«Скала у моря»: как сохранить приход и построить памятник

Свято-Серафимовский храм. Си-Клиф, Америка Свято-Серафимовский храм. Си-Клиф, Америка
Си-Клиф – кусочек русской Америки. В 1870-х годах, до того, как эта местность получила свое название, устремившиеся в этот край немецкие методисты устраивали здесь религиозные съезды. И только в 1883 году городок был назван Си-Клиф – «скала у моря». В последние годы Си-Клиф стал популярным местом отдыха жителей Нью-Йорка, но большинство русских приехало сюда еще после II мировой войны. Одно время этот город на берегу залива называли дворянским городком. Там жили дочери Врангеля, князь и княгиня Енгалычевы. Одни создавали, другие молились в здешнем Серафимовском храме. Храм был построен не сразу. Пережившие бедствия войны, русские желали жить вблизи церкви и сначала посещали Покровский храм, ютившийся в подвале дома для престарелых в соседнем Глен-Кове. Но этого приюта приход вскоре лишился и службы стали проходить в Си-Клифе в доме тогдашнего его настоятеля – о. Даниила Думского и его семейства. Батюшка служил в комнате, прихожане молились на веранде, а в теплые дни – в саду и на улице.

Свято-Серафимовский храм. Си-Клиф, Америка Свято-Серафимовский храм. Си-Клиф, Америка
«Сначала нужно было купить участок под строительство нового храма, – рассказывает многолетняя прихожанка Александра Леонидовна Зезюлина. – Участок стоил 1000 долларов. У прихожан таких денег, конечно, не было, ведь первые годы наши эмигранты в Америке, вне зависимости от чинов и званий, работали у станков на фабриках, уборщиками в больницах и зарабатывали по 75 центов в час. Но нашлись 10 человек, которые пожертвовали по 100 долларов – большую для каждого из них сумму. Первый казначей, Елена Васильевна Молоствова, складывала пожертвованные доллары в коробку из-под ботинок, которую прятала у себя дома под кроватью. Так собиралась нужная сумма. Сразу было решено покупать участок и приступать к постройке. Проектировать храм взялся архитектор Валентин Георгиевич Глинин, автор замечательного храма в Джорданвилле».

Строители в третий раз начинали свою жизнь: сначала в России, потом в Европе, а после Второй мировой – в Америке. Многие прошли через лагеря, и для них на тот момент постройка храма казалась самым важным делом – надо было благодарить Бога. «И сохранять Россию вне пределов России», – добавляет отец Серафим Ган, нынешний настоятель Серафимовского храма.

Храм находится на горе, и открывается куполом и переливами фресок всякому, поднимающемуся к церкви по извилистой дороге от залива через вечнозеленую хвою деревьев. Над главным входом – мозаичный образ преподобного Серафима и слова: «Не нам, не нам, а имени Твоему». Иными и не могли быть слова тех, кто, проделав путь на другой континент, сердцем и делами благодарил Господа. Среди них князь Василий Николаевич и княгиня Мария Васильевна Енгалычевы, поэтесса княгиня Наталия Владимировна Урусова, глубоко верующая, добрая – настоящая барыня, как здесь о ней отзываются. Большевики замучили ее сыновей, терзали ее саму, сослав на каторгу одновременно с профессором Иваном Михайловичем Андреевским, впоследствии преподавателем Свято-Троицкой семинарии в Джорданвилле.

После II мировой войны судьба свела в этих краях тысячи русских беженцев. Из дорогого и часто недружелюбного к приезжим мегаполиса они устремлялись в тихие пригороды. И росли православные храмы в Си-Клифе и соседнем Глен-Кове, монашествующие собирались в Ново-Дивеевском монастыре, отмечались православными «луковками» русские поселения в Нью-Джерси.

    

Серафимовскому храму исполнилось 60 лет. По российским меркам, где возраст многих храмов исчисляется веками, немного. Но в Америке нынче многие русские церкви справляют юбилеи – от 50-ти до 60-ти лет постройки – это возраст двух поколений. И те, кто ходил в храм детьми, теперь передают историю.

Не раз совершал здесь Божественную литургию святитель Иоанн (Максимович), частица святых мощей которого хранится в Серафимовском храме. В церкви любили молиться и служить митрополиты Анастасий (Грибановский) и Лавр (Шкурла). Архиепископа Аверкия (Таушева), совершившего осенью 1953 года освящение закладки храма в сослужении тогда еще иеродиакона Лавра, а в 1959 году его великое освящение (с участием иеромонаха Лавра), называли «крестным отцом» русской церкви в Си-Клифе.

Первой старостой храма стала княгиня Мария Васильевна Енгалычева. Князь Василий Николаевич Енгалычев пожертвовал первые иконы – образа «Нерукотворного Спаса» и «Пресвятой Богородицы», которые находились при Государе Императоре Николае Александровиче в Екатеринбурге. Они были переданы князю Великой княгиней Ксенией Александровной в 1957 году в Лондоне.

За продвижением строительства и внутренней отделкой следил первоиерарх Русской Православной Церкви заграницей митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Анастасий. Хиротонисанный в 1906 году в Успенском соборе Московского Кремля, несмотря на молодость, владыка Анастасий был духовником великой княгини Елизаветы Федоровны. В Америке он скучал по дворянской среде, часто приезжал в Си-Клиф, благословлял церковные начинания и навещал семью князя Енгалычева.

Епископ Митрофан (Зноско-Боровский) Епископ Митрофан (Зноско-Боровский)
В июне 1959 года из Марокко в Америку прибыл новый настоятель храма протоиерей Митрофан Зноско-Боровский с матушкой Александрой и 5-ю детьми, 11 лет окормлявший русские приходы в Северной Африке. В Америку отец Митрофан должен был приехать раньше, но многочисленной семье священника было сложно получить вид на жительство, и Зноско-Боровские нашли приют в Морокко. С Серафимовским храмом отца Митрофана по приезде «познакомил» владыка Аверкий. Митрополит Анастасий ценил опыт, пастырские способности и личные качества отца Митрофана и даже «вменил ему в послушание» ежемесячно приезжать в Синод для беседы.

В 1960-е годы число русских в Си-Клифе росло. Летом прихожане собирались на си-клифском пляже, устраивали игры, отчего сам пляж стали называть «поповским». На улицах Си-Клифа чаще можно было слышать речь русскую, чем английскую. Во многом благодаря отцу Митрофану и матушке Александре на приходе сложилась теплая семейная атмосфера. Было организовано сестричество, устроена библиотека, учащиеся воскресной школы объезжали к Рождеству русские дома на Лонг-Айленде и в Нью-Йорке.

Задолго до начала Литургии приходил отец Митрофан в храм, чтобы за проскомидией помянуть своих прихожан – живых и отошедших в мир иной. Батюшка регулярно, а когда еще сам управлял автомобилем – ежедневно, навещал своих больных прихожан дома и в больнице и не пользовался отпуском до тех пор, пока ему в помощь не был назначен второй священник.

Настоятелем отец Митрофан прослужил 43 года, до своей кончины в 2002 году, и 10 последних лет – в сане епископа Бостонского. Дочь владыки Митрофана, Анна Митрофановна Жохова, многие годы безвозмездно трудилась в храме и певчей, и псаломщиком.

Последние годы район Лонг-Айленда заселяют новые эмигранты. «Они тоже тоскуют по родине и находят ее, в том числе, и в нашем храме», – говорит отец Серафим.

Протоиерей Серафим Ган Протоиерей Серафим Ган
Сам отец Серафим впервые побывал на своей исторической родине вместе с отцом, когда ему было 12 лет. Перед поездкой он много читал о России, а в Москве разговорился с гидом, рассказал ему, что хотел бы посмотреть в столице. Гид был удивлен знаниями мальчика и… переменил программу. Так вся туристическая группа поехала по местам, предложенным юным русским американцем. Эту маловероятную, на первый взгляд, историю рассказала мне мама отца Серафима – Елена Юрьевна Ган.

«В 1986 году мы с папой туристами поехали в Советский Союз через Интурист – иначе тогда было нельзя, – рассказывает отец Серафим. – Вся группа состояла из американцев, а мы говорили между собой по-русски. Гид заинтересовался, начал с нами разговаривать и тут я сказал ему, что мне хотелось бы увидеть. И тогда он действительно переменил программу.

Мне хотелось первым делом посмотреть храмы, исторические места, связанные с дореволюционной Россией. Тогда это было почти невозможно, но в музеи, где хранились иконы, нам удалось попасть. Помню, что гида звали Михаил – по сей день с благодарностью его вспоминаю. Он мне в автобусе тихонько сказал: «Мы только что видели икону Архангела Михаила – это мой Небесный покровитель. Кто знает, может быть, он был верующим человеком, и это подвигло его на то, чтобы изменить программу».

Из Москвы Серафим вернулся взрослым человеком. «Я понял, что все, что меня заставляли делать: говорить по-русски, изучать русскую литературу – имеет глубокий смысл, – продолжает отец Серафим. – А в церковь я ходить всегда любил и уже тогда мечтал стать священником. Меня перестало интересовать общение с американскими сверстниками в школе. Я все время боялся, что, находясь в американской среде, потеряю русский язык, и стал больше читать русские книги – по церковной истории, жития святых».

Одновременно со школьными занятиями он поступил в университет на курсы и, на год раньше окончив школу, уехал учиться в семинарию в Джорданвилль. В 19 лет женился. Серафим и Ирина Ган стали первой парой, которую венчали в Радостескорбященском соборе в Сан-Франциско после прославления святителя Иоанна Шанхайского 19 лет назад. Спустя год в том же соборе, в 1-ую годовщину прославления святителя и чудотворца Иоанна, Серафим был рукоположен в сан диакона, и в 20 лет стал священником. Дорога повела его в Австралию, где освободилось место в храме, построенном его дедушкой – протоиереем Ростиславом Ганом. Спустя 8 лет митрополит Лавр отозвал отца Серафима в Нью-Йорк – в Архиерейский Синод. Начинались переговоры о подготовке к подписанию Акта о каноническом общении между Русской Церковью в Отечестве и заграницей.

В те годы переговорный процесс затронул и Серафимовский храм – не с лучшей, правда, стороны. С началом переговоров бывший настоятель стал выступать против восстановления единства: и с амвона, и лично «направляя» прихожан во время исповеди. И тогда прихожане направили письмо митрополиту Лавру с просьбой создать комиссию и разобраться в ситуации на приходе. По результатам ее работы настоятеля от обязанностей освободили.

    

«Пятнадцатого января, на память преподобного Серафима Саровского, я впервые приехал в храм – заменить настоятеля, – вспоминает отец Серафим. – Начал служить и был поражен малочисленностью церковного народа. Видно было, что приход начал распадаться: людям не понравилась атмосфера последнего времени и многие перестали ходить в церковь. Остался костяк прихода, который стремился наладить церковную жизнь. Владыка Лавр поддержал народ и направил меня временно служить в Си-Клиф.

На первую Пасху у нас было всего 70 причастников. Тогда я не столько сам впал в уныние, сколько жалел сильный когда-то приход, пострадавший от разделения. Но заметил, что крепкий семейный дух на приходе, пусть тогда и немногочисленном, сохранялся».

Митрополит Лавр Митрополит Лавр
Переговоры уже входили в завершающую стадию, и владыка Лавр сомневался, стоит ли давать дополнительное – приходское – служение за пределами Нью-Йорка своему секретарю. Но прихожане упросили митрополита, и 15 августа 2005 года отец Серафим Ган был назначен настоятелем Серафимовского храма.

«У нас на приходе один священник и два диакона, – говорит отец Серафим. – И я все время опасаюсь, что могут возникнуть искушения и осложниться отношения между духовенством, ведь лукавый и страсти человеческие стараются использовать малейшее недоразумение, чтобы нанести вред человеческим отношениям. Мы это знаем и стараемся все решать по-братски. Так же и на приходе: все мы делаем общее Христово дело, все служим Богу и людям. Надо всегда помнить, что мы есть семья. В семье бывают и неприятности, и ссоры, но мы в семье терпим друг друга. Так же и прихожанам должно относиться друг к другу.

Сегодня мы все чаще ссылаемся на устав, на церковные правила и очень мало говорим о Христе и Евангелии. Надо вернуться к Евангельским заветам, вернуть их в церковную жизнь. В Деяниях апостольских говориться о первой христианской общине, что у них была одно сердце и одна душа. При этом возникали там, наверняка, и неприятности. Но все проблемы следует решать в евангельском духе, и очень важно, чтобы священник не поддерживал пересуды и критическое, негативное отношение одних людей к другим, а старался поддерживать мир. Если духовенство будет подавать добрый пример и прихожане будут жить между собой мирно, тогда даже те, кто не часто посещают церковь, почувствуют благоухание этой жизни, потянутся в храм и станут частью общины».

В 2009 году по благословению митрополита Восточно-Американского и Нью-Йоркского Илариона (Капрала) сокурсник отца Серафима по семинарии отец Павел Акмолин приступил к росписи Серафимовского храма, который спустя 3 года станет храмом-памятником многовековому пути Русской Православной Церкви и восстановлению в ней полноты братского общения.

Воссоединение Русской Церкви. Фреска свято-Серафимовского храма Воссоединение Русской Церкви. Фреска свято-Серафимовского храма
    

«Я очень тяжело воспринял кончину в 2008 году владыки Лавра. Мне хотелось сохранить память о нем и об историческом событии воссоединения. Вскоре скончался и Патриарх Алексий II. У меня возникла мысль сделать роспись: на потолке храма изобразить историю Русской Церкви и, как кульминацию, подписание Акта о каноническом общении. Когда я поделился с близкими этой идеей, многие подумали, что у меня с головой что-то не в порядке. И иконописец в том числе, но скоро проект его заинтересовал».

Большая часть храма уже расписана. В алтарной апсиде – изображение образа «Знамения» Божией Матери, Одигитрии русского рассеяния, на потолке над иконостасом – Вознесения Господня. В день этого праздника в 2007 году и был подписан Акт о каноническом общении.

В основной части храма – от притвора до главного купола – изображен весь 1000-летний путь Русской Православной Церкви: от Крещения Руси до подписания в Москве Акта о каноническом общении.

Ведется роспись боковых стен алтаря, на которых изображены особо почитаемые на приходе святые: преподобные Серафим Саровский, Антоний Римлянин, Онуфрий Великий, преподобномученик Афанасий, мученик Лавр, святители Алексий Московский, Митрофан Воронежский, Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский, святость которого коснулась не только Северной Америки, но и трех центров русской эмиграции: Белградского, Шанхайско-Харбинского и Парижского, и трезвые взгляды которого помогли многим, ранее сомневавшимся в пользе восстановления единства, пересмотреть свое отношение к Москве.

В 2012 году Архиерейский Синод Русской Зарубежной Церкви избрал Свято-Серафимовский храм храмом-памятником восстановлению церковного единства.

Воссоединение Русской Церкви. Фреска свято-Серафимовского храма Воссоединение Русской Церкви. Фреска свято-Серафимовского храма
    

«Предложение это возникло в ходе работы комиссии по вопросам укрепления церковного единства, которую возглавляет митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев), и в которую входят представители отечественной и заграничной Церкви. На одном из заседаний митрополит Иларион предложил построить храм-памятник нашему единству в Америке и в России. В Москве строительство такой церкви планируется в рамках «Программы-200» и освящена она будет в честь Курско-Коренной иконы Божией Матери. На момент возникновения этой идеи мы уже расписывали наш храм, потому с Америкой решили проще – придать статус храма-памятника уже существующему. Об этом знал наш первоиерарх – митрополит Иларион и, как мне позже сказали, православные в России тоже указали на наш храм. Все эти годы и, надеюсь, так будет всегда, мы храним память о Патриархе Алексие II и митрополите Лавре, в дни их упокоения служим заупокойную Литургию. Статус памятника для нашего храма не столько официальное название, сколько напоминание о необходимости хранить мир и единство в нашей приходской жизни и взаимоотношениях. А росписи – наше послание будущим поколениям, свидетельство нашей веры и нашей принадлежности к России. Пусть этот храм всегда остается местом молитвенного поминовения послуживших церковному единству и тех, кто сохранил и приумножил духовные сокровища в непростых заграничных условиях».

Татьяна Веселкина

13 декабря 2013 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Владимирские торжества в Америке: «проба пера» Владимирские торжества в Америке: «проба пера»
1025-летие Крещения Руси
Владимирские торжества в Америке: «проба пера» Владимирские торжества в Америке: «проба пера»
Татьяна Веселкина
В городке Джексон отпраздновали два юбилея: общерусский – 1025-летие Крещения Руси – и 75 лет со времени основания Свято-Владимирского храма-памятника.
Владыка Иоанн Владыка Иоанн
Прот. Андрей Ткачев
Владыка Иоанн Владыка Иоанн
Протоиерей Андрей Ткачев
Сам Владыка Иоанн понятно чем навлек на себя немилость. Слишком свободен от условностей, ничего барского и чопорного, никакого сходства с одной из орлиных голов на двуглавом гербе.
Архим. Тихон (Шевкунов): «И всё-таки самым главным было богослужение» Архим. Тихон (Шевкунов): «И всё-таки самым главным было богослужение» Архим. Тихон (Шевкунов): «И всё-таки самым главным было богослужение» Архимандрит Тихон (Шевкунов): «И всё-таки самым главным было богослужение»
Антон Поспелов
Я очень доволен нашими хористами: они по-настоящему самоотверженно провели этот месяц. График был тяжелейшим: за 22 дня мы побывали в девяти городах Америки, – и за всё это время у них был только один выходной.
Комментарии
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×