Неизвестный Кавказ

«Дорогой! – почти кричит наш собеседник. – Запомни! Здесь никогда не было христиан! Никогда!» «Что я, врать тебе буду, что ли? – в ответ удивляется монах. – Я же священник!» Мы забрались далеко: чужие здесь не ходят, а если ходят, то очень редко.

Чегемское ущелье. У аула Эль-Тюбю, более известного, как Верхний Чегем Чегемское ущелье. У аула Эль-Тюбю, более известного, как Верхний Чегем
    

Мы привыкли считать Северный Кавказ исконной землей ислама, однако это не так: свидетельства того, что тысячу лет назад эти земли были православными, находили тут еще в XVIII веке, не говоря уже о прекрасно сохранившихся Зеленчукских храмах на территории нынешней Карачаево-Черкессии.

Алтарь Георгиевского храма (X век), бывшего кафедральным собором Аланской епархии. Алтарь Георгиевского храма (X век), бывшего кафедральным собором Аланской епархии.
    

«Северный Кавказ – одна из древнейших колыбелей христианства в России. Развитие и утверждение христианской веры среди народов этого региона представляет одну из малоизученных страниц истории Русской Православной Церкви», – писал в предисловии к своей диссертации «История христианства на Северном Кавказе до и после присоединения его к России» митрополит Ставропольский и Владикавказский Гедеон (Докукин), для которого эта земля стала особенной болью: ведь именно владыка рукопологал и отца Анастолия Чистоусова, похищенного и в 1996 году убитого в Чечне боевиками , и отца Игоря Розина, убитого в 2001 в Кабардино-Балкарии, в Тырныаузе, прямо у себя в храме.

Пламенная диссертация митрополита Гедеона, которую до сих пор изучают в Ставропольской семинарии, была написана в 1960-х, однако и по прошествии полувека история христианства на Северном Кавказе по-прежнему остается «малоизученной».

«Каменная церковь длиной в 4 сажени есть в округе Чегем у села Улу-Ельт», – писал в своем «Путешествии по России и Кавказским горам» Иоганн-Антон Гильденштедт; выдержки из его сочинения были напечатаны по-русски под названием «Географическое и статистическое описание Грузии и Кавказа».

К этой церкви мы из Тырныауза и едем – наш путь лежит в аул Эль-Тюбю, больше известный под своим русским названием Верхний Чегем. Мы – это иеромонах Игорь, водитель Саша (за рулем серебристой «Нивы), две гостьи из городка Прохладный – Лариса и матушка Валентина – и ваша покорная слуга.

Далеко позади остался Пятигорск с магазином «Zara» почти как на Тверской, торговыми центрами, иллюминацией, банкоматами и смело одетыми девушками, в основном, правда, приезжими. Во всех селениях – новенькие мечети. На улицах – мужчины, сидящие на лавках у домов, и женщины в длинных платьях и с покрытыми головами.

Дорога устремляется вверх, петляя среди гор, ярко-зеленых и кажущихся из-за густого леса кудрявыми и похожими на барашков. День пасмурный, и оттого зелень еще зеленее. Еще одна доминантная краска – рыжина; набирая яркость, она проступает отовсюду: с коры деревьев, камней, скал и даже мхов. Коровы, бредущие по шоссе, – характерная особенность региона – сменяются мохнатыми, какими-то шершавыми осликами, которым нравится дремотно замирать поперек дороги.

Редкие машины виртуозно огибают их, двигаясь навстречу друг другу, и энергично сигналят: похоже, местные жители, побывавшие в исламских странах, привезли эту новую привычку оттуда. Если закрыть глаза, можно подумать, что мы где-нибудь в Египте.

Проезжаем Нижний Чегем. Указатель: «Чегемские водопады». Припаркованные автобусы, рынок, тянущийся вдоль дороги, – вязаные вещи и балкарки, энергично орудующие спицами. Идут туристы – японцы или корейцы, щелкающие на свои фотокамеры всё подряд, самые отважные, – где только их не встретишь. Не знаю, чувствуют ли они неоднозначность этого места.

