«Трижды бывает дивен человек»

Шесть историй о таинстве смерти

Отец Серафим (Роуз) на смертном одре Отец Серафим (Роуз) на смертном одре
    

Степанида

Моя сибирская прабабушка Степанида умела лечить людей травами и, говорят, была прозорливой. Во всяком случае, рассказывали такое: везут к ней больного откуда-то издалека. До дома Степаниды еще ехать и ехать, а она уже слезно молит Богородицу: «Божья Матерь, смилуйся! Такого тяжелого больного везут, его же семь седмиц надо выхаживать, а меня опять из дома выгонят».

Степаниду, действительно, выселяли из избы в баню, когда к ней привозили больных. Кому нужен лазарет в доме? Вот и молила она Богородицу избавить ее от этой участи: пусть, мол, больного везут к докторам, а она на лекарку не училась. Денег за лечение она никогда не брала, к докторам относилась с величайшим почтением и, считая себя невеждой, уповала не на свои целебные отвары и мази, но на помощь Пресвятой Богородицы. Молитвенницей была Степанида.

Рассказывали, что секретаря райкома комсомола она вылечила от бесплодия, а прокурора – от шизофрении. Комсомольский вожак после рождения сына на радостях подарил бабуле домашние тапочки. А прокурор явил величайшую милость: пообещал, что не посадит Степаниду как «религиозную контру», но иконы из дома велел убрать и больных не принимать.

Иконы убрали, а Степанида куда-то исчезла. Говорят, она жила тогда в таежной охотничьей избушке, а охотница она была знатная. Но и тут нелады: получит Степанида деньги за пушнину и давай ученые книги покупать. «Зачем? – возмущались родные. – Книга тебе есть даст? Пить даст?» Возможно, через Степаниду мне передалась та неуемная тяга к книгам, когда я влюбилась в своего будущего мужа потому, что он был книгочеем и библиотека в его доме была богатая.

Степаниду часто обличали: «Ишь, раскомандовалась! Где это видано – столько картошки выбрасывать?» А дело было так…

Степаниду часто обличали: «Ишь, раскомандовалась! Где это видано – столько картошки выбрасывать?» А дело было так. У бабушки Марии, папиной мамы, на одном участке картошка уродилась здоровая, а на другом – пораженная картофельным раком. Эту раковую картошку Степанида велела выбросить.

«Рехнулась бабка!» – говорили родные. Словом, ели больную картошку и нахваливали: вкусно. А через несколько лет бабушка Мария умерла от рака. Возможно, это случайное совпадение, но однажды на лекции доктор сказал, что беременным не рекомендуется есть картошку, пораженную картофельным раком. Значит, такая картошка не вполне полезна.

Совсем не помню лица Степаниды, но помню ее руки. Вот она потрошит курицу и извлекает из куриного желудка ярко-желтую морщинистую шкурку. Такие шкурки обычно выбрасывают, а она их сушит и толчет в порошок. Зачем? Ответ на этот вопрос пришел десятилетия спустя. У мамы начались проблемы с желудком, и врач-гастроэнтеролог сказал: «Самые дорогие и лучшие лекарства готовят на основе энзимов, а шкурка куриного или бараньего желудка – всем энзимам энзим. Высушите шкурку, измельчите в порошок и давайте по неполной чайной ложечке маме». Маму такой порошок вылечил, и она вдруг рассказала, что к Степаниде перед смертью приезжали врачи из города и переписывали рецепты ее отваров и мазей. Особенно хвалили ее мазь от радикулита на основе змеиного яда. И тут я вспомнила раздвоенный на конце посох Степаниды. Я панически боюсь змей, а Степанида прижмет этим раздвоенным посохом змею к земле и сцеживает в склянку змеиный яд.

– Лечила она от радикулита так, – рассказывала мама. – Напарит в бане и массирует спину, все косточки переберет. Потом намажет мазью со змеиным ядом и укутает в тепло до утра. А утром обязательно давала противоядие – отвар из свежей рыбы или ромашковый чай.

Сейчас в аптеках продают мази от радикулита на основе змеиного яда.

И всё же, честно говоря, Степанида была не в чести у родных. Тетрадками с ее рецептами и выписками из Библии растапливали печь, и она была как инородное тело среди утратившей веру родни.

Умерла Степанида в 106 лет. Никогда и ничем не болела, работала до последнего часа и умерла во сне с улыбкой на устах. Вот уж воистину блаженная кончина. Не зря в народе говорят: «Трижды бывает дивен человек: когда родится, венчается и умирает». А тут смерть – диво дивное.

– Неужели никогда не болела? – спрашиваю родню.

– А когда ей было болеть? В 27 лет осталась вдовой с оравой ребятишек и с больными родителями на руках. А старики и дети так часто болели, что тогда Степанида и выучилась лечить.

Однажды я рассказала батюшке о блаженной кончине Степаниды, а он велел записывать истории о смерти разных людей. Вот и записываю.

«Почему вы не отпускаете ее?»

Рассказывает монахиня Ангелина из Марфо-Мариинской обители:

– Я была уже монахиней в тайном постриге, но по-прежнему работала медсестрой в неврологическом отделении 57-й больницы. Однажды ночью в мое дежурство к нам привезли умирающую онкологическую больную. Вместо груди – яма, переполненная зловонным гноем. Нога уже почернела от гангрены, и из нее капал на пол обильный и смрадный гной. Палата сразу же наполнилась зловонием, а к утру во всем отделении стоял такой невыносимый смрад, что врачи стали ругать меня: «Ты зачем приняла ее в наше отделение? Там болезней – букет, в любое отделение клади». – «А что поделаешь, – говорю, – если место было только в нашем отделении?»

    

Тело уже разлагалось заживо, и лицо женщины, лежавшей без сознания, было искажено от невыносимых мучений

Конечно, мы принимали меры и, чтобы отбить запах, поставили возле постели тазики с раствором марганцовки и лотки с поваренной солью. Но ничто не помогало. Тело уже разлагалось заживо, и лицо женщины, лежавшей без сознания, было искажено от невыносимых мучений. А муж бегает вокруг нее и кричит на всё отделение: «Почему врачи не помогают? Врач обязан помочь!»

Это были уже пожилые супруги, а муж так любил жену, что умолял ее: «Не умирай! Я не могу без тебя».

«Почему вы не отпускаете ее? – говорю мужу. – Разве вы не видите, как она мучается и хочет уйти к Богу? Там ей будет лучше».

«Как это лучше?» – не понял муж.

Человек он был нецерковный. И всё-таки мне удалось найти какие-то слова, и мы договорились так: вечером, когда врачи уйдут из отделения, мы помолимся у постели его жены. Он своими словами, а я по молитвослову.

И вот наступил вечер. Я возлила освященный елей на раны больной, а муж стоял с горящей свечой у постели жены и говорил тихонько, что если его любимая хочет уйти к Богу, то пусть идет в этот лучший мир. Я начала читать Канон на исход души. Но едва я прочла песнь первую, как женщина вздохнула с облегчением и ушла от нас в этот лучший мир.

«Как – это всё? – удивился муж. – И всё так просто?»

«Теперь вы сами видите, – говорю мужу, – как нас любит Господь, если услышал наши молитвы».

Самое поразительное было то, что сразу же исчезло зловоние, и муж почувствовал это. Я тоже почувствовала, но, не доверяя себе, велела санитарам из морга закутать в полиэтилен гноящуюся ногу, иначе закапаем гноем полы в коридоре, а люди уже и так настрадались от вони.

Везли мы каталку с усопшей до морга довольно долго – сначала в служебном лифте, потом по длинным подземным переходам. Но ни малейшего намека на дурной запах не было. Было лишь чувство благоговения перед тем таинством, когда наши молитвы слышит Господь.

Воссиял!

Скульптора Вячеслава Михайловича Клыкова родные перевезли из больницы домой, когда стало ясно, что он умирает

– Скульптора Вячеслава Михайловича Клыкова родные перевезли из больницы домой, когда стало ясно, что он умирает и медицина бессильна помочь, – рассказывает медсестра монахиня Ангелина. – Ухаживала за ним на дому моя знакомая медсестра Лена. Мы часто созванивались, и однажды я попросила ее поцеловать за меня руки великого скульптора, изваявшего для нашей Марфо-Марьинской обители дивный памятник преподобномученице Елисавете Феодоровне.

Вячеслав Клыков Вячеслав Клыков
Историю его болезни я узнала позже. Вячеславу Михайловичу благополучно удалили раковую опухоль, и он, увлекшись работой, больше не показывался врачам. Последний год его жизни называли «болдинской осенью», и как же вдохновенно, вспоминают, он работал! Он торопился жить, успеть, завершить, а теперь умирал в мучительных страданиях. От обезболивающих средств Вячеслав Михайлович отказался, понимая, что они затуманивают сознание. А для исповеди требуется сосредоточенность, и он трижды исповедовался перед смертью. Между тем страдания нарастали. И однажды архимандрит Тихон (Шевкунов), духовник и друг семьи Клыковых, сказал медсестре, что надо давать больному хотя бы успокоительное, чтобы как-то облегчить страдания.

Словом, на праздник Вознесения Господня, 1 июня 2006 года, Лена позвонила мне и попросила привезти из больницы необходимые лекарства. Еду я с лекарствами к Клыкову и читаю в метро акафист Божией Матери «Скоропослушнице». Помню, вошла в комнату к Вячеславу Михайловичу, и первое, что бросилось в глаза, – это большая икона «Скоропослушницы», обретенная Клыковым, как рассказали мне позже, сразу после воцерковления. Вячеслав Михайлович был совсем плох.

«Давно его причащали?» – спрашиваю.

«Давно».

