«Агрессия сегодня действительно происходит. И ее очень много. В нас с вами»

Митрополит Бориспольский и Броварской Антоний (Паканич)

Каким был прошедший год для Украинской Православной Церкви – первый полный год с новым Предстоятелем УПЦ, чего для Церкви было больше в 2015-м – горя или радости? И чего ждать от года наступившего? Об этом с корреспондентом «2000» беседует Управляющий делами УПЦ митрополит Бориспольский и Броварской Антоний.

    

– Для Православия на Украине настали, без сомнения, сложные времена. Были и раньше захваты храмов униатами и раскольниками, были и удары в спину от недостойных иерархов, поддерживаемых государственной властью, было и шельмование в прессе. Но, пожалуй, впервые Церковь как таковая названа врагом народа. А казалось, что это определение уже ушло в прошлое.

– Церковь не может быть врагом народа. И потому, что она из этого народа состоит, и потому, что она больше всего печется о его благе. Как сказал в одном из своих интервью Блаженнейший Митрополит Онуфрий: «Патриот – это тот, кто исполняет заповеди Господни».

Да, в каком-то смысле ситуация для Украины не совсем стандартная. Мы еще не сталкивались с такой массированной информационной атакой на Церковь. С другой стороны, в 90-х годах уже что-то похожее происходило – захватывали храмы, выгоняли священников, преследовали верующих. Но с одним существенным отличием – тогда все же не было такого шквала лжи и неправды в адрес Церкви, который мы наблюдаем сегодня. Возможно, объяснение нужно искать в том, что в конце XX столетия СМИ не были настолько развиты и не имели отработанных до автоматизма рычагов влияния на сознание человека. Сейчас ситуация, конечно, иная. Но еще раз повторюсь – иная для Украины. Для Церкви в целом ничего нового здесь нет. Как говорил премудрый Екклесиаст: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем».

Достаточно вспомнить 30-е годы прошлого столетия. Тогда Церковь была объявлена вне закона и храмы не только закрывали или отбирали в пользу другой конфессии (имею в виду «обновленцев»), но и взрывали или превращали в склады, клубы и т.п.

В первые времена христианства на всех последователей Иисуса Христа был воздвигнут целый ряд гонений. При этом христиане были объявлены именно врагами. Язычникам крайне трудно было понять, что для христиан самое главное в жизни – это Христос. В первую очередь мы ищем Его, в первую очередь мы являемся Его последователями. Апостол Павел прямо писал: «Не имамы бо зде пребывающего града, но грядущего взыскуем» (Евр.13:14). Другими словами – все, что окружает нас, все, чем наполнена наша земная жизнь, имеет временный характер. И только то, что относится к Богу, может быть вечным.

Это не означает ни в коей мере, что христианин не принимает никакого участия в жизни общества или государства. Наоборот. Своим отношением к Богу, а через Него и к ближнему, именно христиане призваны делать социальную и государственную жизнь лучше и совершеннее. Но на первом месте – всегда Христос.

– Самые пострадавшие от упомянутого вами шквала лжи верят в то, что священники УПЦ возносят на службах славу Путину и что каждая приобретенная в канонической церкви свечка – это деньги на «патрон для террористов». Другие возмущаются тем, что на Литургии молятся за прекращение «междоусобной брани», а не чьей-то агрессии; за упокоение «всех на поле брани убиенных», а не за одну только сторону конфликта.

– К сожалению, такие обвинения сегодня не редкость. При этом ничего хотя бы отдаленно похожего на правду в них нет. Я имею в виду и «славу Путину», и «свечки, переплавленные в патроны». Думаю, нет смысла тратить время на обсуждение этих стереотипов, которые построены на лжи и домыслах. Нужно всего лишь проанализировать, кому это выгодно. Глубоко копать не придется – сегодня данными «обличениями» любят прикрываться те, кто захватывает наши храмы.

Что же касается агрессии... Все мы прекрасно понимаем, что в принципе причиной любой войны всегда является агрессия. Причем агрессия, которая проявляется не только во время боевых действий, но и, чаще всего, до них. И честно говоря, смотря на все то, что происходит со всеми нами, мы должны констатировать, что агрессии сегодня очень много. В нас с вами много.

Как-то один ветеран Второй мировой сказал, что «мы победили фашистов не потому, что ненавидели их, а потому, что очень сильно любили свою Родину». И вот именно этой любви – к Родине, настоящей любви, непритворной, любви к другому человеку сегодня как раз и не хватает.

Сейчас очень часто, к сожалению, под патриотизмом понимают нечто, совершенно противоположное любви: для многих быть патриотом – значит ненавидеть. Но почему никто не задумается над тем, что быть патриотом – значит не брать взятки, не воровать, честно исполнять свои рабочие обязанности, не мусорить в конце концов? Для меня это и является основным критерием патриотизма.

С другой стороны, почему мы говорим о «междоусобной брани» и «братоубийственной войне» и не занимаем чью-то сторону в конфликте, который сотрясает Донбасс? Во-первых, потому, что верные нашей Церкви находятся по обе стороны конфликта. Для нас и тут, и там живут украинцы. Это значит, что мы будем призывать к миру и тех, кто живет тут, и тех, кто живет на Донбассе.

Мы не занимаемся политикой. Все наши усилия направлены на то, чтобы сберечь территориальную целостность Украины, а для этого необходимо прекратить войну. Главное дело Церкви – молитва. Поэтому мы молимся о нашей многострадальной Отчизне и за всех, кто убит в этом кровопролитном противостоянии.

– Предстоятель УПЦ и вы вместе с ним не приветствовали вставанием ту часть речи Петра Порошенко в Раде, где зачитывались имена погибших солдат ВСУ. Митрополит Онуфрий пояснил это следующим образом: «Мы не хотим, чтобы война продолжалась на нашей земле. Мы не хотим, чтобы люди убивали друг друга. Мы хотим мира, и чтобы на нашей земле было Божье благословение».

– Блаженнейший Митрополит Онуфрий неоднократно бывал на востоке Украины. Он посещал как Донецкую, так и Луганскую область. Общался с беженцами, а также людьми, которые потеряли своих родных и близких. Человеческое горе там безмерно. Исчезают с лица земли не только отдельные дома, но и целые населенные пункты. Рушится все то, вокруг чего люди выстраивали свои мечты и свою жизнь. Умирают взрослые, погибают от мин и снарядов дети. И это страшнее всего. Не менее страшно видеть и горе матерей, которым приходится встречать присланные из зоны боевых действий гробы своих сыновей. Они приходят в наши храмы за утешением, и помочь им совладать с отчаянием очень сложно.

Все это переполняет болью сердце любого неравнодушного человека. Хочется всеми силами остановить данную войну. Наша Церковь неоднократно призывала все стороны к прекращению конфликта и мирному решению существующих проблем. Но ее слова никто не слышал. И только после той ситуации в Верховной Раде о нашей позиции заговорили на всех уровнях. Реакция была неоднозначная, но произошло главное – в обществе пошли обширные дискуссии относительно необходимости установления мира на востоке страны.

Примечательно, что последующие события показали правильность нашего шага. Со временем и другие конфессии Украины стали более активно и четко говорить о важности примирения.

– Было ли это решение – не вставать – спонтанным или вы предварительно договаривались, предполагая, что такая ситуация возможна? И если каждый в тот момент принял собственное решение, то чем руководствовались лично вы?

– Ничего специально не готовилось. Наиболее точно, наверное, опишут ситуацию следующие слова: «Бог на сердце положил». Это был искренний протест против войны, которая убивает наших братьев и сестер, а также будущее нашей Родины. Подчеркну еще раз – протест не против конкретных людей, а именно против войны.

Наша Церковь прилагает максимум усилий для борьбы с ее последствиями. Мы никого не делим на «правых» и «виноватых», пытаясь сохранить столь необходимое сейчас для нашего народа единство. Наша задача – помочь всем, сделать так, чтобы война не вбила клин между украинцами на многие и многие годы.

Одновременно наша Церковь делает все возможное, чтобы поддержать людей, оказавшихся в беде.

Только в этом году епархиями Украинской Православной Церкви было собрано и отправлено на Донбасс гуманитарной помощи на сумму более чем в 30 млн. грн. В рамках миссии «Милосердие без границ» туда же доставлено более 10 траншей гуманитарной помощи. В сухих цифрах это около 1000 т различных грузов. Под эгидой «Миссии милосердия и примирения» функционируют 6 бесплатных столовых при храмах Донбасса.

Разноплановая помощь оказывается солдатам. В больницах и госпиталях верующие нашей Церкви помогают медработникам ухаживать за больными, оказывают духовную поддержку, закупают медицинское оборудование и медикаменты. Наши прихожане поддерживают приехавших из регионов родственников раненых солдат, предоставляя им жилье, одежду, продукты. При поддержке Украинской Православной Церкви год назад был отремонтирован Запорожский военный госпиталь. За это время там прошли лечение более 4000 военнослужащих, прибывших из зоны боевых действий.

Представителям нашей Церкви удалось освободить из плена и вернуть домой нескольких военнослужащих.

Также с 2014 г. Украинской Православной Церковью только в Киеве были выданы вынужденным переселенцам десятки тысяч продуктовых наборов, а также наборов бытовой химии, средств личной гигиены, постельного белья, предметов кухонной утвари, бытовой техники, одежды, обуви, канцелярии, принадлежностей для детей и многое другое.

Эти примеры – лишь частичный перечень тех инициатив, которые сейчас реализовывает наша Церковь в гуманитарно-социальной сфере. Их главная цель – помочь Украине быть единой. Во всех пониманиях этого слова.

– Но эта деятельность, как правило, не освещается в СМИ (если только не требуется ее очернить). И тут на 1000-летие преставления равноапостольного князя Владимира в Киев съезжаются десятки тысяч верующих со всех областей Украины – и это при информационной блокаде! Когда Крестный ход подходил к Лавре, его «хвост» еще оставался на Владимирской горке. Такого Киев не видел даже во время юбилеев Крещения Руси. Что вы чувствовали в эти дни и чем объясните такой наплыв народа?

– Действительно, такого стечения верующих людей Киев еще не видел. По нашим данным, в Крестном ходе приняли участие свыше 30 тыс. человек. И это при том, что не все желающие смогли приехать. Во время Крестного хода чувствовались радость и единство – Предстоятеля, епископата, духовенства, мирян. Мы все были одним неразрывным целым. Это очень важное ощущение, поскольку сейчас нашему народу для преодоления всех накопившихся проблем и бед не хватает именно единства.

В целом Крестный ход четко продемонстрировал, что народ, несмотря на всю грязь, которую со всех сторон льют на УПЦ, поддерживает свою Церковь – подлинную Церковь украинского народа. Причем подобные крестные ходы проходили во многих епархиях нашей Церкви.

Еще одним подтверждением этого стала «история с петициями». Напомню, не так давно на сайте Киевсовета появилась петиция с требованием передать Киево-Печерскую Лавру в пользование т. н. Киевского патриархата. Эта петиция за несколько дней собрала 10 тыс. голосов. Тогда некоторые СМИ с радостью объявили о том, что вот, дескать, народ не поддерживает Церковь. Однако уже через день-другой на том же сайте появилась еще одна петиция. Теперь уже с просьбой оставить Лавру в подчинении УПЦ. Менее чем за полтора дня она собрала больше 13 000 голосов.

К слову, вторая петиция уже не получила должной огласки у тех СМИ, которые еще недавно трубили о том, что Церковь потеряла доверие общества. И это неудивительно. Главное другое – нашим верующим людям небезразлична судьба Церкви.

В общем-то, как мне кажется, целью этой – первой – петиции и было тестирование общественного мнения. В интернет-пространстве уже обговаривались возможные следующие шаги. Петиция вполне могла стать удобным предлогом для инициирования ряда конкретных инициатив. Например, попытки передачи одного из храмов Лавры в руки т. н. Киевского патриархата. Так сказать, «по просьбам обеспокоенной общественности». Или проведения «местного референдума» о дальнейшей судьбе святыни.

– Годами отработанная практика.

– Да, этот механизм уже обкатан в регионах, где жители определенных сел решали, за кем оставлять наш храм – за УПЦ или «Киевским патриархатом». Данный вопрос отдается в ведение не общины соответствующего храма, а всех проживающих в населенном пункте людей. В итоге судьбу той или иной православной церкви определяют атеисты, представители других религий или те, кто появлялся в храме раз или два раза в год. Это чистой воды манипуляция. И ею, с большим удовольствием, прикрываются те, кто пытается доказать, что захват наших храмов таковым не является, поскольку за их «переход» в юрисдикцию УПЦ КП высказалось «большинство».

Однако правду все равно не утаишь. После таких «референдумов» очень часто оказывается, что захваченные храмы пустуют. Поскольку проголосовавшие за это люди как не ходили в церковь, так и не ходят. Ведь для них это был в первую очередь политический вопрос – «забрать у Московского Патриархата церковь». А что с нею будет после выполнения данной задачи, многих уже не волнует.

Такая ситуация, например, наблюдается в селе Белогородка Ровенской области. Там после «референдума» у нашей общины отобрали храм. Она перешла молиться в простой дом, затем приняла решение строить новую церковь. Сейчас строительство вышло на финальную стадию. А что же произошло с захваченным храмом? Туда ходят, как утверждают местные жители, 7-12 человек. Вот вам и итоги «референдума».

Еще более абсурдная ситуация в селе Катериновка Тернопольской области. Наши верующие были выброшены из своего храма на улицу. В конце концов они приняли решение также строить новую церковь. И тут происходит немыслимое – им отказываются выделять для этих нужд землю. Почему? Все очень просто. Община «Киевского патриархата» малочисленная, она не может содержать отобранное у нас строение. В связи с этим они настаивают на том, чтобы наши верующие продолжали поочередно служить с ними в захваченном у нас храме. И выплачивали необходимые для его обеспечения деньги. Бред и лицемерие, иначе эту ситуацию охарактеризовать трудно.

– На празднование памяти князя Владимира съехались авторитетнейшие иерархи поместных Церквей мира, таким образом выражая поддержку канонической Церкви на Украине. На этом фоне весьма неоднозначно выглядят действия Константинопольского патриархата. Его представители проводят здесь встречи с раскольниками, проговаривая вопросы «объединения украинского православия». Складывается впечатление, что Константинополь, обладающий, мягко говоря, скромным количеством приходов, попросту хочет воспользоваться сложной ситуацией в нашей стране и нарастить свой вес за счет поглощения непризнанных православным миром УПЦ КП и УАПЦ.

Но ведь по канонам представители Константинополя не должны въезжать на чужую каноническую территорию, не испросив разрешения у Предстоятеля соответствующей поместной Церкви. Почему не слышно заявлений УПЦ на сей счет?

– Почему не слышно? Украинская Православная Церковь официально отреагировала на упомянутые вами факты. В журнале №25 решений Священного Синода от 24 июня 2015 г. выражена наша обеспокоенность по поводу деятельности иерархов другой Поместной Православной Церкви на канонической территории Украинской Православной Церкви без согласования с ее священноначалием.

Также там отражена просьба к Блаженнейшему Митрополиту Киевскому и всея Украины Онуфрию обратиться ко Вселенскому Патриарху Варфоломею за разъяснением возникшей ситуации.

В то же время мы не хотим, чтобы этот вопрос внес дополнительные линии напряжения в семью Православных Церквей. Тем более что Константинопольская патриархия получает объективную информацию о тех бесчинствах, которые творят представители т. н. Киевского патриархата. Речь идет о захватах наших храмов, число которых достигло нескольких десятков.

Важно, что эти действия уже получили негативную оценку со стороны Болгарской и Сербской Православных Церквей. Также поддержку нам высказали Патриархи Иерусалимский и Александрийский.

– Все православные молятся сейчас за своих собратьев в Ровенской области, подвергающихся самым жестоким гонениям. Местная власть, вместо того чтобы выполнять закон, предлагает изгоняемым «по-хорошему» договориться с захватчиками. Возможно ли это с церковной точки зрения?

– В качестве компромисса нам предлагают согласиться на поочередное служение в наших храмах. Это лукавый подход. Ведь каждый верующий знает, что по канонам мы не можем служить с теми, кто по собственной воле отлучил себя от Вселенского православия. Это, в частности, приводит к необходимости повторного освящения храма после пребывания там раскольников и многим другим важным, с точки зрения вероучения, соответствующим шагам.

Да и как вообще можно договориться с теми, кто попирает Божеские и человеческие законы? Яркий пример – ситуация в селе Птичья Дубенского района. Община «Киевского патриархата» объявила свои претензии на принадлежащий Украинской Православной Церкви Успенский храм. Во избежание конфликтов наша община пошла на компромисс. Стороны договорились опечатать храм до тех пор, пока суд не вынесет решение в пользу одной из них. На определенном этапе представители УПЦ КП не сдержали своего слова и, вскрыв замки, захватили церковное строение. После длительных перипетий удалось вновь выйти на договоренность об ожидании судебного решения.

2 декабря Киевский апелляционный хозяйственный суд вынес вердикт о том, что претензии «Киевского патриархата» на храм безосновательны. Это стало уже третьим судебным решением в нашу пользу. Однако для сторонников УПЦ КП, как оказалось, законы не писаны. Когда наши прихожане, имея на руках все юридические основания, пришли в свой храм для совершения Богослужения, их уже ждали. С дубинками, арматурой, слезоточивым газом и «коктейлями Молотова». Как следствие – несколько наших прихожан пострадали, а храм так и не вернулся к законным владельцам.

Местная власть заняла при этом совершенно антиконституционную позицию. Вместо того чтобы исполнить решение суда и положить конец попранию прав наших верующих, Ровенская ОГА подала кассационную жалобу с требованием отменить все судебные решения по храму в селе Птичья Ровенской области, которые были вынесены в пользу общины УПЦ.

– Одним из светлых моментов ушедшего года для православных (по крайней мере для тех, кто дружен с интернетом) стала публикация фотографии Блаженнейшего митрополита Онуфрия, без свиты, в простой монашеской одежде, идущего с бутылкой воды по греческому городку Уранополису на полуострове Афон (куда владыка, как говорят, всегда сбегает в свой день рождения от пафосных поздравлений и подношений). Каковы ваши впечатления о годе работы с новым Предстоятелем?

– Блаженнейший Митрополит Онуфрий обладает крепким внутренним стержнем. Составляющие этого стержня – вера в Бога и твердое намерение выстраивать свою жизнь в соответствии с Его заповедями. Наш Предстоятель не подстраивается под изменение политической или общественной ситуации. У него один ориентир – Христос. Именно поэтому нам не стоит бояться никаких испытаний. Уверен, что с таким пастырем наш церковный корабль пройдет через самые страшные бури.

При всем этом Блаженнейший – образец смирения. Известно, что гордым людям Господь противится, а смиренным дарует различные блага. Это подтверждается и в моей работе с Предстоятелем. В сложных ситуациях он не только принимает взвешенные и мудрые решения, но и часто находит такие пути, которые позволяют в кратчайшие сроки успешно решить самый, казалось бы, бесперспективный вопрос.

– Чего вы ждете от наступившего года?

– Прежде всего я, как и все православные христиане, жду примирения и взаимного всепрощения между украинцами. Война идет не только на востоке страны. Она идет в умах и сердцах миллионов наших сограждан. И она не менее страшна, чем реальные боевые действия. Ибо пули и снаряды убивают тела, а ненависть и злоба убивают души, отворачивают их от света истинной веры, от спасения.

Победить в войне, где друг против друга сражаются вчерашние родственники и друзья, можно только одним способом – перестать воевать. Вспомнить, что завещал нам Господь наш Иисус Христос, найти в сердце своем понимание и прощение для тех, кого считаешь врагом, хотя еще недавно он был тебе братом. Украина не сможет двигаться дальше, расти духовно и материально, пока украинцев разделяет ненависть друг к другу, в том числе – и ненависть на религиозной почве. Это такой же непреложный закон, как и закон всемирного тяготения. Я надеюсь, что в новом году и власть имущие, и простые люди осознают это и сделают первый шаг к миру в своих сердцах.

Ныне покойный Блаженнейший Митрополит Владимир часто повторял: «Нас не будет, но Церковь будет всегда». Клевеща на каноническую Церковь и ущемляя ее в правах, любой человек, независимо от положения в обществе и должности, вредит прежде всего самому себе. Ведь уничтожить Церковь Христову невозможно, а вот нанести своей душе огромный вред таким людям вполне по силам.

Именно поэтому мы молимся и просим у Господа милости всем нашим соотечественникам. Надеемся, что Он убережет нас от больших бед. Мы также молимся и о тех, кому Господь вручил управление нашей страной. Без Божьей помощи невозможно обеспечить процветание нашей Родины.

Митрополит Бориспольский и Броварской Антоний (Паканич)

Портал «Православная жизнь»

17 января 2016 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Михаил18 января 2016, 00:00
Помоги Господи.
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке