Взвесить на аптекарских весах

Международные конфликты — это всегда очень страшно, потому что они напоминают нам о хрупкости мира как таковой. А еще они разжигают между людьми вражду даже далеко от театра военных действий — вражду на бытовом уровне, когда одни причиняют зло другим только из-за принадлежности к той или иной национальности, культуре. Примеры этого нередки в новостных лентах информагентств. И порой среди таких спонтанных проявлений агрессии становится очень страшно жить. При этом бывает трудно удержаться от возмущения, гнева и ответной злобы. Трудно, но надо. О том, как сохранить христианское отношение к людям в условиях международных конфликтов и вражды, размышляет редактор газеты игумен Нектарий (Морозов).

    

Пламя войны — очистительно?

Действительно, многие сейчас замечают, что в обществе нарастают агрессия и вражда. Это происходит закономерным образом в периоды определенной нестабильности. Например, экономической, когда люди оказываются стеснены в своих потребностях, порой отказывая себе даже в предметах первой необходимости. Конечно, это приводит к тому, что накапливаются раздражение, досада, гнев. Если мы почитаем любого автора, пишущего об аскетической жизни, то увидим, что гнев — это чаще всего следствие неисполнения тех желаний, которые буквально раздирают человека изнутри и, если человек с этим не борется, провоцируют то самое агрессивное состояние.

Вместе с тем легко перерастают в ту же агрессию такие чувства, как паника и страх. Когда происходят такие трагические события, как гибель российского самолета с пассажирами, теракты в других странах, естественно, что у кого-то это вызывает чувство страха и панические настроения.

К сожалению, приходится замечать, что общество сейчас настроено достаточно воинственно. Если почитать посты в соцсетях, возникает ощущение, что люди живут в ожидании какого-то глобального военного события, причем ждут его не со страхом, свойственным нормальному человеку, а даже с какой-то радостью… Но дело в том, что абсолютное большинство этих воодушевленных пользователей Интернета не знает, что такое война в принципе. Люди видят войну по телевизору, в новостях и фильмах, читают о ней в книгах, но практически никто не отдает себе отчета в том, что война, начавшаяся где-то далеко, может вдруг приблизиться и стать фактом уже его собственной биографии.

Как правило, когда у человека есть опыт участия в боевых действиях, происходит одно из двух: либо он навсегда заболевает, подхватив этот «микроб войны», и живет, чувствуя потребность воевать, либо наоборот, человек раз и навсегда понимает, какое это зло, и всеми силами и средствами старается избежать и самой войны, и чего бы то ни было, к ней ведущего.

Я знал в своей жизни достаточно много людей, которые, оказавшись в мирной, гражданской обстановке после участия в военных действиях, стремились вернуться обратно на войну. По одной простой причине: там всё просто — вот ты, вот враг, вот день прошел, и о следующем дне думать не надо, он сам о тебе в полном смысле этого слова позаботится. Все неурядицы, все проблемы, которые у тебя были, где-то далеко. Человек желает остаться в этой ситуации из-за страха перед жизнью как таковой: страха отвечать за что-либо, решать семейные или профессиональные проблемы, преодолевать какие-то обстоятельства. И этот страх порой бывает даже сильнее страха смерти. Безусловно, это измененное сознание, изуродованное. Но именно такие люди зачастую войны хотят. А люди, у которых, как говорится, есть что-то за душой, которые испытывают потребность созидать, чем-то делиться с другими, естественно, войны не желают.

Есть замечательная книга известнейшего испанского писателя Артура Переса Риверты «Территория команчей». Она рассказывает о буднях военного телеоператора и корреспондента испанского телевидения в период войны на Балканах. С одной стороны — хорваты, с другой — сербы, с третьей — боснийцы, и уже совершенно не важно, кто прав, кто виноват, важно то, что люди, ожесточенные и озлобленные, друг с другом делают то, что по определению человек не может, не должен делать с другим человеком. Католики, православные, мусульмане убивают друг друга — одинаково жестоко, страшно, варварски. И те, кто оказывается посреди этой войны, тоже становятся жертвами.

Я сам, будучи военным корреспондентом, бывал в горячих точках и видел войну собственными глазами. Первое впечатление, которое возникает,— это ощущение полного безумия. Люди, оказавшись в этих условиях, в полном смысле этого слова утрачивают человеческий облик и превращаются в хищников: если ты не убьешь, то убьют тебя. Поэтому самое важное, чтобы люди в этих условиях не оказывались.

На первом месте должны быть дипломатия и мирные средства урегулирования любого конфликта, а военное решение — самая крайняя мера. Вроде бы я говорю прописные истины, но, к сожалению, приходится наблюдать, что не всегда они оказываются для современного человека очевидными. Иногда мы забываем, что, как правило, война начинается тогда, когда присутствует определенная слабость. Потому что когда ты силен и очевидно можешь дать отпор, то тебя обходят стороной, а слабость обязательно будет провоцировать агрессию со стороны тех, кто по определению является хищником. Поэтому очень важно быть сильными, и возможно, что именно это позволит избежать какой­то внешней угрозы и войны. А быть слабыми — это путь к войне. Такой вот парадокс.

Поэтому дай Бог, чтобы всё то, что сегодня в мире тлеет, всё-таки погасло, а не разгорелось. А желать, чтобы некое «очистительное пламя» войны вошло в нашу жизнь, безусловно, нельзя.

Ненавидеть или уважать?

Когда люди день за днем слышат через средства массовой информации о тех или иных международных конфликтах, в их душах может постепенно, подспудно зародиться неприязнь к представителю определенного государства или народа. Как этого избежать?

Необходимо себе постоянно напоминать, что даже если у нас есть сложности во взаимоотношениях с каким-то государством, нельзя думать, что все его граждане — наши потенциальные враги. Тем более когда мы в жизни встречаем людей той или иной национальности — будь то американцы, сирийцы, турки или кто-то еще,— ни в коем случае не надо их отождествлять с политикой их страны. Нужно перед собой видеть конкретного живого человека, которого нам послал Господь — послал не для того, чтобы мы вымещали на нем свою злобу или свой страх, а для того, чтобы мы просто уважали его как человека, как Божие творение.

Один мой хороший знакомый долгие годы служил сначала в «Альфе», потом в другой силовой структуре, и всегда своим подчиненным говорил, что когда при исполнении служебных обязанностей приходится стрелять в людей, ни в коем случае не дОлжно их ненавидеть. ДОлжно их уважать, потому что иначе нет разницы между этими бандитами, террористами, злодеями и тобой, призванным служить обществу и его безопасности.

Обвинить этого человека в пустословии или незнании жизни нельзя — он за свои слова отвечает. Например, в ходе операции в «Норд­Осте» он был вынужден ликвидировать девушек-шахидок в поясах смертниц, потому что каждая из них могла унести с собой от пятнадцати до тридцати жизней. Он не имел другого выбора, но он при этом не ненавидел их.

Тяжело ли нести такого рода служение? Конечно, очень тяжело и очень страшно. К слову сказать, этот человек, уйдя на пенсию, избрал для себя очень мирную профессию, в которой ничего от войны в принципе уже нет. И даже говорить о ней не хочет.

Ратный подвиг по благословению?

Известно, что Церковь в определенные периоды истории благословляла воинов на их ратный подвиг. Это часто вызывает недоумение. Здесь нужно вспомнить, что есть известный святоотеческий принцип: когда предлежит два блага — нужно выбирать из них большее, когда предлежит два зла — нужно выбирать из них меньшее. И война, будучи злом сама по себе, в некоторых случаях оказывается единственно возможным решением. Речь идет о войне освободительной, вынужденной обстоятельствами. Разве мы могли избежать Великой Отечественной войны? Конечно, нет. Но можно задаться другим вопросом: а что было бы, если бы наше тогдашнее правительство осознало, что война неизбежна и приведет к столь разрушительным для страны последствиям — может, стоило начинать войну первыми, чтобы свести дальнейшее кровопролитие к минимуму?..

В том-то и сложность, что применение военной силы должно носить хирургический характер, потому что любая ошибка здесь — это трагедия. Люди, которые принимают решения о начале войн, о проведении тех или иных спецопераций, рискуют гораздо большим, нежели врач-хирург во время операции,— жизнями сотен или тысяч человек, стабильностью и безопасностью одного или нескольких государств, или даже целого мира. Всё должно быть взвешено на аптекарских весах.

А еще очень важно понимать свою ответственность за то, что ты делаешь, перед Богом. Мы видим, как некоторые правители, оказываясь перед выбором начинать или не начинать войну, руководствовались не только политическими соображениями, но и усердно молились Богу, чтобы не совершить ошибки. Авва Дорофей говорит о том, что когда человеку необходимо быстро принять какое-то решение, он может хотя бы на мгновение свой ум возвести к Богу, помолиться об исполнении Его воли,— и тогда, если и совершит какую-то ошибку, она не будет фатальной, Господь даст возможность ее последствия исправить. Когда же люди действуют самонадеянно, последствия бывают порой очень страшными.

Что же касается обычного гражданина, то самое главное — помнить, что высшая добродетель — это добродетель любви. И что бы ни происходило вокруг нас, в какую бы сторону ни двигался мир, мы должны обязательно любить тех людей, которые нас окружают, будь они близко или где-то очень-очень далеко. Мы должны не только быть способными прощать своего ближнего за то худое, что он сделал по отношению лично к нам, но и способными не испытывать вражды и агрессии по отношению к тем, кто имеет другой цвет кожи, другие религиозные и политические убеждения. Мы должны понимать, что это такие же живые люди, как и мы, созданные Единым Богом. И если они идут в жизни каким-то ложным, с нашей точки зрения, путем, это не значит, что мы должны их ненавидеть и презирать. Да, возможна ситуация, когда в жизни мы окажемся с ними лицом к лицу и нам придется вступить в какую-то борьбу. Но нельзя ненавидеть! Для искренне верующего человека, который в каждой ситуации старается действовать не по страсти, а по своему долгу — христианскому, гражданскому или, как сегодня принято говорить, общечеловеческому, это возможно. И ни в коем случае нельзя поддаваться страху, который обязательно со временем перерастет в агрессию,— нужно вместо этого доверяться Богу.

Газета «Православная вера» № 23 (547)

Игумен Нектарий (Морозов)
Подготовила Инна Стромилова

Источник: Православие и современность

22 декабря 2015 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×