Я сразу послала Лену за священником в Марфо-Марьинскую обитель, благо что она находится рядом. И вскоре со Святыми Дарами из обители пришел наш духовник священник Виктор Богданов. Вячеслав Михайлович лежал с закрытыми глазами и был, казалось, без сознания. Как причащать такого человека?

«Вячеслав Михайлович, – говорю, – здесь Тело и Кровь Господа нашего Иисуса Христа. Вы хотите принять Тело и Кровь Христову?»

«Хочу», – твердо ответил он.

После Причастия спрашиваю:

«Вячеслав Михайлович, вы укрепились?»

«Укрепился», – отвечает.

Позже больного пособоровал священник Димитрий Рощин. И была долгая тревожная ночь – звонили друзья, звонил архимандрит Тихон (Шевкунов), благословив читать Канон на исход души. Мы прочитали его.

Перед кончиной он открыл глаза и посмотрел вдаль с таким просветленно-счастливым лицом!..

Лена ушла отдыхать, а я выпроводила в спальню жену Клыкова Елену Сергеевну: пусть поспит хоть часок, а то измучилась уже. Всю ночь я молилась у постели Клыкова и часто осеняла его Иерусалимским Крестом, с которым трижды прошли путь Христа на Голгофу. Вдруг почувствовала: Вячеслав Михайлович уходит – а опыт такого рода у меня есть. Перед кончиной он открыл глаза и посмотрел вдаль с таким просветленно-счастливым лицом, что у меня здесь есть одно только слово – воссиял. Я бросилась в спальню:

«Елена Сергеевна, Вячеслав Михайлович уходит! Бегите скорей и поцелуйте его».

Жена успела поцеловать мужа и проститься с ним. А он лежал такой просветленно-счастливый, что все соглашались со мной:

«Воссиял!»

Это была кончина праведника.

Предчувствие

Один хитрован купил за бесценок полусгоревший дом возле Оптиной пустыни, обшил обугленные бревна сайдингом и выставил на продажу в интернете, назначив такую немыслимую цену, что за эти деньги можно купить особняк во Флориде. Тем не менее покупатель нашелся. Созвонился он с продавцом и приехал в Оптину пустынь с большими деньгами, чтобы сразу же заключить сделку. Внешне дом выглядел нарядно. Но когда приезжий стал обследовать его, простукивая стены, то обнаружил, что за нарядным сайдингом скрываются пустоты с выгоревшими до угольков бревнами.

– Да я лучше в монастырь деньги отдам, чем платить за обман! – возмутился приезжий.

Оптина Пустынь Оптина Пустынь
    

Он, действительно, пожертвовал тогда в монастырь привезенные с собою деньги. Помолился в Оптиной пустыни, причастился, а на обратном пути разбился в ДТП.

Позже в Оптину пустынь приезжала его вдова и рассказывала:

«Он позвонил из монастыря и говорит: “Меня теперь будут поминать вечно”. Видно, было у него какое-то предчувствие…»

– Муж позвонил мне из монастыря и говорит: «Знаешь, посмотрел я на этот горелый дом и вдруг понял: как же тленно всё на земле, а настоящее лишь в Царствии Небесном. За деньги не переживай – всю нашу семью в монастыре записали на вечное поминовение. И меня теперь, представляешь, будут поминать вечно». Видно, было у него какое-то предчувствие, если душа потянулась к вечности.

Вот еще две истории о предчувствии или о тех поступках, когда душа хочет оставить добрый след на земле.

***

Мой сосед дядя Коля – живая иллюстрация к тезису: курение убивает. Выкуривал он две-три пачки в день, потом ноги почернели, и началась гангрена. Сколько операций он перенес, точно не знаю, но в итоге ноги ампутировали сначала по колено, а потом и по самый пах. Гангрена между тем поднималась выше, а дядя Коля по-прежнему курил, сидя перед домом на самодельной тележке с колесиками.

– Тебе же хирург категорически запретил курить! – кричала ему жена.

Причем кричала непременно издали, зная привычку своего благоверного швырять в нее различные предметы и распекать при этом:

– Заботишься, да? А кто детей против меня настраивает? И зачем я, дурень, на тебе женился? Ведь ни дня не любил, ни минуточки!

– Думаешь, я тебя любила? – победоносно восклицала жена. – Это родители уговорили: Коля – труженик, золотые руки. А Коля – тьфу, последняя дрянь!

В таких пререканиях они и прожили вместе долгую жизнь, не помышляя о разводе. Это в городе муж чаще имя прилагательное и для мужских работ по дому приглашают сантехника, электрика и прочих мастеров. А деревенское хозяйство без мужика не поднять, тем более что Николай был, действительно, мастер золотые руки: плотник, каменщик, плиточник. И когда родились дети, Николай срубил замечательную новую баню и пристроил к дому дополнительные комнаты с нарядной и светлой верандой.

Крепкий был хозяин. А жена была хозяюшкой, каких поискать. Готовит – пальчики оближешь, в доме ни пылинки, а огород – загляденье. Особенно удавались ей помидоры, очень вкусные и такие обильные, что с двух-трех кустов ведро наберешь. Словом, это была семья – трудовой коллектив, а проще – союзники в битве за достаток. Дети тоже выросли людьми хозяйственными и хорошо зарабатывали, переехав в город. Правда, о родителях они вспоминали только тогда, когда требовались деньги на покупку мебели или новой машины.

– Вот умру, – предрекал Николай, – они дом продадут. И ни одна собака за меня в церкви свечку не поставит.

Почему он так говорил, непонятно: дядя Коля и его жена в церковь не ходили. Николай объяснял это так: «Откуда я знаю, есть загробная жизнь или нет? А если там пустота, то зачем всё?» Зато жена уверяла, что она верующая, просто некогда ей в церковь ходить: огород надо полоть, корову доить, а еще подскочило давление.

Смерть приближалась, и Николай говорил: «Скорей бы отмучиться, опостылело всё!» Земная жизнь уже не манила его. А вот работать он любил и, не умея жить в праздности, томился без дела. Прохожу однажды мимо, а он буквально вцепился в меня:

– Александровна, дай поработать! У тебя есть хоть какая работа?

Как не быть? В минувшую зиму мы не вылезали из простуд, потому что из-под пола нещадно дуло. И тогда из монастыря нам привезли гипсокартон для теплоизоляции полов. Как настилают гипсокартон, никто из нас не знал. А тут приехал в гости инок Андрей и, обладая не столько умением, сколько решимостью, настелил гипсокартон в большой комнате. Честно говоря, вышло не очень, но мы радовались: не дует. Наш гость уехал, а надо было утеплить полы и в других комнатах.

«Я доделаю работу, я!» – затрепетал Николай. Но разве можно позволять работать умирающему безногому инвалиду?

– Я доделаю работу, я! – затрепетал Николай. – Не имеешь права отказывать!

От стыда хотелось провалиться сквозь землю: да разве можно позволять работать умирающему безногому инвалиду? Но Николай упрямо мчался за мной на своей самодельной тележке.

Ах, как он работал, как красиво работал! Гвозди вбивал с одного удара, а ту работу, над которой мы с решительным иноком пыхтели бы неделю, он закончил в считанные часы.

Николай даже обиделся, когда я предложила ему деньги:

– Думаешь, я ради денег к тебе пришел? Ты лучше ответь: это правда, что есть загробная жизнь?

– Правда.

– Вот ты в церковь ходишь, свечки ставишь, – смущенно забормотал он и оборвал сам себя. – Прощай, соседка. Не поминай лихом, и прошу тебя: долго живи.

Николай умер в ту же ночь. Отпели его дома, и поминки были богатые. Позже дом, действительно, продали, но ни жена, ни дети в церковь так и не зашли.

И вдруг вспомнилось, как Николай, стесняясь, говорил про свечки в церкви. Вдруг и за него кто-то поставит свечу? За благодетелей, учит Церковь, надо молиться. И я поминаю на панихидах труженика Николая, затеплив в память о нем свечу.

***

    

Вторая история про дрова. Опростоволосилась я с дровами. Умные люди покупают дрова с весны, чтобы просохли за лето. А у меня то денег не было, то были в продаже лишь осиновые дрова, а от них мало тепла. Короче, только в середине сентября рычащий самосвал вывалил перед домом семь кубометров отличных березовых дров, распиленных на метровки. Но метровое полено в печку не засунешь, а сентябрь выдался холодный. По утрам трава была в инее, шли проливные дожди, и мы мерзли в сыром нетопленном доме.

Раньше проблем с дровами не было: в деревню часто приходили шабашники с бензопилой и спрашивали по домам, кому пилить дрова. Теперь племя шабашников почему-то вымерло, и пилить дрова стало некому.

Наши соседи уже топили и сочувствовали нам. Вдруг прибегает соседка Ирина и говорит:

– У Володи Бокова шабашник дрова пилит. Беги скорей и зови к себе.

Прибегаю, а шабашник уже укладывает свою бензопилу в багажник джипа. Умоляю, обещаю заплатить втридорога и даже кашляю для наглядности, поскольку простужена уже всерьез.

– Простите, но я не по этой части. Рад бы помочь, да времени нет, – ответил приезжий, но почему-то спросил: – Вам действительно некому помочь?

– Совсем некому.

Утром просыпаюсь от звука бензопилы. Туман такой, что в двух шагах ничего не видно. Иду на звук бензопилы, а там…

На следующее утро просыпаюсь от звука бензопилы. Туман такой, что в двух шагах ничего не видно. Иду на звук бензопилы, а там вчерашний шабашник Степан и подсобный рабочий пилят мои дрова. Бензопила у Степана – заморская игрушечка и режет березу, как масло нож. Так быстро распиливает, что даже не верится, и рабочий едва успевает подкладывать на козлы очередную метровку.

– Не удержался, купил бензопилу в Швеции за тысячу долларов, – улыбнулся Степан. – Мы там их технологии изучали.

Оказалось, что Степан – предприниматель с маслозавода, входящего в объединение «Козельское молоко». А продукция этой фирмы такова, что москвичи, приезжающие в Оптину помолиться, буквально сметают ее с прилавков. Моя московская подруга Марина затоваривается всегда под завязку и говорит так:

– Вы здесь живете и своего счастья не знаете. У вас есть настоящее сливочное масло и живое натуральное молоко. А у нас молоко – это порошок с консервантами, разведенный водой. И сливочное масло лишь по названию сливочное, а по сути маргарин с добавлением очень дешевых и вредных технических жиров. Бизнес, прибыль, а дети аллергики! Вот и везу себе и соседям, сколько в силах увезти.

К сожалению, и у нас в городе козельское масло и молоко можно купить лишь до полудня, а ближе к вечеру – шаром покати. Нет, молочной продукции в магазинах полно, но после козельского молока другого не хочется.

– Знали бы вы, каким трудом всё давалось! – рассказывал Степан. – И дело ведь не только в новейших технологиях. Что корова ест, то в молоке и есть. А у нас заливные луга, трава богатая, сочная. Думаете, получится такое молоко, если давать корове комбикорм с химикатами? На Западе, чтобы выжить, приходится химичить. А у нас честное молоко.

Работа была уже закончена, когда перед началом Литургии в монастыре ударили в колокола.

– Хорошо у вас в Оптиной, уезжать не хочется, – сказал Степан и вдруг спросил: – А вы каждый день ходите в храм?

– О, если бы! Не всегда получается.

– А я, к сожалению, редко хожу. Хочу ходить чаще, а не получается. Дел такой наворот, что не помнишь себя.

От денег Степан наотрез отказался, попросив, если можно, заплатить рабочему. Но и тот не взял деньги, сказал добродушно: «Мы ведь бесплатно, чтобы людям помочь».

В густом тумане колокольня была неразличима, и колокола звонили, казалось, уже не на земле, а откуда-то с неба – из вечности. Мы стояли, заслушавшись.

На другой день в машину Степана врезался КАМАЗ. За его гробом, рассказывали, шли сотни людей, а на поминках говорили, что такие люди, как Степан, – это совесть России. Работал он много, трудно и честно. Жил скромнее своих рабочих, но щедро благотворил церквям и помогал многодетным семьям.

Мне же навсегда запомнилось то туманное утро, когда накануне смерти крайне занятой человек приехал пилить дрова незнакомым людям, потому что нам некому было помочь. Такое бывает, и я не раз наблюдала: душа что-то чувствует перед смертью и хочет утешить живых. Упокой, Господи, раба Твоего Степана и сотвори ему вечную память!

Нина Павлова

13 марта 2015 г.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • В четверг — лучшие тематические подборки, истории читателей портала, новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Memento mori Memento mori
Свящ. Сергий Бегиян
Memento mori Memento mori
Священник Сергий Бегиян
Если вся жизнь человека – фарс и фальшивка, то в такой же фарс превратятся и его похороны.
«Желание имею разрешитися» «Желание имею разрешитися»
Митр. Николай Месогейский
«Желание имею разрешитися» «Желание имею разрешитися»
Об успении неизвестного миру святого
Митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай
Эти благодатные изменения состояний были редчайшим опытом в нашей духовной жизни. Он уже живет в вечности и только лишь временами прикасается к реальности. Но владеет языками двух миров безупречно. В последние моменты своей жизни.
Игумен Нектарий (Морозов): Кто не помнит о смерти, тот забывает жить Игумен Нектарий (Морозов): Кто не помнит о смерти, тот забывает жить
«Господи, пошли мне память смертную», — повторяем мы за Иоанном Златоустом в вечерней молитве. И что же — есть она в нас, эта самая смертная память? И что она такое и почему она нам так нужна? Для того, чтобы мы боялись ответа за свою жизнь и старались поменьше грешить? Да, но не только для этого. О памяти смертной как обязательном условии духовной жизни христианина мы беседуем с главным редактором журнала «Православие и современность» игуменом Нектарием (Морозовым).
Комментарии
Виктор18 апреля 2016, 17:00
Всё по русски просто и душевно. Спаси Господи!
Ольга 9 декабря 2015, 14:00
Спасибо огромное за рассказы и статьи .Спаси вас Господи!
Сергей Дяченко 4 ноября 2015, 21:00
Замечательные рассказы ,светлая и вечная память Нине Павловой ,очень легко читаются и воспринимаются .
Светлана 3 июля 2015, 18:00
Какое счастье, что так возрождается духовность русских людей и есть такие люди как ВЫ. Спасибо Вам огромное.
Лидия Канищева 3 июня 2015, 17:00
Спасибо!Стоит прожить жизнь так ,чтобы оставить след в сердцах в умах близких и не очень близких нам людей.Господь видит все и всех,мысли дела поступки отразятся в вечности ,ничего не исчезает бесследно .
Ольга28 апреля 2015, 13:00
Слава Богу, что есть такие люди, которые могут помочь и даже денег не возьмут. Слава Богу, что Он мне дал такого человека.
Александр, 65 лет.16 апреля 2015, 11:00
Прочитал и плакать захотелось- так слезы и стоят озером в глазах....
Алена21 марта 2015, 21:00
Большое спасибо! На душе так радостно,еще раз убедилась, что Бог, Он - есть!!!!! Повезло тем людям, как Степан, или Степанида, иметь такой дар- ЛЮБОВЬ, любовь к ближнему, и любовь ко Творцу,и делать все бескорыстно. Мне бы так(
Ирина18 марта 2015, 17:00
Нина, дорогая! Спасибо Вам большое за рассказы про мою любимую Оптину! как всегда на душе тихая радость!
Анна Нестерова16 марта 2015, 17:00
Ваши простые истории трогают душу, они искренние, ненадуманные. Думается, я тоже знала подобных людей. И если бы вышла ваша книга, я бы купила.
Наталья15 марта 2015, 15:00
Дорогая Нина, спасибо за светлые истории. Надеюсь, что Вы издадите сборник рассказов, который будет потрясением для души. Так же, как и книга "Пасха красная".
Ольга15 марта 2015, 12:00
Господь посылает смерть человеку в самый лучший момент его духовной жизни. Спасибо за замечательные рассказы!
Димитрий15 марта 2015, 00:00
Еще вспоминается про "посылание серпа" в момент самой зрелой спелости... Наш шеф был очень добрый человек в том, что никогда не скупился на помощь и на благодарность. Но спиртное понемногу затягивало и как-то его черствило. Он боролся, но змий был сильнее и превращал его потихоньку в противоположность его прежней добродетели. Несколько раз пытался лечиться, но твердости не проявлял.. И он сделал последний рывок, поехал заграницу в лучшую клинику и прошел полный и серьезный курс лечения и сделал ощутимый, для окружающих его, разворот, а через несколько дней умер. Царство ему Небесное!
Татьяна14 марта 2015, 21:00
Для Марии. Почему тоской веет? Умерли не потому, что доброе дело сделали, а сделали доброе дело потому, что почувствовали близкую кончину и достойно завершили свой здешний путь
Валентина14 марта 2015, 20:00
Спасибо всем,кто поддерживает в душах людей огонёк Веры в Господа!
Ирина14 марта 2015, 20:00
Спасибо, дорогая Нина, и за эти рассказы, и за "Пасху Красную", которая перевернула мою жизнь. Больше года я ее всем покупала в подарок как самую важную книгу на тот момент. Дай Бог Вам здоровья и новых книг, помогающих укреплению нашей веры.
Татиана14 марта 2015, 17:00
Я хочу рассказать о хорошем человеке уже умершем. Жил всю жизнь в работе, был награжден орденом Трудового красного знамени, был коммунистом, хотя крещен,но в церковь не ходил, а когда моя матушка возвращалась со службы из храма говорил: Чего ты туда ходишь, поклоны бьешь и всегда насмехался! Работал до последнего, но у болезни свои сроки, рак. Сын предложил ему за месяц до смерти позвать священника. Он надел крест и исповедался, и причастился. Но самое удивительное, что похоронили его с тремя крестами и он просил их с него не снимать. Второй крест ему дал священник, а третий невестка подарила не задолго до смерти из Иерусалима. Успел!
Мария14 марта 2015, 11:00
После Вашего рассказа я обратилась к интернету для поиска пути в Козельск и Оптину Пустынь. Спасибо. Господи Святый , да упокой души твоих подопечных и просвети (просвяти !) души живых пока. Низкий поклон автору.
Мария14 марта 2015, 07:00
Какой-то невыносимой тоской веет от всех этих рассказов. Сделал добро - умер. Отдал деньги в монастырь - умер. Жил-трудился-кормил семью - прожил нелюбимым, умер. Любимая и единственная жена разложилась заживо, истекла гноем и смрадом - умерла. Одна Степанида 106 лет прожила, из них 80 лет вдовой, не любимой и непонятой близкими. Такое ощущение, что жизнь это ад. И вообще не имеет никакого смысла. Зачем люди продолжают рожать детей?
Татьяна Соболь14 марта 2015, 06:00
спаси господи.я плачу и душа плачет.
Яна Иванилова14 марта 2015, 02:00
Спасибо! Необычайно важные истории!!!
Юрий14 марта 2015, 01:00
Очень понравились заметки,вывод-надо спешить делать добро,ибо какую минуту заберет Господь,ему ведомо.И вот перед этим важным событием,важно-какое у тебя состояние души.
ольга13 марта 2015, 23:00
Мне очень понравились все рассказы , такие душевные от них веет человеческой простотой, смирением и упованием на волю Божию. Царствие усопшим рабам Божиим и Вечный покой!
Марина13 марта 2015, 22:00
спасибо вам за рассказы Упокой Господи умерших рабов твоих.
Ирина13 марта 2015, 22:00
Большое спасибо за такие чудесные рассказы. Оказывается все просто если жить по совести, верить в Бога и полагаться на волю его. Все мы в этой жизни гости. Но стоя у последней черты мы вспоминаем о Боге и хотим его участия в нашей судьбе.
Елена13 марта 2015, 21:00
Спасибо большое за рассказы. Очень интересно.
Ирина13 марта 2015, 21:00
Спасибо Вам за труд! Ваши рассказы всегда заставляют душу трепетать, думать, искать ответы, напоминают, что она, душа "обязана трудиться и день и ночь." Спасибо! Помощи Божией Вам!
Лиза13 марта 2015, 21:00
Очень хорошие рассказы о смерти, такие и надо писать! Все правда и не тяжело на душе после прочтения. Мне умирать очень страшно. Хотя и каюсь, но понимаю, что как- то не до конца да и жизнь не особо меняется на христианскую. А как бы хотелось так, птицей ввысь...
иеромонах Алексий (Елисеев)13 марта 2015, 20:00
Только человек который ценит жизнь в "Боге" иначе относится и к смерти, он воспринимает смерть как встречу с Богом. Было радостно прочитав этот рассказ встретиться на краткий миг с Богом. От всего сердца Благодарю автора за открытость души и за Радость общения!
13 марта 2015, 19:00
Упокой Господи всех тружеников твоих
ЛЮДМИЛА13 марта 2015, 19:00
СПАСИ, ГОСПОДИ, ВАС НИНА ЗА КНИГУ /МИХАЙЛОВ ДЕНЬ/ И ЗА ВСЕ,ЧТО ВЫ НАПИСАЛИ. РАДУЙТЕ НАС И ДАЛЬШЕ СВОИМИ ПРОИЗВЕДЕНИЯМИ. ЧИТАЯ ИХ, НАМ ХОЧЕТСЯ БЫТЬ ЛУЧШЕ, ЧЕМ МЫ ЕСТЬ НА САМОМ ДЕЛЕ. ХРАНИ ВАС БОГ. А ПЕРВАЯ КНИГА, КОТОРУЮ Я КУПИЛА , А ЭТО БЫЛО УЖЕ ТАК ДАВНО /КРАСНАЯ ПАСХА/.,ПРОИЗВЕЛА НА МЕНЯ ТАКОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ, ЧТО МНЕ ОЧЕНЬ ЗАХОТЕЛОСЬ ПОБЫВАТЬ В ОПТИНОЙ. ГОСПОДЬ СПОДОБИЛ. БЫЛА 2 РАЗА. И ЕСЛИ КТО ЕДЕТ ИЗ ПОДРУГ, ПРОШУ ПОКЛОНИТЬСЯ УБИЕННЫМ БРАТИКАМ.
Валентина13 марта 2015, 19:00
Спасибо за все. Читаю с любовью и слезами. "Пасху красную" перечитываю. Каждый раз нахожу что-то очень важное. Низко кланяюсь Вам. Да хранит Вас Господь!
Елена13 марта 2015, 19:00
Упокой, Господи, праведников Твоих во Царствии Твоем и их молитвами и трудами помилуй нас, грешных.
Ирина Алчущая-И-Жаждующая-Праведности13 марта 2015, 18:00
НУЖНО ЖИТЬ ТАК, ЧТО БЫ ПРАВИЛЬНО УМЕРЕТЬ !!!! Спаси Господи за труды, очень трогательные рассказы!
Ирина13 марта 2015, 18:00
Большое спасобо Вам.Храни Вас Господь.
Куприкова Маргарита13 марта 2015, 17:00
Нина,спасибо огромное за ваши туды!Храни Вас Господь.
Алексий Клещев13 марта 2015, 17:00
Все по настоящему ! Из ЖИЗНИ. Умирать надо учится.
Любовь Украина13 марта 2015, 17:00
Спаси Господи Вас, Нина, прекрасный рассказ, пишите и радуйте нас словом Божиим. Храни Вас Господь.
Максим13 марта 2015, 16:00
Спаси Вас Господи!Как же хочется спастись...
Лариса13 марта 2015, 16:00
Моя мама умерла от онкологии в 60 лет.За год до смерти была прооперирована и ездила в онкоцентр на химиотерапию.Но болезнь прогрессировала.Где-то в середине августа мы снова поехали в больницу.Врач вызвал меня и сказал,что метастазы уже везде и в лёгких, и желудке.Жизни давал от 2 до 6 месяцев.Не знаю почему,но что-то заставило сказать маме о том сколько ей осталось жить.Она не расстроилась,а наоборот как-то сразу собралась,заставила меня через военкомат вызвать сына,которого в тот год забрали на целину работать шофером.Была очень слабая ,но ходила и что-то старалась по дому делать.Брат прилетел первого сентября.Мама очень обрадовалась.А в ее глазах уже отражалось небо.Умерла она в ночь с 4 на 5 сентября(по церковным часам это уже было отдание праздника Успения Пресвятой Богородицы),нарушив тем самым все сроки жизни какие ей давал профессор в онкологическом центре.
Лидия13 марта 2015, 14:00
А у нас в деревни жил дядя Миша,всю жизнь охотился ,продовал шкурки норок и выдр.А в старости заболел раком горла и не мог говорить,и только моей бабушке писал на листочке:"Вот Аленька, я животных душил и Господь мне послал такую болезнь!"А в момент смерти с кем-то разговаривал,и все показывал куда-то,так и умер.Царвство ему Небесное!
tamara13 марта 2015, 14:00
Spasibo!!!
Залетова Татьяна13 марта 2015, 13:00
Дорогая Нина Павловна! Спаси Вас, Господи, за Ваши труды! Помню Вас еще с пьесы "Вагончик". Была в Оптиной, но не удалось выразить Вам благодарность за ту духовную радость, какой напояется душа после чтения Ваших дивных рассказов. Дай Вам Господь долгих лет жизни, сил подолжать труды во Славу Божию. Раба Божия Татьяна
Алексей13 марта 2015, 13:00
Низкий поклон Вам и долгих лет жизни.Спасибо!
Р. Б. Сергий13 марта 2015, 12:00
Спаси Господи Вас, уважаемая Нина Александровна, за Ваш труд - эти прекрасные рассказы! Читаешь, и слезы наворачиваются, и улыбка; и упование на Бога укрепляется. "Пасху красную" перечитываю каждый год, дивясь тому, как Вы передали подвиг Новомучеников. Спаси Вас Бог!
Оля13 марта 2015, 12:00
Упокой, Господи, души усопших раб твоих!
Татьяна13 марта 2015, 12:00
СПАСИБО ВАМ БОЛЬШОЕ! ОЧЕНЬ ХОРОШИЕ РАССКАЗЫ,Я НАПЛАКАЛАСЬ,ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ЛЮДЯМ КОТОРЫЕ ОТОШЛИ В МИР ИНОЙ! ЦАРСТВИЕ ИМ НЕБЕСНОЕ!!! МЫ ВСЕ КУДА-ТО СПЕШИМ,ВСЁ НЕКОГДА НАМ,А КАК БЕДА КАКАЯ,ТАК К БОГУ ОБРАЩАЕМСЯ ЗА ПОМОЩЬЮ!Я ТОЖЕ РЕДКО В ЦЕРКОВЬ ХОЖУ КОГДА ДУША ПОТЯНЕТ. МЫ ВСЕ ЛЮДИ РАЗНЫЕ,КТО-ТО В ДУШЕ БОЛЬШЕ ВЕРИТ,ЧЕМ ТОТ КТО НА ПОКАЗ ВСЁ ДЕЛАЕТ! ЕЩЁ РАЗ МОЯ БЛАГОДАРНОСТЬ ВАМ! ХРАНИ ВАС ГОСПОДЬ!
Галина Костина13 марта 2015, 12:00
Низкий поклон за ваш рассказ.Моя сваха умерла молодой. 50 было. Перед смертью поехала на родину в Славяногорск. Взяла меня с собой. Ночью разбудила в 2 часа. Вывела на берег Донца - напротив белого мелового утеса с Николаевским храмом. А оттуда лучи из окон бойниц тьму рассекают. И сказала пока в монастыре молится хоть один монах - мир не погибнет. От нее я и узнала о неусыпной молитве. А через 3 дня она умерла, хотя нечем не болела. Помолитесь за упокоение РБ Любови.
Светлана13 марта 2015, 12:00
Нина, не оставляйте писательский труд! У вас невероятный дар слова; слова, которое проходит до разделения костей и составов. Низкий поклон и помощи Божией вам!
Надежда Колодина13 марта 2015, 12:00
Вразуми нас Господи, что надо думать не о материальном, а о спасении душ наших.
Людмила13 марта 2015, 12:00
замечательная статья, спасибо!
ТаняСем13 марта 2015, 11:00
Храни всех Господь!Действительно такие истории лишний раз напоминают нам,суетливым грешным,про встречу с Господом и кто как к ней подготовится будет Величайшим экзаменом уже в Вечной жизни!Помяни,Господи,всех усопших во Царствии Твоем!
Светлана Карасова13 марта 2015, 11:00
спасибо!
Вероника13 марта 2015, 10:00
Спасибо огромное за статью!
Елена Малкина13 марта 2015, 10:00
Упокой Господи, раба Твоего Степана в Царствии Твоем.
Марина13 марта 2015, 10:00
Большое спасибо за Ваши рассказы.Зачастую в суете мы забываем о самом главном - спасении души. Ваши рассказы об этом.Спаси Господи!
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке