У колыбели

Знаете, что в моем детстве было самым страшным — до самозабвения и панического ужаса? — Похоронная музыка. Сейчас её встретишь всё реже, да и слава Богу. Это потом я узнал, что исполнявшийся на похоронах марш Шопена — классика. Но его «правильное» звучание я услышал лишь тогда, когда один за другим стали уходить из жизни наши генсеки, и эта скорбная музыка звучала по телевизору в образцовом, если можно так выразиться, исполнении. Впрочем, к тому времени она уже не пугала меня так сильно, как в раннем детстве: просто становилось печально и беспросветно хмуро на душе. Но не страшно.

    

А вот в детстве... В нашем старом городском районе с его кривыми пыльными улочками и проходными дворами ты никогда не знал заранее, столкнешься ли ты вдруг с похоронной процессией. Ты мог спокойно гулять, как вдруг совершенно неожиданно начинала даже не звучать, а греметь эта ужасная музыка. Она обрушивалась на душу всей своей тяжестью и мощью беспросветного отчаяния и горя... Надо же было такое сочинить: от Шопена я никак не ожидал такого подвоха! Мне казалось, что и инструменты для этой музыки подбирались какие-то особенные: непременно заржавленные, помятые и облупленные, одним словом, похоронные. Во всяком случае, звук был именно таким. И вот, когда я слышал эту музыку, мир захлопывался для меня, и наступали смерть, мрак и безысходность. Жизни больше не было, и оттого становилось невыносимо ужасно.

...Я отчётливо помню, как однажды, когда вот также внезапно откуда-то раздалась похоронная музыка, я, не понимая куда и зачем, побежал по улице, закрывая уши руками. Просто бежал от смерти, не зная куда. ...Или вот: идешь в добром радостном настроении со школы. Такая, знаете, чудесная пора ранней осени с её легкой, но светлой грустью увядания. Солнечный день, паутинки в воздухе. И вдруг на улице в квартале от дома видишь рассыпанные по асфальту цветы... И день сразу меркнет, потому что ты понимаешь: сегодня здесь были похороны. Всё, конец: радуйся не радуйся, а к земле привыкай. Это сейчас такой традиции нет (во всяком случае, я давно не видел подобного), а раньше было принято пешком провожать гроб и на небольшом от него расстоянии посыпать путь живыми цветами.

Я перестал бояться всего этого траурного антуража, только когда пришёл к вере, а ещё более успокоился, когда стал священником. Примирение со смертью, если вообще можно так говорить, произошло очень естественно и просто. Причем именно тогда, когда я не одним умом, но и всем своим существом поверил и осознал, что смерти нет.

Это не значит, что я не боюсь смерти. Я боюсь её, конечно, и думаю о ней часто, как и любой нормальный человек.

Стоишь вот так у очередной могилы и вдруг живо себе представляешь, как жилистые мужички, кряхтя, опускают тебя в могилу в фанерном ящике и засыпают землёй. И понимаешь, что никуда ты, брат, от этого не денешься. Ни-ку-да! Утешает лишь мысль, что сам ты, то есть то, что думает и чувствует, — твоя душа — будет в это время в другом месте. В каком? — Ну, на то и дано время, чтобы об этом позаботиться. В любом случае, переживание событий, связанных со смертью, перестало быть для меня таким фатально трагичным. Впрочем, на меня очень сильно действуют сообщения о насильственных, «безвременных» и жестоких смертях. Тогда я просто болею и по-настоящему мучаюсь, но не из-за самого факта смерти, а оттого, что зло так явно и нагло торжествует в нашем падшем мире. В такие моменты мне становится страшно и хочется, чтобы эта земная жизнь с такими вот ужасами поскорее закончилась. Хочется поскорее прожить ее по-доброму и отойти ко Господу, где «несть болезнь, печаль и воздыхание, но жизнь бесконечная», где будут царить уже только любовь и добро.

Однако, само стояние и служение у гроба, к которому причастен всякий священник, стало для меня чем-то вроде присутствия у колыбели новорожденных — людей, рождающихся в вечность.

И какими же разными бывают эти рождения, в отличие от рождений младенцев! И там, конечно, роды бывают разными, вот только сами младенцы, когда рождаются в этот мир, похожи чистотой и невинностью, а вот когда «рождаются» и уходят в вечность взрослые люди, их «рождения» всегда индивидуальны, всегда несут на себе явный отпечаток личности в её отношении к Богу. Честное слово, это явственно ощущается! Может быть, я слишком дерзко говорю о таких вещах, но каждый священник, думаю, со мной согласится: бывают случаи, когда, ничего не зная о человеке, которого предстоит отпеть, отчетливо испытываешь те или иные чувства, оказавшись у его гроба.

Бывает так: приезжаешь на отпевание, вокруг куча людей, ты просишь их собраться, отложить на полчаса все свои разговоры и дела, помолиться о родном или близком человеке. Начинаешь служить и замечаешь некую энтропию, внутреннее рассредоточение и развал. Очень трудно в таких ситуациях молиться. Больше того: ты отчетливо осознаешь, что в пришедших нет веры, что всё, что ты делаешь, воспринимается ими с некоторым смущением и неловкостью лишь как необходимый обряд. И это очень расстраивает. Ты видишь их невнимание, непрекращающиеся разговоры, звонящие некстати телефоны, хождения с места на место и какие-то внезапные и вроде бы нечаянные «неловкости» вроде упавших цветов, пропадающего голоса, рассыпающегося ладана, какого-то внутреннего беспокойства... И понимаешь, что всё это непостижимым, но очевидным образом связано с жизнью и смертью покойного. И ещё в таких случаях всегда подбирается к сердцу до конца не понятная, но явственная и глухая тоска. Ты преодолеваешь её, молишься, как можешь, но тоска не уходит, и от этого становится ещё более грустно. И хочется почему-то более усердно молиться за усопшего, и как-то особенно жалко его жалостью несбывшегося, жалостью оплаканной пустоты. Таких случаев довольно много. И последующие за отпеванием обрывки замечаний о жизни покойного, о среде, в которой он вращался, о его вере позволяют если и не узнать наверняка, но догадаться о причинах этой печали.

А бывают и другие случаи, и их тоже немало. Когда ты опять же ничего не знаешь о жизни усопшего, но вдруг такая необъяснимая радость, такой свет осиявают место отпевания, что душа буквально ликует, поёт. Ты едва поспеваешь за этим невесомым радостным пением и молишься за усопшего, с каким-то необъяснимым, но уверенным дерзновением прося и его молитв, как будто точно знаешь, что он этого дерзновения сподобился. И все стоящие у гроба вдруг как-то так особенно притихают, точно прислушиваясь к отдаленному звучанию незнакомой чудесной музыки.

Я знаю, конечно, что не стоит доверять своим чувствам, что мы не вправе судить о людях и их участи в вечности, но когда твои «спонтанные» ощущения на поверку вполне согласуются с тем, что ты слышишь и узнаёшь о человеке и его жизни, то начинаешь задумываться о том, что эти ощущения всё-таки неслучайны и не совсем субъективны.

Когда в конце отпевания подходит к краю гроба помятый с похмелья небритый приятель покойного, кладёт в гроб бутылку водки и заплетающимся языком говорит: «Ну, Колян… чтобы тебе там это…», лишь утверждаешься в своей необъяснимой, но явственной печали по покойному.

И, напротив, когда узнаешь о бабушке — светлой, словно сияющей во гробе, хоть и самой обыкновенной с виду, что она, «пока могла», ходила в храм и близких своих увещевала негромко, а потом, несмотря на мучительную болезнь, всеми силами старалась не привлекать к себе лишний раз внимание родственников, никого не «отягощать» и умерла тихо, светло, — понимаешь, что твоё необъяснимое ликование и сокровенная просьба о молитве, обращенная к покойной, не были случайностью или экзальтацией, но отражением и закономерным следствием иной, часто не замечаемой нами, но важнейшей реальности. Реальности иной жизни — той жизни, от которой отмахнуться никому не удастся, и которой каждый человек живёт уже здесь, на земле. Именно живёт, даже если и не желает её замечать. И качество этой «иной жизни» во многом зависит от нас и нашего свободного выбора, веры или безверия.

Вот об этом так ясно напоминает всякое предстояние у гроба — этой «колыбели» души в момент её рождения для вечной жизни. Жизни, где всё тайное станет явным, и прежде всего, в значении самых сильных, всеобъемлющих устремлений и пожеланий человека. И дай Бог, чтобы эти наши сокровенные пожелания на поверку оказались всецелым устремлением к Богу, желанием быть причастниками Его чистоты, Его правды, Его любви! Потому что именно это определяет нашу жизнь в вечности, а всё остальное... — уже совсем другая история.

Священник Димитрий Шишкин

18 сентября 2013 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Дайте умереть Дайте умереть
Дмитрий Соколов-Митрич
Дайте умереть Дайте умереть
Дмитрий Соколов-Митрич
Когда вы вообще последний раз видели нормальные человеческие похороны? Люди, вы что — перестали умирать?
Размышления у последней черты Размышления у последней черты
Игум. Нектарий (Морозов)
Размышления у последней черты Размышления у последней черты
Игумен Нектарий (Морозов)
Надо чаще не только вспоминать о смерти, помышлять о ней, но и как бы поставлять себя на этот край здешнего бытия, прислушиваясь к тому, как реагирует и отзывается на это наша душа.
Она – настоящая Она – настоящая Она – настоящая Она – настоящая
Анастасия Рахлина
Размышления о смерти, вызванные тем, что так называемый «Манифест» Дмитрия Виноградова, утром 7 ноября расстрелявшего нескольких человек, собрал на странице убийцы в сети «В контакте» несколько тысяч «лайков».
Темы бесед и проповедей на отпеваниях и панихидах Темы бесед и проповедей на отпеваниях и панихидах
Прот. Андрей Ткачев
Темы бесед и проповедей на отпеваниях и панихидах «Лучше ходить в дом плача об умершем, нежели ходить в дом пира»
Темы бесед и проповедей на отпеваниях и панихидах
Протоиерей Андрей Ткачев
Не правда ли, как это не похоже на наши мысли? Мы с такой радостью принимаем приглашения на застолья и веселья, мы так боимся вестей о смерти и похоронах, что слова эти так же далеки от большинства людей, как небо далеко от земли. Но так и говорит пророк Исайя о мыслях Божиих, что они отстоят от мыслей человеческих, как небо от земли. Прочтем поэтому дальше то место Писания, где говорится о доме плача, чтобы вникнуть в них глубже.
Старость, смерть и иллюзии Старость, смерть и иллюзии
Прот. Андрей Ткачев
Старость, смерть и иллюзии Старость, смерть и иллюзии
Протоиерей Андрей Ткачев
Блажен старик, который не пляшет оттого, что повзрослел для пляски. Горе старику, который рад бы плясать, но радикулит – помеха. Тогда он действительно мертв и в своих глазах, и в глазах молодежи.
Слово о смерти в первую неделю Поста Слово о смерти в первую неделю Поста
Свт. Илия (Минятий)
Слово о смерти в первую неделю Поста Слово о смерти в первую неделю Поста
Святитель Илия (Минятий)
Первая истина, которую неложно подтверждает наш ежедневный опыт, заключается в том, что все мы непременно умрем. Мы это видим, признаем, но не хотим этому верить. Причина заключается в том, что мы хотим жить вечно и надеемся на то, чего желаем; не хотим никогда умирать и отвращаемся от того, чего не желаем. Я говорю, это великое заблуждение, в силу которого сильная любовь к жизни уничтожает всякую мысль о смерти. Но прииди и виждь.
Если смерть - следствие греховности человека, то почему праведники умирают быстрее грешников? Если смерть - следствие греховности человека, то почему праведники умирают быстрее грешников?
Иеромонах Иов (Гумеров)
Что такое смерть? Если смерть следствие греховности человека, то почему праведники умирают быстрее, а грешники продолжают жить?
Комментарии
Юрий29 января 2017, 08:44
Батюшка как будто про меня написал. Я так же в детстве боялся этой музыки. Почему то этот марш Шопена вместе с ударами тарелок и бубен наводил на меня дикий ужас, если же я встречал похоронную процессию вместе с духовым оркестром то я закрывал уши и бежал домой или туда где не будет слышно этого звука. Я долго приходил в ужас от этого "бумса" иногда даже во сне этот звук слышался. Сейчас когда на похоронах играет марш Шопена то он играет либо из магнитофона и сама музыка или же на инструментах но без ударных инструментов, и сейчас благодаря Всевышнему я не боюсь похоронной музыки, иногда даже огорчаюсь когда ее не ставят на похоронах. Страх мой канул в лету и и благодарен Богу что он избавил меня от этого страха.
Андрей28 сентября 2013, 04:34
Представляется, что страх смерти отражает трепетное ожидание Страшного Суда, и тем явно подтверждает Его существование... Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй и спаси нас!
Елена.Украина22 сентября 2013, 13:19
Сергий:"Я бы лично хотел, чтобы на моих похоронах никто не скорбел, а напротив веселились и вкушали праздничные явства, радостно танцевали". Это больше похоже на Вашу свадьбу,чем на похороны,уважаемый Сергий.
Татьяна21 сентября 2013, 15:21
Трудно осознать, но в бытность мою ученицей младших классов музыкальной школы во времена Советов, мы школьным оркестром разучивали незабываемое - "СМЕРТЬ ОЗЫ"....
Олег21 сентября 2013, 14:12
Василию Разве в комментариях обсуждались проблемы церкви? Ирине на отпевании слышится "А жинзь бесконечная"! т.е. Ирина вообще не понимает сути происходящего и смысла молитв об усопшем. Вы бы луше ей объяснили, что есть жизнь вечная и поэтому бывает у верующих тихая радость о хорошей христианской кончине родного или близкого им человека, а не церковь критиковать стремились, Конструктивная крика принимается, но в этом случае конструктива нет.
Василий19 сентября 2013, 19:26
К комментариям. Почему любой критический отзыв о современном состоянии Церкви, современных священнослужителях воспринимается чуть ли ни как измена Христу ("Какому богу работаете?")? А если человеку больно видеть то, что происходит?
Evgenij19 сентября 2013, 15:48
Батюшка, Вы очень точно заметили, так сказать, эстетическое уродство марша Шопена в оркестровом варианте, когда ревут-надрываются трубы. Помню, как удивлялся, первый раз слушая Вторую сонату в исполнении Горовица, тому, что эта музыка на самом деле далеко не такая пошлая, как вбил нам в уши наш убогий светский ритуал. И не имеет ничего общего с чувствами, которые нужно пробуждать на похоронах.
Димитрий19 сентября 2013, 14:10
В детстве меня тоже напрягал марш Шопена и разбросанные гвоздики у подъезда. Когда стал христианином, в совершеннолетнем возрасте(до этого просто ничего не знал о Христе), отношение к смерти изменилось, как батюшка рассказывает, что смерти нет. Я может быть стал православным раньше и не совершил многих ошибок, но родители то же ничего не знали о вере, школа преподавала атеизм. Пока Церковь не пустят в школу ничего в нашей стране кординально в лучшую сторону не сдвинется.
р.Б. Наталья19 сентября 2013, 13:43
Батюшка в точности описал чувства многих детей того времени, которые застали похоронные оркестры - наследие эпохи Советского союза, и мои в том числе. Даже сейчас, когда такого уже лет 15 не видела на меня напал ужас от воспоминаний этой музыки. Наверное, не будь это произведение Шопена сопровождением похоронной процессии, и отношение к этой музыке было бы другое. Я произведения Шопена люблю, среди этой музыки у него есть несколько похоронных маршей, но почти все они (за исключением одного) не влияют так на мою психику, как этот. Возможно дело и в подборке инструментов оркестра (в основном, духовые). Мне кажется страх смерти велик у того, у кого в жизни все хорошо и есть,что терять. У верующего человека страх смерти больше связан с тем, куда отправится его душа. На похоронах же, в отличие от многих, которые здесь написали, всегда чувствую угнетение. Не могли же всегда такие люди попадаться?
Дима19 сентября 2013, 12:10
Батюшка, а кто "отпевает" в ритуальных домах?
lyudmila toll19 сентября 2013, 07:48
Отче святый низкий поклон я считаю это очень важный разговор возможно важнейший Спаси вас БОГ за просвещение проповедь вашу надо бы всем прочитать,очень располагает к размышлению и прочищает мозги и стремление к покаянию. Вот такие бы проповеди вывешивать в церковных дворах под стекло. Пока еще не в каждом провинциальном городке есть у людей компьютер разослать бы по всем церквям подобные такие мудрости ведь тут САМ ГОСПОДЬ через вас говорит. СЛАВ ТЕБЕ ГОСПОДИ..... помилуй нас
Людмила19 сентября 2013, 00:28
Спасибо за статью, отец Дмитрий. Затронула Ваша статья, судя по комментариям, не только меня. Особенно раздирали душу самые первые звуки, страшно было. Покойников в детстве боялась до ужаса. Сейчас хожу с батюшкой на погребения, а вот когда прошел этот страх- не помню. А вот моя внучка, сейчас ей 9 лет, совершенно не боится. И не боялась. Наоборот, просилась всегда со мной. Пару раз даже брала с собой из-за невозможности оставить одну. И об ощущениях на молитве вы очень точно пишите. Мне невозможно судить, что чувствуют батюшки , а вот как для меня - самое тяжелое пропеть "Благословен еси, Господи...". Иногда бывает такое першение в горле, что петь просто нереально. Хорошо, что певчих двое. А на каноне уже легче. Вот и впадаю в осуждение. Быстренько так выношу свой суд покойному. Исповедовалась, но удерживаться очень трудно. Спаси Вас Господь, отец Дмитрий! р.Б.Людмила
Р.Б. Ирина18 сентября 2013, 22:26
Из воспоминаний детства. Мы жили в центре Москвы, окна выходили на улицу Горького. Со второго этажа открывался вид на нынешнюю Тверскую-Ямскую. Время от времени на проезжей части появлялся приземистый автобус, за которым медленно шел оркестр. Дальше - родственники. Звуки оркестра наводили на меня ужас. Как у Булгакова: "Какая тоска от этого "бумса"!" Похоронная музыка поникала всюду, от нее не было спасения. Она медленно наплывала и медленно стихала. Когда мы получили квартиру на окраине Москвы, я надеялась, что на новом месте похоронных оркестров уже не будет, но они ходили еще несколько лет. Традиция выставлять крышку гроба к дверям сохранилась дольше. Как-то соседи выставили крышку к дверям подъезда, а не квартиры. Я шла домой из школы и долго не решалась войти. Необъяснимый ужас парализовывал, я не могла приблизиться к дверям подъезда.
Сергий18 сентября 2013, 21:06
Горевать на похоронах христианина,особенно в том случае когда известно, что человек до конца дней был верующим, молился, причащался, вёл спокойную жизнь "во всяком благочестии и чистоте", считаю абсолютно неправильным, что-то на уровне латентной апостасии. Почему бы не порадоваться об отошедшем брате или сестре в настоящую жизнь, особенно о монахе? Я бы лично хотел, чтобы на моих похоронах никто не скорбел, а напротив веселились и вкушали праздничные явства, радостно танцевали)
Ирина Р.18 сентября 2013, 20:36
Верно замечено душевное состояние безотчетной тревоги ребенка и очень хорошо описано. Я тоже примерно так переживала встречу похоронной процессии. Но существует еще некая тайна в том, что есть дети, которые любят бывать на похоронах. Таким был мой сын. Я не знаю, как это объяснить, но он вообще не был похож на остальных детей и его не пугал вид покойника, он знал, что на похоронах всех угощают конфетами, как на празднике, значит, бояться нечего. А со временем я стала замечать, что его бережет от несчастий какая-то неведомая мне сила. Я тогда совсем не знала о таинствах церкви, но так сложилась жизнь, что я поверила в истину православия во многом и благодаря сыну. Если не верить в воскрешение мертвых, то похороны - это самое ужасное торжество. Торжество смерти. Благодарю Тебя, Господи, за надежду на спасение.
Владимир18 сентября 2013, 19:36
Спаси Господи, отец Димитрий, за статью! Про детские годы, как будто про мои воспоминания написано. Впервые побывав на православном отпевании много лет назад, вдруг отчетливо понял, что это единственно правильный способ провожать своих усопших. И странные прощания на гражданских панихидах, особенно с партийными вождями, как абсолютный диссонанс христианскому прощанию. Так уж получилось, что пришлось участвовать в отпевании многих друзей, родственников и знакомых. Действительно, очень разное состояние сердца. Такое ощущение, что посмертная судьба покойного дает какой-то прощальный знак: когда-то очень горький, когда-то радостный. Это только людям несведущим, кажется, что смерть должна вызывать скорбь и тоску. На похоронах одной схимонахини, радость на службе была незабываемая. И на поминальной трапезе, было как на Пасху.
Татиана18 сентября 2013, 16:55
р.Божия Ирина, Вы не осознаёте, что осуждаете священника? Какому богу работаете? В данном тексте явно высказано отношение церкви к смерти(Однако, само стояние и служение у гроба, к которому причастен всякий священник, стало для меня чем-то вроде присутствия у колыбели новорожденных — людей, рождающихся в вечность.)По-Вашему батюшки должны были рыдать от безысходности на панихиде? Монах отошёл к Отцу Небесному- большей радости православному сложно представить. Оттого и отражение радости на лицах священников, особенно если усопший удостоился кончины достойной.Простите. Отче Димитрий, спаси Господи.
Елена18 сентября 2013, 15:40
Ирине. А вот и улыбались батюшки, наверно, от того, что прощаясь с братом - было у них спокойно на душе за него.Монахи живут в ином мире, Вы должны это понимать, Ирина. Оговорюсь сразу, отпевания видела монастырские,и даже пела. Довелось темной осенней ночью приехать из Оптины со своим духовным отцом на прощание с отцом Даниилом Сысоевым, вечная ему память. Видела спокойные приветливые лица, видела и слезу на лицах священников. Около гроба было светло, об этом писал о.Димитрий. Преп.старец Оптинский Амвросий говорил :"Смотри на себя и будет с тебя." Этого нам всем не хватает.В шок от себя надо время от времени приходить, и уж священников ни словом ни глазом обсуждать нельзя.
Сергей18 сентября 2013, 15:15
Спасибо, о.Дмитрий! А я даже стеснялся кому-нибудь рассказать о таких-же переживаниях от похоронных процессий и звучания духового оркестра. Но может быть это наша жажда к бессмертию одолевает так нужный нам страх смерти?
Евгения18 сентября 2013, 15:10
Про музыку, полностью согласна. Боялась в детстве ужасно, еще ужаснее боялась смерти. Но все-таки правильнее это было как-то. Обязательно ночевал покойник в доме, потом процессия. А сейчас все очень быстро
Лариса18 сентября 2013, 14:59
Очень все знакомо. Часто приходилось петь на отпеваниях. Очень горько, когда священник пытается родственникам растолковать важность молитвы за умершего, а родственникам все равно, и так им тягостно... Р.Б.Ирине про монахов - Все видят, как монах скачет, никто не видит, как он плачет. И потом, мужчины, монахи - это не чувствительные тетеньки. Может, слезу не пустят, зато молиться будут, могилка будет прибрана, поминать будут. Без сантиментов, но надежно.
р.Б. Иулия18 сентября 2013, 14:55
У меня в детстве похожие ощущение от похорон были, и от этой и музыки тоже - мне она запомнилась такой надрывной, как голос плакальщиц. А еще у нас не цветы, а еловый лапник кидали. Но это от местности, наверное зависит (так же, как и пыльные улицы )). И смерти очень боялась. До жути. Теперь боюсь, но уже совсем другого. Мы же в молитвах всегда просим у милосердного Бога - ...христианской кончины, безболезненной и непостыдной, мирной...
р.Б. Лариса18 сентября 2013, 14:07
А у меня все также было, даже вот как в статье - шла из школы и настроение, и всё как описано... Статья тронула очень, надо ведь ходить в дом плача лучше, чем в дом радости. Стала с возрастом это чувствовать. Статья помогла сосредоточиться. Спасибо автору.
Людмила18 сентября 2013, 13:03
И я боялась. Больше похоронной музыки боялась только крышки гроба, которую было принято выставлять перед дверью. Зато люди помнили о смерти, а теперь все за занавесочками черными и все думаем, что всегда будем молоды и здоровы... и ничто наши сердца не смягчает
р.Божия Ирина18 сентября 2013, 12:57
1. А что сейчас нет пыльных улиц? Удивил автор воспоминаниями детства. В детстве мыли каждое утро улицы, а сейчас грязь и пыль. Еще удивляемся, что в России такая смертность сейчас. 2. Про неловкость на отпевании. Тут было 40 дней одному монаху в мужском монастыре ( российский провинциальный город) Батюшки, между молитвами, вели разговоры и улыбались друг другу. А миряне и хор пел дружно - "А жизнь бесконечная"... Как вам? У меня лично был шок.
Р.Б. Георгий18 сентября 2013, 12:39
Насчет музыки, батюшка, несколько удивлен. Лично мне в детстве (почему не знаю), но нравилась эта музыка, и скажу больше, что даже если кого-то хоронили без музыки я огорчался. А вот во всем остальном (по тексту Вашему)я не только просто верю, но абсолютно с Вами согласен. Сам я простой мирянин, даже не алтарник, просто стараюсь быть внимательным, особенно к "мелочам жизни". Спаси Вас Бог!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×