Чегемские водопады. Дальше туристы обычно не заезжают Чегемские водопады. Дальше туристы обычно не заезжают
    

Со скал стремительно слетает вода – когда солнечно, над Чегемскими водопадами зависает радуга, но сегодня у погоды другой настрой: серебро и хрусталь струятся вниз с темных скал строго и почти аскетично. Дорога забирает вверх, и наша машина становится единственной, по-прежнему стремящейся вперед – чужие тут не ходят, а если и ходят, то очень редко.

«По множеству обнаруживаемых здесь старых развалин можно судить о том, что эти чегемы были ранее более многочисленны, когда придерживались христианской религии. Действительно, у них до сих пор есть церкви, из которых одна находится на берегу Чегема и весьма примечательна; она построена на скале, в которой они прорыли змеевидную тропинку, оградив ее с обеих сторон железными балясинами. В этой церкви до сих пор еще сохраняются фрагменты книг, несколько страниц которых я добыл, отправив одного человека в это опасное предприятие. Один из листов содержит часть Евангелия на древнегреческом языке; другие оказались разрозненными частями книг, используемых в греческой литургии», – писал в конце XVIII века Петер-Симон Паллас в своих «Заметках о путешествии в южные наместничества Российского государства в 1793 и 1794 годах».

Эти развалины, не раз упоминаемые путешественниками прошлых веков, мы и ищем. Скоро появляется указатель: «Эль-Тюбю». Слева вдруг обнаруживается необычная для этих мест постройка – подобные ей тысячелетние башни стоят по другую сторону Главного Кавказского хребта, в православной Сванетии. В окружении невысоких домов балкарского села она смотрится совершенно инородно, сразу и не поймешь почему. Может, потому, что башня много древнее всех прочих построек – ей тоже около тысячи лет. Хотя нет, не поэтому – просто она выглядит, как остатки большого корабля, выброшенного на берег там, где живет народ, забывший, как ходят в море: видно, что башня принадлежит не только к другому времени, но и к другой цивилизации, не балкарской.

Подобные этой древние башни во множество сохранились по другую сторону Главного Кавказского хребта - в православной Сванетии Подобные этой древние башни во множество сохранились по другую сторону Главного Кавказского хребта - в православной Сванетии
    

Мы не очень хорошо знаем, где находится искомое, и поэтому минуем поселок, который, несмотря на наличие во дворах машин и тарелок спутникового ТВ над некоторыми домами, кажется нетронутым временем – или нашей страной.

Проезжаем по мосту и направляемся дальше. Слева за Чегемом, пенящимся по дну ущелья так энергично, что встречные волны, закипая у больших камней, словно бодаются друг с другом, вдруг вырастают странные островерхие постройки, сложенные из желтых камней, – это древние могильники. Их окружают остатки какой-то кладки. Дальше виднеется современное кладбище.

Мы видим невысокого светловолосого мужчину с обветренным лицом: держа в руках обструганную толстую палку – посох, облегчающий передвижение по горным склонам, он куда-то шествует по обочине дороги. Останавливаемся, предлагаем подвезти.

Наш новый знакомый отлично говорит по-русски, почти без акцента, разве что усиливает согласные, выговаривая их как-то особенно твердо, с перекатным «р». Он с удовольствием садится в машину и, как экскурсовод, отвечает на наши вопросы. Те островерхие постройки? Да, это склепы, «Мерррртвый Горррод», – с нажимом говорит Ибрагим. Наконец мы спрашиваем прямо: есть ли тут развалины христианских церквей?

Ибрагим вдруг приходит в возбуждение – даже пена немножко закипает в уголках губ. «Дорррогой! – почти кричит он. – Запомни! Здесь никогда не было христиан! Никогда!» «Что, я врать тебе буду, что ли? – удивляется с переднего сиденья отец Игорь. – Я же священник! Так в старых книгах пишут». То, что он священник, было и так очевидно – он в подряснике и скуфье, – но Ибрагим понимает это только теперь. Минуту он вглядывается, потом протягивает руку… и извиняется: «Прости, брат, не хотел обидеть», – только просит подарить ему книгу, в которой написано, что здесь жили христиане.

А мне вспоминается история, рассказанная одним местным батюшкой, произошедшая одиннадцать лет назад, когда он только начинал служить.

Его рукоположили вскоре после того, как на Северном Кавказе был убит отец Игорь Розин, и молодой священник, хоть и горел сердцем, ходить по улицам в подряснике вовсе не рвался.

Блок-пост на въезде в Тырныауз, - настоящий, боевой Блок-пост на въезде в Тырныауз, - настоящий, боевой
    

И деликатно попросил у правящего архиерея благословения носить вне храма мирскую одежду. Тот благословил. И вот как-то раз батюшка поехал со своего прихода служить в Нальчик – как обычно, на маршрутке. Уселся, держа на коленях огромный пакет с подрясником, рясой, облачением, наперсным крестом и всем, что полагается священнику. Смотрит в окно. И вдруг слышит голос: «Слушай, тебе не стыдно? Ты почему себя так ведешь? Все знают, что ты священник, – а почему ты это сам скрываешь, ходишь со “сменкой”?»

«И вот, – рассказывал потом батюшка, – с тех пор случая не было, чтобы я вышел из дома без подрясника. Это очень важно – быть всегда в подряснике. Потому что, где бы ты ни находился, это сразу говорит людям о том, кто ты такой. Ведь ты – священнослужитель, ты Богу служишь. Иногда это внушает уважение, иногда – неприятие, а иногда даже и злобу, но всегда и в любой ситуации обязывает тебя находиться перед Лицом Божиим».

А человека из маршрутки батюшка немножко знал – еще с детства: они были ровесниками, хоть и учились в разных школах. Через несколько лет после этого случая, в 2010-м, Аскер Джаппуев, – так его звали, – возглавил экстремистскую группировку Джамаат «Ярмук» так называемого Кавказского эмирата, когда предыдущий командир был убит. Через год был и убит Аскер Джаппуев – во время спецоперации в поселке Прогресс Ставропольского края. Писали, что в год, когда он был амиром Джамаата, активность боевиков в Кабардино-Балкарии весьма увеличилась.

Таковы реальности здешней жизни. Между тем не только старинные книги, но и сам балкарский язык сохраняют древние следы православной жизни. Июнь балкарцы называют Никкол ай – месяц Николая; июль – Элия ай, месяц Илии; в слове, обозначающем церковь, – килиса – сквозит греческая экклесия, и есть даже Абыстол ай – месяц апостола, хотя сами носители языка не всегда понимают, что означают эти названия и откуда они взялись.

Второй наш собеседник, по счастью, быстро понял, что мы ищем, – «башню с крестом и лестницу в скале», – и объяснил, как туда дойти.

«Башня с крестом» оказалась развалинами маленького византийского храма с кладкой, в отличие от балкарских построек, скрепленной раствором. Если смотреть с другого берега узкого ущелья – просто груда камней на горе, а поднимаешься – и видишь: вот – царские врата, вот – престол, а вот – жертвенник, на котором кто-то, побывавший здесь до нас, прокапал свечечкой восьмиконечный крестик. Пол, конечно, ушел в землю, и крыши конечно, давно нет.

Развалины древней церкви византийской постройки Развалины древней церкви византийской постройки
    

И вот мы в этих стенах молимся перед образом Моздокской Божией Матери. Бьется на ветру мантия иеромонаха, и два больших орла из тех, что кружили над соседней скалой, прилетают посмотреть, что тут происходит, когда отец Игорь на ектенье поминает братий наших, на сем месте подвизавшихся.

Кто строил здесь храм и выкладывал в ущелье ввинчивающуюся в скалу лестницу, уходящую туда, куда уже не зайти, – словно на небо? Кто служил в этих скалах, рядом с орлами, прилетавшими посмотреть, Божественную литургию?

Как они жили здесь? Сколько их было? Как их звали? Как спасались в этих горах? Как отсюда ушли – живыми или прямо на небо?

Бог знает. И никто из нас: всё утекло в историю, как вода с Чегемских водопадов, летящая с высоты в горные реки.

Но стоят у престолов разрушенных людьми, затерянных в горах древних храмов их Ангелы. И молятся с Ангелами отцы, и, отвечая на их молитву, вдруг рассеивается серая облачная пелена, и сияет в синей прогалине яркое солнце, и радугами озаряются водопады. Алтари Твои, Господи сил!

В алтаре сохранился каменный престол и жертвенник В алтаре сохранился каменный престол и жертвенник
    

Если пройти по этому ущелью дальше – другой стороной, мимо странно огромного грота в скале, над рекой, грохочущей внизу, туда, где заканчивается узкая тропа, – и знать, где искать, увидишь лестницу, ведущую в церковь в скале. Именно тут, отправив человека в опасное путешествие, Петер-Симон Паллас и «добыл часть Евангелия на древнегреческом языке» и «разрозненные части книг, используемых в греческой литургии».

Отец Игорь решает зайти на лестницу, ступени которой, поддерживаемые древней кладкой, головокружительно круто уходят вверх. Мы смотрим снизу, как поднимается по почти отвесной скале черная фигура монаха и вот останавливается: верхняя часть лестница обвалилась, и туда без специального снаряжения не зайти – значит, не сегодня.

Слева можно различить фигуру человека. Лестница ведет туда, где в конце XVIII века было найдено Евангелие на греческом языке и фрагменты богослужебных книг Слева можно различить фигуру человека. Лестница ведет туда, где в конце XVIII века было найдено Евангелие на греческом языке и фрагменты богослужебных книг
    

Миновав эту монашескую лестницу в небо, через пару дней выйдешь в Баксанское ущелье, к Тырныаузу, – как раз с той стороны, где нависает над ним гора Тотур. За его вершину цепляются облака и застревают в ущелье, держа город в тени, в то время как повсюду свободно ликует солнце. Снизу Тотур часто видится мрачным, но те, кто поднимался на него, знают, что он, по-настоящему суровый, хранит в себе и большую любовь.

В конце июня подходы к его вершине покрыты сплошным ковром из рододендронов, а у подножия – не со стороны города, а с другой, куда местные теперь почти не ходят, опасаясь возможных нежелательных встреч, – царит почти первозданная красота и на альпийских лугах цветут желтые горные лилии, от которых волнами расходится такой аромат, каким не похвастается ни одна из садовых. На рассвете лилии покрываются крупной росой, ярко желтея над сочной зеленой травой на фоне синего неба, и ты вдруг ошеломленно вспоминаешь из Писания: «Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них» (Мф. 6: 28–29), – и – простите меня, городского жителя, – поражаешься точности: в самом деле, никто и никогда во всей своей славе на одевался так, как всякая из них.

Лилии в предгорьях Тотура.«И Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них» Лилии в предгорьях Тотура.«И Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них»
    

Тотур – следующая точка нашего маршрута. Название горы, у выхода на вершину которой мы наконец, после десяти часов трудного пешего пути по предгорьям, встаем лагерем, – исковерканное греческое имя Теодор. О том, откуда ему здесь было взяться, говорит в своем интервью, записанном местным телевидением в конце апреля 2001 года, отец Игорь Розин: «По историческим сведениям, местные жители – балкарцы – до насильственного водворения ислама были христианами. Здесь – где-то на этом месте, где сейчас наш храм, – находился храм Феодора. У нас есть два Феодора святых – это Феодор Стратилат и Феодор Тирон. Вот в честь какого Феодора освящен был храм, я не знаю, но то, что есть достоверные исторические свидетельства, – это так. Здесь был православный храм византийской постройки, и даже старики – глубокие старики – до того, как здесь был построен город, помнят ещё его развалины. Из поколения в поколение передавалось, что это был христианский храм».

Нашим маленьким – настоятель Георгиевского храма Тырныауза, староста Саша и я – крестным ходом с Моздокской иконой Божией Матери мы выходим на вершину Тотура, чтобы по благословению епископа Пятигорского и Черкесского Феофилакта помолиться там Пресвятой Богородице о Кавказе.

Мы с Сашей выходим на перевал между ущельями Мы с Сашей выходим на перевал между ущельями
    

До самой вершины мне не дойти – выйдя на перевал между ущельями и посмотрев со склона, обращенного к Тырныаузу, на город (а он выглядит, как с борта самолета), я пасую. Друг Саша остается со мной, а отец Игорь уходит по крутым скалам наверх, и мы смотрим с перевала, как то возникает, то исчезает вдалеке черная фигура. Наконец едва различимый – только белеет епитрахиль – он встает на самой вершине Тотура, а мы – на своем перевале, и над скалами снова несется:

«Боготечная звезда явися икона Твоя, Богомати, страну кавказскую обтекающи и сущих во тьме неведения светом Боговедения озаряюще, скорбящих радостию исполняющи, ищущих помощи Твоея утешающи благодатию Сына Твоего и Бога, Ему же благодарственне вопием: аллилуиа».

Вершина Тотура. Моздокская икона Божией Матери. Внизу виден Тырныауз Вершина Тотура. Моздокская икона Божией Матери. Внизу виден Тырныауз
    

29 июля 2013 г.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • В четверг — лучшие тематические подборки, истории читателей портала, новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
«Спасайся на горе» «Спасайся на горе»
ФИЛЬМ о духовном восхождении и литургии на Эльбрусе
«Спасайся на горе» «Спасайся на горе»
Фильм о литургии на Эльбрусе
Анастасия Рахлина, Иеромонах Игорь (Васильев)
Премьера фильма «Спасайся на горе» – о том, как на Эльбрусе на Преображение Господне служили литургию, о подвиге и прославлении Бога.
Семя христианства Семя христианства
Памяти о. Игоря Розина
Семя христианства Семя христианства
Анастасия Рахлина
13 мая 2013 года исполняется 12 лет с того дня, как в северокавказском городе Тырныаузе, в день памяти святителя Игнатия, епископа Кавказского, принял мученическую смерть священник Игорь Розин.
Дорога наверх Дорога наверх
Репортаж+ВИДЕО
Дорога наверх Дорога Наверх
Настоятель храма св. вмч. Георгий Победоносца, расположенного у подножья Эльбруса, иеромонах Игорь (Васильев) рассказал о предыдущем настоятеле, убитом в день памяти свт. Игнатия Брянчанинова, епископа Кавказкого, о раскаявшемся разбойнике, который стал монахом, о своем служении и фильмах, в которых показана дорога наверх.
Комментарии
Олег22 марта 2015, 19:00
Дорогая Анастасия! Бесконечно благодарен Вам за материалы о дорогих мне местах и людях.
Александр26 ноября 2013, 11:00
Только сейчас понял, где находятся руины древнего храма. В прошлом году я искал их на противоположной стороне ущелья Джилги-су...
ольга 7 августа 2013, 20:00
Ангела хранителя,отцы,братья и сестры.
Модест 7 августа 2013, 08:00
Камиль, ненависть к вам не иррациональна. Просто в русских городах мы других кавказцев не видим, кроме насильников и убийц. И это не только мусульмане, но и формально армяне-христиане ведут себя тут также.
Татьяна 4 августа 2013, 18:00
Спаси вас Господи за интересную статью!Мы часто бывая в Домбае,в Карачаево-Черкессии,проезжали мимо православных храмов,их два видимых с дороги,в один мы поднялись,это был византийский храм,кажется 9 века,состояние его получше,чем в упомянутой статье,к нашему удивлению,обнаружили там знакомых археологов из Ставрополя и Германии,его можно бы восстановить,даже своды сохранились с алтарем и фресками,причитали молебен с друзьями и с грустью покинули его.Но фото остались...и он одинокий в нашей душе!
Камиль 3 августа 2013, 23:00
Уважаемая Лариса С. В 584 г. из государства Серир (современный Нагорный Дагестан. На место Серира образовался Аварское хансто), было отпарвленно посольство в Византию. Тогда наши предки христианами. Мы знаем нашу историю. Это вы не знаете свою. Вы считаете нас не грамотными и не знаете от ненависти, что мы знаем! Дербенту 5 000 лет, доказанных. А где вы были 584 г.?
Лариса С.31 июля 2013, 22:00
Большое спасибо за статью. Вот ведь кавказские народы и сами не знают, что их предки были православными. А сейчас подвиг быть православным на Кавказе.
Владимир31 июля 2013, 17:00
Моление на горе ко Господу всегда является духовным подвигом, возвышением духа. Высота, устремленность в небо, близость неба делает такую молитву особенной, торжественной и возвышенной. Читал с замиранием сердца. Люблю горы, не как турист или поэт, а как христианин, как подражатель Господу когда и Он молился на горе, и Преображался на вершине, и распят был на высоте.. Еще бы научиться возвышаться над своими грехами, Господи, спаси нас! Мир вам православные люди, спасибо за статью.
Димитрий31 июля 2013, 08:00
Спасибо за интересную статью. С удовольствием читаю статьи на сайте и выражаю огромную благодарность всему коллективу Православие.ру. Сам из Киргизии, здесь тоже горы, очень красиво.
Андрей31 июля 2013, 04:00
Присоединяюсь к ком ентариям - БОЛЬШОЕ СПАСИБО за замечательный рассказ о Кавказе.
Христина30 июля 2013, 18:00
Здравствуйте. Честно сказать я с тревогой начала читать эту статью, думала будут недовольство выражать по поводу нас,людей живущих на Кавказе.Ведь из нас чеченцев,аварцев, кабардинцев,осетин сделали какую-то страшилку.И разжигают на нас ненависть.Это очень чувствуется когда выезжаешь из республики,ненависть.А ведь мы одна страна ,у нас одна Родина - Россия,самая лучшая страна в мире.И когда была Великая Отечественная война наши прадедушки защищали нашу Родину,погибали.И не поднимался вопрос национальности,хотя в паспорте и писали национальность.А сейчас нацию не пишут, но какие-то становимся националисты. Парадокс.? Враги поняли, что Россию открытой войной не победить, и стравливают нас друг с другом, это верный путь поставить на колени и уничтожить.Давайте покажем и фигу!
Анастасия 30 июля 2013, 16:00
Валентине: Дорогая Валентина! Можете вот хоть диссертацию владыки Гедеона почитать, она есть в интернете http://www.alanica.ru/library/Ged/text.htm.
Валентина30 июля 2013, 11:00
Очень интересно и неожиданно было узнать,что балкарцы когда-то были христианами.А где можно подробнее почитать об этом?Я балкарка,моя родина Чегемский район,село Хушто-Сырт,возможно вы там проезжали,но сейчас живу на Кубани и крещена в православии,поэтому мне особенно интересно было прочитать эту статью,большое спасибо за фото,я как будто на родине побывала.
Лиана29 июля 2013, 21:00
Очень умиротворяюще и трогательно. Хочется самой побывать и увидеть эту красоту собственными глазами. Спасибо!
Наталья29 июля 2013, 19:00
Спасибо за интересную и познаавтельную статью.Жалко что коренные народности зачастую не знают свою историю.
Николай29 июля 2013, 17:00
Спаси Вас Господь о. Игорь, Сергий и Анастасия!
Любовь29 июля 2013, 15:00
Спасибо огромное за интересный рассказ! Давно читала книжечку про подвижников на Кавказе. Одного знала в Оптиной. Послушник Александр , старенький, травма у него была - он с обрыва упал на Кавказе.
Evfrosinija29 июля 2013, 11:00
ogromnoe spasibo!
Вера29 июля 2013, 11:00
Большое спасибо автору за прекрасный рассказ! Всегда с большим интересом читаем ее статьи. Храни Господь всех, кто подвизается на Кавказе, помоги Господи иеромонаху Игорю. Да хранит нас всех Пресвятая Богородица!
Лара29 июля 2013, 11:00
Смелые люди!
Борис29 июля 2013, 11:00
От души поздравляю главного редактора портала "ПРАВОСЛАВИЕ.RU" архимандрита Тихона(Шевкунова), весь коллектив редакции, который каждый день трудится для нас, с юбилеем 1025-летия Крещения Руси! Особо хотел бы поблагодарить Анастасию Рахлину за цикл актуальных и очень интересных статей и репортажей о Кавказе и его духовной истории и настоящем состоянии.. Многая и благая вам лета во здравии,Святой Вере Православной и творческих успехов! Ютюб,канал "Православное поле".
Евгений29 июля 2013, 10:00
Спаси Господи! Приезжайте в Архыз, посмотрите на древние храмы православные, умилитесь сердцем! И молитесь о просвещении и спасении Кавказа!
Екатерина Домбровская29 июля 2013, 09:00
Низкий поклон автору и всем, кто во главе с отцом Игорем совершил этот крестный ход к небу Кавказа. Материал написан замечательно, пронзительно. Спасибо!
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке