Власть Каа и ответственность вопрошающего

Игумен Нектарий (Морозов) продолжает размышлять об истинном и ложном духовном руководстве. Как распознать в священнике проявления лжестарчества? Что делать, если близкие попали под влияние такого «духовного наставника»? Можно ли себя заранее обезопасить от этого?

Осторожно: духовное руководство

Духовное руководство — одна из самых сложных задач священника. Поэтому и он сам, и приходящий к нему за советом человек всегда должны помнить о мерах предосторожности. Причем даже трудно сказать, для кого они важней.

Каждый из нас, священников, должен очень хорошо понимать свою собственную духовную меру и отдавать себе отчет в своем личном христианском и общечеловеческом несовершенстве. Тогда мы осознаем, насколько нужно быть аккуратными во всех своих действиях по отношению к тем людям, которые ждут от нас слова о Боге и наставления в следовании за Ним. Ведь священнослужитель даст перед Господом ответ не только за себя, но и за тех, кого Сам ему вверил, и порой даже более строгий ответ. Положить в протянутую руку вместо хлеба камень или дать вместо рыбы змею — это очень страшно!

Что же касается человека, который пользуется советами того или иного священника, ему нужно, наверное, смотреть прежде всего на то, насколько священник самому себе доверяет. Если в какой-то трудной жизненной ситуации или в каком-то сложном духовном вопросе он говорит: «Смотри, вот что об этом сказал в Евангелии Господь, святые отцы. Давай мы с тобой вместе разберемся, как тебе в этой ситуации поступать». Или же предлагает поступать так-то и так-то, но не потому, что это его пастырское мнение, а потому, что весь закон духовной жизни говорит об этом. Священник не открывает обратившемуся к нему верующему каких-то тайн, а просто разворачивает его лицом к закону Божиему. Самому человеку не хочется смотреть в глаза собственной совести, всматриваться в свое сердце, а священник помогает ему это сделать. Но выполнить что-то за кого-то пастырь не может.

Если он пытается вас вести за собой: «Делай так, как я сказал», «Слушай меня», «Я сказал — и всё», «Почему ты меня не слушаешь?», то это и является главным основанием для того, чтобы насторожиться. Ведь мы приходим в Церковь, чтобы научиться исполнять волю Божию. И хотя дар разумения воли Божией дается прежде всего человеку, но очень страшно бывает, когда тот, кто должен нас к Богу вести, встает между нами и Ним, пытается собой Господа подменить.

А такой соблазн присутствует практически постоянно. Необязательно пастырь сознательно хочет произвести такую подмену, но духовная власть опасна, как и любая другая, которая убеждает человека, что он не такой, как все. Власть дается пастырю для созидания, а не для того, чтобы он мог чем-то пользоваться или испытывать чувство удовлетворения. Это — некая страшная ответственность перед Богом и перед людьми. Как только ты почувствовал свою исключительность, надо все оставлять и разбираться с собой до тех пор, пока не придешь в чувство, что ты не только не как все, а хуже всех, потому что никакого особенного плода в своей жизни еще не принес от той благодати, которую тебе Господь дал.

Митрополит Антоний Сурожский неоднократно рассказывал о некоем иеромонахе, который, вставая перед престолом в первые дни после своего рукоположения, чувствовал панический страх: как я могу совершать Литургию? Однажды он, охваченный этим страхом, вдруг ощутил, как между ним и престолом Кто-то встал и мягко, но очень настойчиво его отодвинул. В это мгновение иеромонах совершенно ясно осознал, что Литургию совершает Сам Христос, а он в этот момент всего лишь Его служитель. И мучивший страх оставил его. То есть священник — только инструмент, посредством которого действует Господь, причем инструмент несовершенный и не вполне подходящий. Эта мысль смиряет и помогает Богу действовать через нашу немощь. А иначе благодать Божия порой не может через нас пробиться, чтобы помочь другому человеку.

«Подойдите ближе»

Бывают случаи, когда священники настаивают, чтобы тот или иной человек принял по его наущению какое-то жизненно важное решение: жениться, разводиться, усыновлять ребенка или отдать его обратно в детский дом, делать операцию, в которой, как потом оказывается, не было нужды, менять работу и так далее. И самое страшное — люди слушают такие советы. Почему? С одной стороны, человеку сегодня послушание и смирение даются крайне трудно, потому что каждый из нас превыше всего ставит свою собственную волю и желает во что бы то ни стало добиваться своего, сметая на пути любое препятствие. С другой стороны, человек готов свою волю полностью кому-то передать и больше ни о чем не беспокоиться — то есть сложить с себя ответственность за собственное бытие. Это очень соблазнительно, потому что кажется, что всё решается за тебя.

То же самое происходит во всех тоталитарных сектах, когда более слабая воля ищет подчинения сильной. Говорят, что когда человек со слабой психикой смотрит на водопад, ему хочется броситься вниз, что-то его в пучину увлекает. Знакомый с детства сюжет Киплинга: мудрый Каа и бандерлоги, как завороженные идущие к змее в пасть. «Подойдите ближе» — и люди с подавленной волей идут и отдают себя в подчинение человеку, не заботящемуся об исполнении воли Божией, а желающему, чтобы его слушались. Разводись — разводятся, продай дом — продают, отдай деньги мне — отдают. И самое чудное, что те же люди при этом отвергают слова обычного, нормального священника в храме, который дает совет, согласный с Евангелием, и ничего не предлагает от себя.

В Ярославской области есть некая обитель или скит, где живет «старец», который все время говорит, что настали последние времена, что нужно всё бросать, включая собственную нечестиво-неверующую семью, и приезжать в этот скит спасаться. К нему очень многие ездят, в том числе и прихожане саратовских храмов. Никаких разумных доводов эти люди не слушают — тому, кто уже попал под влияние личности лжестарца, очень трудно очнуться.

Профессор Федор Викторович Кондратьев, который долгие годы проработал в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского, рассказывал мне о своеобразной классификации попавших в тоталитарную секту. Первая категория — люди, у которых практически отсутствует критическое мышление и которые моментально подчиняются, становясь частью управляемой массы. Вторая категория — люди, способные анализировать: увидев противоречия внутри секты, они уходят из нее. Третий тип — это те, кто все трезво оценивает, но в секте остается, потому что понимает, какие здесь сокрыты возможности. Такие люди превращаются в руководителей среднего и высшего звена секты. Так вот, человек, умеющий критически мыслить и ответственно живущий, попав в такую общину во главе со лжестарцем, начинает видеть несообразность всего происходящего. Этот духовный лидер говорит о наступлении последних времен, когда нужно отложить прочее попечение и думать о спасении души, но при этом он, например, раздражительный, гневливый, корыстный. Но тот, кто полностью подавляется, уже не видит лжи.

Таких людей, «пограничников», которых легко зомбировать, видно невооруженным глазом. И человек, желающий власти над ними, обязательно их выделит из толпы и подчинит себе.

Можно ли в себе самом распознать склонность к такому безволию? Надо посмотреть на то, как строятся твои взаимоотношения с духовником. Он должен научить тебя правильно действовать, дать некий ориентир и образ христианской жизни. И даже когда духовник уедет, заболеет, в конце концов умрет, ты продолжаешь этому образу следовать, потому что принял его сердцем, и приносишь самостоятельный плод христианской жизни. Но если ты ждешь, что духовник тебя проинструктирует, как поступать в данный конкретный момент, а сам постараешься сбросить с себя всякую ответственность, то ты уже в зоне риска. То есть он учит, а ты учишься и за все готов отвечать, не делегируя это никому.

Лжестарчество сегодня

Может сложиться впечатление, что сегодня лжестарцев особенно много. Однако люди, прельщенные в большей или в меньшей степени, были всегда, начиная с первых веков христианства. Кто-то из них искренне заблуждался, кто-то действовал чисто утилитарно, понимая, какие выгоды можно из этого извлечь.

Специфика лжестарчества нашего времени заключается в том, что в какой-то момент в Церковь вошла и продолжает входить огромная масса далеких от христианской традиции людей. И вообще далеких от нормальной человеческой жизни и даже здравого смысла. Большинство из приходящих сегодня в Церковь изломаны судьбой, несут в себе какую-то сильную скорбь, и они в таком состоянии готовы за чистую монету принимать всё либо, наоборот, ничему не доверять. Такого человека легко уловить. И, с одной стороны, спрос рождает предложение, а с другой — предложение увеличивает спрос. И эти вещи обоюд­но возрастают.

Еще есть сегодня и добросовестно заблуждающиеся священники. Если человек решает служить у престола в результате определенного и достаточно длительного процесса духовного взросления, если у него самого был и есть духовник, на которого можно ориентироваться, тогда он твердо стоит на ногах. Если же он только вчера закончил семинарию, неважно — после школы или в более зрелом возрасте, а потом пришел в храм, начал служить и тут же стал руководить, то вполне возможно, что с ним произойдет нечто не вполне правильное. Надо всегда думать о себе как можно скромнее…

Фото из открытых интернет-источников
Газета «Православная вера» № 24 (524)

Инна Стромилова

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • В четверг — лучшие тематические подборки, истории читателей портала, новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
«Я смотрел на него как на святого» «Я смотрел на него как на святого»
Архим. Иустин (Пырву)
«Я смотрел на него как на святого» «Я смотрел на него как на святого»
Памяти архимандрита Иоанникия (Бэлана)
Архимандрит Иустин (Пырву)
У отца Иоанникия (Бэлана) была душа, с детства избранная и призванная Богом. Он с девятилетнего возраста полюбил монашескую жизнь, и его, мальчишку, часто можно было встретить то в Сихастрии, то в Нямце, то в Секу…
Архимандрит Кирилл (Семенов): Главные качества духовника — это любовь, жертвенность, сочувствие и внимание сердца Архимандрит Кирилл (Семенов): Главные качества духовника — это любовь, жертвенность, сочувствие и внимание сердца
Алексей Реутский
Мирянину важно не только найти духовного отца, но и сохранить с ним взаимное доверие и любовь. Как этого достичь, избегая бестактности по отношению к духовнику? Как не переступить границу между свободой и послушанием? И, с другой стороны, как молодому священнику увидеть в истинном свете духовническое служение и научиться отличать важное от второстепенного, слышать и понимать другого человека?
«Достойный священник — друг Божий» «Достойный священник — друг Божий»
Иером. Иов (Гумеров) о пастырском служении
«Достойный священник — друг Божий» «Достойный священник — друг Божий»
Беседа с иеромонахом Иовом (Гумеровым) о пастырском служении
Антон Поспелов
Священник — соработник Богу, и когда человек принимает священство, он делает прямой вызов демоническим силам. При этом он может явно об этом и не задумываться. Человеку приходится преодолевать и внешние препятствия, и внутренние. То враг искушает и соблазняет сойти с этой стези, то обнаруживаются человеческие немощи, а иногда нужно иметь мужество, чтобы поступить по совести перед лицом трудностей и опасностей. И еще прибавлю: священник должен быть абсолютно свободен от корыстолюбия.
Комментарии
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке