Молога

Рассказ

В юности, когда я навсегда, как оказалось, покидала родительский дом, мне приснился сон, который я почему-то запомнила.

Там совершенно нечего было запоминать – потому и странно всё это как-то…

Просто получаю я в том самом сне открытку, а на открытке обратный адрес: мои собственные инициалы и «Рыбинское водохранилище». Вот и всё – весь сон. Ничего интересного.

И только недавно, когда всё чаще стали наведываться ко мне воспоминания детства и отрочества – возникать в моем сознании, как призраки давно затонувших кораблей, – я поняла, что означала та надпись на открытке. Да еще с моими же инициалами в графе отправителя.

Особенно часто возникают передо мною любимые мои старики – дед да бабка, да наши деревенские.

Мы сидим на завалинке возле дедова дома в Бирюсинске. Ул. Красной Звезды, 18. Бабка, я (мне лет пять), еще пара старух и незабвенный сосед – дядя Коля.

Мы режемся в «подкидного дурака», и нам невозможно как весело.

Но апогей веселья наступает, когда в дураках остается именно дядя Коля, и я настоятельно, в стотысячный раз, требую в качестве штрафа за проигрыш дяди Колин стеклянный глаз.

И дядя Коля, посадив меня поудобнее к себе на колено, начинает свое шоу, свой коронный номер.

Оп! И глаз – его собственный глаз! – у него в руках! Ужас и восторг! Дядя Коля, пропахший махоркой и кислыми щами, лысый и безбровый, расплывается в довольной улыбке, поблескивая золотыми зубами и беззвучно посмеиваясь. Он похож на Кощея Бессмертного, и я начинаю визжать, плакать и, тем не менее, азартно хлопать в ладоши.

А тут из окошка выглядывает наш дед и на всю улицу:

– Девчонки, ужин готов!

Нигде больше в Бирюсинске и близлежащих окрестностях, как мне потом рассказывали, деды не готовили ужин своим старухам, сражающимся на завалинке в подкидного.

И мы с бабушкой бодро шли лопать нашу глазунью и запивать ее тюрей на холодном молочке.

Попозже могла заглянуть баба Дуня – маленькая коренастая старушка, в любую погоду одетая почему-то исключительно в синий шерстяной платок и полинялый коричневый плащик. От бабы Дуни дурно пахло, и она всё время охала и приговаривала: «Ой, Божа мой, Божа…»

Я не очень любила бабу Дуню и иногда так ее и звала: «Божамой пришла». Бабушка, впрочем, строго выговаривала мне, кормила бабу Дуню всем, что находилось, поила чаем с сахарком вприкуску и подолгу слушала ее заунывные причитания.

Баба Дуня жила совсем одна, дети ее бросили, и мои старики стали ей единственными друзьями, помогая то копеечкой, то едой и вещами.

Иногда бабушка просила Дуню спеть «Херувимскую». И она пела

Иногда бабушка просила Дуню спеть «Херувимскую». И она пела. Скрипучим, дребезжащим стариковским своим голоском.

Горестно, призывно и завораживающе…

И бабушка незаметно смахивала слезинки и протирала глаза уголками своего платочка.

А я сидела на табурете, грызла палец и болтала ногами, недоуменно поглядывая на двух плачущих старух.

И все они теперь, как Молога со дна Рыбинского водохранилища, приходят ко мне в воспоминаниях и сновидениях, зовут, ждут моей ответной любви, просят не забывать.

И уж не посидишь теперь беспечно на табурете, не поболтаешь ногами…

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Анор, хранительница храма Анор, хранительница храма
Жанна Бобкова
Анор, хранительница храма Анор, хранительница храма
Жанна Бобкова
Я смотрю на женщину, решившую в одиночку восстанавливать храм. О трех стенах. Без крыши. На острове посреди реки. Не имея к этому никаких средств.
Отец Анатолий – экстремист (+ФОТО) Отец Анатолий – экстремист (+ФОТО)
Владимир Ештокин
Отец Анатолий – экстремист (+ФОТО) Отец Анатолий – экстремист (+ФОТО)
Владимир Ештокин
Отец Анатолий – мозг и сердце всей жизни в Брейтовском районе. В его груди, кажется, спрятан маленький вечный двигатель – такой неуемной энергией обладает батюшка.
Идущие под Богом (фоторепортаж) Идущие под Богом (фоторепортаж)
Екатерина Соловьева
Идущие под Богом (фоторепортаж) Идущие под Богом (фоторепортаж)
Екатерина Соловьева
Крестный ход… Многодневный, изматывающий. Бездорожье, брошенные деревни, короткие привалы и снова километры пути. Идут малые и старые, навьюченные вещами. Стоят на службах и молебнах в разрушенных храмах. Они идут вместе, но каждый — наедине с Богом. В дороге каждый из них говорит с Ним, одновременно присутствуя и отсутствуя для своих попутчиков.
Комментарии
Екатерина23 октября 2015, 22:16
И хорошо на душе и грустно. Хорошо от воспоминаний милых о детстве, о бабушке...Грустно от того, что никогда это время не вернётся. Спасибо автору.
Наталья21 октября 2015, 14:48
Удивительно простые вещи, а плакать почему-то хочется.
лиза18 октября 2015, 20:59
Я вспоминаю маму.Ночью у меня стреляли уши. Я плакала. Мама согрела подушку на голланке .Взяла меня на руки. прижала голову к подушке и носила меня, пока я не успокоилась и не заснула...
Тамара18 октября 2015, 17:16
"И уж не посидишь теперь беспечно на табурете, не поболтаешь ногами…" - это и из моего детства и юности.Спасибо и храни Вас Бог.
Александр17 октября 2015, 17:12
Очень хорошо. Просто, искренно, по-настоящему. С благодарностью. Храни Вас Господь.
Наталья17 октября 2015, 14:35
...а мне часто снится старый дом, где все мы вместе жили. Тот небольшой уютный дом на высоком берегу Амура снесли накануне юбилея города; нашу многодетную семью поселили в "хрущевку". Тепло родного дома, тепло мамы, тепло детства - все мы родом оттуда. Сердечное спасибо за рассказ! Храни вас Господь!
Овчинников Сергей17 октября 2015, 08:01
Наши мёртвые нас не оставят в беде, Наши павшие, как часовые...
галина16 октября 2015, 22:13
спасибо нашим милым и любимым бабулечкам за всё!Царствие им Небесное! Спасибо за рассказ.
Фотиния16 октября 2015, 21:07
Спасибо.И не постоишь у родной могилки. Берег водохранилища разве. Вдвойне горше. Сколько в этих бабушках было любви. Просто так, без усилий. Было и всё.
Алла Пугачева16 октября 2015, 19:09
Николай Мельников "Поставьте памятник деревне" - пронзительное до боли стихотворение. Уходит от нас эта загадочная цивилизация. Моя деревенская бабушка говорила: "Мы христьяне".То есть крестьяне. И в то время, когда в городах кипели стройки коммунизма, в деревнях старушки тихо рассказывали о Конце света...
Констнтин16 октября 2015, 16:48
Автору спасибо!
Татьяна Блиничкина16 октября 2015, 15:40
Спаси, Господи!
Наталья16 октября 2015, 13:08
Спасибо! Такой трогательный рассказ.
Анна16 октября 2015, 12:34
спаси Вас, Господи, матушка! слезы на глазах. помяни Господи, всех усопших сродников наших, и нас грешных помилуй. и Мологу нашу родненькую..
Андрей16 октября 2015, 11:09
Мы все вспоминам ушедших родственников и близких людей, которых сейчас с нами нет и от того эта история близка каждому из нас. Когда читаешь рассказ, как будто и сам в свое детсво вернулся, слезы сами на глаза наворачиваются. Спасибо и храни Вас Бог.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×