Начало того, что продолжится в вечности

«Призвание каждого человека в духовной деятельности — в постоянном искании правды и смысла жизни», — писал в свое время Антон Чехов. Очень простые слова. Но при этом — требующие раздумий. Для начала о том, что же такое смысл жизни человека, его предназначение на этой земле? Об этом мы говорим сегодня с игуменом Нектарием (Морозовым), главным редактором журнала «Православие и современность».

— Отец Нектарий, прежде чем начать говорить о призвании каждого человека, о его духовном поиске, стоит, наверное, прояснить, зачем с точки зрения христианского учения вообще все люди живут на земле…

— Если начать именно с этого, то следует сказать, что никакой практической необходимости в создании человека у Бога не было — как не было ее в создании чего бы то ни было из того, что было создано. Господь, ни в чем нужды не имеющий, творил мир и все, что в нем есть, лишь по Своей любви, желая Своим благобытием поделиться с кем-то. Творение не было обусловлено нуждой — это одно из свойств Бога: Он — Созидатель. И однажды Он создал удивительное существо — человека.

Не имея утилитарного назначения, человек, тем не менее, имеет предназначение. В чем оно заключается — совершенно очевидно, нужно всего лишь открыть Книгу Бытия и прочесть о том, чем была первоначально наполнена жизнь сотворенного человека. Это была жизнь с Богом. Другой жизни — без Него — для Адама не предусматривалось.

Нам, людям, живущим после грехопадения, очень трудно бывает понять, каким же человек был в саду Эдема, какой была его жизнь с Господом. Нами это глубинное, сердечное ощущение практически утрачено. Оно в нас возникает в тот момент, когда мы переживаем встречу с Богом, когда понимаем, что до этого момента жили бесцельно и бестолково. Нет, быть может, мы ставили перед собой цели, достигали их. Но каждый раз они сами себя изживали — так или иначе. Человек — существо смертное, и больше того, как говорил один колоритный персонаж известного романа Михаила Булгакова, — внезапно смертное. Внезапная смерть уничтожает почти все смыслы, которым мы можем свою жизнь посвятить и подчинить. Но есть смысл, который не исчезает с прекращением земного бытия человека. Только одно предназначение выдерживает проверку смертью. Заключается оно в событии с Богом. Лишь рядом с Ним человек является тем, кем и должен быть.

Без Бога мы — как нули без единицы. Старец Паисий Святогорец очень любил этот образ, говорил, что когда мы сами что-то делаем, то рисуем бесчисленное множество нулей, и только Бог может пририсовать единицу. Жизнь человеческая может быть наполнена самыми разными свершениями, деяниями, но она обнуляется, когда человек умирает, так и не встретив Бога, так Его и не познав, так к Нему и не присоединившись. Это бывает очень страшно, потому что без Бога человек — существо потерявшееся, заблудившееся, мечущееся и ни в чем покоя не обретающее.

— Как же быть с предназначением каждого конкретного человека? Мы же все разные, хоть и сотворены по образу и подобию Божию. Получается, что и бытие с Богом у каждого — свое?

— Если мы вспомним, каким образом Господь призывает к Себе апостола Петра, то поймем: Он использовал то, что Петр был рыбаком (см.: Лк. 5, 1–11). Апостола Павла Бог обратил благодаря горячности его сердца, проявившейся после встречи по дороге в Дамаск, когда ослепление телесное сменилось прозрением сердечным (см.: Деян. 9, 1–22). Каждого из нас Бог ведет к Себе каким-то особым путем, основание которого — в нашем сердце, в нашей душе.

Когда мы говорим о предназначении конкретного человека, важно не путать это с вопросом о том, какое место мы должны занимать, какую роль должны сыграть, какое значение должны иметь. Думая о подобном, человек рискует ошибиться, потому что в таких размышлениях проявляется некоторая величавость, гордыня, ощущение избранности. Тут надо ставить вопрос иначе: чего хочет Господь от меня сейчас, в это самое мгновение, а не когда-то потом. Предназначение свое, замысел Бога о себе выполняет тот человек, который всегда и во всем ищет волю Божию, готов ее принимать. И более того, принимать с радостью — как некий ответ Господа на свое внутреннее вопрошание. Тогда в жизни все выстраивается не по нашему собственному разумению, порой ошибочному, а по премудрости и любви Божией. Так реализуется наше предназначение.

С чем можно сравнить это? Вот ребенок учится ходить. Взрослый человек сверху чадо придерживает, чтобы дитя не упало, чтобы вовремя придать ему направление — куда лучше всего идти, а куда совсем не надо. Вокруг-то — и кастрюля с кипящей водой, и утюг горячий, и розетка неисправная. Если ребенок послушно следует за направляющей родительской рукой, то он благополучно достигает своей цели. Если же рвется из стороны в сторону, пытается самостоятельно побежать, то может и на утюг наскочить, и кастрюлю на себя опрокинуть, и в розетку палец засунуть… Почти то же самое происходит с нами, когда мы вместо того, чтобы искать волю Божию, пытаемся реализовать свое предназначение так, как мы сами его себе представляем. Причем это бывает не только с людьми неверующими — и с верующими тоже! Мы вообще склонны за Божии замыслы принимать свои собственные представления о том, как угодить Господу.

Преподобный Варсонофий Великий говорил своим ученикам, что волю Божию надо познавать в том числе и из обстоятельств нашей жизни. Приведу простой религиозно-бытовой пример. Готовится человек к Причастию — ему и правило нужно прочитать, и к исповеди подготовиться, а времени маловато, ничего не успевает… И тут на него как из рога изобилия начинают сыпаться ситуации и люди, которые требуют времени, внимания, участия. Многие благочестивые христиане воспринимают все это как помеху, нечто такое, что мешает подготовиться к Причастию, — и злятся, досадуют, а порой и отбрасывают попечения о других, стремясь, вроде бы, Божие поставить на первое место. Но совершенно не задумываются о том, что в образе людей, которым нужна была помощь, им являлся Сам Господь. Это явление и было их подготовкой к Причастию… По большому счету, самое главное — почувствовать, что тебя ведут, и не мешать этому. Мы же много времени тратим на то, что вставляем Богу палки в колеса.

Порой наше локальное предназначение с легкостью реализуется — человек становится профессионалом в каком-то деле, хорошим отцом, мужем, сыном. Но это не уходит в перспективу вечности. Мы говорили о том, что есть предназначение, общее для всех нас, а есть — конкретное, но в итоге оба они должны соединиться. Просто у каждого — свой путь к этому. Сможет ли человек пойти прямым путем, зависит от его послушания Богу.

— А как определить, прямой путь у тебя или как-то искривляется?

— Человек должен развивать в себе некую сердечную чуткость. В чем она должна заключаться? Допустим, я чего-то хочу и к этому стремлюсь. Но этого «чего-то» я не хочу во что бы то ни стало, потому и не стремлюсь к этому во что бы то ни стало. Это не значит, что я не желаю этого сильно (для человека естественны сильные желания; если таковых нет, это часто говорит о том, что душа наша в каком-то сонном состоянии пребывает), — нет. Тут иное. Я, может быть, чего-то очень хочу, но на сердце у меня готовность поступить таким образом: если Господь захочет у меня отобрать то, чего так хочется, не давать мне этого, то я с этим примирюсь. Не буду роптать, унывать и малодушествовать. Может быть, буду даже радоваться, потому что верю, что в неисполнении моего желания заключается забота Божия обо мне. Почему Бог рассудил так — не ведаю, да это и не важно.

Когда у человека есть подобный настрой, то Господь ему очень многие вещи может открыть. Может открыть то, чего сопротивляющийся Богу никогда не поймет и не увидит. Ведь то, что мы получаем благодаря своему послушанию воле Божией, настолько превосходит то, чего мы могли бы самостоятельно в жизни добиться, что это совершенно несопоставимые вещи. Когда человек узнает тайны Промысла Божия о себе лично, то появляется удивительное ощущение встречи с Богом. Это самые главные мгновения в нашей жизни, это то, ради чего мы живем. Это и есть начало того, что продолжится потом в вечности. Преподобный Симеон Новый Богослов говорил: все, что не началось на земле, не может продолжиться и на Небе. Если общение с Богом началось, у него есть все основания длиться и после нашей земной жизни. Но если нет желания и готовности Божие принимать, а от своего отказываться, то человек становится похож на животное с круглыми рогами, которое упирается в ворота, толкает их, но открыть никак не может — потому что не подозревает, что открываются они в другую сторону.

Помню, один мой товарищ, довольно крупного роста, пытался открыть дверь в храме — чтобы выйти после службы. Дверь — огромная, тяжелая. Долго не мог он ее открыть, все бился, бился возле нее. Но внезапно подошла бабушка — дунь, она и упадет, — берется за ручку, тянет на себя, туда, куда и было нужно на самом деле. И… дверь открыта. То же самое и в жизни — часто мы не те усилия прилагаем, которые на самом деле необходимы. Способность же слушать то, как Господь хочет, чтобы мы это сделали, открывает многие двери.

Каждому священнику известны люди, которые болеют от неисполнения своих заветных желаний. Одному страшно необходимо материальное благополучие — ему кажется, что, если бы у него были деньги, все в жизни было бы иначе. Другому хочется занять определенную должность и на этом месте начать приносить пользу людям и себе. И ничего не получается — человек страдает… Самое распространенное неутолимое желание — выйти замуж или жениться, а человека подходящего нет, жизнь, дескать, проходит зря. Обреченность какая-то чувствуется в подобных жалобах. В чем же дело? Неужели Господь не может послать мужа или жену, не может дать работу или материальное благополучие? Может. А почему же не делает этого? Причина — в страстности желания. Оно само по себе перекрывает возможность исполнения. Причем это не только духовным образом можно объяснить. Мужчина, который очень хочет жениться, или женщина, которая очень хочет замуж, подчас находятся в таком душевном состоянии, которое отпугивает потенциального спутника жизни. То же с деньгами — кто гонится за ними, их никогда не догонит: ведь вместо того, чтобы сосредоточиться на ровном, правильно организованном течении жизни, человек совершает непосильные для себя и потому безрезультатные рывки. Духовная же причина подобной неудачливости заключается в том, что всепоглощающее желание чего-либо человека от Господа удаляет. Человек хочет чего-то себе во что бы то ни стало — в том числе и помимо воли Божией. Конечно, есть люди, которые добиваются желаемого, не думая ни о чьей воле, но это не тот способ, который приемлем для верующего человека. Достижение цели без мысли о Боге тоже находится в пространстве Промысла Божия, но действует тут все скорее не благодаря Господу, а вопреки Ему.

— Люди, уткнувшиеся в какое-то препятствие на пути к цели, очень любят говорить, что это — искушение. Вот не открывается у тебя дверь, а думаешь, что это искушение, нужно просто еще сил прибавить…

— Искушение — то, что должно привести к большей искусности в церковной жизни и в делах житейских. А если биться в закрытую дверь, которая не поддается, то можно или дверь сломать, или конечности повредить. И насмешить всех: и людей, и тех, кто искушает — в первую очередь, их даже больше.

Когда у человека на пути встает препятствие, он должен сделать шаг назад и подумать — что происходит, в чем причина. Может, он рвется в запертую дверь, а за ней — пропасть? Может, ждет его то, что совершенно и не нужно. Надо отступить и сказать: вот, Господи, я не понимаю, почему Ты меня останавливаешь, но на Твою волю полагаюсь. И может, после этого дверь откроется. Может — и нет, но тогда нужно просто выйти через запасной выход.

Препятствие — не основание для того, чтобы отказаться от движения вперед. Это основание для того, чтобы задуматься.

— Многие люди сегодня очень любят говорить о судьбе, фатуме, роке: дескать, что бы ты ни делал — все равно все будет так, как на роду написано… Что на это отвечать?

— Если воспринимать нашу жизнь как блуждание щепки в бескрайнем океане, где ее куда-то гонят волны и куда принесут — непонятно, то это, конечно, и фатум, и рок, и некая обреченность. Но для верующего человека жизнь — не бесцельное блуждание в бурных водах. Для верующего человека жизнь — это жизнь с Богом, поэтому никакой обреченности, никакого фатума быть не может. В идеале человек должен прийти к тому, чтобы не задаваться вопросом: «Что со мной будет?». Он просто должен учиться жить с Богом каждое мгновение, каждый час своей жизни. И стараться делать то, что Творцу угодно, доверяя Ему все остальное.

Микеланджело. Сотворение Адама, ок. 1511 года, фреска Микеланджело. Сотворение Адама, ок. 1511 года, фреска
Апостол Павел говорил: Ибо для меня жизнь — Христос, и смерть — приобретение (Флп. 1, 21). Это очень высокая мера, но Господь человека к этой мере приводит Сам, когда посылает те испытания, те искушения, которые постепенно научают не держаться ни за что, кроме Него. Слышу иногда: «Я стремлюсь к тому-то или сему-то, но меня все время словно бьют по рукам — и руки мне словно отбили, ничего не хочется». Но нужно понять, что ни к чему руки простирать не надо — надо просто жить. То, что тебе необходимо, Господь тебе Сам даст. И в первую очередь Он даст тебе Самого Себя.

— Получается, что для того, чтобы начать путь к жизни с Богом и к узнаванию своего предназначения, нужно… подумать?

— Нет. И да. Нет, потому что человек — существо разумное, ему присуща постоянная рефлексия, обдумывание своих поступков и чувств. Да, потому что на поверку получается, что многие из нас живут бездумно. Проходит жизнь, случаются в ней события, наполняется она переживаниями, но — не осмыслением того, что с нами происходит. В таком случае рано или поздно последует падение или столкновение с препятствием. Только тогда человек останавливается и думает: почему так получилось? А потому, что ты не смотрел, куда идешь, не думал об этом.

— Люди подчас живут так, словно их жизнь пока — черновик, словно завтра можно будет начать чистую тетрадь. И от этого возникает ощущение, что жизнь — словно чужая. Это касается бытовых вещей — выбора профессии, спутника жизни… Что с этим делать?

— Ребенок, пока зависит от родителей, направляем ими: он растет, учится ходить, говорить, идет в школу. У него есть определенная колея, которая прочерчивается теми событиями, которые должны быть у каждого подрастающего человека, живущего с мамой и папой. Но представьте — ребенок убежал из дома, стал беспризорником, растет среди чужих людей или с волками, как Маугли. Вот тогда он и живет не своей жизнью.

Конечно, если человек находится вне Бога, у него будет ощущение потерянности и чужой жизни. Может такое происходить и с верующими людьми, которые не понимают, что такое вера. Она нерасторжимо связана с доверием Богу. Мы не можем требовать, чтобы Господь каждую секунду давал нам знать, что Он рядом, мы не можем утешаться этим непрестанно. Это дерзостно, да и недостойны мы такой благодати. И как могут проявиться наша верность и наша любовь, если нам все время — хорошо? Те периоды, когда мы не чувствуем явного Божиего присутствия, когда нам тяжело, — это время, когда мы можем утверждаться в верности Богу.

Когда человек доверяет Творцу, то даже в состоянии тоски понимает, что находится в Его руках. Человек каждый день горюет оттого, что у него что-то не получилось, в чем-то он снова согрешил, но при этом говорит: «Я верю и знаю, что нахожусь в руках Божиих, что Он меня любит. Этого достаточно. Сейчас начнется новый день — я снова буду стараться прожить его так, как Создателю угодно и насколько хватит моих сил. Все остальное — неважно, потому что я доверяю Богу. Он за меня сможет сделать все, что нужно, — если только я сделаю то, что зависит от меня».

Ощущение потерянности происходит оттого, что человек хочет чего-то другого, не того, чего хочет от него Бог. Чего-то хочет — сам. Слово «сам» входит в глагол «самореализоваться». Нужно помнить, что именно «само» и мешает человеку «реализоваться».

— У каждого человека есть шанс узнать свое предназначение?

— Для каждого человека это естественно. Противоестественно — не узнать. Но абсурд заключается в том, что большинство людей о своем предназначении не задумываются. Они не хотят ничего о нем знать, на самом деле. После грехопадения человек опустился до уровня животной жизни. Но в нем есть стремление к тому, чтобы вернуться в первоначальное состояние. Однако не каждый дает себе труд развить это стремление. Многие его подавляют и удовлетворяются жизнью плотской, телесной.

Довольно часто мне как священнику приходится выслушивать жалобы людей на то, что в жизни ничего не получается, все в ней не так. Когда задаешь вопросы, то начинаешь понимать, что жалующийся человек не умеет любить и отдавать. И не умеет по одной простой причине: чтобы научиться, нужно идти на какие-то жертвы, на трату самого себя. А себя очень жалко — и человек заползает в раковинку, высовывается ненадолго и прячется обратно…

У каждого из нас должна быть решимость жить полной жизнью — той, какая есть, ничего не боясь, ни от чего не скрываясь. Господь не будет помогать человеку до тех пор, пока человек сам себе не начнет помогать. В том числе не начнет учиться любить и отдавать. Любить не только потенциального мужа или будущую жену, не только близких родственников, а — всех. Любить эту жизнь, Богом сотворенную. И Бога любить. И если стремление к этой любви есть, вопрос о предназначении отпадет сам собой.

Журнал «Православие и современность» № 30 (46)

Наталья Волкова

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • В четверг — лучшие тематические подборки, истории читателей портала, новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Без вечности человек пропадает в повседневности Без вечности человек пропадает в повседневности
Митр. Лимасольский Афанасий
Без вечности человек пропадает в повседневности Без вечности человек пропадает в повседневности
Беседа в неделю о Страшном Суде
Митрополит Лимассольский Афанасий
Любящий Бога в чистоте своей уже реально видит другого не в его страстях, а каким создал его Бог.
Наша цель – встреча с Богом Наша цель – встреча с Богом
Архим. Тихон (Шевкунов)
Наша цель – встреча с Богом Наша цель – встреча с Богом
Слово на Сретение Господне
Архимандрит Тихон (Шевкунов)
Душа того, кто пытается чутко жить в нашем мире, искать смыслы бытия, не может не ответить на вопрос – зачем живет человек? – ответом: «Для встречи с Богом». Встреча с Богом – это и есть высшая, главная цель каждой человеческой души. (MP3 файл. Продолжительность 16:18 мин. Размер 11.8 Mb)
В чем смысл жизни? В чем смысл жизни?
Иеромонах Иов (Гумеров)
Здравствуйте! Меня в последнее время мучает вопрос "В чём смысл жизни?", "Для чего человек живёт? "Мои мысли не дают мне жить. Я постоянно думаю. Я словно клубок противоречий. Ответьте, пожалуйста, на мои вопросы. Заранее большое спасибо.
Комментарии
Мария 2 апреля 2015, 14:00
Доверие Богу превыше всего.А будем доверять-и уныние отступит,и всё будет так как и должно быть.
Рита15 декабря 2014, 18:00
Я очень много интересуюсь в последнее время,что нас ждет после смерти,где душа и вообще как там встречаются любящие души?!Но вот иногда я тоже спрашиваю Бога почему он забрал к себе моего Любимого,почему его,а не меня?!И как дальше жить без него?Я до сих пор в себя прийти не могу,как так?!
Ольга21 ноября 2014, 22:00
Ключевое слово:доверие Богу!!!!Вот чего нам всем не хватает,мне кажется этим и Ева соблазнилась, поверив сатане, а не словам и делам Бога!
Серега?14 ноября 2014, 15:00
"Я, может быть, чего-то очень хочу, но на сердце у меня готовность поступить таким образом: если Господь захочет у меня отобрать то, чего так хочется, не давать мне этого, то я с этим примирюсь" Примириться прийдется, знаю по себе -- пробовал сопротивляться. Грешен -- такой и есть. Да, но только после такого уже ничего не хочу и ни к чему не стремлюсь, а чтобы еще что-то делать -- хотеть надо. Так уж человек устроен. Теперь не хочу. Другие от меня хотят... Что получают в ответ: догадались? Может быть так и должно получиться с точки зрения заботы обо мне, а может что-то иное должно было бы быть, да я не взял. Только вот не пойму следующего: о каком спасении меня дальше может идти разговор, если я теперь просто умираю (исчезаю) -- кого спасать-то? Мои мечты, желания плохи ли, хороши ли -- на помойку. Ладно -- туда. За ними уходят чувства, переживания, эмоции -- не нужны станут. Мысли... Весь я окажусь просто уничтожен причем очень скоро. Это смерть души. Теперь разговор о спасении КАКОЙ ДУШИ будет идти дальше? Подсаженной в освободившееся тело? Впрочем и это мне уже не важно -- меня при этом не будет.
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке