Самая лучшая политика

Рассказ

В политехническом колледже города Н. страсти накалялись. В повестке дня значился один-единственный пункт. Единственный, зато крайне важный, и знали о нем все 35 преподавателей, не говоря уже об администрации колледжа. В кулуарах шептались: «К нам едет ревизор!»

    

Ходили упорные слухи, что будут снимать директора. Директора не жалели: он о родном коллективе не радел, все дела, вплоть до дисциплинарных разборок, скидывал на заместителя по учебной работе, на педсоветах не появлялся, зато наладил связь с областным коммерческим вузом, новоявленным, одним из тех, что как грибы расплодились в поисках легкой наживы.

Вуз тут же открыл филиал в колледже, часы в котором вели за гроши сами же преподаватели колледжа по присланным убогим методичкам, неразборчиво отпечатанным, а львиную долю доходов директор клал в карман, обещая будущим выпускникам новоиспеченного «открытого университета с дистанционным обучением» за солидные денежки вузовские дипломы. Новоиспеченным университетом заинтересовалась прокуратура, а деятельностью директора – областной департамент.

В колледже давно сложился свой порядок. Коллектив был в основном женский, мужчин немного, и они занимали, как обычно, административные должности: сам директор, замы по учебной работе, воспитательной, практике, АХЧ. Ну, плюс психолог, физрук, пара преподавателей технических дисциплин да англичанин – Гергард Валентинович.

Работой дорожили, уроки вели в основном на довольно высоком уровне – старая гвардия, стажисты, те, кто не бросил любимое дело в погоне за длинным рублем. К директору, который, как английская королева, царствовал, но не правил, привыкли. Заместителя директора по учебной работе, который тянул весь воз административной и учебной работы, уважали. На заместителя по воспитательной работе, который сам почти не работал, зато и к другим не приставал, не обращали внимания – в общем, всё шло своим чередом. И теперь настроение педколлектива колебалось от тревожного к паническому: что день грядущий нам готовит?

Снимут старого директора – кого поставят? Чужака? Одного из замов? Которого? Как изменится жизнь – лучше станет или хуже?

Директор хорошо знал, что его снимут, и втайне спешно искал новое место работы. Он и без работы мог прожить пару лет, не унывая, на хапнутые деньги любителей облегченного «университетского образования».

Заместитель по учебной работе, Николай Иванович, спокойный, неторопливый, продолжал много и добросовестно работать: он любил свою работу и хорошо ее знал. На большее, похоже, не претендовал.

А вот заместитель по воспитательной работе, Юлиан Сергеевич, быстрый, чуткий к смене ветров, обаятельный, как раз претендовал. Чувствовал: наконец-то пришло его время! Куда Николаю Ивановичу до него! Может, он и умный в науках, да ведь это не главное. Главное – по жизни быть умным. А тут ему, Юле, равных нет. Коллеги шутили: «Кто нашего Юлиана проведет, тот дня не проживет!»

Юлиан Сергеевич, как говорится, вышел и ростом и лицом, спасибо матери с отцом: высокий, светловолосый, синеглазый. Нос только сплоховал: видимо, от частой привычки держать его по ветру, несколько вытянулся и казался чересчур длинным.

Жена давно ныла: «Сколько можно клоуном быть, воспитательной работой заниматься! Пора стать директором, Юлечка, давно пора! Вон у него зарплата – не чета твоей! Директорская надбавка, да особые премиальные – смотри, опять всей семьей на заграничный курорт ездили! Будут назначать директора – либо Николая Ивановича, либо тебя – вы два главных зама… Ты уж подсуетись, Юлечка, а? Пускай тебя назначат! Ну, придумай чего-нибудь! Ты ведь умный у меня!»

И Юлиан Сергеевич действовал изо всех сил: он уже сделал несколько ходов, и ходов неотразимых. Накануне приезда комиссии из департамента подпоил физрука, да так капитально, что было понятно: завтра урок физкультуры не состоится, и на первой паре радостная группа студентов будет околачиваться возле расписания. Студенты бездельничают, а преподавателя – нет! Кто отвечает?! Зам по учебной работе! Плохо работаете, уважаемый Николай Иванович! Теперь нужно было устроить опоздание на работу самого Николая Ивановича:

– Никл-Иваныч, завтра надо на комиссию по делам несовершеннолетних с утра и документы захватить кое-какие в администрации городской, а у меня жена разболелась, надо в больницу завезти на прием… Зайдите за меня, а?

– Вроде с утра комиссия должна приехать…

– Не, они завтра не приедут. Откуда знаю? Точная информация, сам слышал, при мне директору звонили.

– Хорошо, зайду.

– Да, Никл-Иваныч, благодарю, Никл-Иваныч, вы всегда выручаете!

Молчит Иваныч, только головой кивнул, никакого политеса… Эх, не тягаться ему с Юлианом Сергеевичем, нет, не тягаться – как не тягаться коню-тяжеловесу с арабским скакуном, стремительным и грациозным.

Так… Значит, к приезду комиссии зама по учебной работе нет, группа, самая большая на курсе, радостно бездельничает, физрук в запое. Если Иваныч спросит потом, почему сказал, что комиссии не будет, отвечу: перепутал. Да и какая разница, что отвечу, если я стану директором?! Могу и вообще не отвечать!

И вообще, нужно другого зама назначить… С Иванычем уже работы не будет… вот по английскому преподаватель, дружбан старый, Гергард Валентинович, – этот подойдет.

– Гера, ты рабочую программу Иванычу сдал?

– Давно.

– Ты ее попроси назад, на доработку, а когда брать будешь, да перед концом рабочего дня, то попроси несколько папок со всеми программами по специальностям: дескать, полистать, как председателю цикловой комиссии, проверить своих преподавателей.

– Да я их уже всех проверял, сам и собирал с них, ты ведь знаешь…

– Ну, чего-нибудь придумай. А потом папки – в кабинет к себе. И домой пойдешь – ключи от кабинета на вахте не оставляй, понял?

– Ну и что дальше?

– А завтра – заболеешь. Комиссия программы попросит, а они у тебя! Ну, чего молчишь? Ты хочешь, чтобы твой друг стал директором или нет? А сам хочешь замом стать или так и будешь преподавателем до конца жизни? Зарплату повыше не желаешь, нет? И кто это мне жаловался, дескать, старая тачка развалилась?! До конца жизни на своем рыдване колесить будешь?!

– Подло как-то…

– Это, Гера, называется – политика… И потом, Иваныч и сам директорства не желает. Он же свою работу любит: расписание свое, учебные планы, посещение уроков. Всю эту тягомотину, всю эту занудную тягомотину! Ему всё это – нравится! Как это может нормальному человеку нравится, я не знаю, но ему это точно нравится! Мы ему только услугу окажем, избавив от неподходящей должности! Понимаешь, у-слу-гу! Доброе дело сделаем!

– Политика… – с непонятной интонацией протянул Гера и ушел, не оборачиваясь.

«Поломается да сделает», – думал Юлиан Сергеевич.

И вот настало завтра, и всё получилось по плану, просто и легко: и физрук не явился, и студенты оглушительно смеялись во время первой пары, стоя у расписания. И некому было заменить физрука, и комиссия, проходя мимо расписания, первым делом спросила о прогульщиках, а потом об отсутствии зама по учебной работе. И Юлиан Сергеевич, встретивший гостей у порога, провожал их чинно к директору и про отсутствующего коллегу объяснил коротко:

– Опаздывает, к сожалению. Часто ли опаздывает? М-мм… Он у нас очень хороший работник, только вот, к сожалению, несколько неорганизованный.

С удовольствием отметил вытянувшиеся лица департаментских. С еще большим удовольствием наблюдал, как не мог найти папки с учебной документацией здорово опоздавший Николай Иванович и суровый Кобранов, председатель комиссии, хмуро качал головой, не принимая оправданий.

Комиссия работала весь день, а в конце дня администрацию колледжа собрали в кабинете директора, и Кобранов в полной тишине сказал:

– Департамент намерен провести кадровые перестановки в вашем колледже. Вы знаете, что вопрос о смене директора уже решен. Учитывая сложность работы заместителя директора по учебной работе, который в учебном заведении несет основную нагрузку, мы планировали оставить Николая Ивановича на его должности, а директором колледжа назначить заместителя по воспитательной работе, Юлиана Сергеевича.

Юлиан затаил дыхание. Кобранов обвел взглядом присутствующих, и у всех мелькнула мысль: «Вот уж говорящая фамилия: как глянет своими маленькими глазками, так пот прошибает». А Кобранов остановил немигающий взгляд на Юлиане Сергеевиче и ледяным голосом продолжил:

– Мы предполагали, что вы, Юлиан Сергеевич, вместе с Николаем Ивановичем составите надежный тандем и сможете вывести колледж на достойное место среди учебных заведений области. Но, к нашему большому сожалению, в работе Николая Ивановича мы нашли ряд недочетов. Ни для кого не секрет, что зам по учебной работе – главная тягловая сила любого учебного заведения, его труд – один из основных факторов успеха для подготовки конкурентоспособного, обладающего всеми профессиональными компетенциями выпускника. При хорошем заме по учебной работе и директору работается легко, был бы он порядочным и принципиальным человеком.

Департамент проанализировал ситуацию в вашем колледже и принял решение: заместителем по учебной работе станет Юлиан Сергеевич, а Николай Иванович, при такой мощной поддержке, попробует себя в роли директора. Успехов в работе!

Когда все вышли из директорской, Юлиан Сергеевич долго стоял в коридоре. Потом медленно спустился в кабинет Гергарда Валентиновича, который явился с перебинтованной рукой аккурат к занятиям на вечернем отделении. Юлиан Сергеевич помолчал, а потом сказал тоже медленно:

– Гера, это просто ерунда какая-то… Всё получилось наоборот, ровным счетом наоборот. Я не понимаю… Почему, Гера?

Гергард Валентинович улыбнулся печально и ответил:

– Знаешь, а ведь Бог шельму метит. Вот тебе, Юль, и политика. Honesty is the best policy. Английская поговорка, Юля.

Юлиан Сергеевич поднялся к себе, долго сидел, глядя в окно и ничего не видя в нем. Потом задумался: бест полиси – это лучшая политика. Что там бормотал Гера о лучшей политике? В чем лучшая политика?

Он никак не мог вспомнить перевод слова «honesty». И отчего-то стало очень важным вспомнить. Как будто если он поймет слова Геры, то поймет и всю чудовищную несправедливость того, что произошло.

В голове мелькало разное: «толерантность, креативность, коммуникабельность, дипломатичность, лабильность, гибкость» и тому подобное… Юлиан Сергеевич достал с верхней полки спрятанный за солидными папками маленький потрепанный словарь, открыл нужную страницу. Honesty в переводе значит – «честность». «Честность – лучшая политика». И кто бы мог подумать?!

Ольга Рожнёва

14 ноября 2013 г.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • В четверг — лучшие тематические подборки, истории читателей портала, новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Искушение честностью Искушение честностью Искушение честностью Искушение честностью
Виталий Каплан
Чаще всего история развивалась так: человек вполне сознательно, искренне принимал Святое Крещение и начинал жить воцерковленной жизнью — регулярно посещал службы, исповедовался, причащался, соблюдал посты, читал утреннее и вечернее молитвенные правила, читал Священное Писание и богословскую литературу, иногда включался в приходскую деятельность. При этом окормлялся у хорошего священника, без каких-либо подозрений в младостарчестве.
Иностранцы о России. Скромность, чистота, вежливость, честность Иностранцы о России. Скромность, чистота, вежливость, честность Иностранцы о России. Скромность, чистота, вежливость, честность Иностранцы о России. Скромность, чистота, вежливость, честность
Русскому и вообще славянам свойственно стремление к свободе, не только к свободе от ига иностранного народа, но и к свободе от оков всего преходящего и бренного. Среди европейцев бедный никогда не смотрит на богатого без зависти; среди русских богатый часто смотрит на бедного со стыдом. В русском живо чувство, что собственность владеет нами, а не мы ею, что владение означает принадлежность чему-то, что в богатстве задыхается духовная свобода.
Комментарии
Елена Малкина 2 марта 2015, 14:00
Спасибо за замечательный рассказ!Очень понравился!
Георгий 6 июня 2014, 16:00
Очень хороший рассказ! Спасибо! Не сомневаюсь в его правдивости и уверен, что люди из комиссии не выдумка. Хороших людей много, просто плохие запоминаются сильнее... Но мне искренне жаль Николая Ивановича: хороший зам - это половина успеха, аис таким замом, как Юлиан ему придётся очень несладко!!!
Светлана Бурукина28 мая 2014, 10:00
Спаси, Господи, Ольга!
Елена16 ноября 2013, 23:00
Замечательно, как всегда. Спаси Вас Господи!
Эвели16 ноября 2013, 02:00
Хорошо написано. Ольга Рожнева стала лучше писать: кратко, логично, как-то собраннее все. Раньше было ничего так, но более дилетантские тексты. Я говорю манере, не о смысле. Смысл всегда был хорош.А сейчас и форма стала не хуже содержания. Лучшает перо:) Характеры хорошо описала, атмосферу передала, суть ситуации сжато и ясно изложена. Первая половина текста очень сильная, конец маленько скомкан, надоело, видать, писать уже. Но все равно хороший рассказ и читается легко, с интересом.
Сергей15 ноября 2013, 21:00
Спасибо за рассказ. Очень напомнил старый фильм "Сеньор Робинзон".В этом фильме аборигены устроили испытания горе-итальянцу и аборигену которые претендовали на руку красавицы из местного племени. Итальянец проиграл,но вождь отдал замуж девушку именно итальянцу
виталий15 ноября 2013, 13:00
только человек верующий может принять правильное решение
НАТАЛИЯZ15 ноября 2013, 13:00
СПАСИБО,ОЛЬГА))ВАШИ РАССКАЗЫ ВСЕГДА В РАДОСТЬ))ПОУЧИТЕЛЬНЫЙ РАССКАЗ!А ЧЕСТНОСТЬ ВСЕГДА ПОБЕЖДАЕТ И НИ ТОЛЬКО В ПОЛИТИКЕ!
Ольга15 ноября 2013, 08:00
Андрею: Рассказ из реальной жизни. Не путайте плановое прохождение аттестации, аккредитации или лицензирования учебного заведения со снятием директора.
Андрей15 ноября 2013, 00:00
Рассказ хороший - справедливый! Но все же утопический и фантастический! 20 лет в вузе МВД. Море проверок, к которым и готовимся скрупулезно, и ответственно! Но все равно каждая кафедра скидывается на проверку (не по 50 копеек))), и все проверяющие жаждут мзды, по крайней мере сытного стола или ресторана, а также мелких и немелких презентов. Так что за душевный рассказ спасибо! Помечтал. Как раз контрольная проверка на носу, с понедельника! )))
Людмила14 ноября 2013, 22:00
Эх, кабы так всегда и везде.Может быть,все встало на свои места.Спаси Бог, Оленька.
Елена14 ноября 2013, 22:00
Как и всегда ваш рассказ это маленький лучик света, который посылает Господь!
Елена.Украина14 ноября 2013, 22:00
Бог зрит в сердце человека."ТАК БУДУТ ПОСЛЕДНИЕ ПЕРВЫМИ,И ПЕРВЫЕ ПОСЛЕДНИМИ." Мф.20.16
Ирина14 ноября 2013, 18:00
Супер! И концовка неожиданная (по мирским меркам). А потом и перевод honesty меня очень вдохновил (в школе учила немецкий). Спасибо!!!
=Юлия=14 ноября 2013, 14:00
Не рой другому яму...
Ольга14 ноября 2013, 13:00
Благодарю Вас Ольга за изумительный рассказ. Так сказать, не в бровь, а в глаз, именно для сегодняшнего времени. Еще раз, благодарю.
Rosa14 ноября 2013, 13:00
Спасибо, замечательный рассказ!
Татьяна 14 ноября 2013, 12:00
Спаси Господи за статью. Вразумила. Сама я из проверяющих, и поверьте, очень трудно, на первый взгляд определить, кто Юлик, а кто Николай Иванович. р.Б. Татиана
елена14 ноября 2013, 11:00
Очень хороший рассказ, понравилось.
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке