Бунт, а не бегство

    

Мысль, которую я собираюсь произнести, пришла ко мне во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей Родины. И не только Родины, но и всего человечества, потому что и эта тревога доступна отдельно взятому сердцу. Впрочем, тревога не только о таких громадных величинах, как Родина и человечество. Есть тревога о человеке вообще, о ближних и дальних. О том последнем человеке, который смотрит на звезду и моргает. Которого не любил Заратустра за то, что тот всё округ себя делает маленьким. Это было во дни тревоги также и о собственной бессмертной душе, и во дни сомнений в ее бессмертии, ибо и такие сомнения могут быть у сердца. Среди всего этого мучения, не видного глазу, легла мне на душу мысль, прохладная и ясная, как Гедеонова роса. Вот она, собственно: самое красивое, что есть в мире, – это монашество. И не только красивое, но и самое свободное, самое дерзновенное, самое умное.   

Монашество как идея, ставшая фактом и локализовавшаяся в Афоне и Соловках, в Дивеево и на Валааме. Но не только исторически явленное монашество, а и способность возникнуть всюду, хоть бы и в пустынях Аризоны, где только есть христианская честность и христианская смелость вместе с последовательностью и желанием принести всю жизнь в дар Христу.

Да разве это новость? – спросите вы. Да разве это новость? – спрашиваю и я сам себя. Ведь это скорее какая-то банальность для одних и полный нонсенс для других. Но нет, говорю вам, нет. Монашество действительно самое умное и смелое, красивое и свободное явление. И это особенно должно быть понятно сейчас, когда костюм цивилизации расползается на теле человечества. Есть такие костюмы, которые шьют для мертвецов. Они красиво смотрятся, но только на покойнике, потому что сшиты в одну нитку и расползутся в куски, стоит их по ошибке надеть. Наш мир, летающий в космос и трясущийся в клубах, поклоняющийся прибавочной стоимости и торгующий всем, от нефти до наркотиков и вырезанных почек, как раз похож на покойника, лежащего в незакрытом гробу под дождем. Костюм промок и клочьями сползает с него, обнажая мертвое тело. Сейчас придется немного поворчать. Совсем немного.

Мир прогнил. Если эту фразу вложить в уста голливудского ковбоя, она будет звучать так: «Мир, черт возьми, действительно прогнил!» Правда, если лететь над Сибирью или Великими озерами, то возникает чувство, что мир чист и огромен, а человек – это только невесть что возомнившая о себе букашка. Но правда также и в том, что человек – царственная букашка. Царственная букашка, прогнившая изнутри. И теперь она, в силу царственного достоинства, катится в тартарары и тащит за собою и Великие озера, и Сибирь, и Мировой океан.

Что спасать вначале и за что бороться? За окружающую среду или за раковых больных? За исчезающие виды животных или за впроголодь живущий Африканский континент? Против чего бороться: против пластиковых бутылок и целлофановых пакетов или против власти безликой бюрократии? А может, против транснациональных корпораций и оболванивающей поп-культуры? Да и как бороться? Всё, что испробовано до сих пор, лишь углубляет раны и умножает цепи. В борьбе за счастье мы получили политику без совести, брак без верности и школу без молитвы, – говорит Сербский святитель Николай.

А может, не бороться, но спрятаться? Убежать в бар, который в подвале, или в ресторан, который на крыше? Убежать в химическую грезу, в порнографию, в затянувшееся самоубийство? И куда деваться тому, кто имеет совесть, но не знает, что делать? Идти на бунт, прибегать к терроризму – революционному или религиозному? Тут я опять заявляю, что есть монашество.

Значит ли это, что я зову всех в монахи? Вовсе нет. Хотя бы потому, что и я не монах. Но нужно понимать, что монашество – это бунт. Бунт, а не бегство. Причем бунт самый радикальный, самый обидный для всемирного Карабаса-Барабаса с его пыльным ящиком для кукол и плеткой в семь хвостов. Нам потом еще предстоит выяснить, что может быть общего с монашеством у человека, видящего в нем идеал, но не являющегося монахом. А пока повторим, что это бунт, а не бегство. Умный бунт: всё вижу, всё понимаю и плюю на ваши мнимые ценности, на ваши пестрые приманки. Я изымаю свой собственный ум из круговерти бессмысленно вращающихся умов и ставлю его на камне. «На камень вознесл мя еси». «Камень же бе Христос». В таком бунте скрыты творческие ответы на те вопросы, которыми современный мир измучил человека.

Главное слово сказано, и его предстоит доказывать. Есть всего два пути в мысленном путешествии. Можно сначала произнести тезис, а потом одевать его в аргументы, начиная с нижнего белья и заканчивая носовым платком в кармане пиджака. А можно, наоборот, обрисовать некую общую картину, сжать ею сознание собеседника и потом толкнуть его в единственную тобою же открытую дверь. Мы уже стали на первый путь.

Почему монашество – бунт? Потому что оно бросает вызов основам рабства и страдания, а не их атрибутам

Почему монашество – бунт? Потому что оно бросает вызов основам рабства и страдания, а не их атрибутам. Люди – страдающие рабы. Против рабства они бунтуют, от страданий бегут. Но рабство умело меняет формы, не меняя сути. А страдание настигает человека без труда. Основы же рабства и страдания – самолюбие, славолюбие, сластолюбие. Плоды падшей природы, личинки, отложенные грехопадением.

На этих сначала личинках, а затем китах плавает всемирного горя Град Земной, противоположный Иерусалиму Небесному. Кто не распознал этих врагов (славолюбие, самолюбие, сластолюбие) и хочет бороться за счастье, тот слепец, раздираемый внутренними противоречиями. Посмотрите на известные вам революции. В них всюду вы увидите горстку сознательных подлецов и армию обманутых глупцов. Первые на плечах вторых будут всегда карабкаться в гору, чтобы оседлать властный трон и заплатить обманутому стаду худшей тиранией, нежели была до сих пор. Вы увидите игру на низких инстинктах: на зависти, на жажде крови, на опьянении вседозволенностью. Вы увидите волков в овечьих шкурах и смокинги поверх этих самых шкур. Вы увидите целые стада овец, желающих тоже стать волками. Монах видит это, и потому его нет там. Он не может никого переубедить, но он может махнуть рукой и удалиться. Знаете ли, что этот один удаляющийся наносит темному врагу нестерпимую обиду, хоть у врага в руках и находятся беснующиеся миллионы?

У того мира, который мы привыкли называть цивилизованным (в чем есть ошибка, так как цивилизаций много, а нам внушили, что она одна и она универсальна), есть несколько символов, доставшихся по наследству. Сегодня это денежный знак, техническая новинка и девушка в купальнике на капоте автомобиля. Но это новая блажь. А были древние символы, достойные внимания.

Во-первых, книга. Ибо цивилизация умна и этим гордится. Затем – глаза. Даже не Всевидящее Око в равностороннем треугольнике, а человеческие глаза как самая яркая принадлежность сознательной личности. Не натюрморт и пейзаж, а портрет исчерпывающе выражает развитие цивилизации, которую когда-то интересовала Личность. Портреты, висящие по стенам бесчисленных музеев и выставок, портреты, глядящие на нас из далекого «вчера», – это символ цивилизации, которую интересует личность. Ведь цивилизация когда-то любила личность, за нее и ее права боролась, о ней тревожилась. Сегодня всё это стало риторикой и дымовой завесой, а сутью цивилизации стало порабощение личности и изощренное издевательство над ней.

    

Еще символом цивилизации можно назвать руку, точнее – кисть человеческой руки. Это удивительно умелый орган, ловкий и сильный, количеством пальцев напоминающий о количестве ран на Теле Спасителя. Рука, замешивающая тесто; рука с кистью или циркулем; рука с четками или пишущим инструментом. Именно эта человеческая рука, сильная и умелая, протянута к Богу на одной из известнейших фресок. Ей и Он протягивает Свою руку в ответ. Такой символ достался нам от художников дальних веков. Правда, и из этого символа рекламистами высосана кровь, и то, что символизировало раньше взаимное стремление Бога и человека, сегодня символизирует временную слуховую связь между людьми при помощи мобильного оператора.

Есть древние символы цивилизации: книга, глаза, рука. Всё это есть у монаха

Книга, глаза и руки. Всё это есть у монаха. Он не может, не должен, не имеет права жить без книг и труда. Поэтому его глаза красивы. Они глубоки и красивы. В них есть боль личных поражений и радость Христовой победы. В них есть то богатство утаенной жизни, которое так трудно отыскать в погасших глазах усталого современника, в наглом блеске глаз телегероя или политического представителя золотого миллиарда. Одни растеряли душу, другие продали ее, поэтому им теперь нужны солнцезащитные очки или линзы.

Труд и знание достойны уважения. Паразитизм и непрестанный поиск удовольствий достойны презрения. Найдите первое и бегите от второго. Тропинки поиска или дороги бегства рано или поздно приведут вас к воротам христианской обители. Вы будете чувствовать себя там как турист и всему удивляться. Вы будете чувствовать, что совершаете путешествие во времени. Что это? – спросите вы. Неужели так можно жить? В наше время?

Первым, что удивит в монастыре, будет тишина. Потом – красота

Возможно, первым, что родит удивление, будет тишина, а вторым – красота. Тишина изгнана из городов, потому что слишком страшно то, что совесть в тишине шепчет человеку. Что же до красоты, то мир вообще красив, но особенно там, где человек молится. Там веселей поет птица и охотнее расцветает роза. Монастыри похожи на райские сады в тех местах, где тепло. Если же монастырь вырос там, где погода сурова, он будет похож на крепость или древний замок, а красоту цветов заменит красота гор, снегов, проплывающих по небу облаков.

Красота, купленная трудом и молитвой, книга, келейные слезы и вечная занятость, да еще и особое путешествие вглубь – вот монастырь. Если путь проходится правильно и не сбился человек, то плоды, которые он будет срывать, – свобода, бесстрашие, избавление от иллюзий, дружба со святыми и усыновление Богу. Сравните это с ежедневной суетой и грохотом повседневности, с ее измучивающими нуждами и тревогами. Сравните это с бытовой злобой и завистью, в которых киснет жизнь. Подумайте о тех «скелетах в шкафу», которые есть у всякого улыбающегося цивилизованного человека. Подумайте о том, что мир вообще нам может дать, кроме очередной распродажи и газетных новостей об очередной катастрофе. Прислушайтесь к современному человеку, всмотритесь в него. А теперь думайте, думайте и не говорите, что всё это маловажные вещи.

Монах на Скадарском озере. Фото: иером. Игнатий (Шестаков) Монах на Скадарском озере. Фото: иером. Игнатий (Шестаков)
    

Но что делать, если мы пленились этой всплывшей над океаном пошлости Атлантидой – монашеством? Ведь все не могут быть монахами. Не только оттого, что это воспрепятствовало бы продолжению рода. Это как раз чепуховое и поверхностное суждение. Просто к монашеству способны единицы, а не миллионы. Просто человек, вошедший в эту реку и не научившийся предварительно плавать, даже не взявший спасительный круг, рискует утонуть. Мало ли мы знаем трагических историй о катастрофах в монашестве. С древности и до сегодня таких историй множество, и они подлинно ужасны.

Конечно, всем не только не надо, но и строго воспрещено быть монахами. Но всем рекомендуется монашество полюбить, облобызать хотя бы издалече, втянуть ноздрями воздух его. «Свет инокам – Ангел; свет мирянам – инок». Так говорил Лествичник, и эти его слова сильно запали в душу древнерусскому человеку. Не давая обетов и не одеваясь в черное, человек способен почуять душой ту глубокую красоту, которой отмечен молитвенный подвиг вдали от мира. И тогда человек полюбит долгие службы, поездки к святыням, наставления старцев, книги по истории и аскетике. Собственно, этим и характеризовалась Русь. Убегая от современного грохота, от содомских речей и ненатуральной пищи, мы вдруг прибегаем к тому идеалу, который Русь полюбила на самой заре своей истории! Мы прибегаем к восточному монашеству, его идеалам и облагораживающему влиянию на окружающий мир. Получается, что до географических открытий и появления машин, до научного прогресса и массовых коммуникаций Русь – самое главное в человеческой истории. То, что и сегодня является почти единственной альтернативой и единственным противовесом, удерживающим остров под именем Человечество от сползания в море под именем Смерть.

Русь, оказывается, была подлинно прозорлива. Она полюбила в христианстве не что-то промежуточное и второстепенное, а сердцевину – аскетический и нравственный идеал. Мысля о своих идеальных формах, Русь считала, что мирянин от монаха отличается только чадорождением. Даже жизнь в семье не отличает того и другого, поскольку монастырь – тоже семья. Батюшки и матушки, братья и сестры – наша привычная лексика. Миряне – это просто «чадородцы», а всё прочее – мысль о Грядущем Царстве, земные поклоны, терпение, память о Боге, Таинства – у них с монахами общее.

Русский человек любил на богомолье сходить, долгую службу выстоять, натрудить тело поклонами. Любил сосредоточиться, помолчать, послушать тех, кто умнее его. Мало-помалу эта умная красота возвращается в души, даже при общемировом поклонении идолу комфорта и идолу разврата. И чем больше идол комфорта и идол разврата требуют себе поклонения, тем настоятельнее необходимость того, чтобы монах был настоящим монахом, а мирянин брал с него посильный пример. Православная вера остается монахолюбивой. Именно это указывает на то, что у нас есть надежда. Эта же любовь объясняет нам и нашу историю.

В Византии монахи были противовесом юридически грамотному, культурно изящному, в целом грандиозному строению Империи. Монашеская простота и смелость, монашеская свобода и чудотворная молитва были указателями на Иной мир и смиряющими факторами для земного величия. Без монашеской соли Империя лопнула бы от гордости или утратила ум от самолюбования. Русь восприняла всю эту красоту, будучи нежной и молодой. То, что у Византии было в конце, мы приняли как начало. Настоящий, конечный идеал жизни мы приняли, а весь долгий путь к нему нам еще предстояло пройти. Оттого так трудно было не ошибаться. Так трудно было найти гармонию между уже подаренным идеалом, хранением его, с одной стороны, и неизбежным развитием, переменой форм – с другой.

Чтобы быть особенно успешным в этом мире (успешным только на некое время), нужно полностью омертветь для звуков из иного мира. Нужно приобрести бесчувствие к прикосновениям иной реальности. Запад честно пошел по этому пути и, как пиявка от дурной крови, стал набухать и становиться сильнее. А мы недоумевали. Как же – и Бога оставил, и силой наполнился? Можно ли это? Ведь явный соблазн. Отсюда то отторжение, то спешное желание воплотить всякую западную идею, желание догнать и перегнать. И вот наконец стало ясно, что у Колосса с золотой головой и серебряными плечами ноги глиняные. Даже – пластмассовые. А у нас хоть голова не то что не золотая, но еще иногда и немытая, но зато ноги свои, а не глиняные. И там, где раньше мы видели только величие человека и его победы – одни победы и победы, – там мы видим теперь только аккуратный фасад, за которым человек гниет, тоскует и развращается.

Хватит говорить о том, что мы не творим, а подражаем. У нас есть нравственно-аскетический идеал. Это не безделица

Хватит говорить о том, что мы не творим, а подражаем. Что мы сидим в тени и устранены от общего училища человечества. Хватит. Если бы сам Чаадаев жил сегодня, он бы этого уже не сказал. У нас есть нравственно-аскетический идеал, который воплотился в восточном монашестве и полюблен нами с самого начала нашей личной истории. Это не безделица. Это стержень человеческой жизни. Представьте, что у вас есть колодец с водой. Эка невидаль! Воды везде у всех полно. У некоторых даже есть джакузи и автоматический полив газона, а у вас только колодец. Но теперь представьте, что у всех лопнули трубы, засорились каналы, зашипели краны и пересохли источники. А у вас – колодец! Тот самый колодец, но неимоверно возросший в цене. По сути – бесценный колодец.

Таким бесценным колодцем в эпоху отчаяния и общего невроза, бытового безбожия и всемирной тоски у нас является Православие. Православие, а в нем – Семья, Покаяние, Литургия, Таинства. И конечно – монашество, которое столько раз уже удерживало нас на краю и до сих пор удерживает.

Это и есть та прохладная, как Гедеонова роса, мысль, пришедшая ко мне во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о собственном бессмертии, о Фрэнсисе Фукуяме, Фридрихе Ницше и последнем человеке, который моргает, глядя на звезду.

Протоиерей Андрей Ткачев

2 сентября 2015 г.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • В четверг — лучшие тематические подборки, истории читателей портала, новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Монах – дар Божий Монах – дар Божий
Архим. Мелхиседек (Велник)
Монах – дар Божий Монах – дар Божий
Архимандрит Мелхиседек (Велник)
Однажды преподобный Силуан Афонский спросил духовника: «Что нужно делать для того, чтобы плакать за весь мир?» Духовник ответил: «Познай через молитву состояние этого мира…»
Необратимость монашеских обетов Необратимость монашеских обетов
Архим. Тихон (Шевкунов)
Необратимость монашеских обетов Необратимость монашеских обетов
Архимандрит Тихон (Шевкунов)
Святая обязанность нас, игуменов и игумений, – ознакомить послушника и послушницу с истинным преданием Церкви о невозвратности монашеских обетов.
Монашеская традиция и ее значение в современных монастыря Монашеская традиция и ее значение в современных монастыря
Митр. Афанасий Лимассольский
Монашеская традиция и ее значение в современных монастыря Монашеская традиция и ее значение в современных монастырях
Митрополит Лимассольский Афанасий
Доклад митрополита Лимассольского Афанасия (Кипрская Православная Церковь) на конференции «Монастыри и монашество: традиции и современность» (Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 23 сентября 2013 года)
Из многих монастырей исчез дух свободы и благородства Из многих монастырей исчез дух свободы и благородства
Старец Паисий Святогорец
Из многих монастырей исчез дух свободы и благородства Из многих монастырей исчез дух свободы и благородства
Старец Паисий Святогорец
«Святая Гора» впервые на русском языке публикует малоизвестные наставления афонского старца Паисия Святогорца (Эзнепидиса), записанные его ближайшими сподвижниками и учениками.
Одни приходят в монастырь жить, а другие – спасаться Одни приходят в монастырь жить, а другие – спасаться
Игум. Георгия (Щукина)
Одни приходят в монастырь жить, а другие – спасаться Одни приходят в монастырь жить, а другие – спасаться
Беседа с настоятельницей Русского Горненского женского монастыря на Святой Земле игуменией Георгией (Щукиной)
Одни приходит в монастырь жить, а другие – спасаться. Те, кто идут, чтобы только в нем жить, поступают в монастырь без призвания. В этом случае и келья им не нравится, и послушание они не могут нести. Во всем они привередливы, даже трапеза – и та для них не такая. А те, кто идут в монастырь по призванию – ради Господа и ради спасения души, – они всё будут терпеть. Им всегда и везде хорошо.
Монашество Монашество
Архим. Иоанн (Крестьянкин)
Монашество Монашество
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)
Монах, из­менивший своим обетам, вменяется в са­моубийцу и даже лишается христианского погребения.
Комментарии
Григорий Галенко27 сентября 2015, 11:00
"...чему уподоблю Царство Божие?...Человеку нашедшему драгоценный камень и обрадовавшись, спрятал его на груди никому не показывая...". Монашество, или семейная жизнь, или одиночество- все в радость и счастье, если со Христом. Стоит ли мериться радостью и счастьем в положении, в котором пребываем на Земле,где все мы странники и ждем прихода Господа нашего Иисуса Христа, Спасителя нашего. Может ли человек определить- со Христом ли мы, наверное, да,- дела наши видимые ему это покажут, вера же наша для Господа. К чему это я?! Большинство из нас представляют свою жизненную позицию и положение как более совершенную, но каждый из нас и так счастлив, если он со Христом, и не изнемогает, и нет нужды высказываться: " Я счастлив, потому что..." Такие высказывания напоминают остановку в пути изнуренного как внутренними, так и внешними проблемами человека. Прошу прощения у всех, кому не понравилось мое мнение.
Е.В.П.15 сентября 2015, 16:00
Согласна со Светланой:"Отец Андрей, а напишите, пожалуйста, о таком подвиге как иметь семью и детей." Что бО’льший подвиг: монашество или семья? или так - что бО’льшее служение Господу? Наверное, не стоит так ставить вопрос, противопоставлять одно другому (представляю, как сейчас в меня полетят камни..), но тем не менее, такой вопрос возникает. Больше к женскому монашеству. Я когда вижу молодых девушке в монастырях, всегда думаю: сколько же ты, родная, могла родить и воспитать в православии себе подобных? Сколько радостных минут пережить, держа в руках маленькое счастье, Богом данное? Постоянный труд: бессонные ночи, бесконечная забота о малышах, трудное время взросления детей, работа над собой, домашние заботы, внимание мужу, усталость, радость итд итд, и при этом, постоянная молитва. Это ли не подвиг ради Христа, не предназначение женщины: родить, воспитать и отправить в жизненный путь новых воинов за веру и Христа? А завершив этот труд, можно и дальше трудиться ради Господа, но уже в монастыре: молиться за своих детей, за всех нас, за Русь, за христиан. Кто ж будет умножать веру православную, если не наши дети, а кто их рожать будет?
Димитрий 9 сентября 2015, 10:00
Спаи Вас Господь, отец Андрей за замечательную статью! На сердце лег мир и спокойствие после ее прочтения. Заметил, что последние из двух статей на Вашем сайте - о звездах. И это как раз в конце августа/начале сентября, когда лучше всего обозримо звездное небо. Дивен и прекрасен мир Божий, посредством красоты которого Господь вдохновляет нас, уподобляясь Ему, творить! Слава Богу!
Денис 8 сентября 2015, 12:00
Монашество - это когда оставил себя ради Бога. Когда тело стало клетью. Монашество - это, когда главное в жизне молитва. Монашество - это чистота.
Н.А. 6 сентября 2015, 00:00
Духовные люди есть и среди мирян. И они способны оценить красоту монашества. И донести это другим. Также и монахи-духовники могут давать советы по семейной жизни. Заповеди для всех одинаковые. А сила монашеской молитвы такова, что им (монахам) не только многое открывается о человеке, но и ощутимо повлиять на ход событий они могут. Не зря в монастыри за окормлением устремляются не только ищущие духовной жизни, но и с банальными житейскими вопросами... Помоги, Господи, возродиться монашеству в России.
Nadin 5 сентября 2015, 22:00
Тишина подвига - видимо, в этом ещё отличие монаха от мирянина.
Галина Костина 5 сентября 2015, 21:00
Нет для души православной ничего лучше паломничества. Спасибо отец Андрей. Как всегда разбудили.Монахи в разных монастырях разные. В Славяногорской - строгие и отчужденные, в Никольском - веселые и общительные. Но радость и обновление не описать словами. Матушка настоятельница в Никольском сама стоит в лавке, когда много народу. Хотела купить купу книг разных, а она мне псалтырь для слабовидящих.Обидно было, а теперь нет для меня большего откровения и радости.
елена 5 сентября 2015, 20:00
Сильнее не скажешь! Именно БУНТ!Бунт отважной и сильной души!Бросаешь всю свою жизнь ради Любимого, ведь, настоящая Любовь - это Жертва!Господь Иисус Христос ради нас взошёл на Крест!Так и монахи следуют за Христом, принимая иную жизнь, становясь иноками,детьми Божьими!Сами становятся Светом, чтобы светить другим!
тамара 5 сентября 2015, 19:00
Монахи---это молитвенники за весь мир. не будет их,не будет и света .Господи,спаси их всех и сохрани, этих сильных духом людей и воинов Христовых.
Евгения 5 сентября 2015, 02:00
Михаилу (2015-09-03) Статья, конечно, пустая. Правда, для меня она пустая в основном потому, что поверхностная. А Вы, насколько я понимаю, считаете, что бегство на самом деле есть, и упрекаете монахов за недостаточное миссионерство или его полное оставление. Молчание - хранение ума. Уж каков был блестящий ритор и проповедник, и миссионер свт. Иоанн Златоуст, а и для него идеалом были монахи (см. Беседы на Евангелие от Матфея). Значит, есть нечто выше миссионерства. У каждого свое дело.
Петр 4 сентября 2015, 11:00
Полностью согласен с автором о определяющей роли монашества и гибельности мод ных идеалов. Но не будем идти дальше чем хотел наверное автор и считать Запад уже погибшим потому что у него этого нет и утешаться тем что у нас есть. Ведь мы не можеть дать оценку другим и что у них в сердце. Исторические и духовные обстоятельства нас не спасают по определению а только если по нашему покаянию и незлобивости. Вспомним фарисея и мытаря, вспомним евреев которые ссылались перед Предтечей что они дети Авраама. Будем и сокрушаться и о себе, мы все часть одного Адама.
Velimir 4 сентября 2015, 06:00
Otec Andrei, ya dumal chto sami greshni na svete i nedavno vo vremya Maslenici otpravils v monastir na nedelyu, pogovorit s monahami. Ozhidal strashnoe nakazanie, a poluchil imena eto ob chem Vi govorite. Ozhidal chto skazhut chto ya sam zadnyaya skotina, a v manastire skazali chto ya monah. Na moi vopros po chemu u mne takoi slozhni zhizni i za chem na stolko ispitaniya, poluchil otvet chto monahami vsegda dayots vse samoe slozhnoe - po tomu chto oni na pervoi liniyi v borbe s lukavim. Vse chto Vi napisali, eto istna, potverzhdayu lichnim primerom. Hrani Vas Gospod, otec Andrei!
К 3 сентября 2015, 23:00
Отлично все до слов "Русь – самое главное в человеческой истории". Смелое и безапелляционное утверждение, которому дивлюсь не только я, но думаю были бы весьма удручены Великие нерусские святые (от Первомученика Стефана до Паисия Святогорца не исключая основателя монашества Антония Великого. Что хотел сказать автор? Что русское монашество особенное и ближе к Богу чем условно греческое? Или, что Русь чем то лучше других стран ( наверное потому, что русский народ Богоизбран?) Примерно так же думали о себе евреи 2000 лет назад ( хотя в данном случае это и была правда!) , и что? Ждали Мессию и не узнали его? Примерно так же мыслили 1200 лет назад некоторые Римские папы, о "особо высоком месте Рима". Вышел раскол, с чудовищными на самом деле последствиями, от инквизиции до эвтоназии. Примерно так же думали о себе высоколобый славянофилы, высокомерные аристократы и черносотенные казаки лет 100 назад. Где казаки? Где Великая Российская Империя от Цареграда до Харбина? Пожрал страну изнутри голодный озверевший народ. Монашество, это прежде всего смирение. Ибо Господь гордым противится. И конечно место России определит Господь, в свое время. Боюсь очень я, что время это не за горами. Надеюсь, что приговор смягчат Батюшка Серафим, отец Иоанн Кронштадский и прочие и прочие Русские Святые, порой не уступающие, иногда превосходящие своей святостью своих иностранных братьев.
Александр 3 сентября 2015, 22:00
Думал, что любой бунт - это бунт против Бога. Оказывается не любой. Спасибо. Наверное я просто слишком узко мыслил о бунтах.
Татьяна Органова 3 сентября 2015, 21:00
Действительно, часто замечала, какие удивительные глаза у монахов, и молодых, и старых.
Екатерина 3 сентября 2015, 21:00
Писал Н. В. Гоголь:"Жизнью нашей мы должны защищать нашу церковь,которая вся есть жизнь,благоуханием душ наших должны мы возвестить ее истину.Церковь наша действовала мудро. Духовенство наше не бездействует.Я очень знаю, что в глубине монастырей и в тишине келий готовятся неопровержимые сочинения в защиту церкви.Но дела свои они делают лучше нежели мы. Они не торопятся и, зная чего требует такой предмет,совершают свой труд в глубоком спокойствии, молясь,воспитывая самих себя,изгоняя из души своей все страстное, похоже на неуместную безумную горячку,возвышая свою душу на ту высоту бестрастия небесного,на которой ей следует пребывать,дабы быть в силах заговорить о Истине." Многие вам лета отец Андрей!
Надежда Трегуб 3 сентября 2015, 17:00
Очень понравилось ! Низкий поклон ! Многая лета о. Андрею!
Михаил 3 сентября 2015, 17:00
Статья пустая,потому что акценты расставлены неверно. Всё, что что написал уважаемый протоиерей уводит от Христа Иисуса и наполнено вымыслами человеческими. Ибо для меня жизнь - Христос,...Флп.1:21 Не монашеский подвиг умервщления своей плоти,а подвиг Христа на Голгофе,Его победа над смертью стоят в центре веры всякого христанина,именно Ему мы должно подражать,как и апостол Павел говорит: 1Кор.4:16 Посему умоляю вас: подражайте мне, как я Христу. Разве Иисус Христос был монахом или апостолы были монахами? Если бы Они делали тоже самое,что и монахи,то сатана мог до сих пор жить спокойно,никакой победы над ним не было бы. Сатане и нужно,чтобы прятались в затворы,становились отшельниками и убегали в с свои пустыни, чтобы не проповедывали Евангелие.Монашество закрыло уста христианам,отныне в почёте молчальники.
Людмила 3 сентября 2015, 16:00
В который раз благодарю Вас, отец Андрей. Спаси Вас Господь. Каждая Ваша статья - это радость созвучия сердцу, повод задуматься и поразмышлять, а не только умилиться со слезами. Господь дал Вам дар слова - слова пастырского, воспитательного. Благодарю Вас и благодарю Бога.
Елена 3 сентября 2015, 13:00
Мне бывает достаточно смотреть на монахов и это проповедь без слов.
Светлана 3 сентября 2015, 12:00
Да-да, настоящий христианин светел душой. Этот свет нужен миру как воздух... "Монахи - возлюбленные чада Господни," - говорил новомученик Оптинский иеромонах Василий (Росляков).
Александр 3 сентября 2015, 11:00
Это воистину прекрасная статья! Всем, кого знаю, донесу, в почту, в фэйсбуки всякие... Ведь что то такое я и собирался написать, да не дал Бог такого ума и таланта. И ведь писал, и публиковал как мог. Но вот облегчение мне - это сказано! И сказано талантливо! Нередко езжу по монастырям вот как раз для этого... И нередко посещает эта мысль - вот бы и мне так... Может и я когда-нибудь? А примут ли? А смогу ли? Но пока ещё не ощущаю в себе достаточно силы. Не хватает чего то... А здесь нужно разобраться. Потому что это серьёзно.
Владимир 3 сентября 2015, 10:00
Вячеславу. "Монашество, это не бунт против мира. Монашество, это любовь к Богу. Если не так, то напрасны все отречения. Итак вы заблуждаетесь. Научитесь, что значит милости Хочу, а не жертвы" Не может человек служить Богу и мамоне. Поэтому любовь к Богу - это и вражда к мiру, а значит и бунт против него. Одного другому не мешает и не противоречит. Это просто разные грани одного и того же бриллианта. Не надо пытаться быть учителем еще не научившись любви самому.
Светлана 2 сентября 2015, 22:00
Отец Андрей, а напишите, пожалуйста, о таком подвиге как иметь семью и детей. Ведь брак -- это бунт против современного мира: как отважиться на брак, когда наше общество призывает не регистрировать отношения, как отважиться иметь много детей, когда ни денег, ни помощи государство не оказывает, как найти в себе силы сохранить семью, когда совсем тяжело... Так замечательно, что Вы -- протоиерей, что имеете семью и делитесь иногда своим опытом. И что честно говорите, что это не так уж и просто, когда ты женат и дочки на выданье... Для мирян именно такие размышления важны!
Inna 2 сентября 2015, 21:00
Батюшка, верно. Молодчина. Радуйте нас ещё.Каждая ваша статья бальзам на сердце.Благодарю вас.
Наталья 2 сентября 2015, 20:00
Святая истина!Храни Вас Господь,отец Андрей!
Александр Владимирович 2 сентября 2015, 19:00
Именно, именно так, Darina - скоп, заговор, возмущение, мятеж, открытое сопротивление законной власти (Даль). - стихийно возникшее восстание, мятеж (Ожегов, Ушаков); сопротивление законной власти... Антихриста! Проявляющейся и грядущей. Именно об этом статья! И о выработанном для этого пути - последовательном пути - монашество.
София Даль 2 сентября 2015, 18:00
Дорогой отец Андрей! Пишите, говорите, зовите и наставляйте! Нам без Ваших слов, ну никуда. Правда Ваша христианин не должен быть тепленьким, он должен быть горячим или ледяным, в зависимости от ситуации. Желаем Вам долгие и благие лета! Спасибо!
Ирина 2 сентября 2015, 18:00
По-моему, о монашестве имеет право говорить только монах, да и то только в том случае, если он прошел уже значительный путь. Из святоотеческих трудов очевидно, что старцы очень неохотно рассуждали о монашеском подвиге, разве что их настоятельно просили об этом. Потому что настоящее монашество - это тайна. А тайна любит молчание.
Darina 2 сентября 2015, 17:00
БУНТ: - скоп, заговор, возмущение, мятеж, открытое сопротивление законной власти (Даль). - стихийно возникшее восстание, мятеж (Ожегов, Ушаков).
елена 2 сентября 2015, 16:00
Слава Богу что я могу это читать. Господи Слава тебе !Спасибо отец Андрей! Многая лета.
Сергей 2 сентября 2015, 15:00
Уважаемые Отец Андрей! Спасибо за прекрасную, образную и очень неординарную статью! Но, простите, позволю в одном не согласиться. Не в отношении идеала монашества, а в этом: "..Получается, что до географических открытий и появления машин, до научного прогресса и массовых коммуникаций Русь – самое главное в человеческой истории. То, что и сегодня является почти единственной альтернативой и единственным противовесом, удерживающим остров под именем Человечество от сползания в море под именем Смерть." Простите меня, Отец Андрей, но вокруг нас все же не Та Самая Русь, а современная Россия. Со всей её грустной и страшной статистикой по коррупции, абортам, разводам, смертности, преступности и т.д. Можно бунтовать против этого громко, можно тихо, можно вообще молчать - но вокруг именно это. А не град Китеж, как бы ни хотелось в нём оказаться. И как долго Господь сохранит сокровенный Колодец Православия за нашей, все еще пока Русской Цивилизацией - это, согласитесь, только Ему известно.. С уважением р.Б.Сергий
р. Б. Тамара 2 сентября 2015, 15:00
Как всегда очень умная проповедь. Храни Вас Бог, о. Андрей!
Евгения 2 сентября 2015, 14:00
Неудобно говорить, но о.Андрей опять только около. Однако, ино дело - не сказать, а иное - промолчать. Промолчать - все равно, что поддержать. Гордей Кабачков, персонаж комедии К.Шахназарова "Добряки" по одноименной пьесе Л.Зорина, подвизался в Институте античной культуры. Он был посредственным ученым - таково было общее мнение сотрудников института, неоднократно высказываемое на кафедре, впрочем, в неизменно деликатной форме. Гордею предстояла защита диссертации. Предприимчивый соискатель в беседах тет-а-тет со всеми членами диссертационного совета убедил каждого из них в том, что защита его диссертации не состоится - все проголосуют "против". Рассчитывая на доброту собеседника, он просил проголосовать "за": хотя бы один голос "за" при закрытом голосовании! Результатом голосования было единогласное "за". Следующим завоеванием Горушки было кресло директора института.
Евгения 2 сентября 2015, 14:00
"... бунт, самый обидный для ... плюю на ваши мнимые ценности ... изымаю свой собственный ум ... бросает вызов основам рабства и страдания ... махнуть рукой и удалиться ..." Полагаю, что никто из специалистов не будет полемизировать с о.Андреем. Ну, а нам, дилетантам, можно. Читала не в одном месте у авторитетных авторов, что монашество возникло как протест (не путать протест и бунт) против холодности в вере и извращении ее. Чей это был протест? Предлагаю подумать о словосочетании "избранный сосуд".
Татьяна 2 сентября 2015, 14:00
Спаси Вас Господи, отец Андрей.Слава Богу за все!
Екатерина 2 сентября 2015, 13:00
Екатерина И. Большое спасибо за статью отец Андрей. Начало воцерковления нашей семьи совпало с началом чтения Ваших статей, прошло полгода, бывает и очень тяжело, но мы всегда ждем и читаем. Пишите, пожалуйста, пишите. С благодарностью.
Маргарита Лесная 2 сентября 2015, 12:00
Очередной раз напиталась от целебного источника. благотворного и питающего душу.Это Ваши проповеди, отец Андрей.Спаси Вас, Господи! Многие лета!
Александр Калашников 2 сентября 2015, 11:00
Сильно сказано! Храни Вас Господь, отец Андрей!
Читательница (Подмосковье) 2 сентября 2015, 11:00
«Против рабства они бунтуют, от страданий бегут». Спасибо за статью. Как говорят монахи, в монастырь не уходят, а приходят. Не от страданий бегут, а идут к Богу. Спасибо и за классику: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах…».
Вера 2 сентября 2015, 11:00
Знаю монаха,который оставил несовершеннолетних детей на произвол судьбы.Взбунтовался он или просто убежал от ответственности одному Богу известно. Но теоретически очень правильная статья. Спаси Господи нас грешных.
Галина 2 сентября 2015, 10:00
Спасибо, отец Андрей, что делитесь своими мыслями. Эту статью необходимо было прочесть прямо сейчас
Сергей Ч. 2 сентября 2015, 10:00
У святителя Игнатия Брянчанинова есть рассуждения о монахах и мирянах . Сии рассуждения святителя созвучны с утверждениями отца Андрея Ткачева, но имеют существенные отличия . Особое место занимают духовные послания мирянам митрополита Антония Сурожского, где он говорит о царственном священстве мирян и сообщает нам, что Первый мирянин на земле есть Сын Божий Иисус Христос .
Людмила 2 сентября 2015, 09:00
Спасибо,о.Андрей! Читая Ваши строки ,чувствую абсолютное согласие с Вами. Постоянно лювлю себя на мысли -как люди не видят,что их мир с постоянной гонкой за долларом,карьерой,отдыхами в таиландах,желанием во что бы то ни стало омолодиться-прогнил совершенно.Это как поиски призрачного счастья,которое все время убегает .А монахи -точно названо-бунтари!Им ничего не нужно от мира сего.Какие это сильные духом люди. Слава Богу за все!
2 сентября 2015, 09:00
Низкий поклон Вам, о.Андрей!Иногда мне кажется,что Вы как хирург ,вскрывающий нарывы на теле нашей больной души.Как всегда точно и виртуозно.Зная диагноз, будем лечиться...Да поможет Вам Господь!
Марина 2 сентября 2015, 09:00
Спасибо, отец Андрей! Как всегда, выстрадано, выверено, отточено. Люди не могут быть все монахами, да это, наверное, и не требуется, но знать идеал и по мере сил и возможностей тянуться к нему необходимо. Спаси Господи!
гостья 2 сентября 2015, 09:00
Божии дети такие талантливые.Красивые мысли облекают в понятные слова.Слава Богу,что мне дано услышать.Спасибо,отец Андрей,что пробуждаете добрые мысли и правильные чувства.
Илья 2 сентября 2015, 07:00
Спаси Вас Господи, отец Андрей!
Дмитрий 2 сентября 2015, 06:00
Я знаю десяткИ людей,которые в монахи пошли из-за карьеры. Некоторые уже епископы.
Вячеслав 2 сентября 2015, 05:00
Монашество, это не бунт против мира. Монашество, это любовь к Богу. Если не так, то напрасны все отречения. Итак вы заблуждаетесь. Научитесь, что значит милости Хочу, а не жертвы.
Тамара 2 сентября 2015, 05:00
Супер, отец Андрей гениален как всегда.
александр 2 сентября 2015, 05:00
В бурятии есть игумен Алексей ,смотришь на него и понимаешь куда нужно стремится.
Галина Б. 2 сентября 2015, 04:00
Спасибо автору. Как всегда очень интересно. О.Андрей возрастает в слове от статьи к статье. Прошу прощения за дерзость, это мои личные ощущения. Хорошая мысль - это хорошо, а вот как ее облечь в слово и донести? Замечательно. Читаю и радуюсь хорошей мысли и хорошему слову. Про монашество когда-то у Паисия Святогорца прочла, что монах - это радист, который передает сигналы Богу. И больше уже никогда у меня никаких вопросов и сомнений не возникало. Подразделение большое, а радист один, очень ответственная служба. Слава Богу за все.
АлександрГ. 2 сентября 2015, 01:00
Все так и есть. Спасибо, отец Андрей.
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке