«Химик», Саад и «Белый медведь»

Непридуманные истории воцерковления в СИЗО №5

Бог с нами. Рисунок заключённого из СИЗО-5 Бог с нами. Рисунок заключённого из СИЗО-5
    

Татьяна Борискина, прихожанка храма Святых апостолов Петра и Павла в Ясеневе, – удивительный человек. Пережив в сорок лет клиническую смерть, она уверовала в Бога и воцерковилась. С тех пор вся ее жизнь связана со служением людям во славу Божию. Несмотря на сильнейшие проблемы со здоровьем, она находит в себе силы и преподавать в воскресной школе, и вести переписку с заключенными, и преподавать им дистанционно Новый Завет, и, что самое сложное, проводить занятия по основам православной культуры в СИЗО № 5, где содержатся малолетние правонарушители. Недавно Татьяна Павловна окончила ПСТГУ и защитила работы на темы: «Неоязычество в пенитенциарных учреждениях Российской Федерации» и «Отпадение от Православной Церкви есть смерть духовная (на примере бесед с малолетними правонарушителями в СИЗО №5)». О радостях и сложностях своего служения, о своих непростых подопечных читателям портала Православие.Ru рассказывает сама Татьяна Павловна.

Татьяна Борискина Татьяна Борискина
«Я по первому образованию педагог начальных классов, потом получила лингвистическое образование (английский и испанский языки), окончила ПСТГУ. Тринадцать лет преподаю Ветхий и Новый Завет в воскресной школе храма Живоначальной Троицы в Конькове», – рассказывает о себе Татьяна Павловна.

Наша беседа с Татьяной Павловной началась с разговора о равнодушии, которое является чертой современного человека. Ведь все у нас есть, все у нас спокойно. И вот мы уже подумываем: идти ли в храм в воскресенье – ведь у каждого где-то что-то побаливает, да и усталость накапливается за неделю. В тюрьме все не так: заключенные очень многое осознали, пропустили через сердце. Если есть вера, то она очень истовая. Они ходят на исповедь, рвутся в храм.

– Много было лидеров радикальных молодежных группировок – именно они ходили потом на каждое занятие. Многие не понимали, что с ними происходит. Мне приходилось вызывать их на индивидуальные беседы, часто у нас в группах бывали диспуты на разные темы. Потом многие крестились и отходили от бесовского состояния.

Есть разные виды молодежных группировок. Есть язычники-неонацисты, бывшие скинхеды. Их четко можно выделить в группу. Есть «фаны» – футбольные фанатики, которым надо просто похулиганить, порезать кого-то. Им все равно, придет ли «мессия» Гитлер или нет. И мигранты их не раздражают. Могут порезать и своих и чужих, и машину поломать. У них нет никакой выраженной идеологии, она привносится каждым из членов. Кто-то принес что-то новое, и они делают это своим. Еще что-то пришло – и это тоже вставляется в их идеологию. И вот она у них как тесто поднимается, в результате получается непонятная смесь из Ницше, доморощенных фантастов и тому подобного. Только упрощено до уровня участников. Это просто хулиганство без идеологии.

Есть «люцифериане» – это чаще всего поклонники рок-групп или компьютерщики. Они его слуги, живут в виртуальной реальности, подписывают с ним контракты. Рассказывают, что он приходит и говорит: «Подпиши! Поклонись мне – и все у тебя будет хорошо!» Часто это происходит в полусне. И они соглашаются, подписывают. И хоть оно подписано не рукой, но это уже соглашение. Многим мальчишкам реально являлись бесы. Тогда они приходят на занятие со словами: «Я поверил в Бога! Я увидел козлоногого, ходящего по подоконнику, и чуть не обмочился от страха. Дайте мне молитвослов, икону и крестик!»

Но бывает и так: «Я не буду к вам ходить – боюсь. Мне ночью плохой сон приснился. Кто-то страшный мне сказал: “К тетке этой не ходи!” И я поверил». Некоторые потом боялись ходить на занятия ОПК.

Есть среди них и упрямые: «Специально буду ходить!» – «Ты осознаешь, что он не отстанет и будет продолжать тебя пугать? В таких случаях читай “Верую” или “Богородице Дево”, можно просто повторять: “Господи, помилуй!”, если ничего не сможешь вспомнить. Обязательно крестись и на занятия ходи».

    

– Татьяна Павловна, как вы проводите занятия? Трудно предположить, что с такими подопечными можно проводить занятия в обычном смысле этого слова, что они будут адекватно воспринимать сказанное.

– В тюрьме все происходит спонтанно. Обычно у меня нет конкретного плана занятия. Я не знаю, какая будет аудитория. Каждый раз перед занятием молюсь: «Господи милостивый, благослови меня на следственный изолятор, дай мне группу, которую Сам желаешь. Господи, помоги мне, грешнице. Говори моими устами все, что Ты хочешь сказать этим мальчикам».

Конечно, преподавать ОПК в принятом виде не здесь получается. Это не школа, это другое учреждение. Все начинается так: вопрос – ответ. Потом их что-то заинтересовывает, и мы начинаем разбирать конкретные темы. Скажем, сотворение мира. Иногда это занимает один день, а иногда требуется несколько уроков.

Какие-то темы их особенно интересуют. Например, спрашивают: «Почему Денница, первый из ангелов, стал диаволом?» Они не понимают, почему он, сотворенный Богом, отпал от Него. Далее: «Кто такой архистратиг Михаил? И как все это произошло?» Рассказываю. Потом разговор переходит на человека. Мы начинаем говорить о том, что у человека в его падшем состоянии дух подчинен телу, что он – телесный человек, раб своих страстей, плотских желаний. Стараюсь, чтобы они активнее включились в обсуждение. Приблизительно так выглядит занятие.

Рисунок заключенного Рисунок заключенного
Когда приходит на занятия новая группа, ее необходимо мгновенно оценить и наметить точку контакта. О многом могут рассказать татуировки. Не все сознательно пришли на занятия по ОПК. Есть те, которые просто хотят выйти на время из камеры: «Что тут сидеть? Пойдем, послушаем». Есть интересующиеся: «Мы просто пришли послушать». Я всегда даю право выбора – остаться на уроке или вернуться в камеру. Обычно остаются, и многие потом начинают ходить с осознанным интересом.

Бывает, что на занятие приходит агрессивный тип, лидер. Он будет мешать уроку, всех уведет за собой. В этом случае я обращаюсь непосредственно к нему. Он лидер – с него и надо начинать. Я спрашиваю: «Может быть, у тебя есть какой-то интересный вопрос? У тебя умные глаза, вижу, ты всем интересуешься». Завязывается диалог. Чувствую: пошло, сдвинулось. Вся группа смотрит на него. Он заинтересовался, и они тоже, он задает вопросы, и вся группа вслед за ним включается в беседу. В конце я говорю: «Вы хотите прийти в следующий раз или мне взять другую камеру?» – «Не берите другую камеру! Мы придем!» – слышу в ответ.

Также по методике ПСТГУ я веду дистанционный курс для заключенных по изучению Нового Завета. Восемьдесят девять человек уже закончили этот курс, сорок – занимаются по Четвероевангелию архиепископа Аверкия (Таушева).

– Но ведь в СИЗО находятся не только православные, но и мусульмане. Они ходят на ваши занятия?

– Иногда приходят и мусульмане. Они просто слушают. Я начинаю их спрашивать: «Скажи, ты мусульманин?» – «Да!» – «А намаз совершаешь?» – «Нет». – «А Коран читаешь?» На все вопросы – ответы отрицательные. «Какой же, – говорю, – ты мусульманин, если не знаешь своей религии?» Потом рассказываю им о том, что Иса в исламе - это Господь Иисус Христос, Богочеловек, а не только пророк. Некоторые сразу уходят, некоторые приходят еще, но предлагаемые книги не берут. Только конфеты и сладости. Это берут, конечно. Я всегда в изолятор захватываю что-то сладкое. Дети все же.

Может, надо, чтобы было больше воспитателей в СИЗО?

Блаженная Матрона. Рисунок заключенного Блаженная Матрона. Рисунок заключенного
– Воспитатели далеки от педагогической работы. От них не требуется педагогического образования. Это точно такие же воспитатели, как и во взрослых местах лишения свободы. Чтобы трудным подросткам хоть как-то помочь усваивать материал, я 10 лет тому назад принесла в СИЗО видеомагнитофон и телевизор. Позанимаемся, потом смотрим фильм на соответствующую тему. Вот, например, поговорили на тему «Современные чудеса», а потом показываю фильм на закрепление пройденного материала, чтобы ребята реально увидели все эти чудеса, исходящие от православных икон. Как-то раз прихожу в классную комнату – видео разломано, все вывернуто. Где были воспитатели? Пришлось просить поставить аппаратуру на баланс для сохранности. Правда, должна отметить, что за 13 лет очень многое поменялось в лучшую сторону, особенно после посещения СИЗО №5 Святейшим Патриархом Кириллом. Владыка подарил для занятий ОПК с подростками большой телевизор и видеомагнитофон.

А вы используете еще какие-нибудь формы проповеди?

– Пока был исправен магнитофон, я показывала фильмы. Одно время мы даже с миссионером Геннадием Леонидовичем Колиным пытались вести передачи по радио. В каждом СИЗО есть свое местное радио, которое транслирует песни и музыку. Первое время было очень трудно: мальчишки встретили эту идею «на ура!», но администрации это не нравилось. Да, бывает и такое, что палки в колеса вставляли. Бывший заместитель начальника по воспитательной работе (он уже давно ушел на пенсию) при каждом посещении мне говорил: «Ну, что вы, Татьяна Павловна, сюда все ходите и ходите? Вам что, делать больше нечего?» Ждала воспитателя для сопровождения в классную комнату по 45 минут. Что было делать? Я ждала. Сейчас – совершенно другое, уважительное отношение к преподавателям ОПК.

– Расскажите о каких-нибудь случаях из вашей практики. Когда я работал в Синодальном отделе по тюремному служению, мы слышали историю о хорошем православном мальчике, который совершил какой-то глупый теракт и оказался в тюрьме.

– Чудо-ребенок! Таких давно я не видела. Было удивительно, что он там находится. Мальчик хотел в ПСТГУ поступать, писал стихи, на каждое занятие ходил. Потом получила от него записку: «Как жалко, что я вас не увидел. Меня пересылают туда-то». Потом его мама нашла меня, позвонила, рассказала о нем. Подросток был православным мальчиком, помогал в алтаре. Такие стихи писал, такие рисунки рисовал замечательные!

Архиерейская литургия в СИЗО Архиерейская литургия в СИЗО
    

Познакомился через интернет с какими-то ребятами. Стали контактировать. Они писали ему про 1937 год. Про то, что столько людей убито, расстреляно НКВД. Что нужно им отомстить. Его убедили, что он станет героем, он и поверил. В этом возрасте подросток легко попадает под чье-то влияние. Организовали теракт. Даже больше это было похоже не на теракт, а на какую-то акцию. Что-то взорвали на пороге соответствующего учреждения. Никто не пострадал, почти ничего не разрушили. А в итоге – 8 лет... Слава Богу, освободился досрочно, поступил в институт.

Есть и еще истории.

Бывший фан, глава молодежной группировки, кличка «Белый медведь». Сейчас работает слесарем-сантехником и учится на педагогическом. Десяти человекам нанес телесные повреждения различной тяжести (как говорится, порезал). Получил 8 лет. Отсидел 4 года. Исправился, теперь каждое воскресенье ходит в храм.

Другой в Битцевском парке приносил в жертву собак и даже людей, капище устроили.

Моление заключенного. Скульптура из СИЗО-5 Моление заключенного. Скульптура из СИЗО-5
    

Я приезжаю в СИЗО, ко мне подходит воспитатель и говорит: «У нас тут такой тяжелый подросток появился, может, возьмете к себе?»

Мы, язычники, ничего плохого не делаем. Поклоняемся богине Солнца.

Она говорит, что всех неязычников надо уничтожать

Беру парня на занятие. Приходит и говорит: «Мы, язычники, ничего плохого не делаем. Поклоняемся богине Солнца. Она очень красивая, с косой, приходит ко мне каждый день. Говорит, что всех неязычников надо уничтожать. “Они плохие люди, не поклоняются мне. А видишь, какая я красивая. Я нахожу спонсоров больным людям”».

Я ухаживал за урнами на кладбище. Я ничего плохого не делаю. Мы встречаемся и совершаем ритуальные действия. А что мужчину чуть не убили, то мы приносили жертву богине солнца».

Понимаю, что к разговору он не готов. Выслушала его.

На следующей неделе узнаю, что он очень просился на очередное занятие. Приходит второй раз. Рассказывает: «Я упал со второго ряда нар на пол. Она совсем некрасивая».

– Это к тебе демон приходил, – объясняю. – Это не богиня солнца, а богиня Кали. Ей приносили в жертву своих детей, бросая их в печь.

– Я теперь боюсь, как собака, которую сейчас убьют, – говорит он. Потом рассказывает о своей семье. Зовут его Саад. Бабушка – колдунья, мать занимается магией. Отец проживает в Аравии.

– Поэтому Православие никак принять не могу.

– Если ты мусульманин, Коран читаешь?

– Арабский знаю, а Коран не читаю.

Он парень был довольно образованный, учился на втором курсе Университета дружбы народов. И вот стал бояться – рука Божия вела, чтобы он от этого отошел. Потом случилась кульминация. Я часто брала на занятия парня по прозвищу «Белый медведь», лидера местных «фанов». Однажды он встретился с Саадом. Они, оказывается, были знакомы. Все группировки друг друга знают. «Белый медведь» спрашивает:

– Можно я с Саадом рядом посижу?

– Посиди.

Бог с нами. Рисунок заключённого из СИЗО-5 Бог с нами. Рисунок заключённого из СИЗО-5
    

«Белый медведь» уже был крещеным и воцерковленным. Вдруг Саад побледнел и говорит:

– Вот он стоит, он пришел.

Я беру святую воду, начинаю кропить классную комнату: «Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа…»

–Татьяна Павловна, он уходит! Он обиделся.

– Вот видишь, они бегут от святой воды.

Тут вмешивается «Белый медведь»:

– А ты крещеный? Ты покрестись, тебе легче будет. Я крестился, и мне легче стало, а то такие черти приходили...

Вдруг Саад вскакивает и кричит: «Я хочу исповедоваться!» Видимо, страшно ему стало.

Но священника же рядом нет. Тогда я говорю «Белому медведю», чтобы он покараулил у дверей. Саад бросился на колени перед иконой: «Господи Иисусе Христе, я перед Тобою виноват! Я Тебя предал! Я виноват». Хотя он крещен не был.

Я срочно позвонила старшему священнику СИЗО иерею Иоанну Чуракову и сказала, что один из заключенных хочет принять Святое крещение.

И крестили его. Правда, не с первого раза. Отец Иоанн прислал священника, но Саада не вывели. Во второй раз – тоже самое. Потом уж, в третий раз, батюшка приехал больной, с температурой. Купель готова, а мне говорят, что Саада на экспертизу в институт Сербского везут. Времени нет. Мы стали молиться, и – о, чудо! – ведут Саада, говорят: «Вот, двадцать минут у вас есть. Крестите его». Ну, мы с батюшкой скорей-скорей. Успели. Только закончили, как пришли за ним.

Потом он приходил ко мне еще раз. С порога радостно сообщил: «Теперь у меня вся семья крещеная. Они все крестились после того, как крестился я».

C Татьяной Борискиной беседовал диакон Петр Пахомов

31 марта 2015 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
Тайный священник, куриные окорочка и письмо с того света Тайный священник, куриные окорочка и письмо с того света
Лариса Хрусталева
Тайный священник, куриные окорочка и письмо с того света Тайный священник, куриные окорочка и письмо с того света
Лариса Хрусталева
В Бутырской тюрьме в то время содержалось 8 тысяч человек, спали в 3 смены. Как покрасишь такое количество яиц? Отец Глеб сказал: «Ну, хорошо, не можешь яйца покрасить – давай пирожков напечём».
Где должен быть поп? Где должен быть поп?
Петр Давыдов
Где должен быть поп? Где должен быть поп?
Петр Давыдов
Должно ли служение священника ограничиваться исключительно пределами церкви, или же его деятельность может простираться за пределы храма?
«Он рассказывал мне, как убивал их» «Он рассказывал мне, как убивал их»
Письмо матушки N
«Он рассказывал мне, как убивал их» «Он рассказывал мне, как убивал их»
Письмо матушки N
Это – реальная история, произошедшая в наши дни: в одной из российских зон несет служение простая инокиня N., встретившая в окормляемой ею исправительной колонии человека, зверски убившего ее дедушку и бабушку. Инокиня N. рассказала об этом в письме к своему другу, которое мы с ее разрешения и публикуем.
Комментарии
Ангелина 8 апреля 2015, 11:57
Спасибо таким людям! Благодаря ним появляется еще бОльшая ВЕРА и НАДЕЖДА.
И Р 6 апреля 2015, 01:26
Поклон этой женщине за тот труд, который она на себя взяла.
Слава Богу, что есть такие "огоньки", раздающие Свет Божий другим людям, да ещё в таких условиях.
раб Божий иоанн
Иоанна 2 апреля 2015, 22:27
Интересное интервью. Татьяне- низкий поклон.
Для меня эта история- пример той самой живой веры, которая с делами...
Сергей 2 апреля 2015, 11:14
Здравствуйте, дьякон Пётр! В статье сказано, что видеомагнитофон, который использовала в своей работе в СИЗО Татьяна Павловна, оказался сломан. Если для продолжения просветительской деятельности ей требуется это устройство, готов помочь!
вячеслав 1 апреля 2015, 22:08
Сам прошел тюремные "университеты',там милостью БОЖИЕЙ уверовал, пройдя огненные очистительные скорби.
Да ,могу засвидетельствовать, что м.л.с.(места лишения свободы)-идеальное место для прихода к БОГУ!
И год пребывания там с ГОСПОДОМ,можно смело считать за пять лет по сравнению на воле приходящих в храм!
Хотелось бы познакомиться с Татьяной.Хочу передать ей рассказы о том как приходят ко ГОСПОДУ люди попавшие в тюрьму.
У меня целый цикл рассказов на духовные темы.Думаю они весьма заинтересуют таких страждущих, попавших в тяжкие обстоятельства.Уверен, они помогут с великой пользой понести наказание и вынести оттуда великое СОКРОВИЩЕ-БЛАГОДАТЬ ДУХА СВЯТОГО ГОСПОДА ЖИВОТВОРЯЩЕГО!
Раб БОЖИЙ-Вячеслав.
Лидия Оленина 1 апреля 2015, 20:54
У моего брата был друг который занимался не хорошими делами.Жена брата переживала что этот человек ходит к ним домой.Она повесила напротив входной двери икону.И случилось чудо : этого человека посадили в тюрьму.Жена моего брата наконец-то успокоилась.Но случилось другое:жена того человека пришла к брату домой вся в слезах, и сказала что у ее мужа обнаружили в тюрьме рак.Моему брату стало жалко своего друга; он пошел в Церковь, заказал за оздравие того человека и купил маслице Матронушки. Пошел в СИЗО,передал святое масло. Вообщем через месяц тот человек исцелился,и естественно пришел к Богу!!! Он в тюрьме всем радостно рассказывал о своем чуде.А брату передал медецинские листы (историю своей болезни) чтобы он всем показывал.
Мария 1 апреля 2015, 02:01
Да, и среди " страшных" для простых обывателей людей, таких как заключенные есть которые грубо говоря " больше христиане" нежели обыватели всю жизнь живущие суетой- маятой: работа, дом, обязательные попойки с шашлыками по выходным и разовым посещение церкви на Пасху или Рождество(думка о душе)ни кого не убившие, не переступившие черту закона ни разу в жизни.Такие как Никола Королёв или Артур Рыно,например. Не судите, как говориться.
мария31 марта 2015, 23:10
Здравствуйте)а можно как-нибудь связаться с Татьяной?
ANDREY AZYUKIN31 марта 2015, 18:13
!СПАСИ БОЖЕ ЛЮДИ ТВОЯ БЛАГОДАРЮ ГОСПОДИ БОЖЕ НАШ СЛАВА ТЕБЕ!
Олег Мариуполь31 марта 2015, 15:17
Потрясающая статья которая не дает забыть о врагах рода человеческого...
sidmid31 марта 2015, 14:42
Нет оружия сильнее, чем Иисусова молитва.
православная31 марта 2015, 13:52
ЧУ - ДЕ - СА !!!

Слава Тебе ,Господи !!!
Елена31 марта 2015, 13:43
Успели! Слава Богу!
Любовь Украина31 марта 2015, 13:23
Храни Вас Господь, Татьяна Павловна, многая Вам лета. Бог Вам в помощь. Спасибо за рассказ.
Olga Yakovleva31 марта 2015, 13:14
Очень интересное интервью. Особенно полезно для родителей, чьи дети оказались в местах лишения свободы и для добровольцев тюремного служения. Спасибо.
Елена31 марта 2015, 10:50
Молодцы!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×