Глубинка промеряет глубину

О том, как служится батюшкам на селе

Марина Бирюкова

Мне хочется рассказать немножко о жизни современного русского сельского священника. И не потому даже, что о нем мало знают – ну, скажем, обитатели столиц. А потому, что мы всем нашим сегодняшним обществом очень мало замечаем его, живущего вопреки многим происходящим в обществе процессам – как бы вверх по течению. Но прежде – о месте, в котором он служит.

Никольский храм в Карабулаке. Фото: Ю.Ракина
Никольский храм в Карабулаке. Фото: Ю.Ракина
Одна из недавних моих «глубинных» командировок. Мы с немолодой женщиной, местной уроженкой, стоим посреди странного пространства – среди высокой травы и кустарника вразброс полуразрушенные дома. Моя собеседница разгребает сухой августовский бурьян: «Смотрите». Что это? Цветная шахматная плитка, которой крыли когда-то полы в казенных учреждениях. «Это остатки пола в коридоре. Здесь наша школа стояла. Мы учились в две смены, в одну не умещались».

Чаще, впрочем, мы ездим в села, которые еще дышат. Но на вопрос: «Где у вас народ работает, чем живет?» нам отвечают уныло: «Мужики все в Саратов ездят, а кто и в Москву. Здесь делать нечего». И какая уж тут любовь к родной земле, какая верность корням, какая поэзия труда!

Село наше сегодня не просто умирает, нет: его хоронят заживо, и прямо на могиле – не засыпанной все-таки еще до конца – продают импортную морковь. Ценник я такой недавно увидела в продуктовом магазине – «Морковь импортная». А то, что у нас и гречка импортная, и картошка, и молочные продукты в большинстве – услышала потом от более осведомленных коллег.

Я далека от того, чтобы идеализировать советское колхозно-совхозное прошлое – с новыми домами культуры и победителями соцсоревнования. Именно потому, что я оттуда родом, мне известно: это была потемкинская деревня. Она рухнула. Ну а дальше-то что?..

Вот в это самое – в то, что дальше – и отправляют наших мальчиков, закончивших семинарию. Не на два, не на три года, как когда-то нас – по распределению после наших вузов, а – бессрочно: езжай и служи.

Отец Николай Протасов в храме. Фото: Ю.Ракина
Отец Николай Протасов в храме. Фото: Ю.Ракина
Впрочем, какие они мальчики. Они – по определению – женатые мужчины, отцы семейств, хотя и молодых. Их жены в большинстве случаев потомственные горожанки, это во-первых, а во-вторых, они все сплошь с высшим образованием. И с привычкой жить в большом кругу друзей, в постоянном общении. И вот, оказывается батюшка с молодой матушкой и с одним-двумя (все впереди!) маленькими детьми в какой-нибудь степной Куриловке или Дьяковке, а здесь и жить-то, оказывается, негде. Если и выделит местная администрация домик, то такой, что в ремонт надо вложить целое состояние…

А с образованием детей как быть? В городе любой нормальный родитель наматывает километры, ища для своего семилетнего потомка именно ту школу, которая ему нужна, лучшую то есть; а здесь, в селе, никакого выбора…

И вообще, на что жить? Какой доход с храма, расположенного в бывшем сельском магазинчике при изначальной численности прихода в восемь человек, из них семь – пенсионеры?

Наши мальчики-семинаристы идут на эту жизнь сознательно и добровольно. Учась в семинарии, они уже знают, что их ждет, и не питают иллюзий. Их ровесники категорически отказываются жить в Саратове – соглашаются только на Москву; другие и на Москву не согласны – поскорей бы «свалить» на Запад; а этим почему-то дороги бывшие передовые животноводы, не нужные уже ни продавцам импортной моркови, ни их покровителям.

Отец Николай Протасов. Фото: Ю.Ракина
Отец Николай Протасов. Фото: Ю.Ракина
Я только что из очередной глубинной командировки, из Базарного Карабулака. Там служит 27-летний иерей Николай Протасов. Это уже второй его приход:

– Я два года прослужил в Марксовском районе, в Подлесном – пока владыка Лонгин (митрополит Саратовский и Вольский – М.Б.) не перевел меня сюда. Но подлесновский приход мне очень дорог и близок по сей день. Мы не расстались, мы по-прежнему общаемся: многие прихожане из Подлесного приезжали уже к нам сюда, в Карабулак, и я тоже по мере возможности навещаю Подлесное. Любовь к первому в жизни приходу, к первой общине – она не может просто пройти, это очень глубокое теплое чувство.

Не всякому говорящему мы верим. Но в данном случае нет никакого повода искать подвох. Наша глубинка – она очень хорошо проверяет на искренность, поверьте. Это в городе можно говорить правильные вещи, а жить совсем иначе. А в селе ты как на ладони.

Здесь, в Карабулаке, слишком молодого (двадцать пять ему тогда было!) батюшку встретили с ласково-сочувственным недоверием: что ж ты делать-то здесь будешь, такой молоденький? Но сейчас в отношении к нему – и прихожан, и всех прочих, включая районное начальство – нет никакой снисходительности, и обращение «отец» воспринимается как вполне органичное. Особенно зауважали батюшку после того, как он нашел деньги и выкрасил, наконец, огромное здание старинного, частично восстановленного храма, а затем провел в него газовое отопление. Что такое найти деньги в райцентре, где нет никаких богатых ктиторов и жертвователей, где очень мало что производится – это отдельный и самый больной вопрос. Однако вот – находят, и не только отец Николай.

Отец Сергий Протасов с женой Татьяной, сыном Тихоном и котом Мосей. Фото: М.Бирюкова
Отец Сергий Протасов с женой Татьяной, сыном Тихоном и котом Мосей. Фото: М.Бирюкова
У него, кстати, есть еще младший брат, отец Сергий Протасов, тому двадцать пять, и он тоже настоятель и благочинный. Только уже в другой епархии, в Балашовской, в городке Аркадаке. В этом Аркадаке недавно закрылось последнее крупное предприятие – спиртзавод. Безработица, бездорожье, заброшенные села, усталые, безразличные ко всему люди: «Приезжаешь в село, и видишь, что никому ничего не надо». Огромный храм 1822 года постройки – требует ремонта, внутренней отделки, денег нет. Есть от чего впасть в уныние, но я смотрю и вижу, что отец Сергий и супруга его Татьяна (а о супругах, о молодых матушках нужно отдельно говорить, наверное) не унывают, они спокойны и не боятся будущего; они на своем месте, там, где нужны. Кстати, к Пасхе они тоже ждут гостей – детей из детского дома в Красноармейске, где отец Сергий начинал свое недолгое еще служение. Дети замечательные, рассказывает он, и воспитатели замечательные, не могли мы с ними вот так просто навсегда расстаться. Второй раз уже они приезжают из Красноармейска к нам в Аркадак, и не с пустыми руками – с пасхальным спектаклем…

* * *

Глубинка проверяет, промеряет веру в человеке – на глубину. У человека поверхностного там очень быстро опустятся руки, и одна только мысль останется: как бы побыстрее вырваться в город.

Озинки – это поселок на границе России и Казахстана, в трехстах километрах от Саратова. Священник Стахий (Станислав) Жулин служит там уже семь лет. Он настоятель и благочинный. Ему тридцать два года. У них с супругой четверо детей – нормальный средний для нашего духовенства показатель. Вот что рассказал отец Стахий об очень трудном периоде своего служения и о том, как он из этой ситуации выбирался:

Священник Стахий Жулин с семьей. Фото: А.Коренюк
Священник Стахий Жулин с семьей. Фото: А.Коренюк
– Я был рукоположен в 22 года – покойным архиепископом Саратовским и Вольским Александром, и начинал свое служение в Саратове, в храме преподобного Серафима Саровского, в Свято-Троицком соборе. Но только в Озинках по-настоящему понял, что такое священническое служение. В мае 2005 года указом владыки Лонгина я, моя супруга Людмила, двое моих детей были направлены в Озинки для устроения приходской жизни и строительства нового храма. В то время мы ожидали появления третьего ребёнка.

Администрация поселка выделила нам помещение бывшего магазина. Картина была ужасная, стены были черными от грибка. Руки опускались: что делать, с чего начинать?.. Конечно, с молитвы. Было очень тяжело, но Господь не оставлял нас. Постепенно начали приходить сельчане, предлагали свою помощь. И вот произошло чудо: помещение удалось привести в порядок, и через пять месяцев на месте бывшего магазина уже стоял небольшой уютный храм во имя святых Царственных Страстотерпцев.

Храм-то стоял, но настоятель не ведал, сколько трудностей у него впереди.

– На первом молебне, когда храм еще не был освящен, прихожан присутствовало – человек сорок, – продолжает отец Стахий, – Но впоследствии это число стало катастрофически сокращаться и дошло до пяти-пятнадцати человек. Вот тогда я и понял, что храм не в бревнах, а в ребрах. Иными словами – что решать проблему нужно, начиная с себя. Что-то во мне самом не так, если люди пришли и ушли. Они ведь приходили – не просто пение послушать. Они зачем-то другим приходили. Я вспомнил слова «Врачу, исцелися сам». И начал понимать, что я – как пустышка внутри. Да, я учился, книжки читал. Но этого, оказывается, мало. Не хватает самого главного. Господь должен водить человека, священника – Своею благодатью. А препятствие тому – гордость человеческая. Моя гордость. Я стал тогда унывать. Пришла усталость. Но ведь усталость тоже от уныния. От непонимания самого себя. Иногда бывает так, что тело, душа и дух в человеке – как лебедь, рак и щука. Телу хочется комфорта, душе хочется в город...

– Очень хотелось в город?

– А как вы думаете? И только дух где-то там, в глубине немножко поднимался, смотрел в небо. В это время очень важна поддержка близких людей. Матушке тоже было очень тяжело. Она родилась и выросла в городе, а пришлось налаживать быт в сельском доме с «удобствами» во дворе. Но она не унывала и говорила, что всё будет хорошо.

Однажды я приехал в Саратов и пришел в Свято-Троицкий собор, в котором служил одно время. Пришел на исповедь к настоятелю этого храма, игумену Пахомию (Брускову; теперь он епископ Покровский и Николаевский – М.Б.). И отец Пахомий подарил мне книгу монаха Иосифа Ватопедского «Блаженный послушник» – о Ефреме Катунакском. И вот тогда я по-настоящему понял то, что раньше было для меня только текстом: послушание превыше поста и молитвы. Послушание Церкви, послушание архиерею, потому что через него в наших судьбах действует Бог; послушание близким. И когда я это понял, я стал по-другому молиться, по-другому жить.

Сейчас в Озинках – большой и крепкий приход, на воскресном богослужении – до 120 человек; приспособленного помещения уже не хватает, строится храм во имя Феодоровской иконы Божией Матери; настоятель – он же благочинный Архангельского округа Покровской епархии – уверен, что в Озинках будут действовать оба православных храма. За год отец Стахий проводит до полусотни просветительских, миссионерских мероприятий районного масштаба. В феврале, например, были Сретенские чтения – «Православная культура и молодежь»; отец Стахий выступал там с докладом «Истина – краткая этимология слова», потом еще было много выступающих… Триста километров степной дороги от Саратова, но чувства затерянности, оторванности от мира и уж тем более усталости от однообразия жизни у этого молодого батюшки нет: «Какое однообразие – столько дел!..»

– Периодически приходится читать о выгорании священников, это больная и обсуждаемая тема. Что нужно, чтобы не выгореть?

– Это вопрос доверия к Богу… Когда я еще в Саратове служил, я часто был на могилке у епископа Вениамина Милова (возглавлял Саратовскую епархию в 1955 году после многих арестов и ссылок; похоронен на Воскресенском кладбище, неофициально почитается многими саратовцами как святой – М.Б.). И молился, чтобы мне стать настоящим священником. А потом, читая его «Пастырское богословие», выписал: «Вдумчивое отношение к цели своей жизни и полная убежденность в исполнимости пастырского служения ведут к истинной пастырской деятельности». Вдумчивое отношение к цели – это ведь означает, что ты все время внутренне держишься истины. Иоанн Кронштадский писал – я на память знаю, потому что книгу «Моя жизнь во Христе» очень много, очень долго читал – «Истина есть основа для многоразличия всего, что сотворено. Пусть жизнь твоя нанизывается на истину как на некий стержень». Когда стержня нет, что происходит с человеком, со священником? Он строит-строит, делает-делает что-то большое, важное, а потом вдруг впадает – на медицинском языке, – в депрессию, а на самом деле в уныние и отчаяние. Ему плохо, и он начинает от этого физически болеть, и мучить всех вокруг себя. Ему бы вспомнить то, что Василий Великий сказал: не великие дела угодны Богу, а великая любовь, с которой они должны делаться. Если человек делает дело из самоугодия, из человекоугодия, он сломается, или выгорит. Я не только о других, я сталкивался с этим в самом себе. Бывает раздражение, усталость после какого-то дела, после мероприятия…А почему? Потому что я делал это для своей гордыни. Я был побуждаем к внешнему доброделанию не смирением, а чем-то чуждым Богу.. А если не поленишься, углубишься в себя, исправишь в себе эти внутренние причины, то достигнешь уже определенного ведения, получишь определенный опыт, преодолеешь страсть, и почувствуешь благодать Божию.

Можно сказать и иначе, наверное. Наш сельский священник, если он, при всех его человеческих слабостях и недостатках, все же священник, а не случайный в этом деле человек – он просто роскоши себе такой позволить не может – выгорать. От многих наших сельских священников мне приходилось слышать, что в более комфортных условиях, на большом и устоявшемся городском приходе можно маскироваться, скрывать внутреннюю опустошенность за привычной внешней деятельностью. В постоянном многолюдье и сутолоке редкий прихожанин заглянет батюшке в глаза. А в степном селе, в глухом лесном райцентре каждый, преодолевший уныние и пришедший в храм – только в эти глаза и смотрит.

Марина Бирюкова

4 апреля 2013 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Приходские хроники Приходские хроники Благочестивые истории Приходские хроники Благочестивые истории: Приходские хроники Владимир Щербинин Автор учился иконописи в Псково-Печерской Успенской обители, сценарному ремеслу во ВГИКе, а жизни – на приходах Тверской и Псковской епархий, где в 80-х служил сторожем, чтецом, просфорником, дворником и т.п. Деревня «Караул!»
Нигде такого разорения и запустения, как в русских селениях, нет
Деревня «Караул!»
Нигде такого разорения и запустения, как в русских селениях, нет
Александр Калинин За прошедшие с развала СССР 20 лет в стране не стало 23 тысячи населенных пунктов, из них 20 тысяч – сёл и деревень. Еще 20 тысяч – на грани вымирания, в них осталось по 5-7 стариков. Я бывал в этих деревнях и видел этих стариков. На зиму, когда уедут последние дачники, а землю скует морозом, они обычно сбиваются в одну избу. И не только для того, чтобы таким образом сэкономить дрова и электричество. Вместе не так страшно. А главное, чтобы не помереть в одиночестве.
Священник в советском селе Священник в советском селе Прот. Александр Шастин Священник в советском селе Священник в советском селе Протоиерей Александр Шастин Насколько поражало знание службы! Если батюшка ошибется в чем-то, обязательно поправят. Вот прошло то время — и мы спохватились! Некоторые батюшки тогда даже обижались на это, а сейчас спохватились. Вот… раз! Сбился в службе, а спросить некого. А тогда батюшка мог любую стоящую рядом бабушку, молящуюся спросить: «так, что там дальше?» — и подскажут. 25 лет на сельском приходе. Ч. 2. Брейтово 25 лет на сельском приходе. Ч. 2. Брейтово Прот. Анатолий Денисов 25 лет на сельском приходе. Ч. 2. Брейтово 25 лет на сельском приходе.
Часть 2. Брейтово
Протоиерей Анатолий Денисов Главное наше достояние, конечно же, люди. Ясно, что они разные бывают: кто-то верующий, кто-то неверующий. Однажды меня за эти слова отец Павел (Груздев) здорово отругал: «Ты никогда не дели людей на эти ранги, потому что это Бог будет делить, а ты ко всем одинаково относись, верующий он или неверующий. Какое ты имеешь право, а? Черствый или белый… Это же не продукт. Это – человек. Ты его люби, какой он есть!»
25 лет на сельском приходе. Ч. 1. Спас-Водога 25 лет на сельском приходе. Ч. 1. Спас-Водога Прот. Анатолий Денисов 25 лет на сельском приходе. Ч. 1. Спас-Водога 25 лет на сельском приходе.
Часть 1. Спас-Водога
Протоиерей Анатолий Денисов И пошло дело. Гробы колотим, на день рождения подарок – гроб. А что? Грибы-ягоды заготавливаем. А грибы-ягоды – это не игрушки. Посередке деревни колодец вырыли, туда – шесть бочек пластмассовых 200-литровых. Летом на тракторе за грибами ездим. Привозим их из леса, тут старухи и солят прямо посреди деревни. А потом мы эти бочки с солеными грибами – вкусными да вымоченными – и везем в монастырь. Нам денег давали, мы на это жили.
Комментарии
рб Елена 2 апреля 2015, 08:00
Родом из Сибири и когда приезжаю в гости то весь отпуск плачу от бессилия помочь и от нашего все гребу до себе Батюшки все под нашим увеличительным оком и равнодушием Около Храмов нахально вербуют сектанты всех мастей У Батюшек нет транспорта чтобы добраться до нужного места Ведь как в Чечне каждый священнослужитель получил авто Или читаешь комменарий что пригласил батюшку и он ни копейки не взял Если бы взял то комментарий был бы негативным Когда приглашаю служителей и прошу приехать на такси и обьясняю что заплачу за такси Деньги кладу в конверт который подаю после всех дел Я не богатая мини пенсия но я хочу благодарить не унижая торгом Храни нас Господи и давайте молиться за наших Батюшек и Матушек
Лариса11 апреля 2013, 09:00
Мой муж тоже служит на сельском приходе уже 20 лет. Раньше был старенький сельский магазинчик, теперь уже выстроен новый Храм! Приехал туда молодым, только что окончившим семинарию. Так быстро пролетели эти годы. Разное бывало. Хотя только сейчас наконец достраиваем свой дом и прошла большая часть жизни, ни в какой город нашего батюшку не заманишь. Прихожане за эти годы стали родными людьми.....
Сергий и Анастасия10 апреля 2013, 23:00
Спаси Господи! Всем побольше веры и терпения в преодолении трудностей,а также любви к окружающим.
Виктор 9 апреля 2013, 13:00
Неужели и выпускников семинарий распределяют по блату?
Владимир 8 апреля 2013, 22:00
Спаси Вас Господи за статью! Хоть я и не священник, а простой врач -хирург и Промыслом Божиим закинут в районный городок, но духовные проблемы возникают те же, на своём опыте познаёшь: что -либо сделанное по человекоугодию приносит усталость и скорбь, сделанное ради Христа- радость. Божьей помощи всем сельским батюшкам!
Лев 7 апреля 2013, 20:00
Спасибо за статью!!!
Галина 7 апреля 2013, 15:00
Благодарим за прекрасную статью! Есть еще православные Церкви в РЦП, настоящие батюшки и матушки. Помоги им Господи преодолеть все трудности, все бытовые тяготы, бедность и нищету, во Славу Божию. Простой православный люд, чувствует Дух Истины, и Господь не оставит их. Эти батюшки в селе, в умирающей глубинке, есть соль земли. Мы за них и мы с ними.
Олег 6 апреля 2013, 08:00
Очень поучительно,по настоящему Богатые люди,в смысле-Бог в них действует. Да укрепит Господь души подвизавшихся,и вразумит ищущих.
Georgij 6 апреля 2013, 00:00
Спасибо за статью, вот бы контакты некотрых нуждающихся приходов. А то самим не наездищься... Храни Господи этих искренних и верных призванию батюшек и матушек и их семьи!
Марина 5 апреля 2013, 15:00
Пожалуйста пишите почаще про таких батюшек! Вот это исповедание ХРИСТА! В наше время привычка к комфорту настолько сильна, что даже представить мысленно, жить в деревне, не возможно! Такие рассказы, о жизни простых сельских батюшек, сильно укрепляют, дают какой то толчок в духовной жизни! А вот чтение о новых выкрутасах знаменитых на весь белый свет клириков, в буквальном смысле крылья подрубают. Прочитав статью, кажется, что на пару ступенек вверх по лестнице поднялся, сила какая то появляется, для подвигов. А вот слушая или читая творения А.Кураева (и ему подобных, ощущения как будто, кто-то толкает с этой лестницы в пропасть! Спаси Господи!
Галина 5 апреля 2013, 09:00
Прочитала статью со слезами на глазах.Помоги им выстоять ради Христа.
Е в а 4 апреля 2013, 22:00
Замечательная статья. Прекрасно написана, прекрасные герои!
Валерий 4 апреля 2013, 22:00
А чего вы хотели. В крупных городах служат или сыновья "крутых" священников или если за тебя попросили. В селах служат самые умные и честные священники.
р.Божия Ольга 4 апреля 2013, 21:00
Спаси Господи всем приятного поста , пастырское служение это всегда подвиг, многого не знала и даже не догадывалась, спасибо автору поднял очень важный вопрос дай Бог всем любви терпения смирения и батюшкам и их матушкам
ludmila toll 4 апреля 2013, 20:00
я читала и плакала о людях которые живут на благодатной земле где испокон веков процветало земледелие. Россия при царях была житницей хлебной кормилицей для всего мира. В России так много умных образованных ученых мужей .все правительство сплошь специалисты во всех областях а вывести страну из этого ужаса не могут или не хотят вот вопрос? многие эти мужи имеют дома и счета за границей и они знают почему простой народ других стран живет лучше но не помогают своим людям тут вопрос не к людям, а к правительствам каждого отдельного района ведь они собираются на сессии вот там и решали бы и брали пример с других стран просто открыв интернет но Российские властьимущие не любят свой народ не любят свою страну простой народ умнейший а выбирает себе правителей ненавидящих их же самих. Если бы Святые отцы Церкви нашей Православной могли действовать наравне с правительством только тогда дела пойдут в гору
Лариса 4 апреля 2013, 19:00
Хорошая статья. Хорошо бы у нас ввести такую систему - отучился (в вузе, в техникуме и пр.)- отработай года три в деревне, послужи своему народу. А то выросли, выучились - и привет Родине. Раньше хоть какое-то было понятие чести и служения, а теперь главное - личный интерес. Побольше бы таких батюшек с матушками...
Ольга СПб 4 апреля 2013, 18:00
Спасибо большое за статью! Моя мама родилась и выросла в Аркадаке, и я в детстве там бывала. Да дарует Господь благодать Святого Духа на многие-многие лета всем таким батюшкам, их матушкам и деткам! Низкий поклон вам всем.
Никита 4 апреля 2013, 17:00
Дорогие русские сельские батюшки, помоги вам Бог!
Екатерина 4 апреля 2013, 16:00
От фотографии отца Стахия с семьей - глаз не оторвать!!! Вам нужен повод для оптимизма, вам нужно что-то светлое в жизни? отвернитесь от телевизора, вглядитесь в эти лица!!! Огромное спасибо автору и всем нашим батюшкам!
Людмила 4 апреля 2013, 15:00
а я-Людмила.- живу сейчас в станице, рядом с Краснодаром, но запустение и все проблемы самых глубинных сёл в полном ассортименте! но СЛАВА ВСЕВЫШНЕМУ, наш храм, хоть и строился когда-то под узел связи( старинный варварски разрушен)- действует!!! пусть хранитГОСПОДЬ БОГ нашего батюшку Трофима и матушку Анастасию с их чадами!СЛАВА БОГУ за всё!
Сергей 4 апреля 2013, 14:00
Спасибо автору! Читал Дневники о.Николая Японского,а видел нынешних наших священников из маленьких русских городков и сел. Дай, Господи, им терпения и сил, чтоб не свернуть с Дороги!
Дмитрий 4 апреля 2013, 13:00
В магазинах все импортное, а из сел не знают, как вывезти продукцию! Санэпиднадзор, сертификация, взяточники, банды, угроза уничтожения товара под предлогом очередной заразы (сальмонеллы, птичий грипп, коровье бешенство, свинячий понос...) не позволяют ЗАВАЛИТЬ магазины ДЕШЕВОЙ продукцией!
Наталия 4 апреля 2013, 13:00
Статья очень важная, конечно в Москве нужно строить храмы, но ведь Россия это не только Москва и другие крупные промышленные центры. А как же провинция???? Не говоря уже о сельской местности, о деревни. Я думаю, что служить сегодня в деревенском храме для священника и его семьи это подвиг.
Владимир 4 апреля 2013, 12:00
Спасибо автору! В тех местах доступа в интернет нет, жаль, не прочтут те, кто может понять. А городские не поймут.
р.Б. Виктор 4 апреля 2013, 11:00
Прочитал - задумался.. Чем можно помочь батюшкам ? Молиться за них поимённо нужно нам всем перед Господом ! Они есть соль и совесть земли русской . Низкий Вам поклон дорогие батюшки .
Галина 4 апреля 2013, 11:00
Спасибо за статью. Живу далеко от родного Саратова, так радостно читать о родных местах, о хороших молодых русских православных. Всё толкуют о герое нашего времени. Герой всех времён - простой сельский батюшка, чаще всего никем не замечаемый. Много ли "святая русская литература" (определение Т.Манна) о нём рассказала? Лесков, немного Гончаров, а больше и вспомнить некого. Помоги, Господи, нашим скромным и таким необходимым батюшкам!
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке