Единообразие и безобразие

Внезапная и быстрая решимость Минобразования сочинить единые учебники по русскому языку и литературе понятна. После внятно выраженного высочайшего неудовольствия тем, что в области преподавания русского языка происходит черт знает что и ЕГЭ тому свидетельство, простейший инстинкт аппаратного самосохранения предписывает проявить чрезвычайное рвение.

Поскольку же высочайшее лицо является человеком раньшего времени, когда учебники были стандартны и едины по всему СССР, то напрашивающимся способом потрафить начальству и отвести от себя грозу является уединоображивание учебных пособий. Даже не потому, что это, допустим, хорошо — в своих таинственных понятиях эффективный Минобр давно стоит по ту сторону добра и зла и сам давно уже не понимает, что хорошо, что плохо, — а потому, что таким образом есть надежда отсрочить торжественную порку. А нам лишь бы день простоять да ночь эффективно продержаться.

Притом что вопрос о вариативности учебников, взятый вообще, довольно быстро переходит к вопросу о реформах образования вообще, напоминая позднесоветский анекдот о наследнике купцов Елисеевых, приехавшем в СССР, посетившем сильно приувядший при советской власти храм Бахуса на ул. Горького и поинтересовавшемся: «Ну и кому всё это мешало?».

Если цель среднего образования — дать некоторый минимум пропедевтических знаний по различным предметам (математика, естественная история, физика и химия, родной язык, отечественная и всемирная история), непонятно, почему эти начальные знания не могут быть вмещены в единообразные учебники, по одному учебнику на предмет. И царская гимназия, и советская школа были именно такими единообразными, и нельзя сказать, чтобы выдаваемые такими школами знания и аттестаты зрелости вовсе уж никуда не годились.

Кто ясно мыслит — ясно излагает, и минимум предметных знаний вполне возможно, при минимальной ясности мысли ответственных за образование ведомств, вместить в единый учебник. Если же ученик хочет получить углубленные знания по предмету — так кто же ему мешает? Научно-популярную литературу для дальнейшего внеклассного изучения даже при страшной коммунистической цензуре никто не запрещал. Некоторые пробелы в истории, словесности etc., конечно, были, но объяснялись они общим характером идеологии, умножение же знаний в прочих областях только приветствовалось.

Модель, при которой от выпускника школы требуется некоторый стандартный минимум знаний о падежах и суффиксах, о двудольных и однодольных растениях, о галогенах и щелочных металлах, о гражданине Минине и князе Пожарском, о «Мертвых душах» и «Капитанской дочке», о квадратных уравнениях и площади круга etc. и этот минимум он может почерпнуть из единообразного учебника — в смысле же более обширных знаний он может их приобретать, а может и не приобретать, вольному воля, — ну и кому эта модель мешала?

Можно, конечно, возразить, что есть национальные школы и есть коррекционные школы, где без особого подхода и без особого учебника трудно. Но, во-первых, тогда непонятно, как быть с аттестатом зрелости, который предполагает, что обладатель аттестата — будь он хоть негром преклонных годов — обладает некоторым минимумом знаний. А если не обладает, то не обладает и аттестатом. Во-вторых, будем честными. Что, невероятное изобилие учебников в первую очередь связано с многонациональностью контингента учащихся и с их умственными заболеваниями? Или все-таки с неодолимой потребностью педагогов, авторов пособий и издательств к самовыражению? А в случае с издательствами и авторами еще и к получению доходов.

Другое дело, что возвращением хоть царской, хоть советской практики единых учебных пособий дело уже не лечится или во всяком случае лечится плохо. Катастрофический уровень понимания текстов и способности самому связный текст производить объясняется общим исчезновением письменной культуры в обществе. И единообразные, и многообразные учебники все-таки базируются на мало-мальской начитанности обучающегося. На некотором количестве килобайт (скорее даже мегабайт) письменного текста, который он через себя пропускает. Хоть добровольно, хоть из-под палки. Если этого количества нет — а в современной цивилизации его нет, — никакая модель учебника не поможет. А.М. Горький призывал: «Любите книгу, источник знания», но что делать, если книгу разлюбили и притом решительно?

Максим Соколов

Источник: Известия

11 июля 2014 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Павел16 июля 2014, 00:21
Автор взялся писать об образовании и так лихо поставил через запятую царскую гимназию и советскую школу, что хочется спросить - а что он о них знает? Слышал ли он вообще о том, что в царской гимназии учебник вообще был второстепенным делом и Министерством народного просвещения регулярно издавался целый перечень учебников, допущенных к употреблению в гимназиях? Слышал ли он о том, что царское правительство делало ставку на учителя гимназии (с 1914 года назывались учителями средних общеобразовательных учебных заведений) и на программы преподавания разных предметов, издававшихся Министерством. Эти программы содержали обязательный минимум, в рамках которого учителям под надзором педагогического совета гимназии и авторам учебников предоставлялся полный простор. Слышал ли автор о том, что и гимназии были разные - мужские и женские, министерские и Ведомства Императрицы Марии? Что были даже реальные училища и кадетские корпуса? И во всех этих учебных заведениях были свои программы и иногда даже свои наборы учебников. Даже знаменитые учебники по математике Киселева стали едиными и обязательными только при товарище Сталине, а до революции у них было достаточно альтернативы. Думается, что господин Соколов с этими историческими фактами незнаком. Да и в советское время единые учебники, в общем-то, были редкостью. Разве что учебники по политэкономии (который редактировал сам товарищ Стали), философии, ну, и каким-то коммунистическим "дисиплинам".
Ксения15 июля 2014, 16:01
Наверное, кому-то очень выгодно разваливать систему образования, систему здравоохранения и всего того, что было положительным и досталось Новой России от "старой власти". Например, у нас на уроках внеклассного чтения в 3 или 4 классе предлагали читать "Гарри Потера! Мой ребенок один из немногих кто не читал, взамен я предложила почитать проверенные временем произведения, с четко выраженными ценностями. Считаю, что систему образования в стране раз-ва-ли-ли!
Александр Калашников15 июля 2014, 14:34
Дети - школьники. Я все части речи забыл. Кроме междометий... Не министерство образования у нас, а какой-то корабль уродов. Прости, Господи!
Татьяна Иванова13 июля 2014, 01:46
Согласна с автором статьи, и хочу подчеркнуть, что создание единых учебников приветствую, хотя бы потому, что они позволят нашим детям находиться в едином образовательном пространстве. А то в двух рядом расположенных школах одна и та же тема по русскому языку может изучаться вообще в разных классах! Что уж говорить о тех, кто по разным причинам меняет школы...Не забыли бы только привлечь к выбору этих учебников тех, кто стоит за учительским столом,а то получится,что выбор учебников будет определяться теми самыми финансовыми интересами.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×