Радости Надежды

Рассказ

Ольга Рожнёва

Посвящается сёстрам Екатерине, Надежде, Людмиле, их маме Вере и сестре мамы Надежде, героям рассказа «Молитва Веры»

Ветер странствий гулял по шумному автовокзалу, наполнял душу радостной суетой, предвкушением встреч и грустью расставаний. Люди спешили — входили и выходили, наскоро пили кофе, покупали снедь в буфете, увешанном разноцветными гирляндами. В углу таинственно светилась ёлочка, и буфетчица, молодая, весёлая, круглолицая, в золотом парике из новогоднего дождика, задорно приговаривала, обслуживая покупателей: «Сэндвичи, пицца — нельзя не насладиться! С Новым годом поздравляем, нашу пиццу покупаем!»

    

Надежда купила чай, эту саму пиццу — небольшую, горячую, вкусно пахнущую, присела за небольшой круглый столик: до автобуса ещё минут двадцать. Откусила кусочек — действительно неплохая пицца.

Она ехала в гости к сестре и племянницам в Калугу, почти пять часов на автобусе от Москвы, собиралась встретить с родными Рождество, съездить вместе в Оптину Пустынь. Ела не спеша, отпивала небольшими глоточками горячий крепкий чай, любовалась ёлочкой, оживлёнными лицами людей вокруг, смешной буфетчицей с золотыми волосами. Синие утренние сумерки за окном таяли, занимался новый день, и на душе было мирно и спокойно.

— Этой пиццей, что ли, наслаждаться?! Эх, какая дрянь — эта ваша заливная рыба! И вместо кофе бурду какую-то наливаете!

Резкий ворчливый голос совсем не подходил к ярким огонькам, любовно украшенной ёлочке и радостной атмосфере новогоднего буфета. Надежда обернулась: за соседним столиком седой мужчина, внушительный, одетый дорого и солидно, продолжал громко возмущаться:

— Когда уже научитесь нормально готовить?! Безобразие!

Мужчина оглянулся вокруг в поисках поддержки, но посетители буфета отворачивались, всем неприятно было его недовольство. Может, кофе и недостаточно хорош, но кто бы и ждал чего другого от обычного пакетика «три в одном». Не в ресторане ведь собрались и не на домашней кухне с туркой в руках, от которой так и тянет дразнящим ароматом…

Буфетчица перестала улыбаться — расстроилась, стянула с головы золотой дождик, стала обслуживать дальше без новогодних поздравлений. Надежда почти физически почувствовала, как в праздничный мирок буфета вместе с солидным господином вплыли волны раздражения, стали расходиться кругами. Она встала и вышла на улицу, где тихо, наперекор спешке людей, падали снежинки, покрывая свежей белизной черноту дороги.

Автобус, большой и уютный, наполовину пустой, приятно пах кофе, который допивал водитель из маленькой чашки, кожаными сумками и мандаринами из соседних кресел, где возились с пакетами две девушки. Надежда достала из сумки пакетик с фруктами, устроилась у окна поудобнее — она любила дорогу, любила смотреть в окно и медленно, не спеша думать о чём-то приятном, или вспоминать что-то доброе, радостное. А воспоминаний у неё было много — за плечами долгая жизнь.

— Пять часов в этой развалюхе трястись — кошмар просто! Сумку уберите из-под ног, как я садиться должен?!

На сиденье рядом опускался тот самый солидный седой мужчина. Надежда не стала отвечать грубостью на грубость. Наоборот, отозвалась приветливо:

— Простите, сейчас уберу.

Задвинула сумку под ноги, улыбнулась попутчику, протянула пакет:

— Угощайтесь! Яблоки очень сладкие, мытые. А вот мандарины.

    

Мужчина посмотрел на пакет, помотал головой, отказываясь от угощенья. Помолчал, а потом уже совсем другим голосом сказал:

— Неудобно вам с сумкой под ногами сидеть. Давайте наверх её закину.

— Я вам очень благодарна, только она ведь тяжёлая…

— Ничего, не очень тяжёлая… вот… так удобнее?

— Да, я вам очень признательна! Спасибо большое! Может, всё-таки яблочко?

И попутчик взял яблоко, надкусил, и, наконец, тоже улыбнулся.

— Извините за ворчание. Может, я немного и ворчливый, но вообще — не злой. Разрешите представиться: Николай Иванович. Можно просто Николай.

Надежда посмотрела внимательно на мужчину — она обычно хорошо чувствовала людей — да, Николай был ворчливым, но волн злости от него не исходило, похоже, на самом деле незлой…

— Почти тёзки: Надежда Ивановна. Просто — Надежда. А почему вы ворчливый?

— Хм… Жизнь прожил долгую, тяжёлую — вот и раздражительный стал… Помирать скоро — а радостей никаких в жизни не было… Да, что там — вам молодым не понять, вам кажется: вся жизнь впереди!

Надежда помолчала немного. Подумала: иногда люди бывают раздражительными от одиночества. Им плохо, одиноко, и они бессознательно пытаются привлечь к себе внимание хотя бы раздражением и ворчанием… Улыбнулась и сказала:

— Да я и не молодая совсем… Молодой меня только в полумраке автобуса можно назвать.

— У женщин, как известно, о возрасте не спрашивают. А сейчас вообще трудно возраст женский определить: все моложавые, молодящиеся.

— Моложавой — это как Господь управит, а вот молодящейся — упаси Бог: зачем? У каждого возраста — свои радости. И я свой возраст не скрываю: знаете я уже в том возрасте, когда его можно не скрывать. Родилась в тридцать седьмом году — вот и считайте.

— Так мы ровесники?! Ну, тогда вы меня должны понять: что мы видели в жизни, какие радости?! Военное голодное детство, да и потом ничего хорошего не было.

— Как это не было?! В моей жизни радостей случилось много.

— Наверное, из богатой семьи? Родители — московские начальники?

— Я родилась в Татаюрте.

— Что такое Татаюрт? Кавказ? Дагестан? Так вы с Кавказа?

Автобус вздрогнул и медленно стал набирать скорость. Надежда откликнулась:

— Мои предки — терские казаки. Деды и прадеды когда-то жили в станице Александрийской. Это одна из чисто русских станиц у Каспийского моря, где веками жили терские казаки.

Мой дедушка — станичный атаман владел конным и рыболовным заводом, мельницей. Рабочие его очень любили. Когда началась гражданская война, красноармейцы утопили богатых станичников на корабле, среди них находились мои дедушка и бабушка. А мы оказались в Татаюрте. Там в те времена жили люди многих национальностей. И русских много было.

Попутчик эхом откликнулся:

— В Татаюрте…

Она задумалась, вспоминая:

Татаюрт… Вокруг села земля — глина, на солнце она лопается кусками. Потрескавшаяся от жары глина, и как испарина выступает соль, называется такая земля — солончак. На ней почти ничего не растёт, только верблюжья колючка и кустарник-бурьян перекати-поле. Летом он зелёный, а осенью отрывается под корень и катится по земле невесомым шариком. Ни дров, ни угля, насобирают перекати-поле, а он горит как бумага. Из деревьев росли тополя, высокие как пирамиды, стволы — просто огромные.

В самом селе, где огороды поливали из канала Дзержинки, росло всё: черешня, яблони, вишни, персики, дичка-абрикос, виноград. Выращивали помидоры, огурцы, арбузы. В канале вода как в Тереке, а в Тереке — непрозрачная, чёрная — иловая.

Татаюрт Татаюрт
    

Искупаешься — ил в волосах, расчёска не берёт. После купания бежали к трубе, из неё текла вода артезианская, и смывали с себя грязь. Там же брали питьевую воду. Воду называли артезианской, а запах у неё — сероводородный, и была она не очень холодная, не ледяная.

Помолчала, вспоминая, и, под ровный гул мотора, почему-то продолжила:

— Мы с сестрой всегда собирали бурьян, чтобы топить печь. Я ходила босиком, и когда мне подарили старые кирзовые сапоги — это была большая радость. Ничего, что целый только правый, а левый на три пальца дырявый — зато у меня теперь были свои сапоги! Мама набила дырявый сапог сеном, и я ходила важно в сапогах… Знаете, когда мне, уже взрослой женщине, муж подарил шубу, я так не радовалась этой красивой шубе как своим дырявым сапогам! А вы говорите: какие радости…

Николай Иванович задумчиво молчал. Потом попросил:

— Пожалуйста, рассказывайте дальше — у вас дар рассказчика, вы знаете об этом? Я в таком унынии пребывал, а рядом с вами — уныние отходит потихоньку… Пожалуйста, будьте так добры, рассказывайте, а?

Надежда улыбнулась:

— Как-то пошли мы с сестрой за бурьяном, стоял мороз, и у меня пальцы левой ноги даже побелели от холода. Набрали вязанки бурьяна, идём по мосту, а мост — навесной — с одной стороны проволока, а с другой — ничего нет. Шум, ветер дует, и меня стало сносить. Бурьян — в речку, я за ним потянулась — и тоже в речку. И понесло меня по реке, понесло… Сестра вытащила — сумела, успела, не испугалась сама утонуть — вот радость-то! Пришли домой, окоченевшие, мама ругается, а я даже не чихнула — тоже радость!

Бурьяном топили печь, мама золы в мешочек насобирает, воды нагреет, в бочку нальёт, мешочек с золой бросит — купаемся по очереди — хорошо! Потом чистой водой ополоснёмся… Золой и стирали. Знаете, не хочу рассказывать так, чтобы вы думали — приукрашивает. Было всякое, вот, скажем, вши нас мучили очень, простите уж за такие подробности…

— Вши — дело знакомое… Примета военного детства…

— Ах, как эти вши нас заедали! Помню себя совсем маленькой: носки мне связали, я смотрю на свои ножки в носках, и прямо в дырочках носков — вши сидят — и кусают меня. Мама бьёт их, бьёт этих вшей, выбирает из головы и никак выбрать не может.

Отец пришёл с фронта весь больной. Его тяжело ранили — прострелили руку, ногу, лёгкое. Раненых везли на железной палубе, привезли в Туапсе, а у него открылся туберкулёз. Вернулся домой, процесс в разгаре, а лечения и питания — никакого. Мама извернётся, купит кусочек масла — и ему даст, а ему жалко самому есть, смотрит на нас — а нас четверо детишек было… Так он очень быстро и умер.

— А мой — погиб. Смертью храбрых. И рос я — безотцовщиной. Бедно жили…

— Да, жили очень бедно, найдём кукурузу — грызём, а она — в испражнениях мышиных… Ходили с братом по полям, выпадет снег, с огородов уже всё уберут, и мы ходим — в поисках съедобного. Кочан капусты снимут, а кочерыжка останется — вкусная, сладкая, чуть подмороженная. Верите: взрослой пробовала деликатесы всякие, а вкусней той кочерыжки — ничего не пробовала.

Луковку, картошину найдём — радость! Понимаете, человек быстро привыкает ко всему, и, если кормить его дорогой вкусной пищей, он перестаёт радоваться простому куску чёрного хлеба. А каким сладким может быть этот кусок! Вкуснее любых деликатесов!

В землянке жили после войны. Собирали жёлуди, возили на рынок, меняли на кукурузу. Мельница домашняя — круг такой большой — крутишь, крутишь — тяжело! Из кукурузы мука получается. Муку — на стол, воды, соли. Мама суп сварит, называется затируха.

На три часа соседи дали плуг, он тяжёлый. Брату семнадцать, мне девять. Он впряжётся, я не могу нажать на плуг — сил не хватает, меня запряжёт, лямки оденет, а я тащить не могу — сил нет. Сидим рядом — плачем.

А рядом коровы пасутся, брат доит, мне кричит: «Рот открывай!» Я рот открываю, а струйки по лицу бьют, я никак глотнуть не могу. Брат ругается. Так мы, дети, любили друг друга, дружные такие — это была настоящая радость!

Много раз Господь меня от неминуемой смерти спасал… Первый раз зерно собирали, меня на подводу посадили, а там два быка здоровых. Вот я правлю и кричу: «Цоб, Цобе! Цоб, Цобе!» Должна была их прямо гнать, а они вдруг испугались чего-то и понесли. Женщины кричат: «Прыгай, Надя, прыгай!» Я спрыгнула — и сразу подвода перевернулась. Ещё мгновение — и погибла бы.

Потом зерно принимали на машине. Едет машина рядом с комбайном, и из рукава комбайна сильной струёй зерно сыплется. Меня как-то раз чудом не засыпало — тоже Господь уберёг.

Ещё было: молотилки работали на току, мы зерно собирали, связывали в снопы и толкали в молотилку. Нужно толкать с силой, а силы у меня не хватало. И как-то пихнула я сноп, и сама стала в рукав молотилки падать как в бочку. Соседка успела отключить молотилку — и я осталась жива. Вот такая милость Божия!

А ещё у меня как-то был столбняк.

— О, это очень серьёзная болезнь. Смертельно опасная.

— Да… Я уже училась в школе, и меня отправили на уборку сена вместо мамы. Косили камыш и траву, и вот я загнала себе в ногу, в дыру сапога, острый камыш. Сильно наколола ногу, и у меня начался столбняк. Поднялась температура, меня стало всю выгибать — приступы такие, судороги — ноги сгибает к пяткам как при гимнастическом мостике.

Мама побежала за врачом. Медпункт находился недалеко, и там работали врач и медсестра. Врач — крупная высокая женщина, грубая, ходила, как мужчина, в штанах, что в то время было непривычно для жителей Татаюрта. Звали её все «Чабан». Но она, по крайней мере, была своя — привычная, понятная. Накричит, нагрубит, да назначит какое-никакое лечение. Все знали, чего от неё ожидать.

А вот медсестру недолюбливали сильнее, она была блокадницей, эвакуированной из Ленинграда — из дальних краёв. Всегда мрачная, всегда молчала, ни с кем почти не разговаривала. Воткнёт молча укол или так же молча даст таблетку. Непонятная. Может, у неё там, на почве блокады, с головой неладно стало — так люди думали. Когда люди не понимают чего-то, то иногда боятся, иногда недолюбливают…

Врач велела нести больную в медпункт. Принесли меня, я на ледяной кушетке выгнулась. Боль страшная, а сознание ясное, всё слышу. Помню всё, как будто вчера это было.

Чабан быстро меня осмотрела. Мрачно сказала:

— Классическая триада — тризм жевательных мышц, сардоническая улыбка, дисфагия в результате сокращения мышц глотки. Поражение мускулатуры, судороги. Столбняк. Лечить нечем. Тащите назад домой и больше меня не зовите, помочь не могу.

Чабан вышла, а мама встала на колени у кушетки и зарыдала:

— Доченька моя, Наденька… Надюшка моя ненаглядная! Пожалуйста, не умирай, доченька! Как я без тебя?! Без своей Надежды?! Как я без тебя жить буду?! Папа умер… Не бросай меня, доченька, пожалуйста!

Мне было очень жалко маму, но я даже не могла протянуть руку, чтобы погладить её по голове, чтобы утешить её. И ещё: мне стало очень страшно умирать. Так умирать не хотелось!

И тут раздался голос медсестры. Мы даже как-то забыли о её присутствии в кабинете, такой незаметной и всегда молчаливой она была. Медсестра сказала:

— Вам нужна сыворотка.

Я очень обрадовалась, что меня сможет излечить такое простое лекарство и кое-как пробормотала:

— Мамочка, так у соседей есть корова. Попроси же у них для меня сыворотки!

— Нет, девочка, тебе нужна не та сыворотка. Противостолбнячная сыворотка.

Мама всплеснула руками:

— Да где же её взять?

— У врача есть сыворотка. В сейфе. Мало. Для начальства или каких-то важных больных. У меня нет ключа к сейфу.

Мама снова зарыдала. Медсестра смотрела на нас внимательно, а потом сказала:

— Несите девочку домой. Я приду к вам вечером.

И она не обманула. Поздно вечером, из темноты показалась её маленькая, худенькая фигурка. Она принесла мне противостолбнячную сыворотку, выкрав ключи от сейфа у Чабана. И потом приходила, ставила мне какие-то уколы. Всё делала молча, не разговаривая с нами.

И только в последний раз, когда я уже пошла на поправку, она заговорила с нами и сказала маме:

— Ваша Надя будет жить. Пусть живёт за себя и за мою дочку. Мою звали Светочкой. Она умерла от голода. Я отдавала ей от своей пайки, а она всё равно умерла. Угасла Светочка моя. Свет моей души угас. Я не могла допустить, чтобы ваша дочка тоже умерла. Не могла. Пускай меня судят, как хотят. Я не могла этого допустить. Живи, Наденька! За себя и за Светочку!

И ушла. Её потом действительно арестовали за хищение ценного лекарства и судили. Больше я никогда в жизни её не видела. Я даже не помню, как её звали, и называли ли её по имени, или так и говорили «беженка», «эвакуированная», или просто «медсестра».

А я вот живу — за себя и за её маленькую Светочку. Две жизни.

Потом поехала в райцентр, поступила в медучилище. Мама дала юбку и кофту бязевую. Стала учиться на вечернем и работать на консервном заводе. Купила ситцевое платье, потом накопила на отрез, и знакомая сшила мне платье из штапеля. Это была такая радость! Потом на рынке купила себе пальто — воротник собачий, подкладка изодрана.

После училища устроилась работать в госпиталь, приду — повешу пальто, так, чтобы никто дыр не видел. А потом мне от госпиталя — а я хорошо работала, старалась — дали однокомнатную квартиру. А ещё позже я счастливо вышла замуж и родила свою дочку. Но это уже совсем другая, и ещё более радостная, счастливая история. А вы говорите: какие там радости?!

Николай Иванович молчал. Она посмотрела на своего попутчика и увидела, что он плачет. Смахнул слёзы тыльной стороной широкой мужской ладони и сказал медленно:

— Вы знаете, а у меня ведь тоже в жизни случалось много радостей. Как я мог забыть о них?! Сам не знаю… Я ведь раньше совсем не такой был! Я был очень добрый! Весёлый! Шутил, улыбался! Пока жена была жива, я часто песни пел. Просто так хожу — и пою… Господи, я был не такой как сейчас!

Надежда молчала. Потом легонько погладила попутчика по руке своей маленькой ладошкой:

— Я знаю. Вам просто очень одиноко. Не унывайте, не нужно… Вы ведь едете в гости?

Николай Иванович оживился:

— К дочери и внуку. Они — моё утешение. Редко видимся только. Спасибо вам, Надежда.

— За что, Николай Иванович?

— За вашу доброту. За ваш рассказ. Рассказ о радостях Надежды.

И они улыбнулись друг другу. И достали из пакета по жёлто-солнечному мандарину. А снег за окнами автобуса всё шёл и шёл, и чёрная дорога и темнеющие деревья становились белоснежными и первозданно-чистыми.

Ольга Рожнёва

9 января 2014 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Антон23 июня 2015, 09:00
Ольна Рожнёва, на мой взгляд, одна из лучших современных писателей России. Прекрасно, когда к крепкой православной вере и здравому восприятию жизни прилагается ещё и литературный талант. Слава Богу, что у нас есть такие писатели!
Ольга14 апреля 2015, 22:00
Прочитала книгу Ольги Рожневой Тесный путь В этой книге нет ни одного пустого абзаца, предложения и даже слова. Ольга Рожнева - талант, талант от Бога. И от Бога тут ключевое. Ибо это впрямь чувствуется слетая с каждой страницы душевным чувством, мудростью, и просто чудом Господним. Везде чувствуется его рука, присутствие и великий замысел. Вот почему я написала что талант ее от Бога. Рассказ сложить сможет более или менее каждый мастак, а послушать, услышать а УСЛЫШАВ (имеется ввиду "имеющий уши да услышит, имеющий глаза да увидит") сможет только человек чьего сердца коснулась Божья благодать. Бог он и с нами и посереди нас. Такое чувство...
Марина Кочергина 3 февраля 2015, 12:00
невозможн читать без слез. Действительно разучились мы радоваться
Валентина 7 января 2015, 23:00
Спасибо за рассказ о том, что надо уметь радоваться во Христе. Сегодня поздравляли друг друга с Рождеством, желали света Рождества нашим душам, но проблемы, связанные со здоровьем и войной в Украине как-то угашали нас, всплывало уныние. Потом я прочитала о том, что христиане должны пребывать не в унынии, а в радости, обсудили с приятельницей-христианкой как находить радость в каждом дне. И вот мне попадается Ваш рассказ. Здорово! Слава Христу! Мир Украине!
Татьяна Зюкова 7 октября 2014, 14:00
Ольга,спаси Вас Господь за Ваше творчество,которое прогоняет уныние и дает силы жить!Пишите!Помоги Вам Бог!Очень понравились публикации о Оптинских старцах.
Наталья13 сентября 2014, 18:00
Ольга, спасибо Вам за рассказы.Пишите! Они так нужны - согревающие, открывающие в себе какие -то уголки души. На работе случайно зашла на сайт провославие ру, а там ваши рассказы, читаю и слезы текут из глаз, потом опомнюсь что на работе и скорее слезы вытирать... Теперь хочу Ваши книги купить. Знаете, я с Вами в Оптине побывала, ведь сама я там не побываю никогда, к сожалению Здоровья Вам, успехов и всего самого теплого!
Людмила31 августа 2014, 12:00
Рассказ интересный, оптимистичный как и остальные рассказы.
Галина21 января 2014, 00:00
Ольга, спасибо Вам за Ваши рассказы. Когда я впервые прочитала несколько Ваших рассказов, почувствовала необыкновенную радость – как в весеннем лесу побывала. Тут же появилась мысль (привожу дословно): «Что ж это такое?! Я окончила МГУ, знаю несколько языков, столько книг перечитала… А тут "тащусь" от таких простеньких рассказиков?» Правда, сразу же рассмеялась, потому что именно эту фразу прочитала и у Вас. Так что Ваши «рассказики» бьют туда, куда, видно, бить надо, и бьют очень успешно! Как видим, этот (т-т-т, не к ночи будь помянут), правда, не очень изобретателен. Получается, что Ваши произведения - очень даже хорошее оружие. Нас, сильно образованных, "знающих несколько языков", много, но не всем дано то, что дано Вам. Пожалуйста, пишите больше! Мы будем ждать. Бог в помощь!
Ol-gabur Bur15 января 2014, 19:00
Спасибо!!!
Любовь Семеновна Андруша13 января 2014, 15:00
Спасибо преогромное за замечательные рассказы! Слава Богу за всё!!! За Ваш талант!
Фотиния12 января 2014, 21:00
Спасибо. Редкий по красоте и открытости рассказ. Жаль, что таких произведений почти не читают детям в школе. А это так необходимо. Храни вас Господь!
Наталья Богоявленская12 января 2014, 20:00
С Рождеством Христовым! Это самый настоящий рождественский рассказ -- о том, что радость в жизни зависит не от внешних обстоятельств, а от нас самих, от нашей веры в Бога, от нашего умения за всё благодарить Творца. А когда прочитала про медсестру из Ленинграда, слёзы из глаз сами собой полились. Спасибо огромное!
Юля12 января 2014, 19:00
СПАСИБО БОЛЬШОЕ!!!
Надежда12 января 2014, 13:00
Замечательный добрый рассказ. Спасибо. Сообщите мне пожалуйста можно ли вам предложить рассказ о защитниках Древнего Киева во время татарского нашествия. С уважением.-Историк и искусствовед Надежда Кабанова.
Дмитрий11 января 2014, 23:00
Огромное спасибо за простые радости,за истинные чувства и за все самое светлое что есть в жизни у каждого человека и за то что Бог не оставляет нас в трудные минуты жизни.Ольга ваш рассказ это маленькое чудо.
Елена Щекина11 января 2014, 22:00
Спасибо Ольга,Вам за добрые слова,очень интересно читать Ваши рассказа,и на душе от них становится светлее и теплее!!! С Наступающими праздниками,Вас ,удачи,здоровья и Любви!!!
Мар'яна Семенчук11 января 2014, 15:00
Велике спасибі Вам ,Ольга, за таку чудову розповідь))) З Різдвом Христовим)
Людмила11 января 2014, 15:00
Спасибо ,Ольга за рассказ.Всегда жду новых. Слава Богу за все!
Алена Аленичева11 января 2014, 12:00
Спаси Господи! Храни Вас Господь!
Серафима11 января 2014, 07:00
Спаси Господи! Очень поучительный рассказ! Мы и правда часто помним только плохое, а хорошее забываем!!!
Зоя10 января 2014, 23:00
Ольга спасибо за ваши рассказы я всегда их читаю и на душе становится светлее и теплее.
Инна10 января 2014, 23:00
Спаси Господи, Вас Ольга!Очень хороший рассказ, по больше бы таких людей, которые несмотря на нелегкие трудности на протяжении жизни остаются все же такими добрыми, отзывчими и доброжелательны к людям.
Инна10 января 2014, 21:00
Спаси Господи,Вас Ольга!Очень хороший рассказ, побольше бы таких людей и рассказов о их нелегкой жизни, но в тоже время с радостями.С Рождеством Христовым!
Михаил10 января 2014, 20:00
Спасибо за рассказ "Радости Надежды". Вспоминаю рассказы мамы своей про её жизнь, царствие ей небесное,она с 1925 года. Тоже хлебнула и голода и холода. Но всегда рассказ заканчивался оптимистично- слава Богу за всё! "Бог меня не раз спасал!" Трудную жизнь прожили наши родители!.
Марина10 января 2014, 20:00
Ольга!!!Благодарю за такой рассказ!!!Очень интересный душевный!!!С Рождеством Христовым!!!
ольга10 января 2014, 18:00
Спаси Господи,Оленька!Вы многим из нас напомнили,как много радости нас окружает!Каждый ваш рассказ как глоток чистой,живой воды.Помогай нам всем Господь !
Ирина10 января 2014, 16:00
Спасибо Вам!Храни Вас Бог!
Сергей10 января 2014, 16:00
Очень душевно и трогательно, низкий поклон автору. Почти все люди старшего поколения примерно так жили после войны. И в моём роду было такое. Сердце сразу откликается на подобные истории. Это уроки доброты, которые учат сочувствовать и переживать.
Вячеслав Соколов10 января 2014, 16:00
Спаси Вас Господь! Доброты и радости в мире действительно меньше не стало, просто мы разучились их замечать...
р. Б. Алексей10 января 2014, 14:00
Спаси Господи вас Ольга, в очередной раз растрогали, растеребили или точнее напомнили о душе, забываем порой в мирской суете о главном. :( С Рождеством Христовым!!!
Сергей10 января 2014, 12:00
СПАСИБО
Ольга Рожнёва10 января 2014, 11:00
Евгении: Благодарю Вас за добрые слова. Книга "Михайлов день" принадлежит перу замечательной писательницы Нины Павловой, автора знаменитой книги "Пасха красная". У меня вышли книги "Монастырские встречи", "Непридуманные истории", "Дороги нашей жизни" и детская книга "Каникулы в монастыре". Последние две книги можно заказать на сайтах: издательства "Зёрна" http://www.zyorna.ru/catalog/books/item_871/ и на сайте Сретенского монастыря http://sretenie.com/avtor/?avt_id=3427 С Рождеством всех моих дорогих читателей!
Елена10 января 2014, 10:00
Спаси Бог! Как же важно быть благодарным за все, за все, даже, на первый взгляд, незначительные радости! Ольга, очень люблю Ваши рассказы! Пишите, радуйте нас. С Рождеством Христовым!
Наталия z10 января 2014, 09:00
Спасибо Вам ,Оленька за такой чудный рассказ!Сколько пережили наши люди в былые времена и не разучились верить и любить!Слышала от стариков про эти голодные года,люди выживали просто чудом!Затронуло все душевные нотки,трудно выразить все эмоции,спасибо еще раз)
lyudmila10 января 2014, 07:00
спаси БОГ вас Ольга и нас всех читающих ваши трогательные настоящие жизненные рассказы уверена что многие могли бы рассказать историю своего детства или из жизни родителей или родственников такое что впору пиши рассказ. Вся страна каждая семья имела своих героев родных ненаглядных любимых которые похоронены и неизвестных нам местах как мои прадеды и в европе как наши деды но никто из родных ни разу не имел возможности поехать поклониться могилам та и умерли их жены а потом и дети но остались внуки правнуки и уже праправнуки пишу и даже от одного воспоминаня о моих прадедах дедах и их женах моих бабушках сердце сжимается. спасибо вам оленька-- чистое сердце добрая душа читала и с самого первого абзаца обливалась слезами. Всех вас и нас с РОЖДЕСТВОМ ХРИСТОВЫМ.
Евгения10 января 2014, 00:00
Спаси Господи! Ольга Леонидовна!Ваши рассказы помогают бороться с унынием! Вспоминаю Вашу книгу "Михайлов день", передарила почти всем знакомым и родственникам. Два раза была в Оптиной пустыни, мечтаю приехать еще. Не бывает ли у Вас встреч с читателями?
Павел10 января 2014, 00:00
Спаси Господи! Славный рассказ о славных людях! Слава Тебе Господи!
Татиана 9 января 2014, 22:00
Низкий поклон Вам за Ваши рассказы. Они очень нужны. И этот рассказ...Он очень важен в наше время особенно. Не так давно я услышала, что недалеко от нас женщина умерла - от голода...Я её не знала, но до сих пор так не по себе...Спаси нас Господи. И прости нас!Пишите!!!
Ольга 9 января 2014, 21:00
Дорогая Олечка Рожнева! Когда вижу Ваши материалы, первым делом бросаюсь их читать. И еще ни разу не обманулась в ожиданиях светлой радости-грусти, которую они приносят. Дай Вам Бог здоровья и творчества, пишите, пожалуйста для таких как я, мы очень ждем Ваших рассказов! С Рождеством Христовым! Храни Вас Господи! Раба Божия Ольга.
анна 9 января 2014, 19:00
Всегда жду рассказов Ольги Рожневой. С благодарностью автору. Без экзальтации, надрывов, чрезмерной сырости и изощренной стилизации... Хорошо, светло... и стыдно унывать. Спаси Господи людей наших, неропотливых,терпеливых, благодарных
Татиана 9 января 2014, 16:00
Моя покойная мамочка тоже 37го года рождения, тоже безотцовщина, деда репрессировали в 41м, а детей шестеро осталось. Всё детство и юность от неё слышала подобные рассказы об их нищенских радостях, и как очистки от картошки с помойки ели,и лебеду варили, и как для сестрёнки младеницы стакан молока тяжким трудом по людям зарабатывали каждый день,и крупу вместе с грязью на рынке вечером с земли подметали,перебирали и кашку варили, и как с пленными японцами дружили, жалели их, а они делились с детьми своим пайком и сделали в подарок детский стульчик... Много историй и все счастливые! Слава богу за всё! Спасибо за рассказ, как будто с мамой повидалась.
Мария из Нидерландов 9 января 2014, 16:00
С Рождеством Христовым! Спаси Господи автора за чудесный рассказ! Дай Бог нам всем побольше НАДЕЖДЫ и крепкой спасительной ВЕРЫ!!!
Yulia 9 января 2014, 16:00
Спасибо Вам огромное за Ваши удивительно простые, но такие душевные рассказы. Всегда с нетерпением и интересом слежу за Вашим творчеством. Дай Бог Вам здоровья, чтобы Вы еще долгие годы радовали нас своим творчестом и согревали души таких "Николаев". Спаси Вас Господи!
Наталья 9 января 2014, 15:00
Спаси Господи, Ольга Леонидовна! Как всегда, прекрасно! Особое спасибо за Светочку; рыдала... С Рождеством Христовым!
Елена Бабенко 9 января 2014, 15:00
Спасибо большое... до слёз.. С Рождеством Христовым!!!
Елена 9 января 2014, 15:00
Спасибо, Ольга. В ваших рассказах так много горького, но от них так сладко! ))
Татьяна 9 января 2014, 15:00
рассказ о благодарности и смирении и о том как растопить лед в сердце другого человека. читала и даже слезы навернулись
Ольга 9 января 2014, 15:00
Спасибо Вам большое за рассказ. Читаю и едва сдерживаю слезы... Ваши рассказы очищают душу!!!! Спасибо. И низкий поклон. С рождеством!
Валерий 9 января 2014, 14:00
СПАСИБО! Нет слов.
Роман 9 января 2014, 13:00
Рассказ о добре и любви! Спасибо Вам!
Екатерина 9 января 2014, 13:00
Спаси Господи! Рассказ замечательный. Такие тяжелые жизни люди проживали и сейчас проживают, и конечно те люди, которые не отчаиваются и могут не только не унывать, но радоваться и еще помогать другим -такие люди вызывают восхищение!
ЕКАТЕРИНА ЛОГИНОВА 9 января 2014, 13:00
СПАСИ ГОСПОДИ ВАС ОЛЬГА С РОЖДЕСТВОМ ВАС
Ольга 9 января 2014, 12:00
Спасибо Вам! жду Ваших рассказов с нетерпением! Храни Вас Бог!
Нина 9 января 2014, 12:00
хороший рассказ... душевный
Марина 9 января 2014, 12:00
Спасибо, Ольга! Просто спасибо за радости Надежды! С Рождеством!
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке