Да просветится свет твой пред человеки

Наша очередная беседа с заведующим библейской кафедрой Саратовской православной духовной семинарии Алексеем Кашкиным посвящена особенностям архиерейского богослужения. Архиерейские службы любимы прихожанами, они привлекают в храм очень многих, в этом выражается любовь и традиционное уважение народа к своему владыке, а еще мы чувствуем некую особую значимость священнодействия, совершаемого архипастырем.

— Алексей Сергеевич, начнем с вопроса: кто такой архиерей, иначе говоря, епископ? Мы привыкли воспринимать его как начальника, руководителя, как, если угодно, лидера. Но ведь так его воспринимают и люди, по отношению к Церкви внешние. Кто есть епископ в Церкви, коль скоро она — Тело Христово? Заодно поясните, пожалуйста, почему, говоря «епископ», мы имеем в виду не только собственно епископа, но и архиепископа, и митрополита, и Патриарха?

— С первых лет христианства епископ (в переводе с греческого — «видящий сверху» или «надзиратель») в общине верующих — символический представитель Самого Иисуса Христа. Ведь первой общиной были апостолы, собравшиеся непосредственно вокруг Него. А затем апостолы исполняли заповеданное Им — рукополагали епископов (см.: 1 Тим. 3, 1–5), и епископы становились представителями Воскресшего для окормляемых ими верующих. Первое время только епископы совершали Евхаристию; затем, по мере увеличения количества верующих и открытия новых приходов в крупных городах, епископы стали назначать себе помощников, так возникло священство. И сегодня без епископа нет Церкви, и священник совершает Таинство лишь постольку, поскольку епископ это ему позволяет. А Таинство священства, то есть рукоположение, совершает только епископ.

Церкви присуща кафоличность, этот термин означает «по всему целому»: Церковь не ограничена ни временем, ни пространством, ни земными законами; в применении к каждой отдельно взятой общине это означает, что в ней присутствует вся полнота благодатных даров, и Христос в этой общине совершает Таинство руками архиерея — Своего представителя. Это отражено в устройстве храма: горнее место в алтаре — символический престол Иисуса Христа, и на это место восходит только архиерей.

Архиерей и епископ — по сути, синонимы, но нужно различать два связанных между собой значения слова «епископ»: архиерей вообще (т. е. и архиепископ, и митрополит, и Патриарх) и определенная, младшая ступень архиерейства. Различия в титулатуре среди епископов возникли с развитием христианской Церкви; они не означают разницы в благодатных дарах, но лишь в административных полномочиях.

— Итак, мы пришли в храм на архиерейское богослужение. И первое, на что мы обращаем внимание — возвышение посреди храма, на которое встанет владыка после того, как войдет в храм. Что это такое?

— Архиерейский амвон. Иногда его не совсем правильно называют кафедрой. В древней Церкви с этого возвышения епископ или священник читали Евангелие и произносили проповедь, и сегодня архиерейский амвон напоминает нам об учительной роли епископа.

— Архиерея в храме всегда встречают торжественно…

— В русской традиции было даже такое: архиерея встречали у его дома и с пением сопровождали до храма. Сейчас этого нет, но, когда архиерей подходит к дверям храма, его встречают колокольным звоном, а когда он переступает порог, настоятель храма на специальном блюде, покрытом воздухом, выносит ему навстречу крест. Архиерей целует крест, дает его для целования духовенству, затем священник возвращает крест в алтарь. Дальше, если это вечерня, то архиерей поднимается на амвон, целует иконы, благословляет народ и входит в алтарь. Если это Литургия, то епископ входит в алтарь не сразу. Протодиакон читает входные молитвы. Они те же, что и на обычном богослужении, но если пресвитер перед входом в алтарь читает их тайно, то в данном случае протодиакон — возгласно. Архиерей поднимается на амвон, на амвоне читается главная молитва из входных: «Господи, ниспосли руку Твою…» — и затем владыка, как всегда перед совершением Литургии, просит у духовенства и народа прощения. Протодиакон отвечает: «Бог да простит тя, владыка святый, прости нас и благослови». Далее архиерей возвращается на архиерейский амвон, и начинается облачение.

— Почему облачение епископа происходит иначе, чем облачение священника — не в алтаре, а у всех на глазах?

— Так бывает не всегда, архиерей вправе облачиться и в алтаре. Но облачение на середине храма соответствует торжественности архиерейского богослужения. Кроме того, вход архиерея в алтарь — это кульминация богослужения. Поэтому в большинстве случаев архиерей облачается до входа в алтарь. Так было и в древности. Только на архиерейском богослужении мы можем непосредственно увидеть, как совершается облачение духовенства вообще.

— Чем облачение архиерея отличается от облачения священника?

— Такие предметы собственно архиерейского облачения, как митра и панагия, вторичны, они появились достаточно поздно в истории Церкви. Главное и древнейшее отличие — омофор. Без омофора архиерей не может совершать богослужение. Слово «омофор» в переводе с греческого означает «носимый на плечах». Символически омофор означает ту самую овцу, которую пастырь поднимает на плечи (см.: Лк. 15, 5): архиерей призван подражать Христу в попечении о каждой овце, о каждой душе в отдельности. При возложении на архиерея омофора протодиакон произносит: «На рамех, Христе, заблуждшее взяв естество, вознеслся еси, Богу и Отцу привел еси всегда, ныне и присно и во веки веков, аминь». Остальные молитвы на облачение архиерея совпадают с иерейскими. Только первое лицо заменяется вторым, потому что произносит их вслух другой человек — не сам облачаемый. Например, вместо «Да возрадуется душа моя…» (надевание иереем подризника или подсаккосника на архиерея) — «Да возрадуется душа твоя о Господе…». Конечно, добавляются молитвы на те элементы облачения, которых нет у священника. Надевание митры, например — «Положи Господь на главу твою венец от камений драгих…». По окончании облачения протодиакон торжественно возглашает: «Тако да просветится свет твой пред человеки, яко да видят добрая дела твоя и прославят Отца нашего, Иже есть на небесех, всегда, ныне и присно и во веки веков, аминь» (это — парафраз Мф. 5, 16).

— А когда же архиерей входит в алтарь, если он совершает Литургию?

— За Литургией архиерей входит в алтарь только после малого входа (входа с Евангелием). Почему так? Часть Литургии, предшествующая малому входу, появилась относительно поздно, и примерно до Х века воспринималась как нечто необязательное — ее могли и опустить. Для ранних христиан Литургия начиналась с момента входа священнослужителей с Евангелием в алтарь. Поэтому сейчас архиерей входит в алтарь в тот момент, который является древним началом Литургии.

— Таким образом архиерейское богослужение возвращает нас в первые века христианской Церкви?

— Можно сказать, в V–VII век. До малого входа Литургия идет обычным чином: архиерей находится на архиерейском амвоне и тайно читает молитвы антифонов. Вход архиерея в алтарь совершается более торжественно, чем вход на обычной Литургии, входный стих («Приидите поклонимся и припадем ко Христу») поется несколько раз. Сразу после малого входа архиерей совершает каждение. С V по VII век именно с этого начиналась служба: епископ входил и совершал каждение. Именно в это время хор поет «Исполла эти деспота» — в переводе «На многие лета, владыко». Немаловажная подробность: именно чинопоследование архиерейского богослужения включает песнопения на греческом языке. (На обычном иерейском богослужении пение по­гречески не обязательно, это выбор настоятеля храма). Перед чтением Апостола на греческом поется Трисвятое («Агиос о Феос, агиос Исхирос…»). Трисвятое поется не три раза, как обычно, а семь раз; после первых трех архиерей выходит на амвон и говорит слова: «Призри с небесе, Боже, и виждь, и посети виноград сей, и утверди и, егоже насади десница Твоя» (см.: Пс. 79, 15–16), благословляя народ крестом и дикирием. Виноград — народ Божий, в псалме эти слова относятся к ветхозаветному Израилю, а для нас — к Церкви. По завершении облачения архиерея поется «Тон деспотин кэ архиереа…» — молитва за архипастыря. Пение на греческом объясняется тем, что Русская Церковь долго была митрополией, и до середины XV века ею управляли греческие митрополиты.

— Когда епископ входит в алтарь, проскомидия священниками уже совершена, предложение Честных Даров находится на жертвеннике: а что такое архиерейская проскомидия?

— Это довольно поздняя греческая особенность архиерейской Литургии — вторая проскомидия: архиерей вынимает частицы из просфор, совершая поминовение живых и усопших. Лишь после этого совершается покровение Святых Даров на жертвеннике. Происходит это во время Великого входа.

— А почему архиерей не выходит вместе с духовенством во время Великого входа, почему он остается в алтаре?

— Это тоже отголосок древней практики, согласно которой Дары освящались в отдельном помещении («предложении»; по-гречески оно именовалось скевофилакион — «сосудохранительница»), и диаконы приносили их оттуда в алтарь, где уже находился епископ: он сам в скевофилакион не заходил. Поэтому и сегодня епископ принимает вносимые дары в алтаре, а не вносит их в него.

Перед чтением Символа веры в алтаре происходит целование мира: архиерей говорит каждому подходящему священнику: «Христос посреди нас», а священник отвечает: «И есть и будет», целуя при этом плечи и правую руку архиерея. Затем аналогичный диалог с целованием друг друга в плечи и руку происходит между священниками (такое целование бывает на каждой Литургии, просто на Литургии архиерейским чином выглядит более торжественно). Евхаристический канон и причащение духовенства и мирян в данном случае не имеют никаких отличительных особенностей. Однако есть практика — архиерей во время канона читает тайные молитвы так, что их слышат, по крайней мере, все, находящиеся в алтаре.

Газета «Православная вера» № 8 (532)

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
Восходу солнца и Солнца Восходу солнца и Солнца
Алексей Кашкин
Восходу солнца и Солнца Восходу солнца и Солнца
Алексей Кашкин
Мы продолжаем беседовать с кандидатом богословия, заведующим библейской кафедрой Саратовской духовной семинарии Алексеем Кашкиным о православном богослужении. Тема нашего сегодняшнего разговора — утреня, ее история, чинопоследование и духовный смысл.
Отверзу уста моя Отверзу уста моя
Протоиерей Андрей Ткачев
Отверзу уста моя Отверзу уста моя
Протоиерей Андрей Ткачев
Среди текстов, которые читают священники, часто встречаются слова об «отверзении уст». Обычно вот так говорится: «дай нам благодать во отверзение уст наших». И на этих словах стоит остановить свое внимание.
«Смирение – то, к чему должен стремиться каждый архиерей» «Смирение – то, к чему должен стремиться каждый архиерей»
Епископ Иона
«Смирение – то, к чему должен стремиться каждый архиерей» «Смирение – то, к чему должен стремиться каждый архиерей»
Беседа с епископом Обуховским Ионой
На панагии у архиерея изображается Богородица: Она олицетворяет смирение – то, к чему должен стремиться каждый архиерей.
Комментарии
Алик 9 октября 2019, 09:41
Насколько мне известно,изначально христианские епископы не носили митры и саккосы,песнопение "испола..." во время богослужения стало петься тоже весьма поздно.
Евгений27 ноября 2016, 22:41
Хорошая информация в этом материале. Прочитал, буду иметь ввиду, ибо 11 декабря 2016 года к нам в приход на Литургию прибывает митрополит Виленский и Литовский Иннокентий.
Есть еще вопрос - есть ли традиция дарить митрополиту букет цветов? Что за цветы и кто их вручает митрополиту? Когда вручает (дарит), в какой момент встречи?
Кто имеет возможность - дайте мне ответ, пожалуйста.
Спасибо за информацию.
С уважением, Евгений
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×