Кружева

    

Как тонко Господь плетет кружева нашего спасения. Непостижимо… Но ведь и очевидно настолько, что нужно быть просто слепым, чтобы это не замечать и не видеть.

Я утром иду на молебен. Закоулками городских окраин мне нужно добраться сначала до Западной автостанции, а дальше ехать на автобусе в посёлок, где стоит храм. И вот бреду я утром этими самыми закоулками на обычный свой вторничный молебен. Иду и слышу, что кто-то ещё идет за мной «в четыре ноги». Меня останавливает женский оклик:

– Батюшка!

Оглядываюсь. Женщина лет за пятьдесят со спутником.

– Вы ведь батюшка, верно? В Почтовом служите…

– Да, да… Всё верно…

– Как хорошо, что я вас встретила. Мне это… нужно маму отпеть…

– А где? Где она умерла?

– В Почтовом… Сегодня похороны…

Я не стал расспрашивать, почему не позвонили раньше, не договорились заранее… Вопросы в общем, резонные, но хмурым ноябрьским утром, скажем так – контрпродуктивные…

– Мама крещеная была? – спрашиваю.

– Да, да, крещеная.

– Как звали её?

– Мария.

– А отчего она умерла?

– Да старенькая уже была… Девяносто пять лет… Сердечко слабенькое. Я её два раза, что называется, с того света «вытягивала», а в этот раз не получилось…

– Ну, что поделаешь… Всё-таки девяносто пять лет – это тоже неплохо. Дай Бог каждому дожить.

– Ну да.

– Царствие Небесное мамочке.

– Царство Небесное.

– Ну, что я вам скажу… На какое время похороны назначены?

– На два часа.

– Давайте сделаем так. Я сейчас еду на молебен. В одиннадцать мы окончим, и вы к одиннадцати будьте в храме… Да, у вас машина есть?

– Честно говоря, нет…

Я призадумался. Обычно у людей есть какой-нибудь транспорт, и я прошу меня забрать из храма, а потом привезти обратно. Это обычная практика. Но сегодня… И тут я вспомнил, что как раз сегодня наш прихожанин должен к одиннадцати часам привезти продукты, которые мы закупили для раненных ополченцев, проходящих реабилитацию в одном из местных санаториев. Я позвонил Василию – так зовут этого доброго человека – и попросил, чтобы он отвез нас на отпевание, а потом меня – обратно в храм. Он согласился. Я сказал об этом женщине, она обрадовалась, тем более что у неё было множество других неотложных хлопот, связанных с погребением. Мы условились встретиться в одиннадцать часов в храме.

Такие моменты кажутся мне очевидным проявлением особого Промысла, попечительства о том человеке, ради которого всё таким удивительным образом «сходится»

Я шёл к автостанции и думал: вот сколько бывает таких случаев, удивительных и замечательных, но вместе с тем и закономерных для христианина. Случаев, когда Господь очевидным образом являет Свою волю. Я должен был сегодня отпеть эту женщину и вот, далеко от посёлка, на окраине города, в каких-то переулках путаных, ранним утром я случайно встречаюсь с родственниками покойной, и мы обо всём договариваемся. У кого повернется язык называть такое случайностью? Может быть я и не прав, но такие моменты кажутся мне очевидным проявлением какого-то особого Промысла, попечительства о том человеке, ради которого всё таким удивительным образом «сходится». И мне всегда хочется понять причину, ту… сокровенную. Не праздного любопытства ради, а для того, чтобы сердцем прикоснуться ещё раз к Божественной доброте, к Богу, который действительно любит нас больше, чем мы сами себя любим, и заботится о нас больше, чем мы сами о себе заботимся.

Вспомнился мне и другой такой случай.

В тот день мне нужно было отпевать человека в одном из соседних сёл. За мной, как обычно, приехали, я съездил на отпевание и попросил, чтобы меня довезли обратно до храма, где я быстро разоблачусь, а потом – до Новопавловки, откуда уехать в Симферополь автобусом проще. Вернулись в храм. Машина меня ждет, что называется «под парами», я разоблачаюсь в пономарке и вижу, что в телефоне у меня два непринятых звонка с одного, незнакомого номера. Обычно я в таких случаях «отзваниваюсь» потом, в более спокойной обстановке, но тут почему-то позвонил сразу. Вот почему, скажите? Какой-то момент, секунда, почти неосознанное решение… Словом, я перезвонил. Оказалось, у незнакомого мне раба Божиего Владимира в Почтовской больнице лежит тяжело болящая старушка-тетя и состояние её критическое. Из разговора я понял, что исповедовать и причастить её уже невозможно, но узнав, что она раньше, когда была здорова, ходила в Бахчисарайский монастырь, исповедовалась и причащалась, я решил её особоровать.

Машину я отпустил. Минут через десять подошел к храму звонивший мне человек со своей супругой, и мы вместе пошли в больницу. С первого взгляда было ясно, что Людмила – так звали старушку – и в самом деле уже находится при смерти. Но, зная, что и в таком состоянии люди слышат то, о чем им говорят, я наклонился к Людмиле и сказал, что хочу её особоровать, попросил молиться про себя, пусть даже самыми простыми словами: «Господи, помилуй!» Она уже не открывала глаза и не могла разговаривать, но вдруг оживилась немного и даже потянула в мою сторону руку, словно давая понять, что рада приходу священника и слышит меня. Я её особоровал, благословил, попрощался с родственниками и поехал домой.

Если бы я не выбрался в Почтовое, если бы не ответил на звонок, то Людмила умерла бы без молитвенного напутствия, без благословения... Как же всё тонко у Господа, как Он заботится обо всех нас!

И вот уже в автобусе мне снова позвонил Владимир и сообщил, что Людмила тихо скончалась через три минуты после моего ухода. Я помолился о её упокоении про себя, ехал и всё думал о том, что произошло... о непостижимой любви Бога к человеку. Ведь если бы я не выбрался сегодня в Почтовое, если бы не ответил на тот звонок, то Людмила умерла бы без молитвенного напутствия, без благословения... Как же всё тонко у Господа, как тихо и неприметно, с непостижимой любовью Он заботится обо всех нас!

Кружева… Что тут ещё скажешь…

Вот так было и в этот раз. Мне показалось очевидным, что Господь являет какой-то особенный Промысл об этой древней старушке, которую я, увы, не знал, но которую мне обязательно нужно отпеть.

Я отслужил благополучно молебен в храме. Вася приехал, мы разгрузили машину. К этому моменту подошла дочка этой покойной бабушки с какой-то ещё молодой родственницей.

Мы поехали. Обычный сельский двор. Бедненький, заросший буйной зеленью. Во дворе, прислоненные к стене, стоят наизготовку крышка гроба, большой крест с датами, венки…

    

Мы зашли в дом, в комнату. Покойная лежала в гробу, людей было совсем мало, человек пять или шесть… И вот я ещё что отметил… Запах… Нет, не тот, о каком, вы, возможно подумали, а тот особенный запах, который я люблю, но который описать словами почти невозможно. Это запах старого деревенского дома, где люди долгие годы жили благочестиво и просто. Да, да, не удивляйтесь, есть такой особенный запах. Его ни с чем не спутаешь, от него сразу рождается радость в душе, и улыбка умиления просится на лицо, пусть даже событие, из-за которого ты здесь оказался, скорбное.

Я служил, и где-то в вышине всё время витал этот самый вопрос: в чём «секрет», что же такого было в жизни этой простой бабушки?

Мы зажгли свечи и начали чин отпевания. Я служил, и параллельно с молитвами и песнопениями, где-то в вышине всё время витал этот самый вопрос: в чём «секрет», что же такого особенного было в жизни этой простой и совершенно невыдающейся по житейским меркам бабушки, которая прожила на свете трудные свои девяносто пять годков… Да ещё в какое время прожила… Год рождения на кресте был обозначен – 1921. Гражданская война, потом что там у нас… разруха, голод, коллективизация, репрессии, война, опять разруха и голод… Несколько лет более-менее спокойной жизни, потом пресловутая «перестройка» и опять разруха, хаос и голод… Вот уж воистину, хлебнуло это поколение горя сполна!

Молодым я всегда говорю: вы не смотрите, что старики те иногда и в храм не ходили, и какие-то внешние правила церковной жизни не всегда соблюдали… Это иное поколение, иное время. И судить их Господь, может быть, будет менее строго, чем нас. Спросит только: хранил ли ты веру, образ Божий в себе? Остался ли человеком, несмотря на испытания нечеловеческие… Кажется мне, не спросит много Господь с этих людей.

Вот наше поколение – это другое дело. Мы ведь имеем возможность не только веровать «в душе» и «быть человеком», что само собой разумеется. Но мы ещё имеем все возможности для того, чтобы вести полноценный образ жизни христианский. Соблюдать, исполнять всё то, что для наших дедов и прадедов зачастую было попросту невозможно. Ходить в храм, читать православные книги, регулярно исповедоваться и причащаться, открыто исповедовать свою веру. То, что мы имеем сейчас, те возможности – это же просто чудо! Храмы открыты, священники есть, службы совершаются беспрепятственно, книг православных – сколько угодно… Пиршество, просто пиршество: бери – не хочу. Но вот это самое «не хочу» – и есть самое горькое сейчас, то, за что с нас спросится, несомненно. Равнодушие наше…

Но я вернусь к нашей бабушке. Отпел я ее, как подобает, поговорил с родными о необходимости жить по-христиански и стал собираться. И всё меня подмывало хоть словечко спросить о жизни покойной. И спросил, разоблачаясь, когда в комнате осталась уже одна заплаканная женщина, не та, что меня пригласила, а другая.

– Это, говорю, ваша мама?

– Да, – отвечает.

– А она верующая была? Вообще, к вере как относилась?

Женщина как-то неопределенно пожала плечами. Стало понятно, что в доме как-то не принято было на эту тему говорить и расспрашивать.

– Ну, иконы у мамы в комнате были, молилась она? – продолжал я допытываться, не заметив в комнате икон.

– Да, да, конечно, иконы были, и молилась она… Вот, за спиной у вас, вы просто не заметили, наверное.

Я обернулся и действительно увидел образ Спасителя.

Тут, видимо слушавшая наш разговор из соседней комнаты, вошла та самая женщина, что встретилась мне утром.

– У нас мама очень хорошая была, мирная… И папа тоже… Непьющий и добрый, не гулял никогда и маму любил… Вообще, они очень любили друг друга… А такое, знаете, редко бывает… Прожили душа в душу пятьдесят пять лет… Пока папа не умер…

Мы помолчали. И так мне стало тепло и просто, светло на душе оттого, что вот – прожили люди долго и счастливо вместе… И веру хранили, как я понимаю, пусть даже «под спудом», но не напрасно… И счастье их – это не счастье беззаботности и изобилия… Ведь всякое было: и трудности, и горе, и боль… Но через всё это они сумели пронести простоту и ласку, верность и доброту. И мне подумалось, что, может быть, это и есть одна из причин, почему Господь меня сегодня сюда привёл. Чтобы я отпел-таки эту простую и ничем не примечательную старушку, а детям её ещё раз напомнил о необходимости жить по-Божьему.

Дивны дела Твои, Господи! Как прекрасны Твои кружева!..

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Три рассказа о Промысле Божием Три рассказа о Промысле Божием
Ольга Лаптева
Три рассказа о Промысле Божием Три рассказа о Промысле Божием
Ольга Лаптева
Эти истории были рассказаны мне в разное время и совершенно разными людьми. Но их объединяет нечто общее — свидетельство того, что Господь печется о каждом из нас и стучится в сердце каждого человека, ожидая ответа.
Безбожный Серафим Безбожный Серафим
Валентина Киденко
Безбожный Серафим Безбожный Серафим
История для 2-го тома «Несвятых святых»
Валентина Киденко
Бога, который наградил Серафимыча талантом рисовальщика, вкусом и виртуозностью, он ненавидел как самый правоверный атеист — вопреки собственному «ангельскому» прозвищу.
Что необходимо сделать, чтобы приблизиться к Богу? Что необходимо сделать, чтобы приблизиться к Богу?
Старец Лука Филофейский
Первые христиане руководствовались принципом «Прейдет мир сей и приидет благодать». После того как они обретали веру во Христа, они кардинально изменяли свою жизнь. Продолжали жить среди мира, но уже не были рабами мирского. Их существование приобретало новое (небесное) измерение.
Комментарии
Елена22 августа 2015, 19:22
И в своей жизни столько "кружев" было... Надо только их увидеть. Слава Богу за все!
Наталья21 августа 2015, 10:34
Зацепили слова,что не ради любопытства,а чтобы прикоснуться к Божественной Доброте.. И еще ,"не счастье беззаботности и изобилия".СпасиБог,дорогой Батюшка!И ,подумалось,как мы ,"церковные",далеки от этих простых бабушек..Как небо от земли..
Ирина Думбрава26 ноября 2014, 15:47
Царство Небесное таким старушкам, низкий поклон всем служителям Бога..
Людмила24 ноября 2014, 13:16
Дай Господи, чтобы каждому человеку "случайно" встречались такие Батюшки как Вы, дорогой отец Димитрий! Это общение с Вами, такое тёплое, светлое, наполняющее сердце добрым чувством, тихой радостью. Храни Вас,Бог!
Олег Максимчук21 ноября 2014, 12:57
При чтении Ваших воспоминаний и маленьких рассказов появляется какое-то одухотворённое состояние....И слёзы на глазах!
Олег Максимчук21 ноября 2014, 12:53
Батюшка,спаибо большое за Ваши коротенькие рассказы и воспоминания! Это как бальзам на Душу!
Александр21 ноября 2014, 10:10
Храни Вас Господь, отец Димитрий.
Светлана21 ноября 2014, 00:05
Спасибо. У вас хорошие рассказы, светлые. Пусть будут ещё.
Людмила20 ноября 2014, 20:34
Большое спасибо за рассказ. Читала, и плакала, и радовалась...
Елена20 ноября 2014, 18:35
Спасибо, отче... Читаю и плачу.
Алла20 ноября 2014, 16:55
Очень трогательно. Спасибо, отче, что поделились с нами.
Галина20 ноября 2014, 14:23
Замечательное кружево! :-)))
Елена20 ноября 2014, 13:52
Отец Дмитрий, спасибо большое за рассказ. Действительно, дивны дела Твои, Господи! Не оставь и меня в последний час. Первый раз с таким вопросом "почему Господь спасает именно этого человека?" Столкнулась, читая рассказ священника Александра Дьяченко (кажется, он назывался "Мужики"). Тогда, как и сейчас, удивлялась как близок промысел Господень к нам
Мария (г. Ростов-на-Дону)20 ноября 2014, 11:21
Спаси Господи, батюшка, за чудесный рассказ! Воистину: дивны дела Твои, Господи!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×