Слово Патриарха

Неделя 8-я по Пасхе

    

Основное средство сохранения духовной культуры – это письменное слово

Значение литературы для развития нашей страны невозможно умалить. Русская духовная культура всегда была литературоцентрична. Конечно, это не значит, что у нас не развивались другие виды искусства, но тон задавался именно книжным словом. И в этой особенности нашей культуры – ее самобытная мощь. Человеческое общество способно существовать и развиваться только тогда, когда оно сохраняет наследие предшествующих поколений. Это наследие можно разделить на материальное и нематериальное. Каждый день мы пользуемся благами, созданными до нас: используем дороги и здания, живем в городах, отстроенных нашими предками. Эта материальная культура не только создает нашу среду обитания, но и дает нашему обществу основу для новых изобретений, предоставляя знания о технологиях и другую необходимую информацию для творчества. Ведь невозможно разработать, к примеру, новую модель автомобиля, не представляя устройство двигателя. Но есть и другой вид наследия. Это – наследие духовное. Нравственные ценности и идеалы, которые через века направляли наш народ по историческому пути, в особенности касающиеся мировоззрения русского человека и его национального самосознания, эти нравственные ценности и ориентиры были фундаментальными, основополагающими. Без них не было бы русской культуры, а в каком-то смысле – и русского человека и государства.

Основное средство сохранения духовной культуры – это письменное слово. На Руси письменность появилась в первую очередь благодаря святым Солунским братьям Кириллу и Мефодию. Примечательно, что славянское письменное слово появилось в результате переводов текста Священного Писания и богослужебных книг. Очевидно, что древо нашей духовной культуры корнями уходит в евангельскую почву, в христианскую и православную.

Библия стала главной книгой нашего народа

В этом году мы празднуем тысячелетие преставления святого равноапостольного великого князя Владимира. Его решение, приобщившее Русь к спасительному свету евангельской истины, на века определило духовное и культурное развитие нашего народа. Благодаря переводам на славянский язык Библия стала главной книгой нашего народа. Евангельским светом озарены «Слово о законе и благодати» митрополита Илариона, «Повесть временных лет» Нестора Летописца, жития Епифания Премудрого, произведения Иосифа Волоцкого. Ключевое влияние Православия на русскую словесность не ослабевало на протяжении столетий. Христианская система координат определяла духовные и художественные искания, в том числе и классиков XIX века. Только через призму Евангелия можно по-настоящему понять нравственные ориентиры в творчестве Пушкина, Лермонтова, Гоголя и Достоевского и многих других наших писателей. В сердцах людей вера продолжала жить и в XX веке, хотя он принес небывалые испытания нашей стране, направленные на попытку исторгнуть из жизни народа эти духовные начала, которые на протяжении столетий оплодотворяли в том числе и культурную жизнь нашего народа.

Мы пережили эпоху революций и богоборчества, войн и социальных потрясений, беспрецедентное давление на веру, на религиозное сознание, на Церковь. Но тем не менее эта духовная традиция, которая жила в народе, в литературе, которая являлась сердцевиной творчества наших классиков, литераторов XIX века, продолжала существовать и в советской литературе. И не только в поэзии Пастернака, Ахматовой и Рубцова, но и в трудах очень многих писателей. Христианская идея имплицитно также присутствовала в этом творчестве, как и в творчестве классиков XIX века, за исключением отдельных писателей. Нравственная идея была в центре творчества, на ней основывалось всё. И к нравственному идеалу призывало литературное творчество наших классиков и лучших писателей ХХ века.

Не бывает подвига, у которого не было бы нравственных ориентиров

В 2015 году мы празднуем Великую Победу, одержанную нашим народом 70 лет назад. Цена этой Победы – десятки миллионов жизней. Подвиг, совершенный в те страшные времена, – это также проявление духовной силы. Не бывает подвига, у которого не было бы нравственных ориентиров. То, что бывает иногда похоже на подвиг, лишенное нравственных ориентиров, в нашей народной традиции называется ухарством и никогда особо не поощрялось. Это бесшабашность, в результате которой люди лишались жизни или травмировали себя. Но такого рода деяния никогда не получали высокой оценки, потому что они были лишены нравственного измерения.

Готовность к самопожертвованию ради ближних, которой был пропитан подвиг мужественных защитников нашего Отечества, – это характерная черта национального самосознания, это очень важная черта в образе положительного героя, на котором воспитывались многие поколения наших людей, начиная с тех, кто читал жития святых как единственные литературные произведения, и кончая теми, кто читал советскую классику в первой половине ХХ века.

И сегодня долг каждого из нас – помнить подвиг наших предков, подвиг как способность идти на жертву ради высокого нравственного идеала, ставшего важнейшей частью нашего национального самосознания. В этом смысле то, о чем мы сейчас говорили, входит, конечно, в непримиримое противоречие с тем, что мы называем сегодня псевдокультурой, массовой культурой, лишенной нравственного идеала, культурой, направленной на то, чтобы потакать человеческим похотям и стимулировать потребление. Думаю, что этот глубочайший мировоззренческий конфликт должен к чему-то всех нас привести. От того, кто в нем выиграет, будет зависеть не только судьба нашего народа, не только судьба нашей страны, но в глобальном смысле – судьба всего человеческого рода.

