Победа русского оружия в день целителя Пантелеимона

Га́нгутское сраже́ние Га́нгутское сраже́ние
    

Двадцать седьмого июля по старому стилю - память великомученика и целителя Пантелеимона, кроткого и милосердного врача. Однако, не все помнят, что это также и день тяжкого и кровавого Гангутского боя, день рождения Российского военно-морского флота и его первой победы. В этом году исполняется триста лет со дня той достопамятной битвы. Возникает вопрос: как она протекала и что она значит для нас - русских людей и православных христиан?

Шел четырнадцатый год изнурительной Северной войны. После Полтавского сражения чаша весов очевидно оказалась на русской стороны. Русские войска неоднократно вторгались в Финляндию, заняли ряд ее городов и значительно обескровили шведов. Однако, пока шведы владели Балтийским морем. конца войне не предвиделось. Необходимо было завоевать господство на море. Но как это было сделать, когда шведский флот обладал неоспоримым превосходством над молодым и неопытным русским флотом? Казалось, ситуация безвыходная. Подобное положение сложилось за две тысячи за Гангутской битвы во время Первой Пунической войны между Римом и Карфагеном, когда Рим обладал неоспоримым господством на суше, а Карфаген - на море. Бой слона с китом. Но римский слон смог вытащить карфагенского кита на сушу: благодаря изобретенному римским полководцем Гаем Дуилием "ворону" - абордажному мостику, римляне смогли воевать на море так же как и на земле и брать на абордаж вражеские корабли. По стопам римлян пошел и император Петр, употребив тактику абордажа и воспользовавшись высокими боевыми качествами русской пехоты уже на море.

Во многом Гангутская битва оказалась навязанной русскому флоту, который в начале июня 1714 года был в основном гребным и составлял 99 галер. Командовал флотом строитель русского флота и бывалый полководец Федор Матвеевич Апраксин, создавший в свое время русский флот на Азовском море, успешно оборонявший Санкт-Петербург от шведов в 1708 г. и неоднократно их побеждавший. При флоте находился сам царь Петр Первый, скрывавшийся под именем Петр Михайлов в чине шаутбенахта (соответствовал контр-адмиралу или . Петр Великий добросовестно прошел все флотские чины, начиная от юнги и его звание отражало его реальные воинские заслуги.

Однако, на пути русских галер встал мощный шведский флот, состоявший из 15 линейных кораблей, 3 фрегатов, двух бомбардирских корабля и 9 галер. Командовал им опытный флотоводец Густав Ватранг. О лобовой атаке шведского флота нечего было и думать, слишком сильна была его огневая мощь.

Тогда царь Петр решил пойти на хитрость, которую он уже применил в 1703 г. при переброске русских кораблей в Неву перед Ниеншанцем. Он приказал построить переволоку (деревянный настил), чтобы перебросить часть своих галер в район севернее Гангута через перешеек этого полуострова длиной 2,5 километра, Ватранг своевременно узнал об этом от своих шпионов и к ожидаемому месту переброски русских галер он направил отряд кораблей (1 фрегат, 6 галер, 3 шхербота). Командовал им контр-адмирал Эреншельд, опытный флотоводец, прославившийся тем, что в 1708 году смог спасти всю команду с разбитого корабля Норрчепинг после двух дней пребывания на его разбитом остове. Эреншельд должен был расстрелять русские галеры в момент их спуска на воду. Другой отряд (8 линейных кораблей и 2 бомбардирских корабля) под началом вице-адмирала Лиллье предназначался для нанесения удара по главным силам русского флота.

Но Петр не был бы Великим, если бы не предвидел подобного развития событий. Узнав об уходе отряда Эреншельда, он решился на прорыв. Воистину, "смелым судьба помогает": утром 26 июля (6 августа по новому стилю) воцарился полный штиль, паруса на шведских кораблях бессильно обвисли. И в это время гребные маневренные русские галеры пошли на прорыв, держась на почтительном расстоянии от линейных кораблей Лилье. Напрасно гремели шведские пушки: их ядра не доставали до русского авангарда, который возглавлял командор Матвей Христофорович Змаевич, черногорец на русской службе - смелый человек, прекрасный флотоводец и великолепный инженер, прошедший выучку в Венеции. За авангардом прорвалось еще 15 кораблей. Переволока оказалась более не нужна, но роль свою она сыграла - отвлекла шведов. Змаевич обнаружил отряд Эреншельда у острова Лакиссер и заблокировал его. Сам охотник оказался в капкане.  

Следующий ход Густава Ватранга в этой шахматной партии оказался еще более неудачным. Думая, что русские будут прорываться прежним путем, он решил его перекрыть и отозвал свою основную ударную силу - отряд Лиллье, чтобы заблокировать возможность нового прорыва. Но тем самым он расчистил прибрежный фарватер, через который адмирал Апраксин прорвался к своему авангарду. Но еще до его прибытия авангард под предводительством Змаевича и генерала Вейде атаковал отряд Эреншельда после того, как шведский контр-адмирал отверг предложение о сдаче.

Относительно самого боя существует две точки зрения. Традиционная состоит в том, что на шведский отряд было направлено три атаки, две из которых шведы отбили огнем корабельной артиллерии. И только третья атака, направленная на фланги противника оказалась успешной. Однако, мой коллега, доктор исторических наук, профессор Санкт-Петербургского Университета Павел Александрович Кротов в своей фундаментальной монографии "Гангутское сражение" доказал, что атака была одна, но в ней умело применялись как фланговый, так и фронтальный удар. Основная ставка была сделана не на артиллерийский огонь, а на абордаж - захват шведских кораблей русской пехотой, хотя и русская артиллерия далеко не бездействовала. Хотя шведы и приукрашивали силу своего сопротивления (откуда и возник миф о 3 атаках), но сражение действительно было весьма жарким. В походном журнале Петра отмечено: "Воистину нельзя описать мужество наших, как начальных, так и рядовых, понеже абордированье так жестоко чинено, что от неприятельских пушек несколько солдат не ядрами и картечами, но духом пороховым от пушек разорваны". И, однако, перед русским штыком шведы не устояли. Сам Петр Первый лично участвовал в абордажной атаке, преподав всем пример мужества и героизма. После упорного боя сдался шведский флагман — фрегат «Элефант». Были захвачены все 10 кораблей отряда Эреншельда и сам он израненный был взят в плен. Позднее при освобождении Петр Ι подарил ему свой портрет, украшенный драгоценными камнями.

Осенью 1714 г. в Петербурге прошло торжество. По Неве провели захваченные шведские корабли. Победители и пленные шли под аркой, украшенной аллегорической картиной, - орел верхом на слоне с надписью: "Русский орел мух не ловит" - намек на название фрегата "Элефант" (Слон), захваченного русскими в битве при Гангуте. Участников битвы наградили специальной медалью, а Петр, снискавший славу флотоводца, был удостоен вице-адмиральского чина. Следствием этой битвы явился переход господства на море к русскому флоту и захват русскими войсками почти всей Финляндии, а в конечном счете - победа в Северной Войне.

О Гангутской битве бережно хранилась память. Поскольку битва произошла в день св. великомученика и целителя Пантелеимона, то этот день стал праздником Российского Военно-Морского флота во времена Петра Великого. Со временем память об этом стерлась, но возродилась в Морском Уставе 1853 г. Нынешний День Военно-Морского флота в конечном счете восходит к дате 27 июля по старому стилю.

В память о Гангутской битве в Санкт-Петербурге была выстроена церковь во имя святого великомученика и целителя Пантелеимона на углу Соляного переулка и Пантелеимоновской улицы (ныне ул. Пестеля). Первая церковь (глиняная мазанка) б ыла построена еще в 1716 г. Следующий храм был создан архитектором И.Коробовым в 1735-1739 году в стиле аннинского барокко. Храм перестраивался и расширялся в ΧΙΧ в. В 1912 г. прошла его реставрация с частичным возвращением к старым формам, а в 1914 году по инициативе Российского Военно-Исторического общества на фасаде Пантелеимоновского храма были закреплены мемориальные доски с перечислением полков и частей, сражавших при Гангуте и Гренгаме. У храма была богатая история. С 1867 г. в нем действовало благотворительное общество, содержавшее женскую богадельню и детский приют. В 1906 г. в ней был создан первый в Санкт-Петербурге церковно-приходской совет, а в 1912 г. - братство во имя святителя Иоасафа Белгородского. К сожалению, в 1922 г. церковь захватили обновленцы, ей управлял непосредственно Александр Введенский, обновленческий лже-митрополит. Девятого мая 1936 г. церковь была закрыта. В советское время в ней размещалась экспозиция "Гангутский мемориал", в ней сохранялась память о Гангутской битве и о защите полуострова Ханко в 1941 г. В 1991 г. храм возвратили Санкт-Петербургской епархии.

А теперь возникает вопрос: что для нас, православных, значит Гангутская битва? Но тогда надо ставить вопрос шире - что для нас означает Северная война? Во-первых, она ликвидировала результаты Смутного времени - незаконное и насильственное отторжение исконных карельских и ингерманландских земель от России. Во-вторых это была борьба русского православия против шведского протестантизма. Обратимся к литургическому преданию нашей Церкви. В службе Полтавской баталии, написанной Феофилактом Лопатинским, война со Швецией – апокалиптическая брань с диаволом:

Возвеселишася Небеса и вси, живущие на них,

Падшу змию и аггелом его

Во брани с Михаилом:

Возвеселися и ты, земле,

Яко паде лев свейский, борющийся с нами

Ныне спасение и сила и область Христа Господня,

Низложен бо есть клеветник братии нашей

И уничижен уничижаяй нас[1].

А вот как характеризуется в ней Карл ΧΙΙ:

Непочитатель Креста Святаго, лжехристианин

И Божественных икон посмеятель,

Силою Креста Святаго побежден есть и поруган,

и, не надеяся на помощь Всесильнаго,

Егоже честь на иконах повреди

К ненавистником имени Христова побеже

Крестоноснии же людие православнии Российстии,

святых икон поборници,

победительную песнь Богу воспевающия,

да благоденствуют во веки в мире[2].

Cоответственно, для нас это война Православного Царства против нечестивой псевдохристианской шведской империи и в победе Русского оружия предстательством святых, в том числе целителя Пантелеимона, явилась правда Божия, даровавшая победу русскому воинству и благоверному русскому царю Петру Великому.

Гангут, это веха в создании Российского флота, а также Российской Империи. В своем «классическом» виде Россия как Империя становится только во время правления Петра Великого, который окончательно ввел служилый принцип в ущерб родовому, сформировал Табель о рангах, восстановил регулярную армию, создал флот, организовал промышленность на новой основе, развил высшее образование, создав Санкт-Петербургский государственный университет, создал основы для правильной научной деятельности, основав Академию наук, заложил основы здравоохранения, основав систему госпиталей.

Значение деятельности Петра Великого трудно переоценить. Он прорубил окно в Европу, дав России выход на Балтику, за что безуспешно сражались русские войска при Иване Грозном и Алексее Михайловиче. Встреча России с Западом произошла под гром пушек и стук топора. Многие оценивали ее неоднозначно – в особенности славянофильские авторы, справедливо указывая на те отрицательные последствия, которые эта встреча принесла, – порчу нравов, распространение пагубных привычек, вестернизация высшего сословия и отчасти народной жизни, подчинение Церкви государству по западным образцам.

Однако в защиту Петра следует сказать, что за многое он не ответственен. Многое было связано с ползучей вестернизацией, неразумным к ней отношением во времена его преемников, а точнее преемниц, которые, в отличие от Петра, совершенно не фильтровали заимствованное с Запада и не контролировали культурную и идейную практику.

Петр I в отношениях с Западом был прагматиком. Он говорил, что Европа нам нужна лет на тридцать, а потом мы смело повернемся к ней спиной. Прежде всего, Император заимствовал у Европы технические новшества – то, что могло бы вооружить Россию и способствовать ее защите от тех же западных стран в неизбежном геополитическом противостоянии.

Что касается растлительных западных идей атеизма, народоправства, роскоши и разврата, то здесь Петр был предельно жесток. Тех поданных, кто дерзал высказывать атеистические идеи, он прелюдно охаживал дубиной, за что впоследствии они были ему весьма и весьма благодарны.

Сам Петр Алексеевич был человеком весьма верующим. Во время церковных служб пел на клиросе, читал «Апостол», горячо молился перед решающими битвами и событиями своей жизни.

Кивают на то, что он подчинил Церковь государству, образовав Священный Синод. Но подобный ход событий, к сожалению, был во многом неизбежен. Правление Никона и та Смута, которую он оставил в наследство, сильно повлияла на Алексея Михайловича и его сына Петра Алексеевича. Духовенство частью благоприятствовало стрелецким бунтам, огромные земельные богатства, которыми распоряжалась Церковь, часто шли не по назначению – вопрос о реквизиции стал неизбежен и стал вопросом времени. Объективно говоря, для Русской Церкви Петр сделал большое дело – он заставил иерархию просвещаться и просвещать народ.

До Петра вопрос о церковной проповеди и миссии по большому счету не ставился, не говоря уже о спорах с еретиками. Характерный эпизод: Борис Годунов запретил своему духовенству спорить с католиками и протестантами о религиозных вопросах со следующей формулировкой: «Дабы не ведая того в ересь не впасть». В значительной степении это и обусловило трагедию раскола – незнание и полузнание. Петр заставил российское духовенство заниматься благотворительностью, служить своим близким.

Один из русских мыслителей отметил, что на петровские реформы Церковь ответила преподобным Серафимом Саровским. Скажу более – ответила и Оптинскими старцами, и митрополитом Филаретом Дроздовым, и Иоанном Кронштадтским. Именно с Петра начинается блестящая эпоха русского миссионерства и просвещения. ПЕТР МЫСЛИЛ РОССИЙСКУЮ ИМПЕРИЮ КАК СВЕТИЛЬНИК ПРАВОСЛАВИЯ ВО ВСЕМ МИРЕ, а себя осознавал защитником всем православных во всем мире. Например, после того, как черногорцы выступили на стороне России и тяжко от нее пострадали в 1711 году, Петр Великий посылает в Черногорию обильную и щедрую помощь.

Ради государства Петр жертвовал всем — своим здоровьем, покоем, безопасностью и жизнью. Характерно его обращение к воинам перед Полтавской битвой. Петр говорит, что жизнь ему не дорога, а дорога ему Православная вера, слава и честь России. Характерно, что и кончина великого Государя связана с жертвой на благо народа, – он умер от болезни, простудившись в Лахте во время спасения матросов с корабля. Император Петр I – великая и до конца не оцененная личность. Характерны строки Пушкина о нем:

То академик, то герой,
То мореплаватель, то плотник,
Он всеобъемлющей душой
На троне вечный был работник.

Конечно, нельзя обойти стороной мрачные стороны жизни Петра — постоянные мятежи и казни, гибель его собственного сына. Но в соображение надо принять то, что государство в начале его правления разваливалось, как песочный кулич. Российское государство нуждалось в реформирования, а в условиях того времени и по жестокосердию человеческому иначе, чем Петр, сделать это было нельзя. Не нам судить великого Государя. Наше дело – вспомнить его добрые дела и молитвенно помянуть.

Как писал Александр Сергеевич:

Своих Царей великих поминают
За их труды, за славу, за добро —
А за грехи, за темные деянья
Спасителя смиренно умоляют.

Надлежит вспомнить, чем была Российская Империя. В конечном счете, она на столетие сделалась заградительной стеной против антихристианских сил, и прежде всего против «миниантихриста» Наполеона, за что, кстати, Россию и возненавидели. А ведь Россия своей кровью искупила не только Западную Европу, но и южную – от турецкого рабства. Ее усилиями балканские народы получили свободу.

Россия в течение долгих лет сдерживала революцию. «Революция на пороге России. Клянусь, она не переступит», — сказал Император Николай I в 1830 году, и слово свое сдержал до конца, способствовал остановке революционного пожара 1848 года. Не наша вина, что этот пожар в конечном счете разжегся в нашей стране. Но и после 1917 года, пусть и потеряв многое, пусть в новом виде, Россия продолжала, как ни странно, выполнять свою имперскую миссию Удерживающего. Пример тому – сокрушение очередного «миниантихриста» Гитлера и наша победа в 1945 году, а затем поддержание мира в течении многих десятилетий. БУДУЩЕЕ МИРА ВО МНОГОМ ЗАВИСИТ ОТ ТОГО, СМОЖЕТ ЛИ РОССИЯ ВОССТАНОВИТЬ СЕБЯ КАК ИМПЕРИЯ И ЯВИТСЯ ЛИ ГАРАНТОМ МИРА И БЕЗОПАСНОСТИ НА ВСЕЙ ЗЕМЛЕ.

[1]Стихира на литии. Минея. Июнь. С. 392. Ср. Откровение: «И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них,но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним. И услышал я громкий голос, говорящий на небе: ныне настало спасение и сила и царство Бога нашего и власть Христа Его, потому что низвержен клеветник братий наших, клеветавший на них пред Богом нашим день и ночь. (Откр. 12, 7-10).

[2]стихира на литии 4 гласа. Минея. Июнь. С. 391

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×