Слово о фарисее и мытаре

Впервые на русском языке

Предлагаем читателям перевод слова епископа Василия Селевкийского «О фарисее и мытаре».

Интересна и несколько неоднозначна биография автора.

Селевкия Селевкия
Василий Селевкийский (в Исаврии) был возведен в сан епископа между 432 и 447 годами. Он присутствовал на Константинопольском Соборе (448) и вместе со своим диаконом Афанасием выступал против еретика Евтихия, который не признавал соединения двух природ во Иисусе Христе и единосущия Господа нашего с нами по человечеству. Однако в 449 году на «разбойничьем соборе» в Эфесе он уже оказался сторонником Евтихия. Перемену мыслей своих позднее на Халкидонском Соборе объяснил тем, что Диоскором употреблено было над ним насилие, как и над многими участниками Эфесского соборища. Отцы IV Вселенского Собора приняли это объяснение из уважения к нему, и Василий, подписав Томос святого папы Льва к Флавиану, был утвержден в достоинстве епископа и управлял своей епархией до самой смерти (460). В 458 году Василий вместе с другими епископами своей провинции направил послание императору Льву I в поддержку решений Халкидонского Собора, протестуя против поставления на Александрийскую кафедру Тимофея Элура, известного своими монофизитскими взглядами.

Сохранился целый ряд творений епископа Василия. Во-первых, это 40 проповедей на различные темы Ветхого и Нового Завета. Во-вторых, упомянутое послание к императору Льву, на латинском языке. В-третьих, две книги о жизни и чудесах святой Феклы, в стихах. Кроме того, исследователи приписывают ему некоторые проповеди, надписанные именами святых Афанасия Александрийского, Андрея Критского, Иоанна Златоуста и Прокла Константинопольского.

Близко следуя евангельскому тексту, Василий Селевкийский сосредотачивается на его нравственном смысле, поскольку «богодухновенное Писание есть учитель добродетели» (На пророка Давида (In Davidem). Оr. 17. 1 // PG. 85. Col. 216) и сохраняет поучительные примеры святых мужей для потомков (см.: Ibid. Col. 205). Однако не чужд епископ Василий и типологического метода, поскольку, по его мысли, Ветхий Завет приготовляет людей к принятию благовестия Христа посредством прообразов (см.: На пророка Иону (In Jonam). Оr. 13. 2 // PG. 85. Col. 173–176). Священное Писание ведет людей к вечной жизни, так как учит, как достичь бессмертия и спастись (см.: На историю Давида (In Davidis historiam). Оr. 14. 1 // PG. 85. Col. 184)[1].

Стиль Василия Селевкийского весьма изыскан и в то же время прост, поскольку он примеряется к уровню своих слушателей.

Надеемся, читатели извлекут духовную пользу из предлагаемого ниже «Слова о фарисее и мытаре»[2].

Мытарь и фарисей. Мозаика в Равенне Мытарь и фарисей. Мозаика в Равенне
                        

Слово о фарисее и мытаре

«Два человека вошли во храм помолиться, один – фарисей, другой – мытарь». Представляя этих лиц друг другу, Спаситель исцеляет соответствующие страсти. Ведь один из них – спутник добродетели, а другой – порока. Христос сравнивает крайности жизни каждого и уравновешивает высокоумного праведника и смиренномудренного грешника для того, чтобы надежды, обращенные на победу, парадоксально учили людей бежать от страстей. Ведь фарисей был учителем добродетели, истолкователем закона, преемником Моисеева языка и седалища, а мытарь занимался предосудительным делом – сбором налогов, он копил богатство от лихоимства, занимался невыносимым хищничеством, разбоем, пользуясь законами как оружием, употреблял насильство, из-за которого он стал проклятым и на земле, и на море. Ведь мытарское ремесло распростерло свои ненасытные руки и на ту и на другую стихию, его плод – слезы ближних, сокровище его – несчастья других людей. И вот мытарь, обремененный такими страстями, вошел во храм, а фарисей вступил туда, внося сокровище добродетелей.

Что же фарисей? Как сказано, встав, он начал молиться, как бы говоря с Богом и глядя Ему в лицо, а скорее ожидая восхищения на облаках, чтобы в небе разговаривать с Богом. «Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие». Хорошее начало для благодарения – осуждение мира. И судья изрекает для всех осуждение на смерть. «Ведь я не таков, как прочие люди». О тиранский язык фарисея, ведь он посчитал себя за всё, а всех посчитал за какую-то остаточную часть. «Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие». Тем самым фарисей начал поносить Бога: «Ты не имеешь другого праведника на земле. Только я для Тебя – сокровище добродетели. Земля была бы пуста от праведности, если бы я не ходил по ней. Я не таков, как прочие люди, тем более как этот мытарь». Итак, страсть нашла для себя материал и объект. Ведь гордыня осуждения не оставила в покое того, кто вошел вместе с фарисеем. Фарисей оказался судьей вместо просителя, ибо кажется, что вместе с Богом он судит мытаря. «Ведь он, – как бы говорит фарисей, – оскверняет своим присутствием мое благодарение, я и не хотел ни видеть его, ни вспоминать о нем. А я пощусь дважды в неделю (здесь он обличает стяжательство через еду), отделяю десятую часть от всего имения (а тут, упоминая о долге, он делает Бога своим должником). Я победил делами Моисеевы заповеди и превзошел закон подвигами. Моими жертвами обогатился храм». Вот таков фарисей, хвалящийся памятью добродетелей.

Посмотрим и на мытаря. Где же он скрывается и молится?

Как сказано, встав вдали, он даже не смел возвести очи к небесам, ибо при входе сознание своих грехов связало его дерзновение. Память о содеянном помрачала его взор. Он испускал глубокий стон из своего сердца, бил себя в грудь, сам себя наказывал вместо судьи, разрывая душу плачем, ударяя рукой в сердце; он сам стал своим палачом, изливая глас бичуемого преступника: «Милостив буди мне, грешному». Он говорил: «Я не имею добрых дел, защищающих меня, отовсюду я поражаюсь грехами, о меня бьются волны неправедных деяний, и вижу море зол моих. Кто будет врачом моих бед? Куда прибегу и где найду помощь, какое праведное дело я представлю, которое я сделал добровольно? Какой добрый поступок я противопоставлю моим падениям? Как я избегу правдивых обвинителей? О чем буду молчать, о чем говорить, о чем умолять, что скрывать, о чем рыдать? Возведу ли очи на небо, которое оскорбил преступлениями? Воззрю ли на Бога, над Которым кощунствовал – и радовался этому? Но в Нем одном я найду лекарство от бед, к милости Его прибегая, избегну опасности. Боже, милостив буди мне, грешному! Только грехом, а не праведностью могу я хвалиться. Не подражай, о Судия, мнению фарисея, не гнушайся мною вместе с этим гордецом. Я знаю, что праведен Создатель, а его не считаю своим судьей. Взыскую человеколюбия – единственного спасения для грешников. Показываю свои раны, Ты же подай мне исцеление». Что же говорит Тот, Кто видит молитвы всех, Судия, выслушавший каждого? Увидим, какой приговор он выносит смирившемуся грешнику и хвастающемуся праведнику. Он говорит: «Вышел из храма мытарь оправданным более, чем фарисей». Изменился порядок. Мытарь оказался более оправданным, чем праведный фарисей, благодаря справедливому Судии. Преобразилась природа вещей. Вознесшийся к небесам, низвергся гордыней. Достигший смирения, вознесся к высотам. О мытарь, собиратель человеколюбия! Мытарь, прекрасно достигший благой пристани спасения! О грешник, открывший грешникам путь к дерзновенной молитве! Ты научил нас, что дело мытаря может быть сильнее праведности. Ты не перестал требовать налогов, пока не взял их с Самого Христа! Страшное и тяжкое мытарство – гордыня, страшное – и оно делает человека врагом Творцу. «Я не таков, как этот мытарь». Правду говоришь, фарисей, ведь он добился оправдательного приговора через смиренномудрие. Ты говоришь: «Я пощусь дважды в неделю». Но напрасно ты изливаешь труд поста ради гордыни, ведь страсть души осквернила твой дар. «Я не таков, как прочие». Твой праотец Авраам (скорее – отец мытаря, ибо он роднится с ним своим нравом) разве говорил с Богом не так – глядя в землю: «Я – земля и пепел» (Быт. 18: 27)? Смотри, как признание немощи своей природы дает доступ к Господу. И он разговаривал с Богом, более потупив очи своего ума, нежели тела.

И разве ты не слышишь поющую лиру Давида: «Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит» (Пс. 50: 19)?

Так же и твой учитель Моисей разговаривал с Богом: «Кто я, чтобы мне идти к фараону?» (Исх. 3: 11). Бежим же, возлюбленные, от страсти «праведника», ведь фарисей извергается из праведности. Бежим гордыни, из-за которой пал и диавол. «Я видел сатану, павшего как молния» (Лк. 10: 18). Молнию его природы погасила страсть. Услышим же слова Спасителя: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное» (Мф. 5: 3). Ему же слава со Отцем и Святым Духом во веки. Аминь.

Епископ Василий Селевкийский
Предисловие и перевод диакона Владимира Василика

27 февраля 2013 г.

[1] См.: Михайлов П.Б. Василий Селевкийский // Православная энциклопедия. Т. 7. С. 64–67.

[2] Перевод сделан по: PG. 85. Col. 373 ff.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Библия, изложенная для семейного чтения.
Господни притчи
Библия, изложенная для семейного чтения.
Господни притчи

Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно. Был также некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях и желал напитаться крошками, падающими со стола богача, и псы, приходя, лизали струпья его. Умер нищий и отнесен был Ангелами на лоно Авраамово. Умер и богач, и похоронили его. И в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его и, возопив, сказал: отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем.
Синаксарь в неделю о мытаре и фарисее Синаксарь в неделю о мытаре и фарисее
В настоящий день с Богом начинаем Триодь, которую многие из наших святых и богоносных отцов-поэтов, движимые Святым Духом, прекрасно и подобающим образом составили, наполнив песнями. Первым придумал трипеснец — полагаю, что во образ Святой и Живоначальной Троицы, — великий стихотворец Косьма для Великой седмицы святых Страстей Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, сочинив песни с кратким названием каждого дня в акростихе.
Кто такие фарисеи? Кто такие фарисеи?
Отвечает иером. Иов (Гумеров)
Кто такие фарисеи? Кто такие фарисеи?
священник Афанасий Гумеров
Кто такие фарисеи?
Комментарии
Владимир Комаров15 октября 2013, 23:17
Спаси Бог отца Владимира за его переводческие и прочие научные труды! Действительно изящная и понятная речь!
Елена М28 февраля 2013, 17:26
"Боже, милостив буди мне, грешному! Только грехом, а не праведностью могу я хвалиться. Не подражай, о Судия, мнению фарисея, не гнушайся мною вместе с этим гордецом. Я знаю, что праведен Создатель, а его не считаю своим судьей. Взыскую человеколюбия – единственного спасения для грешников. Показываю свои раны, Ты же подай мне исцеление»." Ничего себе , однако! Так мытарь тоже, оказывается берется учить Бога как ему поступать:"Не подражай, о Судия, мнению фарисея" и считает, что " Только грехом, а не праведностью могу я хвалиться." - т.е. он, конечно, мог бы и похвалиться, если бы можно было хвалиться грехом? И исправляться он не собирается :"не гнушайся мною вместе с этим гордецом" - т.е. прощай такого каков есть?,"Я знаю, что праведен Создатель, а его не считаю своим судьей." - т.е.человек, живущий по заповедям (хоть и не без греха, а кто без греха?) ему не пример и его мнение его не интересует? Может быть тогда и судебную систему отменить? Если мытарь , действительно молился такими словами, то я не могу понять почему он ушел более прощенным.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×