Вопрос:

Пожалуйста, ответьте, какие действия нежелательно совершать в период Великого Поста?

Отвечает священник Афанасий Гумеров:

Цель поста – борьба со страстями, воздержание души от раздражительности и гнева, глубокое смирение, хранение ума и чувств, обуздание языка от осуждения и празднословия, стяжание незлобия. Поэтому постом мы должны удаляться от всего, что развлекает нас, возбуждает и усиливает греховные навыки.

Если ум наш пленен земными пристрастиями, чувства возбуждены мирскими впечатлениями, а силы отданы суетным делам, то духовное сознание наше замутнено, и неспособно воспринимать небесную благодать. Понимание это доступно не только духовному опыту, но чуткой интуиции поэта.

«Я возмужал среди печальных бурь,
И дней моих поток, так долго мутный,
Теперь утих дремотою минутной
И отразил небесную лазурь»

(А.С.Пушкин).

Лишь тогда в человеке просияет образ его Небесного Родителя, когда душа освободится от мутных страстей и просветлеет. К сожалению, печальные мирские бури бушуют не только у стен наших домов, но давно наполнили шумом наши тесные квартиры. По изощренной дьявольской услужливости наши жилища до пределов переполнены всеми атрибутами современного мира. Отборный мир политических скандалов, преступных акций, шумных аморальных историй благодаря телевидению и радио стал частью нашего домашнего быта. «Всякого, кто взглянет на нашу современную жизнь в перспективе той нормальной жизни, которую вели люди в прежние времена – например, в России или Америке, или любой западноевропейской стране, - не может не поразить то, насколько ненормальной стала сейчас жизнь. Самое понятие авторитета и послушания, приличия и вежливости, поведения в обществе и частной жизни – все резко изменилось, стало с ног на голову, исключая несколько отдельных групп – обычно христиан того или иного исповедания, которые пытаются сохранить так называемый «старомодный» уклад жизни», - писал более четверти века назад отец Серафим (Роуз).

В прежней России Великим постом закрывались театры, прекращались балы. Жизнь заметно менялась.

«В комнатах тихо и пустынно, пахнет священным запахом. В передней, перед красноватой иконой Распятия, очень старой, от покойной прабабушки, которая ходила по старой вере, зажгли постную, голого стекла, лампадку, и теперь она будет негасимо гореть до Пасхи. Когда зажигает отец, — по субботам он сам зажигает все лампадки, — всегда напевает приятно-грустно: «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко», и я напеваю за ним, чудесное:

И свято-е... Воскресе-ние Твое Сла-а-вим!

Радостное до слез бьется в моей душе и светит, от этих слов. И видится мне, за вереницею дней Поста, — Святое Воскресенье, в светах. Радостная молитвочка! Она ласковым счетом светит в эти грустные дни Поста.

Мне начинает казаться, что теперь прежняя жизнь кончается, и надо готовиться к той жизни, которая будет... где? Где-то, на небесах. Надо очистить душу от всех: грехов, и потому все кругом — другое. И что-то особенное около нас, невидимое и страшное. Горкин мне рассказал, что теперь — «такое, как душа расстается с телом». Они стерегут, чтобы ухватить душу, а душа трепещет и плачет — «увы мне, окаянная я!» Так и в ифимонах теперь читается.

— Потому они чуют, что им конец подходит, Христос воскреснет! Потому и пост даден, чтобы к церкви держаться больше, Светлого Дня дождаться. И не помышлять, понимаешь. Про земное не помышляй! И звонить все станут: помни... по-мни!.. — поокивает он так славно.

В доме открыты форточки, и слышен плачущий и зовущий благовест — по-мни.. по-мни... Это жалостный колокол, по грешной душе плачет. Называется — постный благовест. Шторы с окон убрали, и будет теперь по-бедному, до самой Пасхи. В гостиной надеты серые чехлы на мебель, лампы завязаны в коконы, и даже единственная картина, — «Красавица на пиру», — закрыта простынею»

(И.Шмелев. Лето Господне).

Все настраивало на то, чтобы провести семь недель поста с пользой для души и приготовиться к особой пасхальной радости, которая предъизображает нескончаемое блаженство в невечерние дни в Царствии Небесном.

Жизнь наша изменилась, но душа живет прежними потребностями. Уставшая от мутных нескончаемых информационных потоков, она ностальгически тоскует. И благо нам, если мы воспользуемся семью неделями Великого поста, чтобы дать душе покой, устранившись от всего, что ее расслабляет, возбуждает и лишает внутреннего мира. Меру подвига каждый должен определить сам.

1 апреля 2005 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту