Проводник на духовном пути

Памяти отца Иеронима (Шурыгина)

Об архимандрите Иерониме (Шурыгине; 17 ноября 1952 – 28 августа 2013) вспоминает архимандрит Василий (Паскье), в жизни которого отец Иероним сыграл поворотную роль: благодаря ему он, француз по рождению из католической семьи, монашествующий в мелькитском монастыре на Святой Земле, принял Православие и приехал служить в Россию. Отца Василия с отцом Иеронимом связывали долгие годы и служения в Чебоксарской и Чувашской епархии, и глубокой братской духовной дружбы. А еще говорим о воле Божией и духовничестве, о человеческом разумении и о том, с какими проблемами надо обращаться к духовнику.

Архимандрит Иероним (Шурыгин) Архимандрит Иероним (Шурыгин)
    

На Святой земле

– Отец Василий, вы были связаны с архимандритом Иеронимом (Шурыгиным) в течение многих лет. А какой была ваша первая встреча?

– Это случилось в Иерусалиме. Я тогда был монахом мелькитского греко-католического монастыря. И вот однажды – у нас была уже Светлая неделя после Пасхи, а у православных шла еще Страстная – я увидел, что прибыла к нам в обитель делегация: митрополит Гедеон из Ставрополья, уже немолодой, а с ним его клирики из Ставропольского края и два афонских монаха: иеромонах Иероним и диакон Иаков. Как обычно, мы гостеприимно приняли всех, показали монастырь, потом привели гостей в нашу библиотеку, где угощали чаем, соком и фруктами. Вот тогда я впервые встретился с отцом Иеронимом.

– Какие впечатления были от этой встречи?

Наши взгляды встретились. И у меня было ощущение, что это необычный человек и что, может быть, этот человек – моя судьба

– Особенно никаких, потому что мы говорили на разных языках: он два-три слова сказал на французском, а я на русском два-три слова. Но наши взгляды встретились. И у меня было ощущение, что это необычный человек и что, может быть, этот человек – моя судьба. Но это было таким мимолетным впечатлением. Я даже не знал, увидимся ли мы еще раз. Оказалось, что отец Иероним остался в Иерусалиме, не стал возвращаться на Афон.

Он прожил в Иерусалиме два года. Жил в разных местах. А к началу осени перебрался в греческую лавру святого Саввы Освященного. Но прожил там недолго – можно даже сказать, что сбежал оттуда на католическое Рождество. Ночью, как раз на Всенощное бдение с 24 на 25 число, он явился мокрый, потому что был дождь.

Лавра прп. Саввы Освященного. Фото: Антон Поспелов / Православие.Ru Лавра прп. Саввы Освященного. Фото: Антон Поспелов / Православие.Ru
– А почему, как вы думаете, он покинул лавру Саввы Освященного?

– Вероятно, потому что ему было там очень тяжело. Отец Иероним тогда молодой, сильный был. У него в обители разные послушания были: на кухне, полы мести, за водой ходить – а это не так-то просто: водопровода нет, нужно идти вниз к источнику. Монахи даже из канав собирали дождевую воду и с крыш, а за канавами нужно было строго следить, чтобы они чистыми были. Трудно эти послушания исполнять. А келарь лавры отец Херувим очень жестким и требовательным был. Он, кстати, ушел потом в раскол. Хотя много лет подвизался и был учеником известного игумена, старца Серафима: они вместе жили в пустыне. Бесы его искушали, и он сбежал из монастыря.

Так вот, отцу Иерониму не столько физически было тяжело, сколько по иным причинам: ему, русскому монаху, было в этой греческой обители очень непросто: греки большие националисты. Это сейчас в обители святого Саввы Освященного положение немножко изменилось благодаря русским, которые там живут.

Уйдя из лавры, отец Иероним какое-то время помогал духовнику женской обители, служил в свою очередь и еще работал как плотник и сантехник: так оправдывал свой хлеб, потому что неофициально жил в этом монастыре. А потом удалился в пустынь. И вот когда он вернулся в Иерусалим из пустыни, мы стали общаться уже регулярно. А прежде встречались изредка, во время богослужения у Гроба Господня.

Я знал людей, которые с ним имели тесное общение: это были православные евреи – молодое поколение, уехавшее из СССР в Израиль. Таких было много. И они с отцом Иеронимом очень дружили. В нашу обитель они приходили тоже. Это был особый монастырь, здесь какое-то время укрывался Иоанн Креститель. Там купель природная. Русские любили это место. Отец Иероним много раз приезжал к нам с чадами. И мы все больше и больше сближались.

А на Пасху 1993 года в наш монастырь Иоанна Крестителя пришел один странник.

– Что это был за человек?

– Он пешком дошел из Владивостока до Иерусалима. Сейчас этот странник известен как монах Афанасий с Афона. Такой блогер популярный, националист. Но в те времена он был умереннее. Мирянин простой, он был связан с владивостокской мафией, с какими-то не очень хорошими делами, и пришел в Иерусалим в знак покаяния. Типичный русский человек. Человек без предела – и в греховном, и в подвиге молитвы. Он приехал на Пасху в 1993 году, искал, где остановиться, и попросился пожить у нас.

– А почему у вас в монастыре, ведь это же была неправославная обитель?

Была организована встреча у меня в келье. Конечно, это всё было тайно, отец Иероним через дыру в заборе ко мне пришел

– Потому что мы были очень открытыми, мы не смотрели, кто приходит: православные, неправославные… Мы принимали всех людей с добрым желанием. Мне было очень интересно слушать такого горячего человека, очень православного. Мы вместе работали: я его взял к себе на послушание. Мне нужно было рыть яму под фундамент в камне. Не в земле, а в камне! А на Пасху в Иерусалиме уже жара, один я не справлялся. Я его взял на работу, на послушание со мной. Мы много работали и много болтали, разговаривали о Православии. И он меня очень сильно подталкивал принять Православие. И несколько раз обо мне говорил отцу Иерониму, что, мол, есть такой человек в монастыре святого Иоанна Крестителя, надо с ним работать, он готов перейти в Православие. Даже организовал встречу у меня в келье. Конечно, это всё было тайно, отец Иероним через дыру в заборе ко мне пришел.

– А почему тайная встреча?

– Чтобы никто не знал об этом. Это было осенью 1993 года.

Надо вспомнить еще одну очень важную встречу – важную и для меня, и для отца Иеронима: на Пасху 1993 года. Тогда в Иерусалим приехал владыка Варнава из Чувашии (в то время архиепископ, сейчас митрополит). Я владыку полюбил сразу же. И отец Иероним его любил тоже, он знал его еще с Псково-Печерского монастыря, когда владыка приезжал в эту обитель, а отец Иероним был там на послушании и был пострижен тоже там.

Храм Гроба Господня, Иерусалим Храм Гроба Господня, Иерусалим
    

Многое нас с отцом Иеронимом объединяло. Мы встречались у Гроба Господня по воскресеньям на службах. Тогда я практически каждую неделю туда ходил. Но братия моего монастыря почувствовали, что я потихонечку ухожу от них, что у меня большой интерес к русским православным людям. И они стали запрещать мне ходить туда на службы, запрещать общаться с русскими. А я уже чувствовал себя не в своей тарелке в неправославной среде. И вот где-то в конце октября 1993 года я подошел к отцу Иерониму и сказал: «Не могу больше жить двойной жизнью». Но тогда он не мог меня принять в Православие. Сказал, что, когда поедет в Россию, возьмет и меня с собой. А я свое: «Двойной жизнью жить нехорошо. Не могу больше». – «Что же, – говорит, – тогда уходи из своего монастыря». Сказать – одно, а сделать – другое. Это такой шаг!..

– Что было дальше? Как вы поступили?

– На следующий день я пришел к нему: он служил Литургию. Вышел из боковой двери алтаря, взял крест с Престола, меня благословил и послал к патриарху Диодору. Мы поехали с нашим странником, будущим монахом Афанасием, в Патриархат. Нас встретил митрополит Тимофей (тогда он был еще архимандрит, а, может быть, уже и епископ), он был секретарем патриарха. Он хорошо знал французский, я с ним был знаком – за несколько лет до этого я уже писал ему о моем желании перейти в Православие, но тогда не состоялся этот переход, многое этому помешало…

– Что именно?

– Мои братия послали меня во Францию, подальше от греха, как они думали. А когда в 1990 году я возвратился в Иерусалим, то еще острее почувствовал тягу к Православию.

И вот с отцом Иеронимом мы пришли к патриарху Диодору. Он приветствовал мое решение, но сомневался, что я должен принимать православную веру в Иерусалиме. Потому что Иерусалим слишком маленький, там все друг друга знают, и это будет скандал, тем более что я уже более десяти лет жил в этом городе.

Отец Василий (Паскье). Фото: Владимир Ештокин Отец Василий (Паскье). Фото: Владимир Ештокин
    

Владыка Диодор направил меня в Россию. Такова была воля Божия.

– Батюшка, вы однажды рассказывали, как в Горенском монастыре чистили с отцом Иеронимом канализацию. А как батюшка к труду относился?

– Как и все мы. Это же послушание. Он не боялся работы. И канализация не была для него проблемой. Он был очень простой человек. И такого не было никогда, что какой-то работой нам не положено заниматься.

Отец Иероним отслужил молебен на дорогу, обильно покропил меня святой водой и благословил: “Езжай во Францию, встретимся в Москве”

Мы вместе прожили где-то до половины ноября. У меня был билет на самолет во Францию. Отец Иероним отслужил молебен на дорогу, обильно покропил меня святой водой и благословил: «Езжай во Францию, встретимся в Москве». Конечно, я и не сомневался, что так будет.

– Когда вы оказались в Москве?

– Во Франции мне пришлось какое-то время работать, чтобы скопить денег для поездки в Россию. Мой младший брат – реставратор старинной мебели. Он немножко подучил меня, и полтора месяца я у него работал. Наконец купил билет в Москву и где-то 9 января 1994 года прилетел в Россию.

В Москве и Печорах

Архимандрит Иероним (Шурыгин). Фото Титова С.А. Архимандрит Иероним (Шурыгин). Фото Титова С.А.
– Были какие-то сложности с приездом? Например с визой? Ведь в то время так просто в Россию еще нельзя было приехать…

– В общем нет. Но получилось вот что. Иерусалимские чада отца Иеронима знали о моем намерении принять Православие. Это в основном были евреи, я говорил уже о них. И среди них было много людей, связанных с отцом Георгием Кочетковым. Они созвонились со своими друзьями в Москве, сказали, что есть такой отец Василий, француз, который переходит в Православие и собирается в Россию. Не знаю, каким образом, но кочетковцы нашли телефон моих родителей и стали звонить мне. Я сказал, что мне нужно приглашение, чтобы получить визу. И мне приглашение выслали.

Я сразу же из Шереметьево поехал на Лубянку, 19. Отец Георгий тогда жил над алтарем. Он спустился, встретил меня. Я никогда не скрывал, что на меня он произвел не очень приятное впечатление.

– Почему?

– Я сразу не понял, куда попал. Разобрался во всем уже на следующий день. Это было не то, чего я ожидал. Они были очень внимательны ко мне... Я так и не понял, почему они такие ласковые. Думали, что я иконописец, показали место, где я могу писать иконы… А я, знаете, не люблю, когда ко мне слишком, скажем так, лезут. Я сразу отдаляюсь. Ну, ладно, оправился спать в то здание, которого сейчас в Сретенском монастыре уже нет – на его месте строится новый храм, а раньше тут стояло административное здание, располагалось издательство. Вот в этом доме мне отвели помещение. И тут я первый раз в жизни повстречал таракана. Мне постелили на полу. И я тогда почему-то подумал, что вот и буду я тут жить с друзьями-тараканами до последних дней своих. Страшно было, я не спал всю ночь.

Утром пошел на службу. Конечно, храм тогда имел иной вид, не то что сейчас. Иконостаса не было, царские врата низкие. И какая-то группа людей, одетых в белое. Мне объяснили, что они только что приняли крещение и теперь в течение недели будут в белом и каждый день причащаться. Пришел в алтарь – меня пригласили. И тут очень неожиданно для меня отец Георгий спросил: «А причащаться вы будете?» Как же он мне предлагает причащаться, когда меня еще не приняла Православная Церковь?! И я отказался.

У меня было несколько других телефонов, я позвонил одной знакомой – она сейчас матушка, ее батюшка служит в Америке, в Нью-Йорке. И она мне говорит: «Нужно немедленно уходить от отца Георгия Кочеткова». Она тогда пела на клиросе у отца Александра Шаргунова в храме святителя Николая в Пыжах. Мы и поехали туда.

Отец Александр, такой суровый, малоулыбчивый, очень хорошо меня встретил. И для меня важно было еще и то, что он говорил со мной на французском.

– Отец Александр Шаргунов вам помог?

– Да, мне нужно было оформить регистрацию, а еще я попросил написать мне другое приглашение. И он написал от своего прихода. Так что официально регистрироваться я поехал уже от прихода святителя Николая в Пыжах.

Потом мы познакомились с владыкой Тихоном (Шевкуновым) – тогда отцом Тихоном – через Олесю Николаеву.

– Когда состоялся ваш переход в Православие?

– 15 марта, на день Державной иконы Божией Матери. Это была первая неделя поста. И сразу же меня пригласили на Литургию Преждеосвященных Даров в Даниловский монастырь, в пятницу причастили, а в субботу я сослужил Патриарху, тоже в Даниловском монастыре, в престольный праздник князя Даниила Московского. А потом на какое-то время был направлен в Псково-Печерский монастырь.

Когда приехали туда, отец Тихон был там. Мы вместе пошли к отцу Иоанну (Крестьянкину), которого я до этого уже встречал – в феврале 1994 года. Он меня вспомнил, обрадовался, что меня приняли в Православие.

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)
    

– Вы помните ваш разговор с отцом Иоанном (Крестьянкиным)?

– Он интересовался, миропомазали ли меня. Я отвечал, что нет, миропомазания не было. Просто чин присоединения. Но отец Иоанн (Крестьянкин) сказал, что лучше миропомазаться. Тогда отец Тихон меня взял за руку, мы пошли в Успенский собор, в пещерный храм, где игумен Спиридон отслужил таинство миропомазания. А отец Тихон был рядом, и поэтому я считаю его своим крестным.

Потом жил в монастыре, но было тяжело, потому что я не знал русского языка. И всё думал: когда же отец Иероним приедет?

– А как в Псково-Печерском монастыре относились к отцу Иерониму?

– По-разному. Молодые монахи, например отец Иоасаф, отец Алипий, – положительно. А старшее поколение – отрицательно. И, кстати, отец Иоанн (Крестьянкин) тоже отрицательно.

– Почему?

Батюшка Иоанн (Крестьянкин) сказал: “Отец Иероним меня не послушал. Я его не благословил на Афон ехать”

– Когда я говорил, что отец Иероним меня прислал в Россию, батюшка Иоанн (Крестьянкин) сказал: «Отец Иероним меня не послушал. Я его не благословил на Афон ехать. А он меня не послушал и поехал самовольно». Немножко это меня огорчило: как же так? Отец Иероним всегда представлялся как чадо отца Иоанна (Крестьянкина), а как может чадо не слушаться своего духовного отца?!

В июне 1994 года отец Иероним наконец-то возвратился в Россию. Мы встретились, он в Псково-Печерском монастыре побывал, но вот что интересно: отец Иоанн (Крестьянкин) его не принял, не пустил к себе.

– А вы как-то говорили об этой ситуации с отцом Иеронимом?

– Нет. Это не мои дела. Отец Иероним, я думаю, был удивлен и разочарован, потому что он очень рассчитывал на благословение и поддержку отца Иоанна и не получил их.

Конечно, это человеческое тщеславие, что вот, подвизался в Псково-Печерском монастыре, подвизался на Афоне, подвизался в Иерусалиме… Может быть, он рассчитывал, что возвратится в Россию как старец. А сам отец Иоанн (Крестьянкин) не благословил.

Отец Иероним был у батюшки Николая Гурьянова на острове Залит. Ну, наверное, там его помягче приняли. Не могу сказать, знал ли раньше отец Николай отца Иеронима.

Архимандрит Иероним (Шурыгин) на Богослужении Архимандрит Иероним (Шурыгин) на Богослужении
    

Мы с отцом Иеронимом встретились в Сретенском монастыре. Это было тогда подворье Псково-Печерской обители, настоятельствовал отец Тихон, я жил у него. Тут отец Иероним меня и нашел. Мы служили в праздник Рождества Иоанна Крестителя, Владимирской иконы Божией Матери. Служили вместе, а потом вместе поехали на Афон на две недели. А вернувшись с Афона, были на приеме у патриарха Алексия.

– Почему отец Иероним возвращался на Афон?

– Ему необходима была отпускная грамота, которой он не имел, ведь он, можно сказать, незаконно оставался в Иерусалим и незаконно возвращался в Россию. Он взял у отца Иеремии отпускную и свой греческий паспорт. И вот с этой отпускной мы пришли к патриарху, и отец Иероним попросил перевода в Чувашию. Попросил и меня тоже направить вместе с ним. С сентября 1994 году мы служили в Чувашии.

В Чувашии

– Как вас приняли в Чувашии?

– Владыка определил нам служить в чувашской деревне, но местные люди нас не приняли. Был настоящий скандал. Мы еле-еле отслужили всенощное бдение в субботу. Народ шумел, кричали, что нам нельзя служить, что мы масоны, купили это место… Не знаю, откуда они всё это взяли, кто пустил такой слух. Конечно, это было для нас неожиданно. Я русского тогда не знал, не понимал, что происходит, видел только и чувствовал, что люди очень обозлены, даже палками размахивали, угрожая нам. Мы вынуждены были вернуться к владыке Варнаве. И он определил нас на другой, русский приход – в село Никулино Порецкого района.

– Там вас встретили лучше?

– Намного лучше. Отец Иероним оставался на этом приходе более года, а я – два года. Больше года мы вместе служили: я как диакон, а он как иеромонах-настоятель. И весь этот год владыка Варнава хотел перевести отца Иеронима наместником в новый монастырь в Алатыре. Отец Иероним сначала отказывался: считал, что невозможно возродить эту обитель – слишком она разрушена. Так и было. Но владыка настаивал и отец Иероним в конце концов согласился. И в конце 1995 года он получил назначение наместником в Алатырский Свято-Троицкий монастырь.

Алатырский Свято-Троицкий монастырь Алатырский Свято-Троицкий монастырь
    

– А куда направили вас?

– Меня рукоположили в иеромонаха, и, когда отца Иеронима отправили в Алатырский монастырь, меня назначали настоятелем храма села Никулина. Год я послужил, а потом отец Иероним попросил приехать к нему в Алатырь. Так что в 1996 году летом мы снова объединились и начали возрождение монастыря.

Мы были очень близкие духовные друзья, даже братья. Понимали друг друга

Мы были близки, но как друзья. Нельзя сказать, что он был моим духовным отцом. Конечно, он и постарше был – на шесть лет, и опыт имел афонский… Но… Мы были очень близкие духовные друзья, даже братья. Понимали друг друга. Я был около него. Он влиял на меня, но духовно я немножко хулиган был, сохранил независимость.

Тот период для нашей дружбы был не очень благоприятным. Меня оклеветали, будто бы я таскал у монастыря солярку и бензин и продавал. Оклеветал наш завхоз-пьяница. Он был послушником и сам воровал горючее, чтобы было на что купить выпивку. И когда обнаружилось, что куда-то солярка исчезает, куда-то бензин исчезает, он обвинил во всем меня. Отец Иероним был очень сердит, не хотел даже выслушать меня, тот пьяница твердил всё одно: «Это он». Мне так было тяжело: как я любил отца Иеронима, а тут он пьяного человека слушает, а меня обвиняет… И я сказал: «Отец Иероним, я не могу так». В это время в городе были перемены в управлении женским монастырем, туда пришла новая игумения. Отец Иероним обязал меня помогать новой игумении. А вскоре она написала прошение владыке о моем переводе к ним в качестве старшего священнослужителя. И я согласился.

– Тяжело было уходить от отца Иеронима?

– Да, тяжело. И еще эта история с воровством бензина. Она очень меня задела. Я был обижен. А отец Иероним очень разочарован, он даже заплакал, на две недели затворился у себя в келье и не выходил. Так наша дружба была разрушена, но, слава Богу, ненадолго. А ведь он исключил меня из своих синодиков, не молился за меня, не поминал мое имя! Вот такая была обида. А ведь я в свое время подошел к нему, поклонился в землю – и услышал: «Мне не надо твоего покаяния». Что тут поделаешь!

Но потом наша дружба постепенно восстановилась, мы друг друга поддерживали. И когда ему было трудно, я был всегда рядом.

Пять лет я служил как священник в женском монастыре, а потом владыка дал мне новое послушание – возрождать из руин храм в Алатыре.

Отец василий Паскье с прихожанами на праздничной трапезе. Фото: Владимир Ештокин / Expo.Pravoslavie.Ru Отец василий Паскье с прихожанами на праздничной трапезе. Фото: Владимир Ештокин / Expo.Pravoslavie.Ru
    

– Как вы отнеслись к этому новому такому трудному послушанию?

– Я почувствовал, что владыка дал мне новое поле для деятельности. Поручил мне как пастырю очень хороший активный миссионерский приход. Отец Иероним меня поддерживал и материально, и морально, и духовно на этом пути.

Но были в это время и скорби. Отец Иероним часто болел. И серьезно болел, не всегда мог выходить из кельи. Один раз даже у него случился приступ, так что кто-то даже позвонил в епархию и сказал, что отец Иероним умирает. А мне в тот день было так тяжело, как никогда раньше. И не было такого никогда, чтобы после Литургии я пошел полежать. А тут уснул. И сквозь сон слышу, что кто-то всё время звонит. Наконец сбросил с себя эту дремоту и взял трубку, а это был владыка Варнава, который пытался до меня дозвониться, чтобы сказать, что отец Иероним умирает. Как умирает?! «Поезжай, ты ему единственный друг. В Чувашии нет другого священника, который бы мог ему помочь».

Пришла машина, поехали на большой скорости, за два часа добрались до монастыря. Я всю дорогу думал: что я увижу? кого встречу?

Наконец приехали. В монастыре такая тишина, как в фильме ужасов. Почти никого нет. Поднимаюсь в келью отца Иеронима…

Наконец приехали. В монастыре такая тишина, как в фильме ужасов. Почти никого нет. Поднимаюсь в келью отца Иеронима, думаю, что, наверное, там будет много людей, кто-то будет плакать, кто-то причитать… Вхожу: никого нет. Пустота. И удивительно, даже двери кельи его открыты. Я вхожу. Отец Иероним лежит на диване… Я подошел, встал на колени, тихонько взял его руку и позвал: «Отец Иероним!» Вдруг он открывает глаза, на меня смотрит: «О! Отец Василий приехал…» Садится на диван, говорит, уже даже приглашает меня на чай… Вот так.

– И что было дальше?

– Я позвонил владыке, сказал, что отец Иероним ожил. Владыка благословил соборовать его. И уже на следующий день в понедельник соборовали отца Иеронима.

Вечером после соборования я приехал в Чебоксары и, хотя было уже поздно, пошел в келью владыки. «Владыка, – говорю, – сам не понимаю, в чем дело было. Или отец Иероним великий актер, или я – “великий чудотворец”». А владыка смеется: «Конечно, ты – “великий чудотворец”». После этого случая мы с отцом Иеронимом еще дружней стали.

– А что за история с храмом в Каннах?

– Русская церковь в Каннах нуждалась в очень большой помощи. Отец Иероним уговаривал меня проситься в ее настоятели. Большое искушение было. В этом деле были замешаны какие-то чиновники из Москвы, которые каждый год приезжали в Канны и ходили в этот храм. Отец Иероним хотел угодить им. А владыка Варнава, когда узнал, в чем дело, сразу сказал: «Не связывайся! Не пущу тебя!».

Митрополит Чувашский Варнава, архимандрит Василий (Паскье), архимандрит Иероним (Шурыгин) и протоиерей Валерий Андреев Митрополит Чувашский Варнава, архимандрит Василий (Паскье), архимандрит Иероним (Шурыгин) и протоиерей Валерий Андреев
    

– Отец Иероним уговаривал вас согласиться на это настоятельство?

– Да. Мы побывали там. У меня была большая внутренняя смута. Я тогда обо всех своих переживаниях рассказал своему крестному – отцу Тихону (Шевкунову). И хотя внутренне чувствовал, что никакого настоятельства не нужно, всё равно что-то грызло сердце. Отец Тихон сказал: не нужно, забудь. И владыка Варнава не благословлял.

Отец Иероним очень хотел, чтобы я поехал в Канны. Потом понял, что ничего не выходит. И если из нас кто-то прозорливый, то это владыка Варнава. Он самый опытный, он сказал сразу, что мне туда не нужно. А ведь эти москвичи организовали встречу на самом верху, даже митрополит Иларион из Нью-Йорка приезжал, встречался с владыкой Варнавой, говорил, что было бы неплохо, если бы отец Василий перешел в Русскую Православную Церковь Заграницей. А владыка: «Он мне в епархии очень нужен». И тогда владыка Иларион, очень духовный человек, произнес: «Отец Василий, я уважаю решение владыки Варнавы. Вас не отпускают». На этом всё и закончилось.

Но что интересно: после всех этих переговоров был суд во Франции, и он отнял храм у Московского Патриархата. Отнял и отдал раскольникам. Выгнали батюшку, который там служил. Он оказался на улице и служить ему было негде, потому что ключи от церкви у него забрали; он был вынужден найти убежище в католической церкви, в которой службы практически не было. И он до сих пор не служит. Владыка Варнава всё это предвидел и потому говорил мне: «Не связывайся». А после и отец Иероним тоже увидел, что владыка был прав.

После того случая здоровье отца Иеронима ухудшилось.

– Он ведь в это время почти уже не служил?

– Да. Он жил как затворник, не выходил из кельи. И даже на свой день ангела уже не служил. А потом его парализовало после инсульта, он с трудом креститься мог, и говорить ему было очень тяжело. Но его подлечили. И даже выдвинули кандидатом на епископство. Но на Успение 2013 года отец Иероним умер. Узнали об этом только через два дня.

– Как так?

– Он много болел, мог два-три дня не выходить из кельи. Никто и не подумал ни о чем таком. Батюшка не вышел на службу – значит, болен. Келья закрыта. Он не отвечает – значит, так надо. Он ведь вроде как в затворе жил. Но спустя два или три дня братия уже забеспокоилась. Посмотрели в окно: он вроде как спит. А потом еще через какое-то время посмотрели – а он в том же самом положении лежит. Вот тогда и подумали, что что-то случилось. Выломали двери его кельи и нашли его уже умершим.

Я приехал в монастырь, когда он уже лежал в Троицком соборе в гробу. Подошел, вспомнил тот день, когда владыка позвонил мне и сказал, что отец Иероним умирает… Я подошел к нему и сказал: «Отец Иероним, в этот раз я опоздал». На следующий день приехал владыка, и мы отпели отца Иеронима.

Отпевание архимандрита Иеронима (Шурыгина) Отпевание архимандрита Иеронима (Шурыгина)
    

– Батюшка, очень многие люди почитают отца Иеронима за старца.

– Я бы назвал отца Иеронима высокодуховным человеком. Но если кто-то говорит, что он чудеса творил… Чудеса не человек творит. Чудеса творит Господь через человека. Это немножко другое отношение. Это как в фильме «Остров», помните? Отец Анатолий считает себя грешником, считает себя убийцей и всю жизнь он молится, кается и плачет, потому что считает себя убийцей и сам в недоумении, почему Господь дал ему такой великий дар прозорливости и чудотворения. И ты понимаешь это только в конце фильма, когда его друг, которого он якобы убил, оказывается живым. Господь так устроил, что именно его дочка оказалась бесноватой и что именно ее отец Анатолий исцелил. Это очень хорошая история.

Он был человеком, который считал себя грешным Иеронимом. И он всегда был готов помогать другим

Отец Иероним был очень интеллигентным человеком. Он был психологом, очень хорошо понимал людей, очень легко подходил к людям, очень легко проникал в человека. Он очень много помогал другим, потому что был доступен. Я очень любил отца Иеронима, потому что он был человеком, который считал себя грешным Иеронимом. И он был человеком, который всегда был готов помогать другим. Человеком бескорыстным. Он деньги не любил, в отношении них был очень честным. Себе ничего не сохранил. Ни копейки. Всегда ходил в старой одежде. Носил рясу, которую носил еще в Иерусалиме. Материальное его не интересовало.

Однажды ему подарили очень дорогой крест. А он его отдал его архимандриту Евдокиму — настоятелю монастыря Саввы Освященного в Иерусалиме. Совершенно неожиданно! И даже владыка этому не удивился, потому что для отца Иеронима это было обычное дело: если что-то у тебя есть, отдать другим братиям.

Но мог и пошутить. Однажды подарил мне очень старую машину, о которой знал, что много она не проедет. И всегда потом шутил, что подарил мне «мерседес». А это была совсем развалюха. И вот мы собрались в ту деревню, в которой когда-то вместе служили, в Никулино, за картошкой. 20 метров проехали на ней – и мотор заглох.

Я считаю, это было полезно. Чтобы не гордиться, чтобы человек ни от кого не ждал помощи, кроме как от Господа.

Духовник – проводник на духовном пути

– Люди до сих пор вспоминают отца Иеронима.

– Многие люди, в судьбе которых принимал участие отец Иероним, теперь идут к владыке Варнаве за советом. У них теперь большие трудности. А владыка Варнава не может заниматься ими. Кого-то отец Иероним постригал, кому-то что-то обещал, у кого-то венчание, а у кого-то, напротив, развод. Житейские ситуации. Это не компетенция владыки. Тяжело… Владыка отправляет их ко мне.

Я когда-то предостерегал отца Иеронима не связывать себя с судьбами людей. Как он будет за них потом отвечать? Но он в какой-то степени был уверен, что это от Бога.

Архимандрит Иероним (Шурыгин) с народом Архимандрит Иероним (Шурыгин) с народом
    

Вот и на днях приходили тоже двое к владыке, он отправил их ко мне. Ситуация очень сложная. А я этих людей и поругал: «Вы же использовали отца Иеронима как гадалку! “Что с нами будет? Какой дом купить? Какую машину купить? Куда деньги вкладывать?” Вам самим надо было решать. И если вы поступали по его советам, то это ваш выбор и вам отвечать за него». А эти люди мне в ответ: «Он нам сказал, что надо купить эту квартиру. Мы купили и теперь не можем ее продать». Спрашивают у меня, что им делать. К сожалению, я не могу ничего ответить. Отец Иероним мог отвечать, потому что закончил институт торговли и разбирался во всем этом. А я по образованию специалист в сельском хозяйстве, я могу сказать, как доить корову, как кормить корову. Но сколько стоит корова, я не знаю. Беда в том, что вы к отцу Иерониму с этим вопросом пришли, а не как спасаться.

Духовник должен отвечать на духовные вопросы, давать духовные ответы. Разберитесь в том, чего вы ищете

Духовник должен отвечать на духовные вопросы, давать духовные ответы. Разберитесь в том, чего вы ищете. Господь сказал: «Ищите прежде всего Царство Небесное», а не материальную добычу.

И даже не с семейными проблемами надо приходить к духовнику. Для решения семейных вопросов Господь нам дал разум. А духовный отец должен вас сопровождать на духовном пути. И вот получается, что духовного отца нет, и чада привязаны к материальному…

– И какой выход из этой ситуации?

– Надо молиться, чтобы Господь показал, как быть.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Игумен Василий Паскье: Француз и его бабушки Игумен Василий Паскье: Француз и его бабушки
«В Алатыре — настоящая русская жизнь. В Москве — уже не русская, — говорит о. Василий. — Возьмем бабушек в деревне — это же ужас, что они смотрят! Бабушке в фуфайке, у которой туалет на улице и моется она в бане, показывают теток, у которых жизнь прекрасна, которые только и думают, как бы сменить мужа. В моде вульгаризация. Много книг, где объясняются сложные вещи простым языком, за счет этого священные вещи теряют сакральный смысл».
Архимандрит Иероним (Шурыгин): «Молюсь, чтобы Господь даровал мне любовь» Архимандрит Иероним (Шурыгин): «Молюсь, чтобы Господь даровал мне любовь»
Сейчас даже среди Православных много таких, которые мутят народ, пастырей, монахов. И когда меня спрашивают, как вы смотрите на переход на новый стиль Церковного Богослужения, на русский язык, на сокращение молитвенных служб, я отвечаю: отрицательно. Никогда на это не пойду, останусь на том рубеже, который принял от Купели Таинства Крещения, свято и незыблемо.
Алатырь – Аррас Алатырь – Аррас
Священник Олег Востриков
Француз по рождению, игумен Василий (Паскье) оставил все, чтобы служить Богу. В поисках истины он побывал в монастырях Святой Земли, Синая, Египта и Румынии, а обрел ее в России. Теперь он, «православный француз», возвращает нам, православным по рождению, нашу веру и помогает русским миссионерам во Франции.
Комментарии
Наталия30 сентября 2018, 14:50
Спасибо за публикацию. Есть над чем задуматься. Это рассказ о том, как трудно спасаться. В чём-то мы самоотвержены, а в чём-то живём по своей воле.
29 марта 2017, 15:18
Друзья,чувствуется в этой статье,как в словах Спасителя,Нет пророка без чести,кроме своего отечества.Можно было бы сказать многое по этому поводу,но скажу одно,мы еще при жизни отца Иеронима ездили в Оптину Пустынь,и в алтаре спрашивали у отца Илия,правда ли,что говорят нельзя ездить к о Иерониму,так как он в прелести?на что отец Илий сказал,ездить к нему нужно,знаю его еще по Афону,а все что говорят про него плохого это из за зависти.Светлая память дорогому батюшке,и вечный покой со святыми!!!
Роман 1 сентября 2016, 13:48
Батюшка любимый наш! Попроси за нас чтобы мы с тобой были там. Братья, сестры будем любить друг друга как он нас и учил. Всем доброго здоровья и успехов во всех делах (и в материальных тоже)!
Валерий 9 января 2016, 12:50
Слава Богу , что дал мне недостойному , такого духовного отца Иеронима . Светлая ему память.
Димитрий и Вероника 2 декабря 2015, 22:58
Слава Богу за такого духовного отца! Иероним приводил людей к Богу через любовь. Ангел он. Бог через него людей спасал, обустраивал, исправлял. Наш милый и добрый батюшка, СПАСИБО тебе, любим тебя! Твои духовные чада Димитрий и Вероника. Аминь!
Евгений29 ноября 2015, 12:09
Читаю комментарии духовных чад о.Иеронима - "был для всех лучиком света, надежды. Его любви хватало на всех. Его любили. К нему очень тянулись люди..."

Мне хочется спросить чад - простите, а место для Христа в ваших сердцах оставалось? Все, чем вы описываете ваше отношение к священнику, я в своем сердце могу отнести лишь ко Христу - он для меня и лучик света, и надежда, и его любви хватает на всех...
Дарья29 ноября 2015, 00:42
Прочитав статью,хочется сказать что она оставила неоднозначное впечатление...Ведь лично у меня и у моей семьи -только хорошие воспоминания о батюшке ... и говорить что он просто психолог-не совсем правильно. Потому что ни у одного человека есть подтверждение того,что батюшка знал больше чем обычный психолог...Да и какой психолог будет принимать людей с утра до ночи...Для меня очень странно что вообще к монаху, архимандриту можно применить этот мирской термин. Лично моей семье он сказал много того что ни один психолог знать не мог...вот так с первого раза увидев людей. Светлая память! Царствие небесное НАШЕМУ ЛЮБИМОМУ БАТЮШКЕ!!! Он был нам как отец! Если честно, теперь ехать не к кому(с нашими "мирскими проблемами" тем более...
Александр28 ноября 2015, 08:45
Слава Богу за все! Дивен Бог во Святых Своих! К батюшке к своему духовному отцу ездил со своей семьей почти 10лет! Много чудес Господь открывал через батюшку многим. С Божией помощью батюшка Иероним стал замечательным духовником, мудрым и любящим отцом для братии монастыря и многим духовным чадам! Это был не только инок благочестивой жизни, это был человек более чем замечательный. Не нам признавать его святым – это право Святой Церкви, но дерзну назвать его прямо великим: человеком с великой благородной душой и необычайным умом.От него всегда исходила благодать и спокойствие! Через него Господь давал успокоение и радость! Становилось ясно и тихо. Все дурные помыслы он снимал одним мановением кисточки, которой он нас помазывал для молитвенного воздействия на наши страждущие души. И потому практически все выходили из его кельи со светлыми, улыбающимися лицами. И казалось всем окружающим, что всё это хорошие люди, что всё вообще хорошо и прекрасно.
Алексей Арбузов25 ноября 2015, 13:10
У меня сложилось впечатление , что стать про о. Василия. Хочу сказать про житейское и духовное, в современном мире мы , через житейские нужды познаем себя.Часто человек в этот омут проблем погружается с головой и ему уже не до Бога, вообще не до души. Батюшка видел это прекрасно и помогал решать возникшие трудности. Это только маленькая часть из жизни нашего дорогого батюшки Иеронима
Марина23 ноября 2015, 22:24
Благодарю Бога за встречу с о. Иеронимом. Что бы про него не писали и не говорили, для меня и многих моих знакомых,он навсегда останется сильным молитвенником,духовным отцом. Сколько людей плакало о нём в день похорон!Потому,что любили.Вечная память нашему дорогому Батюшке!
Р.Б.Людмила21 ноября 2015, 10:50
Благодарю Господа за то, что Он дал мне такого наставника как о.Иероним. Знала Архимандрита Иеронима много лет, мой путь к вере начинался в Свято-Троицком монастыре под руководством Батюшки. К нему обращались как к любвеобильному отцу со многими вопросами и он никогда не отказывал в помощи как в духовных, так и в житейских вопросах. Приезжали в монастырь с тяжестью на душе, а уезжали утешенными и обновленными. Многих людей он спас от духовной гибели и помог обрести Веру. Батюшка навсегда останется в моем сердце, вечная Ему память!
Роман19 ноября 2015, 19:42
все мы склонны разделять духовную и материальную стороны жизни- но вот случилось, что в жизни возник вопрос-так поступить или иначе, в масштабах человека состоятельного вопрос продажи или покупки, например жилища ,это одно, а в масштабах многодетной матери-одиночки, женщины- инвалида это вопрос связанный с ее заботой о своих чадах- где тут материальное и духовное? К кому обратиться за советом и утешением? Родственники не могут помочь, священник который думает только о духовном тоже... А Батюшка утешал всякого по всякому вопросу и никогда никому не отказал...шутка ли принимать народ с самого раннего утра до позднего вечера...я не знаю где грань между духовным и материальным , мне не ведома связь духа и материи, но порой Любовь проявляется совершенно неожиданным образом-например ,человек приезжает в монастырь по житейскому вопросу, а получает теплые сердечные слезы от благодарности и умиления во время долгих монастырских служб. Господь так его привел... Со своей стороны я старался не мучить Батюшку по пустякам, но , не скрою, задавал Ему и совершенно житейские вопросы ,при случае, и смотреть на Него, когда Он отвечает было настоящей радостью и утешением.Наверное я не духовный человек. А то где бывал Батюшка до нашего с Ним знакомства для меня лично никакого значения не имеет. Афон ли это или Иерусалим , другой ли монастырь. То каким был Батюшка было согласно с тем, что написано в моем сердце и в сердце каждого человека, по словам Апостола, это закон Любви.
Людмила 19 ноября 2015, 08:14
Светлая и вечная память дорогому отцу нашему архимандриту Иерониму. И к этому присоединятся, думаю не сотни людей, а тысячи, т.к. Батюшка, принимая человека входил не только в его нужды и духовные, и душевные, и в житейские, но и всех родных и близких этому человеку людей.Для него не было своих и чужих. И немощи наши он покрывал своей любовью и был строг, если видел, что в человеке нет покаяния. И те, кто считали, что Батюшка "Дед Мороз", который должен только угождать и делать "подарки" бывало "обижались" и разносили про него всякую околесицу. За Славу Божию Батюшка всегда готов был умереть и нас этому учил. И умер он именно так, положив все свои силы за Господа и ближних, возродив из пепла прекрасную и благолепную обитель. Возродив тысячи душ для покаяния. Еще раз вечная и светлая ему Память.
Роман18 ноября 2015, 22:58
Мне и многим моим близким Батюшка Иероним открыл Свет Христов! Слава Богу ! Какая Милость Божья! А ведь не у многих людей был такой духовный наставник! Его любовь была строгой но более ласковой и милующей! Для меня Батюшка был и есть сосуд Духа Святого. Ведь настоящие чудеса видел я! Величайшее чудо-изменение человеческой жизни! Имеется в виду изменения сердечные, душевные и духовные. Батюшка говорил - "пора начинать жить духовной жизнью" и этот призыв отзывался в сердцах очень и очень многих людей. "По плодам их узнаете их..." В моем мире плоды Батюшкиных трудов -это многие спасающиеся и ,я верю ,спасенные человеческие души, а это ведь самое ценное! Какой выкуп дашь за душу свою? А в каком человек хочет жить мире, он выбирает сам... Какими глазами смотреть на вещи? На благодарность за молитвы Батюшка часто ругал людей и говорил, что за все-за все нужно благодарить только Бога! Почему Господь избрал Его для такого служения-это знает только Господь!Может потому ,что Он сам предпочел Бога всему остальному...не знаю, да и это далеко не главное. Главное, что он был и есть в моем сердце и в моей жизни! Благодарю Тебя, Господи-ведь это Твою Любовь я увидел через моего Авву ! Батюшка учил - без любви к человеку нет любви к Богу, учил не только словом но и всей жизнью которую он сжег для нас!
olga18 ноября 2015, 20:38
Редкая по нынешним временам откровенность.Спасибо.Жизнь прожить - не поле перейти.
Р.Б.Ольга, врач, доктор медицинских наук18 ноября 2015, 20:10
Я знакома со Свято-Троицким монастырем более 10 лет и была духовной дочерью о. Иеронима. Хочу выразить мнение многих чад незабвенного Батюшки. О. Иероним помог сотням людей обрести веру, найти правильный путь к Богу и радость в жизни. Он как любящий отец вникал во все тяготы жизни приходивших к нему людей и помогал им выйти из тяжелых жизненных ситуаций не сломленными, а обновленными благодаря укреплению в вере и духовному возрастанию. Многих Батюшка просто спас от духовной гибели. И о. Василию Батюшка помог придти к истинной вере - Православию. К сожалению, получилась статья не о почившем старце, любимом многими чадами, а о достоинствах о.Василия, при этом некоторые важные факты жизни о. Иеронима перетолкованы. Интервью о. Василия, опубликованное в день рождения Архимандрита Иеронима, доставило большую скорбь многим людям,знавшим и любившим Батюшку.
Александр18 ноября 2015, 15:30
Благодарю Господа за встречу с о. Иронимом в моей греховной жизни! Светлая ему память!
Марина18 ноября 2015, 00:04
Верю, если бы о.Василий послушал о.Иеронима и принял наместничество в Каннах, храм остался бы у Московской Патриархии. Батюшка угождал только Богу, а приходящих к нему любил, и через житейские вопросы приводил к Богу. Да... батюшка знал о чем тогда плакал...
Наталия17 ноября 2015, 23:29
СЛАВА БОГУ за все! СЛАВА ТЕБЕ ГОСПОДИ! что есть ТВОЙ суд! Верую, что он другой... - не по узким меркам человеческого, подчас эгоистического, видения мира... СЛАВА БОГУ! что попустил мне встречу в жизни земной с О.Иеронимом. Встречу эту я не искала и даже старалась избежать - да вот не получилось то избежать.Есть же такое: "Сколько благодати получил, столько же жди искушений"(простите - может не дословно - но по существу). Призвал ГОСПОДЬ О.Иеронима и вопросов, искушений у меня было больше, чем ответов. И каждый раз все равно твержу СЛАВА БОГУ за все! и конечно за то, что был в моей грешной жизни О.Иероним - Светлый, Добрый, Мирный... и остается быть и останется быть... пока живая я по воле БОЖИЕЙ и по молитвам О.Иеронима! Верую! Прошу и Ваших молитв за О.Иеронима! Простите кого обидела - вольно или невольно...
Михаил17 ноября 2015, 21:41
С уважением к покойному отцу Иерониму.
К величайшему сожалению в православной среде словосочетание "афонский монах" действует гипнотически. Иногда мы готовы довериться ему без рассуждения. Местные священники простые, а те, кто даже немного пожил на Афоне воспринимаются порой как иностранцы, приехавшие в СССР. Уж они-то знают.
Мария17 ноября 2015, 17:46
О.Иероним был для всех лучиком света, надежды. Его любви хватало на всех.Он мог собрать вокруг себя совершенно разных людей, и всем был помощником и советчиком. Его любили. К нему очень тянулись люди. О.Василий правильно пишет, что он был доступен, считал себя грешным и был честен и бескорыстен.Он хотел помочь, всем хотел помочь. Вокруг него было светло, люди спасались. Столько добра, тепла и света, а также такой отзывчивости и отдачи во всем, до мелочей, пожелаю о.Василию и всем священникам. После смерти батюшки Иеронима,когда стал вопрос о новом наместнике Свято-Троицкого Алатырского монастыря, внутренний дух монастыря был наполнен переживаниями и слухами, что этот пост может занять о.Василий(Паскье). Сколько же было радости, что случилось так, как случилось.
Иоанна АБ17 ноября 2015, 17:08
Благодарю отца Василия за откровенный рассказ, прочла с большим интересом.
Ирина, написано исключительно доброжелательно!
ирина17 ноября 2015, 15:56
иногда люди ослеплены и не могут действительно отличить духовные ценности и значимость Истины от житейских проблем...не легко понять... нужна горячая молитва о даровании РАЗУМА.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×