Острые вопросы и честные ответы

Беседа с авторами книги «О Церкви без предубеждения»

Антон Поспелов

В издательстве Саратовской митрополии вышла книга «О Церкви без предубеждения. Беседы со светским журналистом». Имена ее авторов хорошо знакомы читателям портала Православие.Ru. Это игумен Нектарий (Морозов) и Елена Балаян. Книга создана на основе 50-часовых диктофонных записей бесед. Искреннее желание разобраться в том, что смущает, а порой и отталкивает от Церкви «внешних» людей — со стороны светского журналиста, готовность отвечать на любые, в том числе, и болезненные вопросы со стороны священника, — характерные черты данного издания. Это непринужденный, искренний, временами острый разговор о православной вере и проблемах церковной жизни — о вечном и современном.

Презентация книги «О Церкви без предубеждения. Беседы со светским журналистом» состоится 12 апреля в 15:00 в редакции газеты «Культура» (Москва, улица Новослободская, д. 73, стр. 1).

Накануне этого события мы попросили авторов книги ответить на вопросы нашего портала.

Игумен Нектарий (Морозов). Фото: А.Поспелов / Православие.Ru Игумен Нектарий (Морозов). Фото: А.Поспелов / Православие.Ru
— Отец Нектарий, как пришла идея создать такую книгу, и есть ли на русском языке что-нибудь подобное?

и.Н.: На протяжении многих лет мне, как руководителю епархиального информационно-издательского отдела приходится отвечать на самые различные вопросы журналистов, зачастую повторяющиеся, похожие друг на друга. И совершенно очевидно, что значительная часть этих вопросов порождена каким-то предвзятым, ложным, непонятно на чем основанном представлением о Церкви. С такими же вопросами и очень поверхностными суждениями о Церкви приходится сталкиваться при общении с людьми в поезде, в магазине, в светском учреждении, где-то просто на улице. И вполне естественно появляется желание переубедить человека, с которым говоришь. Но, не просто указав на его неправоту, а помогая разобраться. Ведь, если взять какой-то миф о Церкви, разобрать его критически, или просто с точки зрения логики, то будет очевидно, насколько этот миф неоснователен.

Я помню, у нас проходил какой-то круглый стол с участием большого количества светских журналистов. И вот я попытался объяснить: мы точно такие же люди, как и вы, учились в тех же школах и вузах вместе с вами, церковная жизнь не является какой-то тайной, потому что, когда человек начинает ходить в храм, бывает на службах, исповедуется, причащается, общается с духовенством и прихожанами, он очень быстро эту жизнь понимает. У нас нет каких-то тайных организаций, боевиков, разведчиков или шпионов, нет загадочных подземных ходов между мужскими и женскими монастырями, и цели, которые мы перед собой ставим — это цели, о которых мы открыто заявляем, а не какие-то другие. Попытайтесь взглянуть на нас именно таким образом. И, может быть, тогда окажется, что мы не выдумываем, не актерствуем, и то, что мы говорим, на самом деле правда. Сначала мои слова их немного позабавили, но потом я заметил огонек понимания в глазах присутствующих. И я подумал, что, возможно, в рамках книги этого эффекта тоже удастся достигнуть. Естественно, такого рода разговор возможен только тогда, когда человек действительно хочет разобраться. Если же им движет ненависть по отношению к Церкви, неприятие Ее или непринятие Христа, тогда ничего не сделаешь, и никакие доводы уже не помогут.

Кстати, когда в Саратове проходила презентация книги «О Церкви без предубеждения», пришло достаточно много саратовских журналистов, в том числе, один довольно известный, который, наверное, больше всех в городе пишет о Церкви плохого. Он выпускает целую серию публикаций, которая называется «Саратовская епархия: годы, люди, грехи». Правда, то ли к счастью, то ли к сожалению, каких-то серьезных «грехов» он пока не раскопал, но тем не менее пишет о нас достаточно ожесточенно. Когда я его увидел на презентации, думал, что сейчас у нас получится с ним какой-то неформальный разговор, но он не задал ни одного вопроса, чувствовал себя крайне неуютно, и я понимал, что ему и сказать-то толком нечего. Потому что одно дело писать что-либо, а другое дело сказать это в глаза и услышать ясный и четкий ответ, который, может быть, полностью уничтожит логику того, что ты пишешь, разрушит ее, по причине ее шаткости и ложных посылов.

В данном случае можно сказать, что эта книга — попытка побороться за нашу околоцерковную читательскую аудиторию, которая находится под влиянием тех СМИ или тех людей, которые о Церкви говорят намеренно плохо. Вот именно за этих людей хочется побороться.

Есть ли еще такого рода издания на сегодняшний день? Опять-таки в разных ситуациях неоднократно возникало желание что-то человеку предложить почитать, но не как ответ на 1-2 вопроса, а на всю их совокупность, и каждый раз приходило понимание, что такой книги действительно не найти. Поэтому мы с моим соавтором Еленой Балаян, которая долгое время делала в одном из саратовских изданий православную вкладку уровня хорошей, хотя и небольшой церковной газеты, решили исправить эту ситуацию. Мы не раз говорили о том, что хорошо было бы собрать все претензии к Церкви, все обвинения в ее адрес (не только по каким-то частным случаям, а, что называется, «в общем») и предложить некую методологию ответов на эти претензии и обвинения. На наш взгляд, это помогло бы, с одной стороны, человеку, как я уже сказал, нецерковному получить о Церкви более здравое и соответствующее действительности представление, а с другой стороны, это могло бы стать неким пособием для человека, имеющего желание не столько даже защитить Церковь, сколько просто рассказать о Ней всесторонне тому, кто на Нее нападает в семье, на работе. Поэтому мне кажется, что книга будет иметь двоякую востребованность.

Игумен Нектарий (Морозов), Елена Балаян. О Церкви без предубеждения. Беседы со светским журналистом Игумен Нектарий (Морозов), Елена Балаян. О Церкви без предубеждения. Беседы со светским журналистом
— А почему Вы сами не могли, например, обозначить темы и написать об этом в виде развернутых или не очень статей? Насколько был важен формат диалога?

и.Н.: Дело в том, что если бы я писал сам, то это была бы не совсем честная «игра» с теми, кто пытается сегодня возвышать свой голос против Церкви. Я приводил бы свои аргументы, но напротив не было бы того, кто бы мог мне оппонировать, мог бы мне говорить: «здесь Вы не правы», «здесь Вы лукавите», «здесь Вы вообще говорите не о том, о чем говорим мы, когда Церковь в чем-то обвиняем». Поэтому нужен был реальный собеседник. Елена — человек верующий, но это не значит, что у нее нет каких-либо своих претензий к Церкви, нет каких-то больных вопросов, которые ее беспокоят и тоже порой заставляют что-то осуждать в церковной жизни или с чем-то не соглашаться. Поэтому она вполне подошла на роль такого собеседника. У меня было опасение, что по многим вопросам мы будем первоначально согласны, и потому острого разговора может не получиться. Но оказалось, что она, будучи хорошим профессиональным журналистом, настолько вошла в свою роль, что у нас в процессе бесед неоднократно возникали даже какие-то конфликты. Лена порой до того убедительно становилась на сторону наших обвинителей, что я даже переставал видеть в ней человека, с которым мы на самом деле пытаемся делать одно и то же дело. Порой и она сама, как я понимаю, об этом забывала.

Зато в результате получился очень искренний и честный разговор с обеих сторон. Она не искусственно дискутировала со мной, а я соответственно имел собеседника, которому должен был отвечать на очень острые и жесткие вопросы.

— Елена, насколько сложно было Вам, человеку верующему, выступить в роли обвинителя или, по крайней мере, «ретранслятора» антицерковных и околоцерковных мифов?

Е.Б.: Это было несложно. Я, как выяснилось в процессе, настолько искренне вхожу в роль, что, наверное (говорю, это, конечно с улыбкой), мне надо было быть актрисой. Не в том смысле, что в этих вопросах было что-то наигранное, искусственное, фальшивое. Вовсе нет! А в том, что я не просто играла роль, я ощущала себя таким, как вы говорите, ретранслятором, я была им, это было настоящее проживание. Я словно жила жизнью своих друзей, знакомых, тех людей, которые с большей или меньшей степенью ожесточенности ругают Церковь на форумах, которым Она не дает покоя. Которые, может быть, и хотят быть внутри Церкви, но не могут, поскольку что-то им не дает войти в Нее, обо что-то они спотыкаются. Жила их логикой, их претензиями, их болью…

Вы знаете, я сейчас скажу такую крамольную вещь, что отец Нектарий, наверное, точно решит, что он не с тем человеком книгу записал. Крамола состоит в том, что у меня к Церкви нет вопросов. Ну, то есть, вообще нет. В этом даже, наверное, есть какой-то элемент эгоизма, но для меня в Церкви важно только то, что происходит с моей душой. Никакие внешние недостатки никогда не были для меня каким-то соблазном. Разве что огорчалась, когда кто-то в храме нагрубит или раздраженно ответит. Это случалось и раньше довольно часто, и сейчас тоже случается. Но это всегда то, что происходит между мной и этим человек в данный конкретный момент. Это наша с ним проблема, моя проблема, но не проблема Церкви. И никогда мне бы в голову не пришло сказать: «Ах, вот вы тут какие?! Ну, тогда до свидания!»

То же самое можно сказать и о каких-то общественно-политических проявлениях жизни Церкви или околоцерковных скандалах, которые обсуждаются в СМИ. Да, я за ними слежу, и следила непрестанно, пока мы писали книгу, но для меня это никогда не было и не будет чем-то решающим. Однако это не значит, опять же, что я как журналист и просто как человек не вижу, каким соблазном это становится для многих моих друзей, не понимаю их логики, не чувствую их боли.

Елена Балаян Елена Балаян
Я сейчас веду программу на портале ТВСАР, она называется «Нестандартный разговор», куда мы приглашаем разных известных людей, политиков, общественных деятелей и иногда — священников. И вот, помню, мы записывали передачу с нашим митрополитом Саратовским и Вольским Лонгином, где я на протяжении получаса, наверное, пытала его про ситуацию вокруг той самой панк-группы с неприличным названием. А ситуация эта на тот момент была особенно горяча. И так вошла в раж, что чуть Владыку не доконала: у него создалось впечатление, что для меня это крайне болезненная тема. А для меня она не была болезненной ничуть, просто сыграл журналистский азарт.

Сыграл он и в этой книге. И когда отец Нектарий на очередной мой выпад говорил мне, к примеру: «Вы на меня ни в коем случае не обижайтесь, но это вопрос из багажа Эллочки-людоедки…» Я думала: «Ах, вот как?! Ну, сейчас я покажу Вам Эллочку…»

И дело тут не в каком-то банальном самоутверждении, хотя я, конечно, не была от этого полностью свободна, чего уж там... Но главное — мне было важно, чтобы люди, от чьего лица я выступаю, могли бы в процессе чтения себя со мной идентифицировать. Кроме того, это же не было обвинение ради обвинения. Я знала, что рядом со мной человек, который поймает этот пас и достойно на него ответит. Поэтому когда верующие, церковные люди говорили мне, что мои вопросы их возмущают и что им в процессе чтения рукописи очень хотелось стукнуть меня по голове, я воспринимала это как комплимент и считала свою задачу выполненной.

Сложность же была в том, чтобы не быть в своей полемике голословной, а быть достаточно веской и аргументированной. Поскольку отец Нектарий – человек с большим багажом знаний и с отличным логическим аппаратом, соответствовать ему в этом смысле было непросто. Но соответствовать нужно было обязательно, иначе полемика была бы неинтересной. Это как в пинг-понге: каким бы профи ни был игрок, ему трудно будет блестяще отбить вялую подачу. Низкий уровень «нападок» мог скомпрометировать и линию «защиты». Поэтому я старалась.

— Отец Нектарий, а Вы не думали, что можно было бы написать эту книгу с каким-нибудь искренним человеком, который тем ни менее себя церковным не считает?

и.Н.: Ничего бы не получилось по одной простой причине: для того, чтобы подъять такого рода труд, который проделала мой соавтор Елена, нужно, безусловно, быть «в теме». Да, есть сегодня специалисты по изучению церковной действительности, которые «в теме», но при этом не любят Церковь по-настоящему и всерьез. Но они зачастую нас ругают за то, чего в действительности нет, и забывают ругать за то, что есть. Это меня каждый раз наводит на мысль, что они на самом деле плохо знают нашу жизнь и изучают ее очень поверхностно. И в данном случае среди таких специалистов было бы трудно найти человека, который смог бы настолько глубоко «копнуть» какие-то темы, как это сделала Лена. В том-то и дело, что у людей, которые поверхностно знают Церковь, критика не имеет под собой реальной основы, и, если их попросить: расскажи, что тебя не устраивает, это может свестись буквально к нескольким настолько заурядным обвинениям, что будет даже неинтересно. А Лена собрала претензии к Церкви по всем знакомым, полузнакомым, из интернета и печатных СМИ, и смогла представить из этого массива некую энциклопедию того, что составляет основу предубеждений против Церкви, энциклопедию в миниатюре. И, на мой взгляд, нецерковный человек не смог бы этого сделать.

— Елена, удалось ли уже проверить книгу в деле: насколько она полезна для тех Ваших знакомых, чьи претензии Вы в ней собрали?

Е.Б.: Вы знаете, уже потихоньку проверяется. Из совершенно неожиданных источников приходят отзывы. Один мой знакомый, о котором я даже не предполагала, что ему интересна такая литература, написал мне в «Одноклассники», что мол, купил, читаю, интересно! Человек он совсем не церковный, но искренний, думающий, ищущий, хотя и убежден, что «к Богу прийти сложно, практически невозможно». Он считает, что в Православной Церкви много фарисеев и что люди забыли, что Церковь — это собрание грешников, а не праведников. Я не знаю, откуда он это знает, про то, что люди забыли, поскольку церковной жизнью не живет, не знаю, по каким критериям отличает мытарей от фарисеев, но видно, что его это искренне беспокоит. Могу сказать, что пока он встал в книге на «мою сторону», но я уверена, что это только начало, и очень надеюсь, что настанет тот счастливый момент, когда ему тоже захочется дать мне по голове…

Другой человек, мой коллега, молодой парень, книгу, судя по всему, еще не прочитал, хотя очень просил. Он очень трогает мое сердце, потому что это удивительный пример человека, который очень искренне ищет Бога, отчаянно размахивая руками в кромешной темноте. «Я, — говорит, — конечно, понимаю, что Бога нет, но все равно я хочу в Него верить». Может бросить все и поехать в какую-то Тмутаракань писать репортаж о том, как делаются иконостасы, и ставит статус в «Фейсбук»: «Поехал искать Бога». Я за него очень переживаю и надеюсь, что эта книга поможет ему сделать шаг навстречу Тому, Кого он так ищет.

Что касается моих более близких друзей, они, видимо, до конца еще не дочитали, а кто-то и вовсе еще не читал. Но думаю, реакция будет разной в зависимости от устроения конкретного человека. Будут те, кого аргументы отца Нектария убедят сразу и во всем, будут те, кого убедят наполовину и те, кого совсем не убедят. И это совершенно нормально. Я раньше тоже думала, и этот вопрос есть в книге, что иногда человеку достаточно просто все хорошенько объяснить, и он все сразу поймет и в Церковь придет. У отца Нектария в книге есть даже такой образ: иногда, когда спасатель спасает тонущего человека, он порой сначала оглушает его ударом в нос, чтоб не брыкался и не мешал его спасать, а потом тащит к берегу. Вот я была уверена, что такое битье в нос – отличная тема и отличный способ человека привести к Богу. Может, не самый элегантный, зато действенный.

Это, конечно, глупости. Можно сколько угодно биться головой о стену и бить о нее человека, но пока Бог Сам не коснется его сердца и человек на этот зов не откликнется, ничего не случится. Если человек, к примеру, считал, что ему ни к чему поститься, и был в этом настойчив, то пусть отец Нектарий хоть к небу взовьется в процессе полемики, для такого человека его аргументы не будут убедительными. А для кого-то, наоборот, будут. Очень надеюсь, что таких людей окажется большинство. Мы, что могли, со своей стороны для этого, кажется, сделали.

Игумен Нектарий (Морозов) и Елена Балаян в Сретенском монастыре. Фото: А.Поспелов / Православие.Ru Игумен Нектарий (Морозов) и Елена Балаян в Сретенском монастыре. Фото: А.Поспелов / Православие.Ru
— Елена, а для себя самой Вы вынесли какую-то пользу от работы над этой книгой?

Е.Б.: Безусловно. Она стала для меня этапом роста. Это целый период моей жизни, период напряженного творческого и духовного поиска, и за этот жизненный отрезок я очень благодарна Богу и благодарна отцу Нектарию, который увидел во мне что-то, что позволило ему доверить мне роль своего собеседника, своего персонального Бегбедера. И, конечно, для меня это большая честь. Польза же состоит в том, что многие ответы, которые я ранее ощущала чисто интуитивно, но не могла их четко и ясно обозначить и выразить, стали наглядными и очевидными. У отца Нектария вообще есть такое качество — его ответы многие вещи делают очевидными, и ты думаешь: ну, тут же все понятно, о чем еще говорить?! И теперь мне гораздо легче говорить на тему веры и Церкви со своими знакомыми и друзьями, с которыми, так уж складывается, мы постоянно на эти темы говорим, отвечать на их вопросы, в чем-то, может быть, помогать, утешать, поддерживать. В этом смысле книга действительно получилась такой энциклопедией реакций церковного человека на претензии внешнего мира и на внутренние недоумения не слишком церковного человека относительно себя самого.

Ну и просто многие вещи я осмыслила глубже, полнее, на какие-то посмотрела несколько иными глазами, нежели смотрела до книги. Словом, эту пользу сложно как-то нащупать и предъявить, но она однозначно есть.

— «О Конституции и церковном “вмешательстве”», «“Храм Христа на детсаде”: стоит ли возвращать церковную недвижимость?», «“Мастерская гробов”: на что живет храм?», «Гей-толерантность: куда идет “парад”?» — кто придумывал такие заголовки?

и. Н.: Большей частью Лена, конечно, так же как и структуру книги, и вопросы. Мы думали: оставлять их настолько острыми или не оставлять, но потом поняли, что стоит, потому что это некие штампы, взятые из интернета, из каких-то телевизионных программ, и они, как нам показалось, у читателя сразу вызывают должную реакцию.

Книга, как я уже сказал, по преимуществу предназначена для людей либо нецерковных, либо околоцерковных. Что же касается людей, непосредственно в Церкви живущих и задающихся порой какими-то непростыми вопросами, то для них необходима уже немного другая книга и немного на другую тему.

С игуменом Нектарием (Морозовым) и Еленой Балаян
беседовал Антон Поспелов

11 апреля 2013 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
«Храм Спаса на детсаде» «Храм Спаса на детсаде» Стоит ли возвращать церковную недвижимость? «Храм Спаса на детсаде» «Храм Спаса на детсаде»: стоит ли возвращать церковную недвижимость? Игумен Нектарий (Морозов), Елена Балаян Мы публикуем главу из книги «О Церкви без предубеждения. Беседы со светским журналистом», посвященную столь волнительной для многих теме — теме церковной недвижимости. Главный враг христианства Главный враг христианства О. Иоанн Истрати Главный враг христианства Главный враг христианства Священник Иоанн Валентин Истрати У меня такое чувство, будто христианская религия необратимо теряет градус под непрекращающимися атаками общества потребления. Однажды я во время одного богослужения задумался, кто же самый большой враг христианства. Интервью протоиерея Александра Шаргунова на радио «Радонеж» по поводу обращения «деятелей культуры» в защиту участниц «панк-молебна» Интервью протоиерея Александра Шаргунова на радио «Радонеж» по поводу обращения «деятелей культуры» в защиту участниц «панк-молебна» Та мерзость, которая была показана нам недавно в храме Христа Спасителя, — далеко не случайное явление, как это пытаются представить «деятели культуры», подписавшие письмо в защиту кощунниц. Публика и народ Божий Публика и народ Божий Анастасия Рахлина Ведь это правда, – впервые, может быть, за почти что сто лет, минувшие после революции, люди, годами если не дружившие, то державшие друг друга в добрых приятелях, больше не могут общаться, потому что для нас, православных, такое общение превращается в как минимум то самое праздное слово, за которое придется держать ответ на Страшном Суде. Ну а как максимум, – в предательство Того, Кого мы так любим. Рвутся многолетние связи. Армия мушиного короля Армия мушиного короля Прот. Андрей Ткачев Армия мушиного короля Армия мушиного короля Протоиерей Андрей Ткачев Дьявол – король ничтожеств. Он – король мух, Вельзевул. Мухи – его рядовые. Не пчелы, собирающие в шестигранные соты сладкий плод, и не трудолюбивые муравьи, кропотливо несущие груз, превосходящий их собственный вес.
Комментарии
Пётр27 мая 2013, 17:00
Здравствуйте! Мне кажется что книги очень удобно продавать через инет, в формате для читалок. Не планируете? Если бы вы во всех статьях об этой книжке поставили ссылочки на такой ресурс, то продажи бы не заставили себя ждать, и я бы смог уже начать читать :) И 4000 экз. для такой книги очень мало на мой взгляд. СпасиБо!
Елена Балаян17 мая 2013, 01:00
Прошу прощения, интернет-магазин называется "Благочестие" ))
Елена Балаян16 апреля 2013, 23:00
Виктор, в Москве она должна быть на подворье Троице-Сергиевой Лавры и Сретенского монастыря. В Саратове в храмах и магазине "Православный мир" на Большой Казачьей и Горького. Можно попробовать заказать через интернет-магазины Благовестие и, кажется, у Сретенского есть свой интернет-магазин, если я ничего не путаю. Может быть, Антон Поспелов подскажет...
Виктор15 апреля 2013, 18:00
Елена,подскажите где можно приобрести книгу?
Елена Балаян13 апреля 2013, 15:00
Димитрий, спаси Господи за благой совет! Но пока придется "позаигрываться": отец Нектарий уже вторую книгу планирует :))Так что я с Вашего позволения продолжу выполнять служебный долг! Если Вы, конечно, не против:)
Андрей12 апреля 2013, 19:00
Спаси Господи, и. Нектария и Елену за труд, который они свершили! Дочитываю книжку (купил в магазине Сретенского монастыря), но уже понятно - книга уникальная. Нужно купить несколько экземпляров и дарить моим друзьям, не очень жалующим РПЦ, но считающих себя верующими - сейчас таких немало... Возможно,авторам имеет смысл выложить ее где-то открыто, желательно, на не церковном ресурсе, чтобы все, кто ИСТИННО хочет разобраться в вопросах веры и отношения церкви и общества мог это сделать. Благое дело свершили, спасибо вас Господи!
Владимир11 апреля 2013, 23:00
"...Дискуссия между светской интеллегенцией и представителями Церкви поводилась в начале 20 века. Прошло более двадцати заседаний, в которых принимали участие многие известные представители с обеих сторон. З.Н. Гиппиус, Д.С. Мережковский, князь С.М.Волконский и другие, с одной стороны, епископ Ямбургский Сергий (Страгородский), архимандрит Анатолий (Каменский), духовник Царской Семьи И.Л. Янышев и некоторые другие со стороны Церкви... Из содержания диалога на собраниях ... следовало, что интеллигенция не столько была "мучима" религиозными сомнениями, сколько обеспокоена поиском идеала, находящегося за пределами Церкви Христовой... Через год после начала собраний становилось...ясно: двуязыкость участников диалога в корне непреодолима. Антиправославность "передовой интеллигенции" ...была обнажена во всей своей неприглядной наготе." А. Н. Боханов
Елена.Украина11 апреля 2013, 20:00
Книгу пока не читала,жду в электронном формате. Спаси Господь о.Нектария и Елену Балаян за труд. Елене искренне желаю найти для себя ответы на все вопросы,войти навсегда в церковную ограду и быть послушной "овцой" Пастырю Доброму,который хранит свои "овцы" и ведет их ко спасению. Очень хорошо знать все о Церкви,но еще лучше жить ее жизнью. Ведь как сказал один монах: "Христианство - это не сумма познаний,а образ жизни".
Ирина11 апреля 2013, 13:00
А можно будет прочесть вашу книгу на этом портале?Если-можно,то когда?
Димитрий11 апреля 2013, 13:00
Елена! Не заигрывайтесь с журналистским азартом и "вхождением в роли"! Это элементарная ловушка бесов, на которую попадались многие и многие люди, и миряне и святые!
Пилот11 апреля 2013, 10:00
Замечательные профессиональные бойцы. Помоги вам Господи!
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке