Участие в богослужении ― наша жизнь со святыми

В чем выражается почитание святых и как оно возникает? Можем ли мы брать пример со святых, жизнь которых была столь непохожей на нашу? Народное почитание и искусственные культы - в чем разница? Об этом мы беседуем с Митрополитом Саратовским и Вольским Лонгином.

— Почитание святых является одной из основ нашей веры. В то же время мы видим, что это почитание может быть очень разным, неравномерным. Поясним это таким примером. В московских храмах, монастырях почивают мощи многих замечательных святых. Но только в Покровский монастырь, к мощам блаженной Матроны Московской — многочасовые очереди в любой день и час. Почему же так происходит?

Трудно ответить на этот вопрос однозначно. Народное почитание — явление очень специфичное, стихийное, его трудно уложить в системные рамки. А феномен святой блаженной Матроны Московской — вообще случай особый.

Дело в том, что, во-первых, святые, жившие сравнительно недавно, почитаются нашими современниками в большей степени, чем те, которые жили много столетий назад. Хотя и это не правило, а лишь одна из тенденций. А во-вторых, основная масса людей в современном мире относится ко всему очень потребительски. Мы все чего-то ждем, а порой и требуем, от Бога, от Церкви, от близких, от святых… И отношение к блаженной Матроне Московской очень хорошо иллюстрирует эту сегодняшнюю ситуацию.

Действительно, мы знаем огромное количество примеров тому, что по молитве к блаженной Матроне, у ее святых мощей люди получали помощь. Порой их просьбы бывали достаточно утилитарными что делать, люди так устроены, что земное благополучие интересует их в первую очередь. У каждого из нас имеются чисто житейские нужды, которые мы пытаемся удовлетворить. Совершенно естественно, что при этом мы обращаемся к Богу и к святым, в том числе, и с молитвами о помощи в обычных житейских делах. Это естественно и, в общем-то, не так плохо, если бы не одно «но»: очень хотелось бы, чтобы люди приходили к Богу и к святым не только с такими чисто утилитарными целями, но и с более возвышенными. Чтобы просили помощи не только в житейском, но и в самом главном — в спасении своей души, в изменении своей жизни, в исправлении себя. Если бы люди не просто приходили за чем-то к Богу и говорили «дай, Господи!», но если бы они еще хотя бы время от времени говорили Ему «возьми» возьми мое сердце, мою любовь, мою веру, мою самоотверженность, мое самопожертвование… А этого заметно меньше.

Лично мне, еще достаточно давно, когда только начиналось широкое народное почитание блаженной Матроны, было сложно это явление вместить и принять. Впоследствии я сам узнал массу случаев ее помощи самым разным людям. По молитвам блаженной Матроны происходили важные события и в моей жизни, и в жизни близких мне людей, причем не обязательно связанные с житейскими вещами. У меня нет сомнений в ее святости, в том, что она своей жизнью угодила Богу. Но я начинал свой жизненный и монашеский путь в Троице­Сергиевой Лавре. И когда я вижу эту огромную толпу в Покровском монастыре Москвы днем и ночью, в будни и в праздники — и вспоминаю Троицкий собор Лавры, небольшую, по сравнению с этой толпой, группу людей, которая стоит к мощам преподобного Сергия, — мне и до сегодняшнего дня как-то «обидно» за Преподобного. Это чувство есть, я не могу с ним ничего поделать.

— Вообще из всего сонма святых люди, как правило, знают и почитают немногих: святителя Николая Мирликийского, преподобных Серафима Саровского и Сергия Радонежского, блаженных Ксению Петербургскую и Матрону Московскую… В чем причина? Всегда ли она лежит на поверхности и заключается в том, что «мы ленивы и нелюбопытны»?

— Конечно же, святых очень много. Если мы откроем церковный календарь, то увидим, что каждый день празднуется память десятков, сотен, а то и тысяч святых. И это только календарь Русской Православной Церкви, которым мы пользуемся. Даже из нашего календаря выпали какие-то дни памяти святых, которые существовали в нем ранее, на протяжении нашей тысячелетней истории. Другие Поместные Православные Церкви также имеют свои календари, в которых есть, помимо общих для всех нас, имена святых, которые нам неизвестны. Есть огромное количество святых древней неразделенной Церкви, которых помнят на Западе, но о которых мы давно забыли. Не говоря уже о том, что прославленные Церковью святые составляют лишь незначительную часть от общего числа угодивших Богу людей, имена которых знает только Господь. Поэтому я не стал бы говорить о том, что мы ленивы и нелюбопытны. Наверное, это естественное свойство человеческой природы: мы не можем одновременно держать в памяти всех святых.

А наиболее почитаются те угодники Божии, чье жизнеописание, начиная с древних времен и до сегодняшнего дня, производило и производит глубокое впечатление на людей, или те, чье заступничество за нас пред Богом проявляется настолько ярко и очевидно, что народное почитание не прекращается порой даже на протяжении тысячелетий. Есть такая пословица: «К сухому колодцу никто не идет». Если там нет воды — раз пришел, два, а потом уже никто не будет ходить, и дорога забудется. А раз к преподобному Серафиму Саровскому, святителю Николаю, святителю Спиридону, преподобному Сергию, к блаженным Матроне и Ксении Петербургской, ко многим другим святым приходят люди, значит, получают и то, что просят, и утешение, поддержку, укрепление, воодушевление на своем жизненном пути. Поэтому память святых является очень важной составной частью нашей веры и духовной жизни.

Проблема еще в том, что далеко не все люди, считающие себя христианами, живут церковной, литургической жизнью. Для меня очевидно, что христианину нужно знать и любить богослужение и, по возможности, чаще бывать на нем. Осознанное участие в богослужении — это тот опыт, которым ныне живущий человек входит в одну жизнь со святыми. Так жизнь каждого человека становится частью жизни Церкви, а наша собственная история становится частью истории церковной. Осознанное участие в богослужении не только расширяет кругозор человека, но и дает ему возможность, как пчеле, собирать все доброе, все самое лучшее с тех цветов небесного сада, которыми являются святые.

С большим сожалением можно отметить тенденцию, которая в последние годы проявляется все ярче. Постепенно, так же как и на Западе, наши храмы превращаются в «церковь воскресного дня». Помню, во времена моей молодости, когда праздновалась память какого-то почитаемого святого, храмы были полны и в будни. Может быть, из-за того, что храмов было мало, но, думаю, не только поэтому. Очень много было народу в будние дни Великого поста. В Великий Четверг в храмы вообще невозможно было войти. Сегодня постепенно «центр тяжести» нашей богослужебной жизни перемещается на воскресный день не только в селах, но и в городах, где служат ежедневно и где есть достаточное количество пенсионеров, тех, кто может прийти на службу в будни. Если так пойдет и дальше, то память святых, и без того сейчас тянущаяся тонкой прерывистой ниточкой, прекратится совсем. Тогда, действительно, в сознании не только людей, составляющих дальний внешний круг Церкви, но и церковного народа останется десятка полтора святых, которых будут еще как-то помнить. А это очень плохо.

— Протестантские конфессии не признают почитания святых, основываясь на апостольских словах, что за нас ходатайствует Сам Христос (см.: Рим. 8, 34), и нам не нужны другие ходатаи. Но ведь роль святых в нашей жизни нельзя свести к «ходатайству». Святые — кто они для нас?

— Безусловно, за нас ходатайствует Сам Христос. Но есть и другие места Священного Писания, где говорится о том, что нам нужно молиться друг о друге, и наше почитание святых основано на этой заповеди. Совершенно естественно для любого человека (думаю, что и протестанты с этим согласятся) просить чьих-то молитв. Причем чем больше мы уважаем человека, тем с большим желанием просим его молитв. Святые же для нас являются образцом того, каким должен быть христианин, каким должно быть наше отношение к Богу.

Церковь — это место, где упраздняется самая страшная и самая главная преграда — смерть и где мы объединяемся вместе со всеми жившими прежде нас верными чадами Церкви. Мы — Церковь святых, несмотря на то что люди, пока еще живущие на земле, бывают очень грешными. И мы не должны разделять Церковь на тех, кто живет сегодня рядом с нами, и тех, кто уже предстоит Престолу Божию. И так же, как мы обращались бы к святым, если бы они стояли рядом с нами, точно так же мы обращаемся к ним и сейчас, спустя десятилетия, столетия, даже тысячелетия после их кончины. И, конечно же, молитвами к святым мы ни в коем случае не заменяем молитвы к Богу.

В то же время в народном, обиходном сознании, конечно, какая-то языческая парадигма всегда присутствует. Она где-то там, за нашей спиной с левой стороны, и, как только мы зазеваемся, готова тут же занять не подобающее ей место. Безусловно, это так. Но вот поэтому и необходимо научение истинному христианству, осознанное исповедание нашей веры — для того, чтобы это понимать и вовремя отсекать рудименты язычества.

— У каждого верующего человека есть святые, которые особо близки его сердцу. Как устанавливаются наши отношения со святыми, какими они могут быть? Бывает ведь, что святые сами входят в нашу жизнь, что святой сам обращается к человеку, который даже не знал о нем до этого…

— Это трудно сказать. Так же, как отношения с людьми. Разве можно как-то систематизировать, классифицировать — как человеку кто-то становится близок, дорог? Это очень личное. Конечно, и Сам Господь часто устраивает так, что помощь того или иного святого приходит к человеку. Мы знаем из жизнеописаний подвижников благочестия и от обычных людей о том, что бывают самые удивительные и неожиданные случаи помощи от святых. Святые являлись людям, спасали их в опасных ситуациях, поддерживали, помогали, отводили от беды. Думаю, что и многие верующие люди, наши современники, могут рассказать подобное.

— Практика показывает, что нам от святых нужны в первую очередь помощь и утешение. А что нужно от нас святым?

— Я не стал бы так ставить вопрос. Но думаю, что каждый член Небесной Церкви, Церкви торжествующей, радуется о всякой человеческой душе, которая избрала путь, ведущий ко спасению. Не о том, что человек получил квартиру или устроил личную жизнь, а о том, что обращение к Богу может стать для него началом пути в жизнь вечную.

— Когда-то «Четьи-Минеи» святителя Димитрия Ростовского были любимым чтением русских людей. Сегодня жития святых — чтение не самое популярное. Люди говорят: «Это происходило очень давно, как бы в другой реальности, и их жизнь была непохожей на нашу. Научите нас, как жить нам, мирянам, в нашем современном мире…». Действительно ли некоторые чины святости становятся принципиально непонятны современному человеку: столпничество, юродство… Как нам брать пример со святых?

— Несмотря на то что прошло уже больше двадцати лет, я очень хорошо помню свои впечатления от первого чтения «Четьих­-Миней». Причем я взялся читать их не в русском переводе, а в собственном изложении святителя Димитрия. Это не вполне церковнославянский язык, а сильно русифицированный. Иногда его еще называют литературным языком допушкинской эпохи. Мне так понравилось, что я прочитал все 12 томов, просто зачитываясь ими, и получил удивительный заряд на всю оставшуюся жизнь. С тех пор я часто обращался к отдельным житиям, но вот того первого, переполнявшего меня чувства я до сегодняшнего дня не могу забыть. «Четьи-Минеи» — необыкновенно увлекательное, назидательное и душеполезное чтение. И очень современное. Всем советую обязательно прочитать эти книги, и именно на том языке, на котором писал святитель Димитрий, он вполне понятен современному человеку.

Да, действительно, многие святые жили давно, и можно сказать, что их жизнь была не похожа на нашу. Но дело в том, что процессы, которые происходят в человеческом сердце, одни и те же во все времена. И тут не очень важно время и место действия — египетская ли это Александрия, или средневековый Константинополь, или Древняя Русь. Жизнеописания святых говорят не о политике, не о тех или иных правителях, императорах, войнах, интригах, хотя все это тоже упоминается. Они говорят о том, как Господь действует в человеческой душе. О самом важном — о том, какой выбор должен сделать человек, когда для него настает время выбора. С Кем он должен быть, куда идти — за Богом до самой смерти, несмотря ни на какие внешние обстоятельства, или же выбрать беспечальное, удобное житие, в котором через какое-то время уже не останется места для Бога и Его правды. Это и есть тот опыт, то научение, которое человек может и должен взять из жизнеописаний святых.

Нет ничего страшного и в том, что какие-то формы святости становятся непривычными. Да, наверное, столпничество сегодня не самый доступный вид подвига. Хотя преподобный Серафим Саровский жил спустя более чем тысячелетие после последних столпников, а повторил этот подвиг. Ведь важны не какие-то внешние, формальные обстоятельства подвига святого, соответствие исторических, бытовых деталей, а устроение его души. Тот же преподобный Серафим сказал замечательные слова: и Бог Тот же, и благодать та же, только решимости у людей не хватает.

Наша благодарность святому не должна сводиться к вещественным знакам Наша благодарность святому не должна сводиться к вещественным знакам
Если будет решимость следовать за Христом, то, даже не копируя в буквальном смысле какие-то формы жизни и подвига тех или иных угодников Божиих, можно получить такую же награду от Бога, как они. Недаром в древних патериках сохранилось такое пророчество: придут времена, когда люди не будут так же подвизаться, как первые монахи-пустынники, не будут иметь вышеестественных дарований, но если они сохранят твердое исповедание веры и устремление к Богу, то будут «выше нас и отцов наших». И это говорили люди, которые спали на голой земле, питались хлебом и водой и показали такие примеры подвига, что сегодня с трудом веришь, что можно такое выдержать! Они прекрасно понимали, что сохранить внутреннюю направленность к Богу в безбожном, развращенном мире будет гораздо труднее, чем подвизаться в пустыне, когда вокруг были сотни и тысячи христолюбцев.

Поэтому брать пример со святых и сегодня возможно. Собственно, этому и посвящено все наше обращение к их опыту, к их памяти. Главное — готовность противостоять всем вражьим нападениям, всему тому, что отдаляет человека от Бога, решимость посвятить свою жизнь исполнению Христовых заповедей. Если это есть, то опыт святых угодников Божиих будет творчески преломляться в сердце обычного человека, который живет в миру и решает самые обычные проблемы, начиная от необходимости прокормить себя и свою семью.

— С древних времен одним из условий прославления святого является народное почитание. Но всегда ли такое почитание оправданно? В последние годы мы сталкиваемся с таким понятием, как искусственно создаваемые коммерческие культы (к примеру, вокруг Славика Чебаркульского, «старца» Алексия Пензенского). Как отличить почитание истинного подвижника от пустосвятства?

— Это очень сложный вопрос. Истинное народное почитание возникает, как правило, не на пустом месте, а еще при жизни того или иного подвижника. Значит, было в его жизни что-то такое, что произвело сильное впечатление и оказало доброе влияние на знавших его людей.

Что касается искусственных культов — они тоже были всегда. Бывает, что коммерческая составляющая в таких культах совершенно очевидна. Но вообще это очень большая, сложная тема, которая требует отдельного разговора. Можно ли найти четкий критерий, который бы позволял нам различать Православие и то, что мимикрирует под него? Боюсь, что по-настоящему объективных, «математических» критериев, которые можно было бы дать любому человеку, даже не христианину, не верующему, не существует.

Необходимо очень глубоко понимать суть христианства и иметь опыт общения с подлинными подвижниками, чтобы научиться различать истинное и ложное в религиозной жизни. Такая способность вырабатывается только путем долгой и правильной духовной жизни. Если эта духовная жизнь есть, если она была правильно настроена у человека с самого начала, то фальшь всяческих подделок видна невооруженным глазом.

К сожалению, сегодня, когда господствуют утилитарный подход ко всему и потребность в чисто внешних эффектах, есть очень много людей, которые падки на всевозможные подделки. Им достаточно сказать, что вот где-то далеко есть что-то такое чудесное, что поедешь туда, совершишь некоторые действия — и будет тебе счастье, все твои желания исполнятся. И если люди слышат такие обещания — они не раздумывая едут!

Вообще, это страшная болезнь, о которой много и очень глубоко писал святитель Игнатий (Брянчанинов). Он предупреждал о том, что мы живем в такое время, когда мир ищет актеров, и те, кто играет, больше всех пользуются популярностью и успехом. Потеряв критерии различения добра и зла, подлинного и фальшивого, мир быстрее бросается на фальшивое, потому что оно блестит. И для того чтобы это понимать, уметь противостоять таким вещам, нужно иметь опыт церковной жизни, трезвенной рассудительности, опыт общения с подлинной святостью.

Журнал «Православие и современность» №29 (45)

Беседовала Наталья Горенок

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
К истории почитания святого благоверного князя Александра Невского К истории почитания святого благоверного князя Александра Невского
Священник Алексий Веретельников
«Александр Невский – русский герой или миф?» – этот вопрос сегодня задают многие. Отвечая на него, нужно помнить: благоверный князь Александр Невский – святой, а святыми просто так не становятся. Святые – это люди, прославленные Самим Богом. И если Господу было угодно прославить в веках Своего угодника князя Александра Ярославича, то в этом есть глубокий смысл. Потому что подражая святым, мы приближаемся к Богу.
Почитание непрославленных святых: взгляд Антиохийской Церкви Почитание непрославленных святых: взгляд Антиохийской Церкви
Георгий Йакуб
Святые в жизни Церкви значат чрезвычайно много. И, конечно же, усилия Церкви направлены на то, чтобы люди становились святыми, – один из афонских старцев даже назвал Церковь «фабрикой святых». Предания о святых передавались из уст в уста в течение многих веков. А в наше время появилась некая мода на непрославленных «святых», истории о которых расходятся по свету и становятся своего рода «хитами сезона» в церковных кругах.
Николай Чудотворец Николай Чудотворец
Прот. Андрей Ткачев
Николай Чудотворец Николай Чудотворец
Протоиерей Андрей Ткачев
Святитель Николай учит нас творить добро, причем втайне, не афишируя свое доброделание. Второй же его урок нам заключается в необходимости оберегать и воспитывать своего внутреннего человека. К монашескому образу жизни склонны очень немногие. Но совершать временное бегство от суеты, находить время для молчания и молитвы обязан каждый, кто не весь вывернут наизнанку и живет только внешним, кто хранит и оберегает свой внутренний мир.
Комментарии
Сантехник 2 июня 2014, 13:10
А с кем тогда, простите, живет 95% верующих, ежедневно и многочасно учавствующих в телеслужении посредством поклонения "глаголящим иконам звериным?" Антисвятым, что ли? Что такое современные СМИ - пояснять не надо? Действительно интересно... Кому мы осознанно или нет покланяемся, прогрузившись по ухи в телек? - Бесам, сатанистам, собственной дурости или ... Извините, не ругайтесь, пожалуйста - тут ведь ответом 10-тилетней давности: - " Выключи телек..." сейчас уже не отделаешься...
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×