Вашингтон отца Виктора Потапова

Татьяна Веселкина

С улицы Пастухов (или Пастырей, как переводится с английского Шеперд стрит) доносилась русская речь. Это третье поколение русских скаутов играло в волейбол напротив русского храма. Отойдя на расстояние от площадки и педагогов, «поколение», правда, переходило местами на английский. У храма под тентом расположилась группа помладше и за своей ровесницей повторяла по-церковнославянски «Отче наш». А я стояла поодаль и любовалась подсвеченной полуденным солнцем мозаикой, изразцами храма, уходящими в небосвод… Потом медленно, сквозь тронутую бабьим летом дымку солнечно-оранжевых кустов с сочными соцветьями, поднялась по крутым ступенькам вверх. Иоанно-Предтеченский собор в американской столице – образец московско-ярославского стиля XVII века – словно резная статуэтка на ладони. Таких на всю православную Америку – по пальцам пересчитать. А приходских храмов, посвященных Усекновению честной главы святого Иоанна Предтечи, во всем православном мире, говорят, всего-то 25.

    

Как в интеллигентном, рафинированном Вашингтоне появилась церковь, посвященная столь печальному событию?

Иоанно-Предтеченский собор в Вашингтоне. Иоанно-Предтеченский собор в Вашингтоне.
    

Основание храма связано с известным эпизодом в жизни Русской Зарубежной Церкви и русской диаспоры. В 1949 году с далекого острова Тубабао прибыл в американскую столицу архиепископ Иоанн (Максимович) – ходатайствовать за свою паству, вынужденную покинуть коммунистический Китай и против воли «задержавшуюся» на острове в Тихом океане. Из всех стран 5 тысяч русских согласилось принять только филиппинское правительство и на жительство определило их на пустынный остров, где ежегодно свирепствовали тайфуны. Три года, пока русские жили в лагере среди джунглей, святитель Иоанн находился со своей паствой, служил в палаточной церкви и каждый день обходил остров с молитвой. И за все это время стихия не коснулась острова! А в 1949-м святитель прибыл в американскую столицу – просить сенаторов об изменении эмиграционной квоты. Результатом переговоров стала поправка к законодательству, по которому 5 тысяч русских получили разрешение прибыть в США на постоянное место жительства. Во время пребывания в Вашингтоне владыка Иоанн основал первый в американской столице приход Русской Православной Церкви За границей. Святитель поставил два условия: сегодня же на квартире отслужим всенощную и литургию празднику и посвятим новый храм памятованию того дня – Усекновению главы святого Иоанна Предтечи.   

    

Так появился единственный в Америке приход, основанный святителем Иоанном Шанхайским. Внутри храма, с левой стороны у солеи, – образ святителя, где среди клейм – изображение американского Капитолия, в котором владыка просил за свою паству, и другие чудесные моменты жития святого. В 1983 году настоятель протоиерей Виктор Потапов, с группой прихожан совершая паломничество на Святую Землю, находился в монастыре преподобного Георгия Хозевита в Иудейской пустыне. Там пребывает большая часть главы святого Иоанна Крестителя. Узнав, откуда прибыли паломники, игумен благословил передать приходу частицу мощей его небесного покровителя – одну из 850 соборных святынь.

Протоиерей Виктор Потапов Протоиерей Виктор Потапов
    

Иоанно-Предтеченский собор Русской Православной Церкви Заграницей. Фото: М. Родионов / Православие.Ru Иоанно-Предтеченский собор Русской Православной Церкви Заграницей. Фото: М. Родионов / Православие.Ru
    

В Иоанно-Предтеченском соборе отец Виктор служит 37 лет. В Зарубежной Церкви большинство священников вынуждены совмещать светскую работу с пастырским служением, так как далеко не все приходы в состоянии их содержать. Отец Виктор согласился на работу на радиостанции «Голос Америки» после того, как убедился в том, что в Иоанно-Предтеченском приходе была нужда во втором священнике. А путь на американский континент семья проделала из немецкого лагеря Манхенхоф, где отец Виктор родился в 1948 году. Впрочем, свою фамилию отец, власовский офицер, вынужден был сменить. И стал Потаповым.

  

«Папа вместе с другими власовскими бойцами был взят в плен, – рассказывает отец Виктор. – После войны он был выдан советским властям. На следующий день после выдачи его собирались расстрелять. Ночью ему приснился сон. Голос ему подсказывал: “Беги, беги”. И вот он бежал из пересылочного лагеря. После 30 дней скитаний по германским лесам и весям он добрался до лагеря для перемещенных лиц, где они с мамой, семья которой была вывезена в Германию на принудительные работы, познакомились и повенчались. В лагерной барачной церкви их сочетал браком протоиерей Митрофан Зноско-Боровский, который впоследствии стал епископом РПЦЗ.

В 1951 году мы приехали в Нью-Йорк. Дедушка в поисках работы отправился в Кливленд и вскоре перевез туда всю нашу семью. Папа освоил строительное ремесло, каждый год строил по три-четыре дома – на эти деньги мы жили. Кстати, и наш Свято-Сергиевский собор в Кливленде он тоже построил».

«В церковь меня заставляли ходить из-под палки»

«Рос я в годы “холодной войны” и очень хотел ассимилироваться, – продолжает отец Виктор. – Американцы ведь не понимали разницы между русскими и советскими. Мы старались объяснить, что русские оказались первыми жертвами безбожного коммунистического режима, но всех русских автоматически считали чуть ли не коммунистами. Мне это было очень неприятно, и я старался скорее влиться в плавильный котел Америки.

    

В церковь меня заставляли ходить из-под палки, потому что надо было сопровождать бабушку в храм, который располагался в неблагополучном районе. Когда мне было лет 14, я поехал с бабушкой в церковь. В храме в тот день почти никого из прихожан не было. Служил священник отец Михаил Смирнов, и тут по милости Божией в одно мгновение я вдруг понял, что всё, что меня окружает, имеет глубочайший смысл. С того дня я стал углубляться в Православие. Отец Михаил пригласил меня стать алтарником, научил читать по-церковнославянски. Подростком я был заикой, а благодаря церковному чтению мне удалось преодолеть этот недостаток.

В 1960-е годы я стал ездить в Джорданвилль. Там была замечательная программа – “Летние мальчики”. Участники жили как юные послушники: утром ходили в храм, прислуживали, кто умел – пел. Нас учили Закону Божию, мы общались с монахами, приехавшими сюда из известных монастырей России и передававшими нам замечательные монашеские традиции.

После окончания школы я поступил в Свято-Троицкую семинарию, учился на одном курсе с нынешним нашим Первоиерархом митрополитом Иларионом, а тогда – Игорем Капралом. Первые месяцы мы жили в одной келье. Будущий владыка хорошо учился, любил читать жития святых, а сказания о мучениках часто читал вслух, со слезами на глазах».

«С матушкой познакомился в храме Гроба Господня»

Отец Виктор и матушка Мария Потаповы. Отец Виктор и матушка Мария Потаповы.
    

«Дело было летом 1970 года. В Иерусалим я отправился с группой паломников, которую возглавил епископ Лавр, будущий митрополит, а перед этим ездил на Афон и даже подумывал пойти по монашескому пути. В Иерусалиме одна огорченная моей иноческой затеей паломница из Нью-Йорка сказала, что приметила для меня отличную девушку – Машу Черткову из Парижа, дочь протоиерея Сергия Черткова, десять лет служившего протодиаконом у владыки Иоанна (Максимовича) в бытность его архиепископом Брюссельским и Западноевропейским. Маша была на Святой Земле с группой русской православной молодежи из Парижа.

Знакомиться я не хотел и только из приличия, дабы не огорчать паломницу, познакомился. Я не говорил по-французски, Маша плохо знала английский, и потому языком общения у нас был русский. Через четыре дня она уехала во Францию, а я в Америку. Стали переписываться и ровно через год, в конце августа 1971 года, обвенчались в Кливленде. Нас венчали ее отец протоиерей Сергий Чертков и ее родной дядя отец Владимир Родзянко, будущий епископ Православной Церкви в Америке Василий. А уже 1 января митрополит Филарет (Вознесенский) рукоположил меня в диакона и направил в известный Покровский приход в Наяке близ Нью-Йорка. В этом приходе много лет служил широко известный автор книги “Закон Божий” протоиерей Серафим Слободской. Диаконское служение в Наяке дало мне очень многое. При приходе была организована отличная приходская школа, в которой я преподавал Закон Божий и со временем, совместно с матушкой Еленой Алексеевной Слободской и Софией Сергеевной Куломзиной стал издавать просуществовавший 20 лет детский православный журнал “Трезвон”. В Наяке у нас с матушкой родился первенец Матфей, который прожил всего семь дней. Мы успели его покрестить и даже причастить. Своей краткой жизнью и смертью младенец Матфей нас, молодых родителей, очень многому научил, и этот опыт пригодился в будущем нашем служении…

Как-то мы отправились с архиепископом Никоном (Рклицким) на престольный праздник в Свято-Пантелеимоновский храм в Хартфорде, что в штате Коннектикут. По дороге мы проезжали городок Стратфорд. Владыка сказал, что нужен священник для нового Сретенского прихода в Стратфорде. Я сказал владыке, что готов взять на себя это служение. 1 сентября 1974 года митрополит Филарет (Вознесенский) рукоположил меня во иерея, и я был направлен в Сретенский храм священником. Приход в Стратфорде был небольшой, жили мы на территории храма. Это был хороший опыт священнослужения, но финансово приход не мог меня полностью содержать. Нужно было искать светскую работу, и мне удалось устроиться на потрясающую работу в Нью-Йорке – в издательстве “Bedford Publications”».

«Как я помогал иммигрантам»

«Издательство существовало на правительственные субсидии, издавало и распространяло на русском языке запрещенную в СССР литературу: “1984” Джорджа Оруэлла, произведения Солженицына, самиздатовские рукописи и политическую литературу, находило способы для переправки ее в Советский Союз. Меня наняли для проведения интервью с новыми иммигрантами. Интервьюировал я по стандартной форме: “какие радиостанции слушаете, чем из литературы интересуетесь…” Я помогал вновь приехавшим устраиваться на месте, нанимал грузовики для перевозки вещей, оказывал бытовые услуги.

Занятие одной из младших групп воскресной школы. Занятие одной из младших групп воскресной школы.
    

В ходе интервью выяснялось, что большую роль в жизни этих людей играет религия. Очень многие слушали передачи радиостанции “Би-Би-Си”: митрополита Антония (Блума), отца Владимира Родзянко (впоследствии ставшего епископом Василием), епископа Иоанна (Шаховского) и отца Александра Шмемана; люди хотели получить Библию, философско-религиозную литературу. И тогда я вышел с предложением к начальству – посылать в СССР религиозные издания. Мое предложение нашло понимание, и мне поручили приобретать книги и отправлять посылки. Я покупал произведения Булгакова, Франка, Бердяева, Солженицына, издания Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле и находил моряков, профессоров, приезжавших на экуменические встречи священнослужителей, которые с удовольствием брали книги.

  

Три года продолжались поездки на работу из штата Коннектикут в Нью-Йорк и обратно. Они занимали у меня три часа. В поезде я читал, усовершенствовал свой русский, общался с интересными людьми. Интересная была работа, но… наступил очередной экономический кризис. Начальство решило, что я, как священник, получаю жалование от Церкви, – и я остался без работы. Но я уже не мыслил своей жизни вне России и стал рассылать резюме в крупные фирмы, имеющие любые отношения с Россией, предлагая себя как переводчика, консультанта».

«Как мне помог святитель Иоанн»

«Шел 1976 год, – вспоминает отец Виктор. – Я знал, что через несколько месяцев потеряю работу. Как-то вечером сидим мы с матушкой после всенощной, и она меня спрашивает: “Ты не жалеешь, что стал священником?” “Конечно, нет, – отвечаю я. – Когда я стою перед Престолом и совершаю Бескровную Жертву, это дает такие силы, такую радость, что я готов любые трудности пережить”. Она осталась довольна ответом. В ту ночь во сне мне явился владыка Иоанн Шанхайский. Лично я его не знал, но очень почитал. И хотя к вещим снам я очень скептически отношусь, до сих пор помню, как в ту ночь владыка Иоанн долго во сне со мной беседовал и задал мне тот же вопрос, что и матушка: “Не жалеешь, что стал священником?”. Я ему так же и ответил, что никак не жалею. Владыка на это ответил, что и он не жалеет, что я стал священником, и долго со мной беседовал по поводу какого-то предстоящего ответственного служения, связанного с Россией. Не помню, о чем конкретно владыка мне говорил, но он точно вселил в меня чувство уверенности в будущем. Матушке тогда я не рассказал об увиденном сне. Я находился в каком-то особом умиротворенном состоянии, и нужно было самому осмыслить пережитое…

…Послал письмо на “Голос Америки” и предложил свои услуги. Через несколько дней получил ответ: меня пригласили в Нью-Йорк на экзамен. Я поехал, сдал экзамен, и вскоре мне позвонил Никита Валерьянович Моравский – один из тех, кого владыка Иоанн спас на острове Тубабао. Он был директором советского отдела “Голоса Америки”, “персоной номер один”, а до этого работал культурным атташе Американского Посольства в Москве. Когда я поступил на радиостанцию, этот замечательный человек собирался в отставку. Вызывает он меня и говорит: “Вы приняты”. Впоследствии мы с Никитой Валерьяновичем сблизились, он вошел в наш Комитет защиты гонимых православных христиан, стал прихожанином нашего собора. Год с небольшим назад я его напутствовал в жизнь вечную…

    

После предложения “Голоса Америки” я поехал к митрополиту Филарету. Он благословил меня перебираться на приход в Вашингтоне, где 27 лет настоятелем служил почтенного возраста архимандрит-грек отец Николай (Пекаторос). У отца Николая интересная биография. Он родился в самом конце XIX века в Одессе в семье русских греков. Был рукоположен в священники при патриархе Тихоне в 1922 году и до 1929 года сослужил священномученику епископу Онуфрию (Гагалюку) в Херсонско-Одесской епархии на Украине. В 1929 году отец Николай эмигрировал в Грецию, где вскоре принял монашество. Служил в церкви Пресвятой Троицы в Афинах при бывшем Российском Посольстве в Греции. В 1952 году переехал из Греции в США и с 1953 по 1980 годы был настоятелем нашей церкви в Вашингтоне.

…После того, как я был принят на работу на “Голос Америки”, встал вопрос: что делать с приходом в Стратфорде? Я дал слово прихожанам Сретенской церкви, что не уеду, пока не найду замену, и так в течение двух месяцев каждые выходные я ездил из Вашингтона в Стратфорд служить воскресные всенощную и литургию».

В Вашингтон, в столицу

Четыре с половиной авточаса отделяют столицу страны от «столицы мира» – Нью-Йорка, но города и их обитатели отличаются невероятно. И хотя Ильф и Петров описывали Вашингтон как одноэтажную Америку, оба города, как мне видится, – это всё-таки две разные не-Америки.

    

В октябре город в цвету и еще не знает признаков календарной осени. Не цветет разве что сакура – символ ежегодного Национального фестиваля цветения вишни. Это приоритет весны, когда город погружается в бело-розовый цвет, а его жители и гости на несколько дней подпадают под очарование цветущей сакуры.

    

Проектируя в конце XVIII века Вашингтон, французский архитектор Пьер Шарль Ланфан по кругу расположил проспекты, названные в честь всех американских штатов. Проспекты пересекают улицы, одни из которых носят имена генералов, адмиралов, известных личностей, другие – пронумерованы или названы буквами алфавита. Массачусетс авеню городские власти отдали дипломатам: здесь расположено большинство европейских посольств.

Вашингтон и особенно старая его часть – Джорджтаун и район Капитолийского холма – сохранили здания XIX века. В городе нет небоскребов: здесь законодательно действует запрет строить здания выше Капитолия и памятника Джорджу Вашингтону. Широкие проспекты, строгие, выточенные и отполированные здания дают ощущение простора и пространства.

Территориально американская столица находится в штате Мериленд, но Федеральное Правительство административно выделило город Вашингтон (не путать с одноименным штатом, расположенным в прямо противоположной стороне – на Тихоокеанском побережье страны) в отдельную единицу – округ Колумбия, со своим бюджетом – гарантией городского благосостояния, ощутить которое могут и гости столицы США. Не имея ни цента в кармане, турист может счастливо обойти большинство имеющихся здесь галерей и музеев – от естественноисторического до космического. Практически от каждого из них виден Капитолий. Но близость его – пространственная иллюзия, и надо запастись временем, чтобы, напитавшись музейными впечатлениями и неповторимой их атмосферой, прогуляться до главного законодательного собрания страны – мимо монолитных правительственных зданий, где работают конгрессмены, сенаторы и практически не поддающиеся счету госслужащие… Виртуально ощутить под ногами и толщей асфальта подземный тоннель, по которому сенаторы в непогоду (или просто не желая выходить из офиса на улицу) на поезде проезжают в Капитолий… Пройти мимо самого большого в мире книгохранилища – Библиотеки Конгресса. Ее директор – знаток и любитель России Джеймс Биллингтон в начале года принимал в стенах библиотеки Сретенский хор и представлял английский перевод книги «Несвятые святые» и ее автора. Среди многочисленных русских экспонатов библиотеки – письма императора Александра II Аврааму Линкольну и более поздние – замечательные цветные открытки Прокудина-Горского с изображением русских пейзажей.

    

С отцом Виктором мы проделали путь по центру Вашингтона на машине. И тут же прочувствовали и вынуждены были подчиниться биению общественно-политического пульса американской столицы. Прямо перед нами из одного официального здания по направлению к другому по проезжей части дороги следовала колонна демонстрантов-инвалидов: калеки, слепые, хромые, на колясках, в сопровождении людей и собак, они неспешно, с достоинством двигались к законодательному собранию США. А назавтра страну ожидал кризис власти, когда не договорившиеся между собой демократы и республиканцы «отправили» всех госслужащих в вынужденный отпуск. И бесплатные музеи вмиг закрылись, оставив в разочаровании тысячи посетителей столицы.

    

«Штаб-квартира “Голоса Америки” находится рядом с главными столичными музеями, а окна моего кабинета выходили на Капитолий, – рассказывает отец Виктор, показывая на угловой кабинет на втором этаже. – Когда в 1977 году я поступил сюда на работу, дал себе слово, что каждый день в обеденный перерыв буду посещать музеи и ходить на выставки. Но это осталось лишь желанием: всё время поглощали работа и приходские дела».

«Сначала я был просто голос…»

Отец Виктор на рабочем месте на радиостанции «Голос Америки». Отец Виктор на рабочем месте на радиостанции «Голос Америки».
    

«На “Голос Америки” меня взяли переводчиком новостей. Была на радио и религиозная программа, которую вел еврей Владимир Матлин, выходивший в эфир под фамилией Мартин. Однажды на собрании Володя, к его чести, сказал: “Почему я веду эту программу, если у нас есть священник?” И тогда мне дали 20 минут перед еврейской частью, а потом мы договорились с Володей, что разделим передачу. Возник вопрос, как меня представлять, потому что это был беспрецедентный случай, чтобы священник вел программу на “Голосе Америки”! Сначала я не называл себя. Я был голос – и всё. Долго шли обсуждения. Пока шли дебаты о том, как величать меня в эфире, я сделал специальную программу – “Смысл и структура Рождественского богослужения”. Это была чисто православная передача с песнопениями и чтением Евангелия. И вдруг из Кавендиша, штат Вермонт, где жил Александр Исаевич Солженицын, начальнику русского отдела Виктору Адольфовичу Французову звонит Наталья Дмитриевна Солженицына и говорит, что Александр Исаевич был впечатлен этой и другими религиозными передачами и поинтересовался, кто их делает. Начальству это польстило, и здравые умы победили: чего стесняться, священник – он же авторитет! Итак, через шесть месяцев после поступления на “Голос” я стал уже открывать свою программу так: “У микрофона – священник Виктор Потапов. Начинаем еженедельный выпуск программы "Голоса Америки" "Обзор религиозно-общественной жизни"”. Потом я прощался со своими слушателями, и Володя Матлин начинал вторую часть. Вскоре мне дали дополнительное время и выделили отдельную передачу, которая называлась “Религия в нашей жизни”. Я отделился от еврейской части, и программа шла уже 45 минут и выходила в эфир с пятью повторами в неделю. Мне также удалось организовать еженедельную трансляцию литургии из нашего Иоанно-Предтеченского собора с проповедью, а каждое утро, в конце политической программы, после краткой сводки новостей, читался отрывок из Священного Писания. В 1990-х годах я стал готовить два новых еженедельных выпуска программы “Религия в нашей жизни” с повторами».

«Злопыхатель»   

«“Голос Америки” глушили безбожно. Было обидно: работаешь, вкладываешь сердце, душу… В 1984 году меня впервые послали в Россию. Была у нас тогда программа, согласно которой все сотрудники, ни разу не бывшие в стране, на которую вещали, должны были поехать туда на две-три недели: познакомиться с обстановкой, подышать воздухом… К тому времени я работал на радиостанции уже семь лет, имя мое знали, и потому мне дали дипломатический паспорт – для защиты. Накануне моей поездки в Москву в газете “Труд” появилась статья под названием “Злопыхатель”, в которой граждан прямо предупредили: со мной не встречаться.   

Отец Виктор и матушка Мария с А.И. Солженицыным, М.Л. Ростроповичем и А. Гинзбургом. Отец Виктор и матушка Мария с А.И. Солженицыным, М.Л. Ростроповичем и А. Гинзбургом.
    

Я взял с собой приемник и, устроившись в гостинице “Украина”, первым делом решил поймать свою передачу, посмотреть, как она здесь звучит. Включил приемник и услышал невероятный гул! Друзья меня успокаивали, говорили, что люди ставят антенны, выставляют приемники на окно, на батареи, в общем – приспосабливаются и слушают. Позже, когда Горбачев объявил политику гласности и перестройки, к нам на радио хлынули письма со всех концов России. Я лично получал массу писем. На некоторые отвечал в эфире, все их по сей день храню для будущих исследователей российско-американских отношений второй половины ХХ века.   

В нашем приходе мы создали фонд “Духовная литература для России” и за счет “Голоса Америки” посылали бандероли радиослушателям. Это было невероятно интересное время!

Благодаря “Голосу” я познакомился со многими замечательными людьми. Трижды бывал у Александра Исаевича Солженицына в Вермонте, регулярно общался по телефону с его супругой Натальей Дмитриевной. В третий раз я поехал к Александру Исаевичу с Владимиром Алексеевичем Солоухиным – в 1985 году. Эта конспиративная поездка была незабываемой, и она заслуживает отдельный очерк. В эти годы сблизился с академиком Дмитрием Сергеевичем Лихачевым и познакомился со многими другими замечательными людьми. Правозащитник Александр Гинзбург шесть лет после лагеря жил в нашем доме.

Мой приход на “Голос Америки” совпал с назначением на должность музыкального директора Национального симфонического оркестра США виртуозного виолончелиста Мстислава Ростроповича. Одна из моих прихожанок, Надежда Ефремова, была его личным секретарем и попросила мою матушку быть переводчиком у Мстислава Леопольдовича, который приглашал из Франции композиторов. За 17 лет, пока он работал в Вашингтоне, наши семьи очень сблизились, и Мстислав Леопольдович стал крестным нашей дочери Сони, а мы с матушкой стали крестными родителями его старшего внука Ивана. В годы возведения нашего храма (1978–1982) Слава, как мы все ласково величали Ростроповича, был страстным любителем всяческого строительства. Он радовался тому, что в столице США будет величественный собор в древнерусском стиле и участвовал в воздвижении нашего храма. Всякий раз, когда Слава приезжал в столицу, он спешил в наш храм, чтобы оценить “прогресс в строительстве”. Он любил подниматься на леса в четверик, был в восторге от таланта нашего зодчего владыки Даниила (Александрова) и нашел с ним общий язык не только по части зодчества, но и в области музыки, литературы и юмора. Слава и его супруга Галина Павловна Вишневская, выдающаяся оперная певица, пожертвовавшая своей карьерой, помогая А.И. Солженицыну, подарили нашему собору пять колоколов. На большом колоколе выгравированы имена семи великих русских музыкантов-изгнанников».   

Здесь работают американские сенаторы. Здесь работают американские сенаторы.
    

При республиканце Рейгане протоиерей Виктор Потапов был консультантом президента по религиозным делам в России. Вскоре после переезда отца Виктора в Вашингтон отец Александр Киселев передал священнику управление Комитетом защиты православных христиан, при котором отец Виктор много лет издавал ежеквартальный англоязычный журнал «Православное обозрение», посвященный положению христиан в Восточной Европе и СССР. И всё это совмещал со служением на приходе, перестройкой церкви – одной из самых красивых на восточном побережье США.

Прихожане

За 35 лет, что отец Виктор настоятельствует в Иоанно-Предтеченском соборе, сменилось не одно поколение прихожан, в последнее время приход пополняется вновь приезжающими в Америку нашими соотечественниками. Столичное бытие накладывает свой отпечаток и на бытие церковное: многие прихожане – ученые, творческие люди, аспиранты и докторанты. В приходе много принявших Православие американцев – настолько, что каждую субботу служатся две всенощные: ранняя – по-английски, поздняя – по-церковнославянски, а по воскресеньям две литургии – английская и славянская. Богослужения совершают пять священников и четыре диакона.

А как рассказать о тех, кто стоял у истоков прихода? Мы заворачиваем за угол улицы Пастырей и направляемся к самому старому в Вашингтоне кладбищу. Изначально здесь хоронили протестантов и католиков. В начале 1960-х годов Иоанно-Предтеченский приход приобрел значительный участок для захоронения своих прихожан, а 10 лет назад здесь построили – «словно яичко Фаберже» – часовню, освященную митрополитом Лавром в честь Иверской (Монреальской) иконы Божией Матери. Престол – из иерусалимского камня. Внутри изображения святого Иоанна Шанхайского – основателя Иоанно-Предтеченского Собора – и праведника Иосифа (Муньоса; убиенного хранителя мироточивой Иверской (Монреальской) иконы Божией Матери – его семья Потаповых почитает особо, храня – до организации музея – личные вещи брата Иосифа, незавершенные образа). В родительские субботы здесь служат заупокойные литургии и панихиды, обходят места упокоения православных, бывших близкими духом и делом.

До столетнего возраста дожил похороненный здесь благодетель прихода – высокопоставленный офицер власовского движения Дмитрий Александрович Левицкий. Иван Николаевич Сивый запомнился всем не чинами, а ревностью к службе Божией. И скончался старый карпаторос в церкви, после Божественной литургии – прямо перед панихидным столиком и большим Распятием. На этом кладбище похоронен Константин Васильевич Болдырев, видный деятель НТС. В 1940-е годы Болдырев был начальником лагеря для перемещенных лиц, в котором родился отец Виктор.   

Бывшего заместителя Генерального секретаря ООН Аркадия Шевченко приход на свои средства похоронил; дипломата отец Виктор крестил, венчал и отпел.   

Часовня Иверской (Монреальской) иконы Божией Матери на русском участке кладбища. Часовня Иверской (Монреальской) иконы Божией Матери на русском участке кладбища.
    

Монумент с колоколом в память об убиенных и жертвах коммунизма приход собирается установить рядом с местом упокоения советского диссидента Михаила Макаренко – устроителя первой неофициальной выставки авангардистов в СССР.

На русском участке похоронен известный общественный монархический деятель и журналист Юрий Константинович Мейер. Его дочь, Наталья Кларксон, была начальником отца Виктора на радиостанции «Голос Америки». Всего же русская служба радиостанции насчитывала около 120 человек. Здесь похоронены сотрудницы Тамара Стеблец и Ольга Рабчевская. И прихожанка Елена Якобсон – профессор университета Джорджа Вашингтона. Это ее голос был первым, прозвучавшим в вещании на СССР на волнах «Голоса Америки». Своей щедростью среди православной общины Вашингтона известны Гиви Коби, возглавлявший грузинский отдел «Голоса Америки», и супруга его Мария.   

    

Здесь похоронена Елена Фортунатова-Кокс – главный редактор одного из первых «глянцев», появившихся в СССР, – журнала «Америка». Больше известная как Ляля, она долгое время была регентом хора и секретарем приходского совета, пекла просфоры. Супруг ее Леонид Кокс самостоятельно выучил русский и церковнославянский, старательно читал в храме с ярко выраженной интонацией, характерной для южного региона США.  

«Доброй души люди – создатели нашего приходского благотворительного фонда, активно работающего и поныне, они показывали потрясающий пример христианской жизни, – рассказывает отец Виктор. – На нашем кладбище похоронены многие добрые русские люди, которые в 1950-е годы собирали свои копейки, покупали по кирпичу, чтобы построить наш прекрасный храм».

***   

«Еще задолго до событий 1991 года я всегда говорил россиянам, что придет время, когда моя программа выходить в эфир перестанет, потому что в ней не будет нужды, потому что в России сами должны делать подобные передачи и делать их лучше, – говорит отец Виктор Потапов. – Я прослужил на “Голосе Америки” 30 лет и в том, что произошло в 1991 году, считаю, тоже поучаствовал. “Голос Америки” сегодня тоже уже не тот: когда-то одна из известнейших в мировом информационном пространстве радиостанция перешла в формат интернет-вещания. За это время вырос приход, и сейчас я уже не смог бы совмещать журналистику и настоятельство. 36 вашингтонских лет принесли мне встречи со многими замечательными людьми, тысячи часов эфира и радость общения с моими слушателями в Советском Союзе и России. Как журналист я свою миссию выполнил и бесконечно благодарен Господу за предоставленную мне благодатную возможность поучаствовать в религиозном возрождении моей горячо любимой исторической Родины».

Татьяна Веселкина
(Вашингтон, Д.К. – Нью-Йорк)
Фото автора и из архива отца Виктора Потапова

15 ноября 2013 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Беседа с архиеп. Юстинианом, управляющим Патриаршими приходами в США Беседа с архиеп. Юстинианом, управляющим Патриаршими приходами в США Беседа с архиеп. Юстинианом, управляющим Патриаршими приходами в США «Не думайте, что на чужбине кто-то ждет вас с распростертыми объятиями» Беседа с архиепископом Наро-Фоминским Юстинианом, управляющим Патриаршими приходами в США Ольга Кирьянова Православие в Америку принесли русские монахи: 220 лет назад Екатерина II подписала указ об отправке на Аляску Валаамской миссии. А как живут русские православные приходы в Америке сегодня? Воспоминания 95-летнего архим. Илии (Барна) Воспоминания 95-летнего архим. Илии (Барна) Воспоминания 95-летнего архим. Илии (Барна) «В тот миг я решил, что если выживу, то стану священником» Воспоминания архимандрита Илии (Барна), старейшего клирика Патриарших приходов в США Татьяна Веселкина Японские снаряды поразили «Колорадо» в двадцати двух местах. Все, кто находился на верхней палубе, были убиты. Среди погибших Михаил увидел и своего друга. Американское чудо блаженной Ксении Американское чудо блаженной Ксении М. Корнилия (Рис) Американское чудо блаженной Ксении Американское чудо блаженной Ксении Монахиня Корнилия (Рис) Молодой человек проснулся в мусорном контейнере на следующее утро. Это было поистине ужасное пробуждение. Архим. Тихон (Шевкунов): «И всё-таки самым главным было богослужение» Архим. Тихон (Шевкунов): «И всё-таки самым главным было богослужение» Архим. Тихон (Шевкунов): «И всё-таки самым главным было богослужение» Архимандрит Тихон (Шевкунов): «И всё-таки самым главным было богослужение» Антон Поспелов Я очень доволен нашими хористами: они по-настоящему самоотверженно провели этот месяц. График был тяжелейшим: за 22 дня мы побывали в девяти городах Америки, – и за всё это время у них был только один выходной. Ехал я по Америке Ехал я по Америке Александр Богатырев Ехал я по Америке Ехал я по Америке Александр Богатырев Майкл рассказал: «Я ходил по берегу океана и говорил: “Иисус, сделай так, чтобы я перестал быть наркоманом. Помоги мне. А я буду всегда славить Твое имя и всем рассказывать о Тебе”. И Он помог…» Два православных богослужения в Вашингтоне Два православных богослужения в Вашингтоне ФОТОГАЛЕРЕЯ 6 и 7 октября хор московского Сретенского монастыря пел за Божественной литургией в храмах Православной Церкви Америки и Русской Православной Церкви Зарубежом. Фото: М. Родионов / Православие.Ru
Комментарии
Андрей31 декабря 2015, 09:00
Егор 4 декабря 2013, 08:00 Иоанн Митрополит Шанхая и сан Франциско основал также большой храм в сан Франциско . Поэтому не единственный храм в вашингтоне. Егор, владыка Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский (он, кстати, был архиепископом, а не митрополитом) строил современное здание собора в Сан-Францисско, но прихода он не основывал. Сам приход был основан 2 июня 1927 года, т.е. за долго до появления владыки Иоана в США. В то время он был простым монахом, законоучителем в гимназии в Сербии. Поэтому ошибки в статье нет.
Leonid Sapozhnikov29 июля 2014, 20:00
ЧАСТО И ПО-ДОБРОМУ ВСПОМИНАЮ ХРАМ, ВАС, ОТЕЦ ВИКТОР.
Егор 4 декабря 2013, 08:00
Иоанн Митрополит Шанхая и сан Франциско основал также большой храм в сан Франциско . Поэтому не единственный храм в вашингтоне.
Anya Petrova23 ноября 2013, 13:00
Многая лета пастырю доброму! Познакомилась с о.Виктором в 1988 году в Москве, в Коломенском монастыре. Я была с отцом, Петровым Андреем Эдуардовичем, и мне было 9лет)) Мне живо запечатлелся этот светлый добрый человек, ассоциирующийся для меня и по сей день с духовным возрождением России конца 80х
Антонина20 ноября 2013, 23:00
Поздравляю батюшку Виктора с наступающими именинами (24 ноября) - в Храме муч. Виктора в городе Котельники Московской области - престольный праздник, где частица мощей святого м. Виктора, подаренная священником Виктором.
ирина17 ноября 2013, 03:00
Господи! До чего же хорошо и радостно, что есть такие служители делу - Вере Православной, народу и Тебе, Милосердный! Сколько трудов вложено, сил, энергии...Такие известные люди... о которых мы узнали намного позже. Слава Богу за ВСЕ! Нижайший поклон ВСЕМ ТЕМ, кто стоял у истоков, кто трудился и трудится... Крепкой всем Веры и Многая лета!
татиана16 ноября 2013, 23:00
Спаси, Господи, нашего любимого всеми прихожанами, отца Виктора и матушку Марию. Спасибо за вразумительную статью. Я живу в Бетезде, штат Мэриленд, 6 лет, жаль, что в связи с болезнью и отдаленностью не могу часто бывать в Храме. Но какое же это счастье и духовная помощь побыть там на Литургии хотя бы несколько раз в году. Хор у нас - Божественный, все батюшки чУдные, низкий им всем поклон. р.Б. Татиана
Millia16 ноября 2013, 06:00
Низкий поклон вам за рассказ. Слава БОГУ что есть такие священники как отец Виктор читала с радостью и со слезами я пишу из шт Айдахо наш любимый небольшой храм Святого Серафима Саровского в г Бойсе и наш священник Дэвид Мозер очень хороший батюшка жаль что у нас нет службы по русски только Евангелие читают в оригинале и некоторые молитвы поют по русски-- я 3-й год в Америке - служба непонятна пока немного--грустно но стараюсь по памяти соображать о чем речь. наш батюшка также работает по своей светской специальности приход то маленький --понимаю теперь все спасибо вам большое И подай вам ГОСПОДЬ всего по сердцу. р.Б.Людмила
иван15 ноября 2013, 15:00
Отцу виктору с матушкой поклон. Познакомился с батюшкой в Норильске когда был дьяконом года три назад. Спаси Господи за статью.
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке