Жил человек...

История для 2-го тома «Несвятых святых»

2 апреля 2014 года на сайте Православие.Ru было опубликовано обращение архимандрита Тихона (Шевкунова) к читателям с предложением совместными усилиями написать второй том книги «Несвятые святые». Буквально за несколько дней мы получили по адресу kniga@pravoslavie.ru около 170 Ваших историй. Ниже мы публикуем рассказ, присланный в редакцию портала более года назад иеромонахом Антонием (Азизовым), ныне — епископом Ахтубинским и Енотаевским.

Присылайте ваши истории по адресу kniga@pravoslavie.ru.

Светлой памяти р.Б. Вячеслава

Петр Матвеев. Юный моряк Петр Матвеев. Юный моряк
Велика тайна жизни человека и, наверное, ещё более велика тайна его смерти и спасения.

Как часто факт смерти приводит нас в недоумение и отчаяние. Как часто потеря близкого человека оборачивается тупой непреходящей болью. Между тем для верующего человека смерть — не конец: можно лежать во гробе и быть «живым», а можно ходить, думать, делать и быть «мертвым»… Вот о таком «живом» человеке, которого Господь сподобил меня узнать, причащать Святых Тайн и молитвенно проводить в последний путь, этот рассказ.

Вячеслава я узнал в последний год его земной жизни. Так случилось, что его дочь Елена воцерковилась и стала прихожанкой нашего монастырского храма. Она рассказала о своих родителях, переживала, что они уже в возрасте и болеют: мама почти не видит, папа после инсульта. Я, конечно, сразу предложил их исповедовать и причастить на дому. Елена обрадовалась: тогда она ещё не знала, что это возможно, что это обычная практика Церкви в таком случае.

Оставалось самое трудное — заручиться согласием родителей. Елена поведала, что родители всегда были верующими людьми, они носят крестики, в доме есть иконы, но, как и многие «советские» верующие, они настороженно относятся к Церкви и её служителям. Не сразу, но согласие было получено. Ехали с волнением.

Надо сказать, что Вячеслав всю жизнь проработал на Волге, был капитаном небольшого судна, поэтому жили они в районе около судостроительного завода, который в годы «славных» пятилеток и построил это жилье своим работникам.

Зашли в квартиру. Уютно, светло, всё как-то особенно на своём месте. Нас вышел встречать Вячеслав. Невысокого роста, но, как у нас говорят, коренастый, крепкий, с чуть прищуренными, по-детски озорными глазами, рябым от солнца и ветра лицом, широкими азиатскими скулами — в общем, типичный волгарь-астраханец. Наученный дочерью, он попытался, смущаясь, взять благословение. Тогда я увидел его руки — удивительно большие и крепкие, с твердыми шероховатыми ладонями. Лидия, супруга Вячеслава, с твердой прямой осанкой сидела в кресле. Достаточно громким, можно сказать, командирским голосом она раздала всем задания: куда пойти, что принести, где встать. Никто не спорил.

Сначала была исповедь. Конечно, достаточно трудно исповедовать людей, которые никогда на ней не были: исповедь больше походит на разговор о жизни... Я задавал вопросы, супруги отвечали, иногда отвлекались, вспоминая о трудностях жизни, об ошибках и потерях.

В таких исповедях-беседах человек вдруг становится родным. Вдруг открывается целый мир, в котором, может быть, по тем или иным причинам не всегда было место храму, домашним правилам и постам, но всегда был Господь и Его правда.

Вячеслав и Лидия прожили вместе почти 52 года, родили и воспитали двоих детей, всю жизнь трудились. Жили по-разному, со своими трудностями отношений, но всегда вместе... Исповедь была перед старой иконой Николая Чудотворца. Она долгое время была на катере Вячеслава, а теперь стояла в их доме.

После исповеди и причастия волнение ушло, пришла тихая радость. Вячеслав пошутил, что они волновались, поскольку думали, мол, к ним сам владыка Иона[1] приедет. Потом был чай и вновь воспоминания о жизни.

Старые люди могут не помнить, что было вчера, но удивительным образом — до мелких подробностей — помнят о том, что было лет 20 назад. Поражало их ласковое, трепетное отношение друг к другу. Спокойная естественная предупредительность в движениях и словах, которую не встретишь в молодых семьях — такую надо вырастить в долгом настоящем браке.

Вячеслав говорил мало, но все время вставлял ироничные добрые замечания. Потом я узнал, что он всегда любил шутить по-доброму, создавая настроение людям.

Прощались уже совсем как родные. После виделись ещё раз — причащались. Так получилось, что в последний раз. Через месяц снова инсульт, через 3 дня после которого, не приходя в сознание, Вячеслав отошел ко Господу…

***

На отпевание меня вез внук Вячеслава Артем, сын Елены, молодой офицер ФСБ из тех, что вместо службы на черноморских курортах предпочитают служить там, где «горы стреляют» — и не по юношеской горячности, а по чувству долга. Он видел деда неделю назад, был в отпуске. С дедом отметили лейтенантские погоны...

Ехали сначала молча, потом Артем заговорил. Он просто рассказывал о важном в своей жизни человеке. Рассказывал, как дед любил свой катер, как зимой приносил на нос сено, говоря, что «кормит» его. Как однажды — то ли по злому умыслу людей, то ли по халатности — уже поздней осенью катер отнесло от причала. Дед бросился в воду и долго-долго плыл за ним в холодной воде, пока не догнал. Рассказывал, как его любила команда. Как любили и боялись его строгости. Каким он всегда был жизнерадостным. Как любил окружающих его людей. Как всегда готов был отдать последнее.

В детстве Артем часто оставался с дедом, особенно летом, когда просто «пропадал» на катере — ничего другого ему было не надо. Рассказывал, как в 5 лет его учили плавать: завернули в спасательный жилет и бросили в реку, чтобы привыкал к воде. Потом бросали уже без жилета — и он стал лучше всех плавать...

***

Приехали к дому. У подъезда старики-речники — последние из тех, кто ещё остался в живых в этом районе. Всегда, когда приезжаешь на отпевание, у подъезда встречают люди, на площадке квартиры — крест и гроб, а в голове слова литургийной молитвы «Крест, гроб, тридневное воскресение...» Дочь у гроба читала Псалтирь. Жена сидела в том же кресле, как при нашей первой встрече, и все так же пыталась расставить всех по местам, только видно было, что сил у нее очень мало.

Поражал сам Вячеслав: он лежал во гробе с удивительно светлым и спокойным лицом. А та детская ирония, которая раньше, казалось, исходила из его глаз, теперь исходила от его светлого лика. Не было ни истерик, ни крика. Спокойно и величественно пропелись заупокойные молитвы. Я попытался сказать проповедь, слова утешения, но ничего толком не вышло: на каждое мое слово в адрес усопшего жена добавляла: «Вы не знаете, какой это был человек!»

Приехали на кладбище. Надо знать астраханские кладбища: голая степь без единого дерева, глиняный погост и кругом кресты — эдакое засеянное поле крестов. Послужили литию. Наступило время «последнего целования». И тут жена подошла ко гробу и стала говорить: «Прости меня, Славик мой, прости за всё...» Я видел много прощаний и слышал много «прости», но никогда это не говорилось с таким глубоким покаянием из глубины полувековой супружеской жизни. Подошла Елена и стала благодарить: «Спасибо тебе, папа, спасибо за всё...»

И тогда этот лежащий во гробе человек показался мне живее всех нас, окружавших его гроб. В этом настоящем крепком волжанине, честно прожившем долгую жизнь на земле, преданном своему делу, в течение 52 лет мужу одной жены, воспитавшем двух таких честных детей, — в нем вся правда жизни и её праведность.

И как-то удивительно по-новому зазвучали слова песнопения «душа его во благих водворится, и память его в род и род». Вот эта «память в род и род» — не просто воспоминание о человеке, но и тот жизненный опыт, что он передал своей дочери, которая 25 лет отдала детям, преподавая в школе. Она тоже жена одного мужа, офицера-летчика, с которым в течение долгих лет делила все тяготы гарнизонной жизни. И внук Вячеслава вырос в меру возраста, имея пред глазами образ деда. Глядя на них, чётко понимаешь, что они — «такие», потому что он — «такой». Близкий к Богу и причастный вечной Жизни.

Так вот и получается, что не просто «жил человек...», а «живет человек, и память его в род и род».

[1] Иона (Карпухин), митрополит Астраханский и Камызякский.
Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Ангелина23 июля 2014, 13:08
Спасибо Владыко! Спасибо о. Тихон! всё написанное Вами ложиться на сердце, а мне ещё повезло в том,что очень часто слушала проповеди Владыки Антония, слушала всегда со слезами,но слёзы были какие-то чистые, Храни Вас Господь!
Елена П.27 апреля 2014, 23:17
Так получилось, что только вчера закончила читать "Несвятые святые". Книга долго лежала и вот, наконец, в завершение Великого поста захотелось прочесть. С последней перевернутой страницей возникла светлая грусть - Спаси Господи автора, замечательный труд! И тут же подумала, что мне тоже выпала честь узнать такого человека-монаха, который уже мог бы стать героем подобной книги. И вот ведь как бывает, в поисках расписания богослужения в Сретенском, случайно выхожу на этот сайт, и в рубрике "Несвятые святые"-2 читаю рассказ того самого Монаха, который сам достоин быть героем этой книги. Владыка Антоний... cпасибо Вам, Владыка, за то, что так высоко поднимаете в глазах знающих Вас и Ваших прихожан СОВРЕМЕННОГО СВЯЩЕННИКА, ДЕЛО СВЯЩЕННИКА,ЧЕСТЬ СВЯЩЕННИКА. Храни Вас Бог!
Екатерина Кайгородова26 апреля 2014, 22:59
Спаси Господи! Такие истории лишний раз заставляют задуматься и о своей жизни.
lyudmila t14 апреля 2014, 21:25
спасибо вам читала плакала как о родном и пишу плачу все мои родные кого поминаю живы для меня все были православными на наших предках Русь стояла на их честности любви на их крестах они ведь не снимали их никогда и никто с них не снял бы креста ни за что. одна только надежда на ГОСПОДА просветить и наших детей и внуков чтобы возродить православие в их сердцах
Наталья14 апреля 2014, 20:35
Удивительно было прочитать комментарий участницы описываемых событий - дочери героя повествования. Очень трогательно. Спаси Христос и автора, и семью, о которой написано!
Юрий13 апреля 2014, 15:20
Спасибо! Всегда задавался вопросом, как отойдут на суд Божий вот такие вот честные люди, знакомые мне, которые не то, чтобы причастились перед смертью, а неизвестно были ли когда в храме в то советское время. Рассказ вселяет некоторую надежду.
Римма12 апреля 2014, 19:45
Спасибо за добрую историю православной семьи.
Ирина Шелковникова12 апреля 2014, 14:49
Спасибо за добрую и поучительную историю!
OLGA12 апреля 2014, 03:18
Kto velij jako BOG nash, TI ESI BOG TVORJAJ CHUDESA.
Сергей11 апреля 2014, 22:00
На Вячеславе и Лидии и их дочери Елене и внуку Артёме стояла и будет стоять Русь!
larisa11 апреля 2014, 19:02
Спасибо. Спаси Бог!
Полина11 апреля 2014, 15:54
Обычная история. Таких преданных семей много. А как быть с теми кто разводился? Они больше не люди? Если можно напишите и о таких людях историю. Спасибо.
Андрей11 апреля 2014, 15:43
Казалось бы простая история. Проще уж и не куда. А ведь правда, что "до слёз".
Елена11 апреля 2014, 15:34
Владыка! Такое.. удивительное чувство. Тепло. Папа так и стоит перед глазами.
наталья11 апреля 2014, 12:03
Спаси Бог!
Ирина11 апреля 2014, 10:45
Ваше Преосвященство, растрогали до слез, спасибо!
Владимир11 апреля 2014, 10:12
Спаси Господи, батюшка! Аж слёзы навернулись... Жива Россия!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×