Защита нравственного идеала

Мы, ясно понимая важность защиты нравственного идеала, без которого не может быть ни подвига, ни жизни, должны делать всё возможное, чтобы сохранить нашу духовную культуру, в центре которой находится этот евангельский идеал, и передать ее молодому поколению. Поэтому так важно уделять внимание литературе, помогать писателям, которые своим творчеством утверждают традиционные для нашего народа ценности. Ведь писатель – это не просто человек, способный придумать интересный сюжет и складно его изложить. Это человек, через книгу общающийся с тысячами читателей, которые могут быть отдалены от него как на несколько сотен километров, так и на десятки и сотни лет. По мысли академика Д.С. Лихачева, «писатель делает читателя соучастником своего творчества». Хороший писатель, конечно, тот художник, который помогает человеку создать в своем сознании образы, в том числе художественные образы. «Эта постепенность самораскрытия художественного образа и соучастие читателя в творческом процессе – очень существенная сторона художественного произведения. От этого зависит не только то эстетическое наслаждение, которое мы получаем при чтении художественного произведения, но и его убедительность. Автор как бы заставляет читателя самого приходить к нужному выводу» (Лихачев Д.С. Письма о добром и прекрасном). И от того, какие мысли, какие выводы заложит писатель в своем произведении, зависит, усвоит ли его читатель столь важные для всего существования общества основы духовной культуры.

Тема святости

При всем современном книжном изобилии нам по-прежнему очень не хватает произведений, рассказывающих о великих христианских подвижниках, в том числе о новомучениках. А ведь святые – это те, кто задавал образец жизни и деятельности, те, кто всегда служил русскому человеку ориентирами в духовной жизни. Сегодня просто необходимо обращаться в литературе к теме святости. Позвольте мне сказать о том, что святость, в том числе и согласно нашей духовной национальной нравственной традиции, является главной целью жизни. Но много ли литературных произведений говорит об этой главной цели?

В качестве главных героев у нас очень часто воины, политики, да и простые люди, в основном сильные, честные, убедительные. А часто ли у нас в главных героях святой человек? Это не означает, что нужно писать жития святых. Кстати, жития святых отличаются от изображения святости в художественной литературе, как старинная фреска или икона отличается от академического или современного изображения лика святого. Потому что там в основе канон, а здесь может быть и творчество художника.

Речь идет не о том, чтобы писать книги о святых прошлого, а о том, чтобы святость была отражена в современной художественной литературе на примерах героев… Дай Бог, чтобы появлялись такие произведения, чтобы появлялись такие герои, которые своей святостью будут впечатлять современного читателя, чтобы святость стала не чем-то канонически изображенным на фресках и не всегда понятным современному человеку, но чтобы святость стала желанной, чтобы она становилась целью, чтобы к достижению святости устремлялись люди. А для этого нужно научиться изображать святость в художественной литературе. Боже упаси создавать слащавые фольклорные образы. Нужно создавать образ современного человека, со всеми его проблемами, со страданиями, страстями, с грехом и покаянием, но чтобы про такого человека можно сказать: да, он прожил в моем воображении, в моем сознании трудами писателя потрясающую жизнь, и в заключение я могу заявить: это святой человек, и я хотел бы повторить его жизнь.

Из слова на торжественной церемонии
избрания и награждения лауреатов
Патриаршей литературной премии
имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия
28 мая 2015 года

/p>

Церковь будет существовать всегда

Если бы Церковь была только человеческой организацией, если бы она только объединяла единомышленников, подобно тому как объединяет единомышленников множество существующих человеческих организаций, то ее давно бы не существовало. Ведь и во времена апостолов были мощные человеческие организации, поддерживаемые силой Римской империи. Это были в первую очередь правящие элиты, это были римские легионы, олицетворявшие мощь империи. И где теперь эта человеческая мощь? Если мы проследим всю историю после пришествия в мир Христа Спасителя, то каких только мощных организаций не было – действующих и открыто, и скрыто, претендующих на власть физическую и на власть духовную, – но этих организаций больше не существует, а те, что есть, уйдут из истории рода человеческого, как уходили все предыдущие.

Но Церковь будет существовать всегда, до скончания века, потому что врата ада ее не одолеют (см.: Мф. 16: 18). Не потому, что мы с вами такие сильные – мы немощные, мы слабые, мы, может быть, гораздо слабее тех, кто организован в иные человеческие общины, но в нас и через нас, через Церковь Божию действует Святой Дух. Он возмещает нашу слабость, Он действует там, где нам не хватает сил и разумения, Он поднимается на защиту Церкви, когда могущественные силы, во много крат превосходящие силу и влияние Церкви, пытаются ее разрушить.

Великое таинство соединения Божественного и человеческого

Дух Святой не потакает человеческому греху, который существует и в видимой, человеческой церковной жизни. Но эти грехи прощаются через искреннее покаяние, и Дух Святой наполняет наши немощные человеческие сосуды Своей Божественной силой.

Мы сегодня празднуем день рождения Церкви Христовой. Мы празднуем великое таинство соединения Божественного и человеческого, но уже не в личности Иисуса Христа, а в Церкви Божией. И этот день является действительно духоподъемным, прежде всего потому, что сегодня мы обращали к Богу особые молитвы, дабы Дух Святой всегда был с нами, а Он, будучи с нами, укрепляет и возвышает наш слабый и немощный человеческий дух. И, несмотря на человеческую немощь, существует и будет существовать Церковь Божия, в которой силой благодати Святого Духа прощаются человеческие грехи и обновляется наша жизнь.

Из слова к верующим
с балкона Патриарших покоев Троице-Сергиевой Лавры
31 мая 2015 года, в праздник Святой Троицы

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×