филфака Саратовского университета Павлом Бородулиным. Павел неплохо учился и в перспективе мог стать переводчиком или просто хорошо устроиться на работу по специальности. Но он поступил совсем по-другому: неожиданно для всех принял монашеский постриг. Сейчас он – батюшка, уже 13 лет как живет в саратовском Никольском монастыре, совершает службы, исповедует прихожан. Мы попросили отца Петра рассказать, как сформировалось в нем желание принять монашество и что стало поводом для такого выбора.

Если бы люди знали…

Иеромонах Петр (Бородулин) с голубем Цыпой
Иеромонах Петр (Бородулин) с голубем Цыпой
– Для многих светских людей монах – это своего рода неопознанный объект с туманными мотивами и неясными перспективами. Людям бывает совершенно непонятно, ради чего человек отказывается от мира, удовольствий, от возможности иметь детей, наконец.

– В одном патерике я однажды прочитал примерно следующее: «Если бы люди знали, какое это блаженство – быть монахом и какое блаженство ждет монаха, если он будет достоин Царства Небесного, то все пошли бы в монахи. Но если бы люди знали, какая духовная брань, какие искушения и скорби ждут монаха, – не пошел бы никто…» Монашество – это счастье, но это и крест. Да это часто можно сказать и о том, с чем имеешь дело, живя в миру: о работе, детях, семье. В жизни радости и горести всегда идут бок о бок.

– И люди принимают на себя монашеский крест именно потому, что Господь дает им почувствовать эту радость?

– Совершенно верно. Если Господь не откроет человеку, какое это счастье – пребывать с Ним, человек никогда не пойдет на то, чтобы принять монашество.

Помню, еще будучи послушником, накануне Рождества я отлучался по каким-то делам в город, а потом вернулся в монастырь. В храме стояли елки, было очень тихо и очень красиво. Мне стало так тепло и уютно после городского шума и суеты, и я подумал: «Никуда не уйду отсюда. Здесь – мой дом».

Однажды, также будучи еще послушником, увидев монахов, выходящих из алтаря в храм на полиелей, я ощутил в сердце какую-то особую радость, торжество, ликование: «Вот это, – думаю, – монахи! Вот это мощь! Вот это силища!»

Незадолго до пострига я испытал сильную внутреннюю борьбу: меня стали одолевать сомнения по поводу правильности моего выбора. Я взмолился Богу, чтобы Он указал мне верный путь. И вот как-то вскоре после того я шел по территории семинарии (в которой тогда учился), возвращаясь в общежитие. Вокруг было очень тихо, шума транспорта не было слышно, хотя семинария располагалась в центре города. Моросил мелкий дождь. Я тогда почувствовал необычную тишину, покой в душе и какой-то покров, защиту над собой. В голове вдруг возникла мысль: «Всего этого ты лишишься, если предпочтешь жизнь в миру». Я просто в ужасе отшатнулся от такой перспективы.

В жизни монаха бывают моменты, когда он с особой силой ощущает радость своего пребывания с Господом. Один из таких моментов – сам постриг. Мы, братия монастыря, всегда присутствуем на постригах других монахов, проходящих в нашей обители. И когда архиерей, постригая волосы на голове ставленника, называет его монашеское имя, у меня возникает такое чувство, какое, наверное, испытывают родители и родственники новорожденного младенца. Как будто я явился свидетелем чуда! Радость! Ликование! «Ура-а-а-а-а! Новый монах появился на свет! В нашем полку прибыло!..» И я думаю, что не только у меня одного, а и у всех присутствующих монахов бывает такое же чувство радости в сердце. Да и сердце самого новопостриженного переполняется радостью. Я думаю, что иначе, как небесной, эту радость назвать никак нельзя. А еще я знаю – знаю на собственном опыте, – что монаху в этот момент дается почувствовать ту радость и то блаженство, которые чувствуют ангелы в Царстве Небесном. На постригах мы все стоим как будто на небесах. Монашеский постриг – это рождение ангела. Монашество – это на самом деле ангельский чин…

А вот другая сторона медали. Сразу после пострига архиерей всегда говорит напутственное слово новопостриженному монаху. И вот однажды, после пострига одного нашего собрата, он сказал ему следующее: «Ты сейчас не знаешь даже сотой части тех искушений и скорбей, которые тебя ожидают…» Я, помню, подумал тогда: «Вот это обрадовал владыка брата Германа…» Но ведь так оно и бывает на самом деле. Господь не сразу «нагружает» монаха всеми теми скорбями, которые его ожидают, а с течением времени и по мере его духовного возрастания, крепчания. Чтобы монах мог их выдержать. А еще для того Господь так поступает, чтобы монах, почувствовав всю тяжесть монашеского креста, не ужаснулся, не впал в уныние и не пожалел о своем выборе. Потому что поначалу он действительно не готов понести скорби в «полном объеме».

«Свидетель Иеговы»

– Батюшка, а как вы пришли к вере?

– Когда я еще учился в университете в Саратове, у меня в городе Вольске, куда я на выходные приезжал домой, к матери, был друг. Он был иеговистом, а я – атеистом. Я тогда в верах не разбирался. Для меня что православный, что иеговист – всё одно было: попы, все эти разговоры о Боге… А у него была задача, поставленная перед ним руководством секты, – проповедовать определенное количество часов в день. И вот он «нарабатывал» со мной эти часы во время наших встреч и прогулок по лесу. О чем бы я с ним ни начинал говорить, он всё время сводил наш разговор к теме о Боге. Поначалу было интересно. Но однажды мне надоела его навязчивость, и я сказал ему: «Что ты пристал ко мне со своим Богом? Не нужен мне твой Бог. У меня всё есть: я сыт, обут, одет. Крыша над головой у меня есть. И образование тоже неплохое светит. Отстань от меня со своим Богом». А он дал мне почитать книгу, которая называлась «Жизнь – как она возникла: путем эволюции или путем сотворения?» В ней приводились весьма веские аргументы, развенчивающие теорию эволюции и утверждающие теорию сотворения мира Творцом. И это было моим первым шагом к вере: признание существования над нами Бога как Творца всего сущего. Но всё равно это оставалось на уровне идеи, на уровне ума. Эта книга не привела меня в храм.

Я пришел в храм, когда лишился всего того, на что так сильно уповал и чем хвастался тогда перед другом. Я бросил университет, поссорился с матерью и братом, лишился большинства друзей. И в какой-то момент почувствовал себя словно выброшенным из колеи. Университет я бросил, потому что не нашел в нем того, чего бессознательно искал. Меня всегда в жизни, начиная с юношеского возраста, сопровождало неуемное стремление найти что-то необычное, высокое, прекрасное, какой-то высший смысл. Стержень, вокруг которого всё вращается. Я искал в жизни идеал, пример идеального человека. Я искал то, что было над обычной жизнью. (Не буду скрывать, были у меня тогда и гордые устремления: я искал какого-то особенного знания, которое сделало бы меня сильнее и совершеннее.)

И сначала, как ни глупо это звучит, для меня таким идеалом были иностранцы. Тогда, в середине 1990-х, их было мало в Саратове. И я, наивный провинциал, встретив их тогда впервые, воспринимал их как инопланетян. Я думал, что это люди особенные: такие «суперлюди», уж они-то знают что-то особенное, они лучше нас, умнее. Но они, конечно же, оказались людьми самыми обыкновенными. Какое горькое разочарование меня тогда постигло…

После этого крушения ничто в жизни меня уже не привлекало: ни учеба, ни работа, ни возможность создать семью… С друзьями мы иногда говорили о Боге, но это было просто интересной темой, не более. А тут, после отчисления из университета, на меня такое уныние навалилось… Пойду, думаю, в церковь, поставлю свечку. Может быть, Бог поможет. Пошел… Поставил… Ничего особенного тогда не произошло. Но я реально ощутил облегчение, которое мне было так необходимо. Тяжесть проблем отступила. И я потом сходил в храм еще, и еще… Потом впервые исповедовался и причастился…

Жизнь такая – хоть в монастырь!

– Но ведь вы избрали монашество не потому, что получили облегчение от посещения храма?

Великое освящение храма 14.11.2012 г.
Великое освящение храма 14.11.2012 г.
– Незадолго до этого я натолкнулся на статью «Беседа преподобного Серафима Саровского с Мотовиловым о цели христианской жизни», которая непонятно каким образом оказалась в книге по оздоровлению организма (!), а оздоровлением я тогда очень увлекался. Когда я дошел до того места, где преподобный Серафим объяснял Мотовилову каждое из проявлений Святого Духа, которые последний ощутил тогда на себе, на меня вдруг как будто озарение снизошло, аж мурашки пошли по коже… В уме возникла отчетливая мысль: вот то, что я ищу…

Со мной в одной комнате в общежитии жил парень, «неформал». Однажды он путешествовал автостопом по Сибири и попросился переночевать в какой-то женский монастырь. Его туда не пустили (конечно же), и он был очень зол на монахинь. И тут вдруг он говорит, что и в Саратове есть монастыри. Я опешил: как это? Мне всегда казалось, что монастыри бывают где-то далеко от городов, в лесах, в глуши.

Я понял, что надо что-то решать. Долго мучился и наконец в один прекрасный день отправился «за советом к батюшке». Пришел в храм иконы Божией Матери «Утоли моя печали», попросил позвать священника. Вышел отец Владислав Фролов, который сейчас служит в Казанском храме «на Улешах». Я пожаловался ему на свою горькую судьбу, сказал: «Жизнь такая, батюшка, что хоть в монастырь иди…» А он мне и говорит: «Ну вот и иди в монастырь! Игумен Мануил сейчас послушников себе набирает. Только в монастыре жить – это тебе не семечки грызть» (перед разговором с батюшкой я грыз семечки, и, видимо, от меня ими пахло). Так я оказался в Никольском монастыре.

Православное «тэквандо»

– Какими были первые впечатления от монастыря?

– Это рай на земле… Все мне представлялись святыми, даже матушки, которые пели на клиросе. Поначалу было очень легко: Господь на руках носил, как маленького ребеночка. Трудно стало потом, когда Господь дал понять, что время авансов прошло и пора учиться ходить самому.

– В чем проявлялось это «носил на руках»?

– Я чувствовал такую любовь Бога к себе, как будто вернулся наконец в родной дом. А потом стал замечать свои страсти, осознал, как глубоко они проросли в сердце. Понял, насколько я немощен без Божией помощи. Меня стали ранить другие люди; да и во мне самом с особой силой стали проявляться недостатки, чего раньше не было. Пришло время борьбы…

– Но ведь в монастыре люди не должны друг друга ранить…

– У каждого человека есть недостатки, страсти. Рано или поздно недостатки других людей начинают задевать тебя, уязвлять твое самолюбие, гордость. А твои недостатки ранят других, причиняют им боль. Этому-то мы здесь и учимся: как не ранить людей, как терпеть их и любить. Если ты решил нести брата как свой крест, примирился с необходимостью принять его и терпеть, ты победил с Божией помощью своего ветхого, страстного человека.

– Расскажите, если можно, подробнее об этой борьбе.

– Какие же именно подробности? Как порой вскипало сердце от обиды и злости? Бывало и такое. Но помогала молитва, учился на своих ошибках. Учился распознавать козни врага, готовиться к ним заранее. У каждого это сугубо индивидуальный опыт. Все зависит, во-первых, от того, какие люди тебя окружают, а во-вторых, от того, какие страсти в тебе живут. Это как в борьбе или в боксе. Только здесь твой соперник – невидимый бес, прекрасно разбирающийся в твоих страстях и слабостях.

– А чем искушения в монастыре отличаются от искушений в обычной жизни?

– Тем, что они более изощренные, более интенсивные и продолжительные. Если искушения в миру по интенсивности можно сравнить с палящим солнцем, то в монастыре это – плавильная печь.

Но не забывайте про охраняющую тебя благодать Божию. Если, конечно, ты радеешь о ее стяжании.

– Когда принимаешь постриг, нет ли страха, что оставляешь то, к чему уже нет возврата?

– Да, враг смущает подобными страхами, но помогает чувство уверенности, что ты приобретаешь несравненно большее, чем всё, что в мире. Ты становишься ближе ко Христу, Который любит тебя и Которого любишь ты. Ближе – в том смысле, что в монашестве ты уподобляешься Ему, становишься более похожим на Него.

– После пострига нет сомнений: а вдруг ты ошибся, и это не твой путь?

– Сомнения возникали гораздо позже, опять-таки – по вражьему действию, в виде помыслов. Когда «трещали кости» под тяжестью искушений. Когда впадал в уныние, оставлял борьбу и жил нерадиво. Тогда начинал малодушничать, а враг тут как тут. Нет, это мой путь, но чтобы на нем удержаться, необходима постоянная борьба с самим собой и с врагом-диаволом.

– Монаху дается новое имя. Почему?

– Потому что он как бы заново рождается. Он отрекается от мира, от своей прежней жизни в нем и от всего, что было связано с этой жизнью. Умирает для мира. Это третье рождение человека после его телесного рождения и крещения. Причем, как и в крещении, это рождение человека в новом качестве – в качестве сугубого почитателя Божия, сугубо прославляющего и восхваляющего Его, сугубо уподобляющегося Ему. И в качестве сугубого молитвенника за всех людей. А новое рождение требует и нового имени.

По поводу нового рождения и нового имени… Я написал прошение о зачислении меня в братию Никольского мужского монастыря 9 октября 1999 года, то есть в день своего рождения. А позже, незадолго до моего пострига, мать рассказала мне, что, когда мне было уже около двух лет, ее невестке (жене ее брата) приснился сон, как будто у моей матери родился сын, и она назвала его Петькой. Моя мать сказала ей тогда: «Что ты! Он ведь у меня Павел!»

И еще один случай. Прощенное воскресенье 2001 года. Я в саратовском Духосошественском соборе, где по традиции совершается вечерня, после которой архиерей просит прощения у духовенства своей епархии и у всех присутствующих в храме. Народу – не протолкнуться: храм набит битком. Протодиакон Михаил Беликов кадит храм во время пения стихир на «Господи, воззвах». Мы, двое иподиаконов, бежим впереди него и отодвигаем людей от стен храма, расчищая для него дорогу. Вдруг в спешке я задеваю за что-то головой. Оборачиваюсь – и вижу сильно раскачивающуюся лампаду, висящую на цепочках перед росписью на стене. Облегченно вздыхаю: слава Богу, не сбил! – и бегу дальше. Прибежал в алтарь, чувствую: что-то течет с волос по шее на ворот подрясника. Щупаю рукой: лампадное масло. Ах ты, досада какая!..

Через полтора или два года после этого случая, будучи уже монахом, ради интереса решил выяснить, перед какой же росписью висела та памятная лампада. Это была икона… апостола Петра!

– Человеку нецерковному порой кажется, что монах – это неудачник, который вместо того чтобы прилагать усилия и строить свою жизнь, уходит от проблем в монастырь…

– Впечатление о монахе как о неудачнике может сложиться, действительно, только у человека нецерковного. Не понимая, почему люди уходят в монастырь, он готов всех монахов – и прошлого, и настоящего – записать в неудачники. Прежде чем «прилагать усилия и строить свою жизнь», я хотел найти свое место в этой жизни, как и любой здравомыслящий человек. И теперь, когда я его нашел, я «прилагаю усилия и строю свою жизнь». Можно ли считать неудачником того, кто, ища свое место в жизни, оставил, как не подходящее ему, одно, другое, третье – и наконец нашел то, что искал? Я мог бы жить в миру, как обычный человек, но не желал, не лежало сердце. Для меня это было бы мучением.

Впрочем, многие в этом моем нежелании видят якобы неспособность. Я их не осуждаю. Просто сознание многих людей не вмещает причину ухода других в монастырь, и они придумывают этому уходу свои объяснения, причем, естественно, выгодные, удобные для себя и невыгодные для ушедших из мира в монастырь, выставляющие их непривлекательными. Да и как я смогу объяснить или описать людям то, ради чего ушел из мира, если они сами еще не почувствовали этого?

Кстати, если кого-то интересуют мои светские «удачи», то я впоследствии все-таки восстановился и закончил университет. Но учился я уже без желания и удовольствия: лишь бы закончить. Тогда я уже жил в монастыре, и учеба в университете была для меня своего рода отбыванием срока перед долгожданным выходом на свободу. Это был мой последний долг миру. Да и отдавал я его не по своей воле, а за послушание: по благословению духовного отца. Да, и еще одна «удача»: недавно я поступил в магистратуру по теологии при философском факультете СГУ.

С родственниками отношения у меня давным-давно наладились. Друзей и единомышленников у меня хватает. Что касается рода моих занятий, профессии, то я не вижу себя никем другим, кроме как священником, и получаю от священнослужения огромное удовлетворение.

Теперь по поводу ухода от проблем. В настоящее время у людей очень много проблем. Многие бегут от них в удовольствия, развлечения; многие начинают курить, выпивать, употреблять наркотики. Но это лишь усугубляет уже имеющиеся проблемы.

К Богу же приходят не для того, чтобы убежать от проблем, а для того, чтобы их решить. Люди часто приходят к Богу, в храм именно тогда, когда их постигает какое-то несчастье, горе, болезнь, смерть близких людей. Они приходят сюда за помощью, за утешением. Но из этого не следует, что все они жалкие неудачники, слабаки. Ведь горе и несчастье могут войти в жизнь любого человека, и лучше, чем с Божией помощью, он их никак не преодолеет. К тому же, проблем хватает и у нас, монахов; и их не меньше, чем у тех, кто живет в миру. Они просто другие.

Желающий именно убежать от проблем в монастырь и не желающий учиться их решать долго в монастыре не задержится. Потому что столкнется здесь с проблемами, куда более серьезными. Я уже говорил, что жизнь в монастыре – это постоянная, непрекращающаяся борьба с диаволом и с самим собой. И эта борьба требует, помимо всецелого упования на Бога, огромных внутренних усилий и огромной силы воли. Слабовольные и слабохарактерные здесь просто не выдержат.

Да, у меня были проблемы. Да, были неудачи. Но Господь помог мне их решить. И мне с Ним оказалось так хорошо, что я не захотел от Него уходить. Мне хватало Его одного. И я не хотел рассеиваться и отвлекаться от Него ни на кого другого и ни на что другое.

В монастыре я оказался не потому, что бежал от проблем. А потому, что Бог захотел, чтобы я стал монахом. И это именно Он устроил мой приход в монастырь, а не какие-то мои внешние удачи или неудачи меня подвигли. Попытка найти причины ухода человека в монастырь в каких-то внешних обстоятельствах его жизни – это заведомая ошибка. У человека могут быть какие-то качества души, какие-то природные способности, какие-то предпосылки к уходу из мира в монастырь; могут быть какие-то внешние обстоятельства, способствующие этому. Но не это всё приводит человека в монастырь. Быть человеку монахом или не быть – решает Бог. Бог, Которому открыто не только прошлое и настоящее, но и будущее человека. Поэтому внешние обстоятельства, в данном случае, не причина, а следствие Божиего решения насчет тебя, следствие Его Промысла о тебе.

– А как наступает тот момент, тот час, когда обычный – как все – человек чувствует, что его место – в монастыре?

– Во-первых, если ты стал верующим человеком и начал вести церковную жизнь, ты уже не такой, как все. А в монастырь ты уходишь тогда, когда становишься готовым, когда созреваешь для этого. Когда мир становится тебе чужим. Когда тебя не привлекает ничто из того, что ты мог бы иметь, живя в миру: учеба, семья, работа, карьера, материальная обеспеченность. Ты чувствуешь, что не удовлетворено твое искание Бога, твоя тоска по Нему, твое «скучание» по Нему. А оно во мне было: я искал Бога, сам того не сознавая. Жаждал встречи с Ним. Видимо, Бог вложил в меня эту тоску по Нему; и я не мог успокоиться, пока не нашел Его. А найдя Его, я захотел оказаться как можно ближе к Нему.

– Так кто же такие монахи, и что такое монашество?

– Монахи – это возлюбленные дети Господни, которые из любви к Нему оставили всё, что могли иметь, живя в миру. Это те, кто, не довольствуясь полумерами, всю свою жизнь безраздельно посвятили служению Богу и молитве за весь мир. Это те, у кого хватило мужества и решимости всё бросить и последовать за Тем, Кого они полюбили всей душой и всем сердцем… Монахи – это люди, отмеченные особой печатью Божией любви. Узнав Его любовь, они потеряли интерес ко всему, что в мире, и устремились к Нему, чтобы никогда не переставать ощущать эту любовь. Смысл всей их жизни – стремление к Нему. Они – избранники Божии. Но для Своих избранников Господь приуготовляет и крест особый. Помните, что сказал Господь апостолу Анании о Савле, будущем первоверховном апостоле Павле: «…он есть Мой избранный сосуд, чтобы возвещать имя Мое… И Я покажу ему, сколько он должен пострадать за имя Мое» (Деян. 9: 15–16)?

А монашество – это искусство из искусств. Искусство любви к Богу и ближнему. Оно же и бескровное мученичество, уподобляющее нас Христу.

С иеромонахом Петром (Бородулиным) беседовала Елена Балаян

11 февраля 2013 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Из многих монастырей исчез дух свободы и благородства Из многих монастырей исчез дух свободы и благородства Старец Паисий Святогорец Из многих монастырей исчез дух свободы и благородства Из многих монастырей исчез дух свободы и благородства Старец Паисий Святогорец «Святая Гора» впервые на русском языке публикует малоизвестные наставления афонского старца Паисия Святогорца (Эзнепидиса), записанные его ближайшими сподвижниками и учениками. Что может помешать монаху достигнуть цели его жизни? Что может помешать монаху достигнуть цели его жизни? О современных технологиях, обновлении Церкви и социальном служении Архимандрит Парфений (Мурелатос) Корреспондент AgionOros.ru побеседовал с архимандритом Парфением (Мурелатосом). Старец Парфений, более 56 лет подвизающийся на Святой Афонской горе, – один из наиболее почитаемых в греческом мире духовников. Архимандрит Ефрем: «Не ищите радости вне себя, она внутри» Архимандрит Ефрем: «Не ищите радости вне себя, она внутри» Блаженнопочивший наш старец Иосиф Ватопедский очень часто говорил нам: «Нет большего благословения для человека, чем то, когда Бог призовет его к монашескому жительству. И пусть монах никогда, ни на секунду не забывает, что его призвал Сам Бог».
Комментарии
Айсидора20 января 2016, 23:00
Весьма исчерпывающие ответы. Благодарю за ценнейшую информацию. Всё думала, думала, как же с родственниками объясниться, теперь знаю. Напишу им письмо по материалам Вашей статьи. Спаси и помоги вам Господь, организаторам, редакторам, журналистам, участникам.
иеромонах Петр (Бородулин)26 мая 2015, 10:00
Дорогие братья и сестры! Меня, автора статьи, которую Вы читаете, назначили настоятелем прихода храма в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы. Участок, выделенный администрацией города для строительства храма, представляет собой территорию, поросшую сорняковыми деревьями, которую местные жители приспособили под свалку. Работы предстоит много. У Вас есть возможность помочь благому делу, сотворить святую милостыню. Расчетного счета у храма пока нет. Мой адрес: 410004, Саратовская область, г. Саратов, ул. Дегтярная, д. 26, Свято-Никольский мужской монастырь, иеромонах Петр (Бородулин Павел Александрович), мой тел.: 7-987-838-68-28. E-mail: o.nemp@mail.ru Адрес участка под строительство храма: г. Саратов, Ленинский р.-н, угол улиц Гомельская и Авиационная. Буду рад любой помощи. Спаси Вас Господь.
Оля16 марта 2015, 02:00
Согласна! Полностью! Это - тоска по Божественной Любви, это далеко не не успех))) Это - сознательный отказ от всего, что мог нажить бы, живя в миру - детей, работу и т.д. Это - желание пострадать за Христа и Его веру, это осознание того, что от субботы до субботы чист не будешь!
Илья 5 марта 2015, 22:00
Слава Господу Богу за все! Дивен Бог во святых Своих!
Мария 9 февраля 2015, 16:00
Спаси Господи!Монахи-самые счастливые люди на Земле!
Алексей29 декабря 2014, 22:00
Спаси Господь, отец Петр, за эту статью!
наталья21 ноября 2014, 20:00
Спасибо огромное!мне дорогой и любимый человек уже 2года в монастыре,и сейчас готовится из послушников в монахи.я очень переживаю все равно,но прочитав вашу статью,стало легко и спокойно на душе!Спаса ибо огромное за такой подробный рассказ!!!!
Игорь10 января 2014, 21:00
Спасибо отец Петр
natalia.gruzia...kutaisi17 ноября 2013, 21:00
ieromonaxu petru peredaite ot menia ogromnoe spasibo za eto besedu...eto istina..vse liudi i mushini i jenshini kotoriu uxodiat v monastir eto volia bojia...tolko gospod reshaet i otkrivat cheloveka na etot put...na kakom etape eto sluchitcia eto toje volia bojia...eto bolshoe shastie kto ponimaet..a slojnosti vezde...no gospod vsegda riadom, i derjit takix ludei za ruku i pomogaet ix...eto takaia visota chto esli cheloveku eto otkroica etot chelovek ochen bogat i shasliv...esli takomu cheloveko prishliot gospod skorbi ili drugie trudnosti eto tolko potomu chto pedniaet ego vishe i vishe...nikak gospod ne e ostavit etogo cheloveka poka ne davidiot do paslednoi tochki kotori dlia nego prigotovil sam ... ia toje perejil mnogoe i uje gospod vediot menia tuda...vsei dushoi skaju chto eto tolko te liudi ponimaiut kotorie vsio parejili...jilaiu vsem monaxam i monoxiniam vovsiom mire shtobi ani stali silnimi... SLAVA GOSPODU!
Алексей KZN12 ноября 2013, 15:00
Хорошая статья. Добрая. Счастье и в монашестве, и в мирской жизни в одном - во Христе. Не суть важно монах или мирянин, главное любить Бога и жизнь и жить по Заповедям. "Ищите прежде Царствие Божие, и все остальное приложится Вам", а каким кто путем идет - это промысел Божий. Храни Вас Господь!
ева 4 октября 2013, 11:00
Кто то считает, что в миру легко, кто то – в монашестве.А дело все думается в возможностях каждого.Есть люди которым проще принять реальность с ее делами, работами, щами-борщами, детьми и кастрюлями.Они как Марфа, умеют хорошо готовить кухню земной жизни и служить на поприще взращивания земных благ, дел и плодов.Таким как Марфа крайне тяжело может быть в ситуации когда, ты ничего не делаешь по своей природе (мужчинам-реализация, женщинам-дети), а молишься с утра до вчера и по ночам.А есть Мария-те которым обременительна земная суета дети, кастрюли, работы и машины.По сути, у мирян есть благо и дар реализации своей природы мужеского и женского пола в мире (мужчины имеют возможность стать Делателем дела, женщина-воспитать деток). Вот монашествующие, лишены половых и природных привилегий, это люди взявшие крест не быть тем кем их создали , люди взявшие крест жить не как мужчина и женщина, а как человек-существо без пола.Для монаха тяжела все эта кастрюльная кухня мирская. Те кто любит дела земные более Бога пусть работают на этой ниве и растят урожай для Него.Думается в миру с его масштабом зла сейчас труднее и те кто живет внемозлобляется несколько на монашество. Хотя как то сомнительно жить в миру и с «Богом в душе»…Если только «в душе», ибо надругое –время нет.А «молодые девочки» правильно уходят вмонашество, ибо таких потрясений которые переживает современнаяодинокая,брошенная мужем и государством-женщина не передать.
Ольга13 сентября 2013, 15:00
тщеславие - вот что тянет в монашество, истинная причина в этом - выделить себя, любимого, из толпы. Я понимаю, когда монахом становится человек, много повидавший и мудрый, с опытом жизни и решения проблем, но когда дети идут в монахи...это как Дом-2. Особенно девочки в монашки... А попробуйте жить с Богом в душе в миру и по заповедям Божьим, вот это - истинный подвиг и радость жизни.
Антоний30 июля 2013, 02:00
Спасибо за статью, очень познавательно, заставляет задуматься.
Акулина15 апреля 2013, 23:00
Спасибо за статью! Возможно, монахи уходят из мира, т.к. им становится в нем невыносимо тесно:"Подвизайтесь войти сквозь тесные врата". Тесные врата символизируют отсечение своей воли, чрез которую они обретают широту и свободу духа...
Ольга26 марта 2013, 17:00
Потрясла фраза:"В монастырь приходят,а не уходят".После этой статьи стало понятно,насколько это верно!!!
Наталия 9 марта 2013, 05:00
Искренняя благодарность отцу Петру за эту беседу. Живая сила в этих словах.
Просто человек 3 марта 2013, 00:00
"...монашество, в отличие от брака, является уделом избранных – избранных не в том смысле, что они лучше других, но в том смысле, что они чувствуют призвание и вкус к одиночеству. Если у человека нет потребности в пребывании в одиночестве, если ему скучно наедине с собой и с Богом, если ему постоянно требуется что-то внешнее для заполнения, если он не любит молитву, не способен раствориться в молитвенной стихии, углубиться в нее, приблизиться через молитву к Богу, – в таком случае он не должен принимать монашество". Это и многое другое о монашестве вы можете найти в статье митрополита Илариона (Алфеева)БРАК И МОНАШЕСТВО В ПРАВОСЛАВНОЙ ТРАДИЦИИ.
Сергей Сидоров 1 марта 2013, 22:00
Монашество - путь дивный! Далеко не каждый к нему предназначен. И еще, современные люди должны понять две вещи. Во-первых, в монастырь не уходят, а приходят. Во-вторых, выбор монашеского пути - это клич Святослава: "Иду на вы!" Помощи Божией Вам, отец Петр!!!
Ольга21 февраля 2013, 11:00
А меня всегда страшит монашество, оно вызывает какой-то неимоверный ужас, смешанный с тоской и болью душевной, хотя к вере я пришла в юношеском возрасте, лат 20 назад... Меня всегда удивляли улыбки на лицах монахов, особенно молодых, самым идеальным счастьем мне казалось счастье иметь хорошую семью и главное - детей... Удивительно мне счастье монахов, тайна тут какая-то (в хорошем смысле), которую скорее всего словами не передать...
Ирина_Ч20 февраля 2013, 16:00
Спасибо, очень интересно!
nata1085116 февраля 2013, 12:00
К счастью, я- крестная мать монаха Петра. И даже хвастаюсь этим иногда. Приятно. что знаешь лично хорошего человека и монаха. Надеюсь. можно рассчитывать и от него молитв о нас всех. Иерей Иоанн- сокурсник о. Петра по семинарии и мой младший сын ждет третьего ребенка. Помолитесь о матушке Елене- его жене.
Инал14 февраля 2013, 11:00
Отличное интервью! о. Пётр простыми и доступными словами объяснил суть монашеской жизни. Развеял стереотип о том, что монахи - это неудачники, не нашедшие себя в миру, среди них много весьма образованных людей. Да хранит Господь этих молитвенников за весь мир, эту духовную гвардию, всегда находящуюся на передовой в борьбе со злом!
евгений13 февраля 2013, 23:00
просто человеку-вот бы нам всем, а мне больше всех, обойтись без 'я', не считать бы нам свои чувства единственным мерилом, к которому примиряем чувства других,своё выражение переживаний, как единственно верное, почему в нас так много 'я'. Я пишу, я творю, Я стало мерилом всего в этом мире, если не так как Я, то это неправильно, смешно, глупо. А, наверное самое главное, так не должно быть, все должно быть по моему. Спаси Господи нас всех,помоги Боже избавиться от Я.
послушница Галина (Сорокина)13 февраля 2013, 17:00
Лучше и не скажешь...
Инна13 февраля 2013, 14:00
Спаси Господи за такую хорошую и нужную статью! Верными словами отец Петр рассказал об отношении мирских людей к монахам. По-моему, недоверие, а, возможно, и страх к монашеству вызваны у людей незнанием и отсутствием стремления узнать об истинном монашестве. Вот такие статьи и книги с рассказами о монахах помогают узнать правду и радость жизни в монастырях
Римма Мещерякова13 февраля 2013, 12:00
Замечательная статья. Монашество - это ежедневный подвиг служения Богу.Монахи, ведущие аскетический образ жизни,достойны глубокого уважения. От них исходит огромная сила - сила Духа, сила истинной Веры в Бога.
Надежда13 февраля 2013, 11:00
Очень искреннее и так необходимое нам, живущим в миру, интервью. Получены ответы на многие вопросы. Спасибо журналисту за возможность и нам, читателям, побеседовать с батюшкой Петром. Доброго здоровья и радости духовной!
просто человек13 февраля 2013, 01:00
А я НЕ ВЕРЮ, что монашество - это счастье. О счастье не говорят так пафосно, счастье не рекламируют. Счастье вообще и, тем более, счастье единения с Богом переживают тихо и незаметно, но так глубоко, что и словами-то не выразить. "... монашество - это искусство из искусств"? Не верю. Вот ЖИЗНЬ - это искусство из искусств.
Аполлинария13 февраля 2013, 00:00
Монахи – это возлюбленные дети Господни... так говорил и оптинский новомученник отец Василий(Росляков)незадолго до своей КРАСНОЙ ПАСХИ!!! CПАСИ ВАС ГОСПОДЬ! очень хорошая статья
Ксения12 февраля 2013, 22:00
Благодарю отец Петр! Храни Господь! Как красиво и точно рассказано о монашестве! Душа аж встрепенулась... Спаси Господи!!!
Дионисий12 февраля 2013, 20:00
Спаси, Господи!
Elena Hьbner12 февраля 2013, 18:00
Spasibo, Otez Petr za dobrye i mudrye slova. Elena, Schweiz
Николай12 февраля 2013, 12:00
Спаси Господи о. Петра и Елену!
Ольга СПб12 февраля 2013, 12:00
Очень интересно и понятно говорит отец Пётр. СПАСИБО!
Vika12 февраля 2013, 12:00
Какая хорошая беседа. и как Батюшка красиво и точно сказал о монашестве... – Монахи – это возлюбленные дети Господни, которые из любви к Нему оставили всё, что могли иметь, живя в миру. Это те, кто, не довольствуясь полумерами, всю свою жизнь безраздельно посвятили служению Богу и молитве за весь мир. Это те, у кого хватило мужества и решимости всё бросить и последовать за Тем, Кого они полюбили всей душой и всем сердцем… Монахи – это люди, отмеченные особой печатью Божией любви. Узнав Его любовь, они потеряли интерес ко всему, что в мире, и устремились к Нему, чтобы никогда не переставать ощущать эту любовь. Смысл всей их жизни – стремление к Нему. Они – избранники Божии. Но для Своих избранников Господь приуготовляет и крест особый. Помните, что сказал Господь апостолу Анании о Савле, будущем первоверховном апостоле Павле: «…он есть Мой избранный сосуд, чтобы возвещать имя Мое… И Я покажу ему, сколько он должен пострадать за имя Мое» (Деян. 9: 15–16)? А монашество – это искусство из искусств. Искусство любви к Богу и ближнему. Оно же и бескровное мученичество, уподобляющее нас Христу. прям дух захватило...
Лариса 66 лет12 февраля 2013, 11:00
Слава Богу за все! Спасибо. Да монахи это избранники Божии.
Светлана12 февраля 2013, 09:00
прекрасная статья. Я раньше не могла подобрать слова для объяснения причин ухода в монастырь. Мои родственники, к сожалению, тоже считают, что монастыри для неудачников и слабых духом людей. Но только сильные духом люди могут так поступать. Спаси Господи.
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке