«Какая такая смерть?»

Рассказ

Костюнька умирал, и все об этом знали. А больше, чем другие, знал плюшевый мишка: он всегда сидел возле Костюнькиной кроватки и спал на Костюнькиной подушке, рядом. Костюнька рассказывал мишке все тайны, в том числе и то, что ему говорили вне детской, когда мишка не слышал. Он, конечно, знал главный вопрос Костюньки, потому что малыш его задавал много раз за день: «Какая такая смерть?» Костюнька думал, что старенький дедушкин мишка все уже повидал и все может объяснить. И поэтому настойчиво просил его показать эту смерть, такую непонятную и похожую на сказку: крутил пуговку мишкиного носа, дергал его за лапки. Но тот молчал, и тогда Костюнька крепко его обнимал и отвечал себе сам: «Никакая. Никакая! Какая такая смерть?!»

Про эту самую смерть он услышал в больнице, когда оказался там в первый раз. Однажды утром он проснулся раньше других мальчиков своей палаты и тихо лежал. Скрипнула дверь – вошли тетя врач и мама мальчика, что спал у самого окошка.

Тетя врач неслышно пробежала к ярко освещенной кроватке, откинула простынку, пощупала мальчика и тихо сказала маме: «За ним приходила смерть, она его забрала». Мама мальчика держала у рта полотенце и, кажется, плакала. Потом пришли дяди с носилками и навсегда унесли мальчика из палаты.

Эта таинственная смерть, про которую сказала тетя врач, что она «приходила», стала с тех пор очень интересовать Костюньку. Он думал: «За этим мальчиком приходили дяди и забрали его. Кого же тогда забрала смерть, которая приходила раньше? И кто она такая? И почему ее никто не видел? И кто ее пропустил?»

Потом, после больницы, была Пасха. Костюнька знал, что сам он родился «на Пасху» и что эта Пасха – пятая в его жизни. И еще он знал, что, если растопырить все пальчики на ладошке, будет «пять», а если загнуть один из них, взрослым будет понятно, сколько ему сейчас годков.

Господь стоял во весь рост, в белоснежном хитоне, но босиком – протягивал навстречу Костюньке руки

Костюнькин папа, протоиерей Павел, служил в храме маленького поселка на окраине одного известного городка с давней историей. Храм был старый, каменный, ярко выбеленный, и вся жизнь Костюньки протекала в нем и возле него. Рядом с храмом стоял небольшой деревянный домик, в котором все и жили – отец Павел, матушка Анна и сам Костюнька. Вокруг храма и дома давно образовался таинственный лес из яблонь и вишен. Возле них, в ульях, поживали пчелы, а рядом с домом, в будке – пес Верный, и в самом доме – кот Добрый. Еще у Костюньки был велосипед, игрушки, книжки и, главное, большая-большая икона Иисуса Христа, на которую он любил смотреть по вечерам, когда мама, помолившись вместе с ним, уходила в комнату к папе. Господь стоял во весь рост, в белоснежном хитоне, но босиком – протягивал навстречу Костюньке руки и, казалось, собирался шагнуть из иконы.

На Пасху вишни и яблони украсили сад розоватыми цветами и сладким вкусным запахом. Обрадованные пчелы, словно ожидая вступление хора, непрерывно тянули иссоном «жу-у».

Отец Павел с Костюнькой на руках то и дело забирался на колокольню позвонить для всех вокруг: он выводил мелодию, а Костюнька, у которого после больницы стало совсем мало сил, по команде тянул за веревочку самый звонкий колокольчик.

Всякий раз, отзвонив, отец Павел широко и искренне улыбался, потягиваясь и хрустя лопатками, потом брал Костюньку на руки, поднимал его повыше, чтобы видно было самую даль, где стоял город с великанскими домами и широкой бурной речкой, и полушепотом с восторгом говорил: «Хорошо-то как, Костюнь! Христос воскресе!» Потом он садился на бревнышко, опускал Костюньку к себе на колени и пел тропарь Пасхи: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав!»

И Костюнька снова слышал о таинственной смерти. И снова догадывался, что ее нет. Вернее, что она когда-то была, но потом навсегда куда-то исчезла, потому что воскрес Христос.

На Пасхальные дни приезжал из города дедушка, папин папа – старенький-старенький, с белыми-белыми волосами и бородой и красивыми медалями на белоснежной рубашке – «за немца»! Это он написал ту большую икону Христа, что стоит в детской. Дедушка говорил, что однажды – таким – видел Его сам, на войне. Вокруг разрывались снаряды, сквозь туман из земляной пыли ничего невозможно было увидеть, так что оставалось только упасть в окопе на колени, склонить голову, закрыть уши и глаза руками и кричать сердцем: «Господи, помилуй!» Когда дедушка заметил сквозь пальцы свет и поднял глаза наверх – туда, откуда он лился, перед ним стоял Спаситель, закрывая от той самой смерти.

Дедушка пробыл у отца Павла всю Светлую седмицу. И Костюнька был счастлив: его каждый день носили в храм на службы и в сад – послушать пчелок и подышать вишней, дедушка читал ему книжки про святых и рассказывал о Пасхе, о Христе, о своем и папином детстве и о чудесах, которых он много видывал. Особенно Костюнька был рад, когда дедушка находился с ним в детской и их общий друг мишка его тоже слушал. В детской им приходилось бывать часто: Костюнька быстро уставал, у него почти все время болела головка, отчего хотелось плакать, а еще он несколько раз падал в обморок, и тогда его относили в постельку.

Через несколько дней после отъезда дедушки отец Павел почувствовал совсем неладное, и Костюнька с мамой снова отправились в больницу.

Почти сразу поставили точный диагноз: нейролейкоз

Там Костюньку смотрели доктора. Они брали всякие анализы и почти сразу поставили точный диагноз: сперва – «рак крови», и вслед за тем – «нейролейкоз». Матушке Анне сказали, что клетки рака уже добрались до мозга и глубоко внедрились в нервную ткань, так что за жизнь Костюньки им придется серьезно бороться.

И Костюнька уехал в другую, очень огромную, больницу с длинным и непонятным названием «Онкогематологический центр».

Дни здесь тянулись скучно и одинаково: Костюньку часто возили на столике с колесиками что-то брать из спинки, а еще чаще – переливать кровь. В его ручки и ножки втыкали иголки, чтобы вливать лекарства, и делали это иногда подолгу, через какие-то длинные трубочки, а иногда быстро и попросту, через шприц. Еще давали кушать множество таблеток, от которых сильно крутило животик и пропадал аппетит. Из-за них у Костюньки выпали все чудные кудряшки.

Матушка Анна днем почти всегда находилась рядом с Костюнькой, а когда ей было нельзя, рядом сидел мишка, с которым всегда разрешалось говорить и вспоминать папу и дедушку, которых Костюньке очень не хватало.

Детки вокруг, такие же, как Костюнька, бывало, плакали навзрыд – терпеть боль было трудно. Костюньке тоже было больно, но он всегда плакал молча, потому что знал от папы один секрет: если крепко сжать в кулачке деревянный крестик, который висит на груди, и все время говорить Богу: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго», начинаешь приближаться к Нему близко-близко, и становится как-то спокойно и терпеливо. И если болит головка, все равно получается так говорить с Христом. Даже если тихо плакать. И можно заснуть…

В этой далекой больнице, уже перед самой выпиской, у Костюньки появился друг – такой же мальчик, как и он сам. Его звали Никитка. Днем, если Костюньке не было очень плохо, матушка Анна уносила его в большой светлый холл, чтобы любоваться из окошка огромными деревьями – слушать, как шелестит их листва под порывами ветра, и смотреть, как маленькие птички прыгают по веткам. Никитку приносила его мама. Матушка Анна и мама Никитки о чем-то разговаривали между собой. А мальчиков сажали на кушетку напротив окошка во всю стену, и они рассказывали друг другу о той жизни, которой им так не хватало в больнице, – о папах, дедушках и бабушках, об игрушках и книжках. Они мечтали, что приедут друг к другу в гости и всё и всех покажут лично. Только со стороны эти разговоры двух мальчиков, у которых не ходили ножки, могли показаться странными: лысенькие головки, две пары огромных глаз, способных улыбаться, и голубенькие повязочки, из-под которых виднелись распухшие от таблеток щечки.

Под праздник Рождества Пресвятой Богородицы, в один и тот же день, Костюньку и Никитку выписали домой. Врачи сделали, что могли, и дальше медицина была бессильна. Один диагноз, один прогноз, и одна надежда – пересадить здоровый костный мозг, чтобы организм мог побороть саморазрушение. Но – только в иностранной клинике, за очень большие деньги, в самом скором времени и безо всяких гарантий победить болезнь.

Из далекого города домой в поселок семейство отца Павла везла электричка. Слабенький Костюнька задумчиво прижимался к папиной рясе и чувствовал опухшей молочной щечкой согревающий холодок креста. Отец Павел гладил одной рукой Костюнькины ушки и непривычно безволосую головку, а другой поддерживал его вместе с мишкой на своих просторных коленях. Костюнька всю дорогу молчал, глядя то на мелькающие за окошком сосенки и березки, то на папину бороду, в которой было много-много ярких сединок.

В голове отца Павла крутилась одна-единственная мысль: вымоленный у Бога Костюнька появился на свет, когда матушка совсем перестала надеяться, и теперь им обоим почти пятый десяток. И что – завтра?

«Мы вас просим помочь больному мальчику. Уже открыли сбор средств на операцию в Сингапуре…»

А назавтра, когда еще не хотелось верить в силу болезни, в доме отца Павла раздался звонок. Звонили от мамы Никитки ее друзья с телевидения: «Мы вас просим, батюшка, помочь больному мальчику, Никите. Он лежал в больнице вместе с Костей. Мы уже открыли сбор средств на операцию в Сингапуре. Там нам обещали помочь – врач Ли. Нужно собрать за ближайший месяц 10 миллионов рублей. Мы сделаем ролики для телевидения: известные люди попросят телезрителей о помощи мальчику. Уже дали согласие губернатор, мэр, музыканты, художник, писатель и даже один чемпион мира. Мы просим вас обратиться к людям помочь ради Христа. Нужна оперативность. Мы приедем к вам сегодня?» – «Да».

В тот же вечер на главном телеканале области мелькал минутный рекламный сюжет, где отец Павел стучался в сердца людей: «Маленький мальчик по имени Никита очень нуждается в вашей помощи. Если у кого-то из жителей или гостей этого большого города есть желание и возможность помочь, пожалуйста, сделайте это. И Господь сторицею воздаст вам».

Весь тот день прошел как в тумане. Вечером отец Павел служил всенощное бдение – улыбался прихожанам, будто все дома были здоровы; спокойно и вдумчиво, как всегда, принимал исповедь, выслушивая в череде грехов чужие беды и стараясь подбодрить каждого.

Когда суета улеглась и матушка, попрощавшись, унесла заснувшего Костюньку в дом, отец Павел наконец остался один. Батюшка привык проводить ночь на праздники в храме, и на этот раз, как обычно, отправился молиться в алтарь.

Он совсем не вздремнул на своем стульчике напротив жертвенника: стоял на коленях, склонив голову к престолу, и молитва его время от времени наполнялась очень пространными и противоречивыми мыслями:

«Отвоевывая людей у смерти, мы так боремся с Тобой, отмахиваемся, отрекаемся от Тебя, гоним Тебя вон»

«Господи, Ты – Всеблагой, Ты не можешь не любить… Вымолить сына – не сложно, я это знаю и в это верю. Могу выпросить его, отвоевать у болезни, несмотря на полгода страданий и прогноз неизбежного ухода – Твою волю. Тебе ничего не стоит исполнить мое желание. Ты подашь и эти несметные миллионы, как подал когда-то самого Костюньку. Можно будет снова лечиться, пройти через все возможные муки тела, чтобы выжить и остаться в земной жизни… Но, Господи! Ведь сердце мое чувствует, что это будет означать – отвоевать у Тебя! И, стало быть, причина моей веры в Твою помощь – простое желание утешаться и дальше живым сыном! Значит, я хочу, чтобы он остался жить здесь – для меня. Для меня! “Иже любит сына или дщерь паче Мене, несть Мене достоин. И иже не приимет креста своего, и вслед Мене грядет, несть Мене достоин”… Чего же я, бедный, желаю ему? Неужели этой видимой конечной жизни? Разве для себя я его родил, а вернее – Ты создал? Разве так ослеплен мой ум, чтобы искать всех возможных и немыслимых средств, чтобы он остался и жил здесь, но – только! – не Там? Сейчас – не Там! Потом. Потом!.. Разве я потерял способность видеть за земными событиями Вечность? Откуда у меня это неисполнимое желание – чтобы тот, кто так мне дорог и для кого я, подобно Тебе, желаю Небесного Отечества, Вечного Царства, попал в рай, не умирая?.. Господи! Я вот думал: отчего мы, люди, так цепляемся за эту временную жизнь – все больше побеждаем болезни, строим ради этого медицинские центры и тратим немыслимые состояния, чтобы отвоевывать людей у смерти, пусть на какое-то время… И скажу: это мы так боремся с Тобой земными средствами, мы отмахиваемся, отрекаемся от Тебя, гоним Тебя вон. А это и есть смерть – когда Ты для нас как бы умер, как бы не существуешь. Да, именно так: пытаясь совершенно избавить мир от страданий и смерти, вместо того, чтобы смириться и понять, кто – мы и Кто – Ты, мы только становимся все более самонадеянными. Мы думаем, что смерть – это потеря того, что имеем в этой жизни, и поэтому не хотим умирать. Не хотим и болеть… Но смерть – это совсем иное, это лишь момент единственно важной встречи – с Тобой. Смерть и болезнь – Твои слова к нам, глухим. Слова, высказанные страданием тела. Так Ты говоришь нам о Себе, о том, что мы принадлежим Тебе одному исключительно, что мы всецело – в Твоих руках. Так Ты говоришь нам о Небе… Но мы, несчастные, закрываемся от Тебя, от Небесного Отечества, которое в болезни и смерти приближается к нам, приоткрывается. Мы отказываемся от Твоей бесконечности, от вечного общения с Тобою, и просим в безумии немножечко пыли – этой временной жизни, несравнимой с раем. Впиваясь мертвой хваткой взгляда в Твои иконы, мы требуем, чего не знаем сами: “Да будет воля моя!”… Господи! Я не знаю, о чем молиться. Ты знаешь мою слабость, мое желание, но – пусть будет воля Твоя. Дай нам всем Жизни Вечной, а временной – насколько Сам знаешь!.. Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго! Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий…»

Это умное ночное общение с Богом принесло отцу Павлу облегчение совести. Мысли о поиске средств на лечение, о поиске клиники для Костюньки, охватившие его в прошлые сутки, рассеялись, побежденные силой молитвы. Совесть, затронутая было малодушием, совершенно успокоилась.

Праздничная служба пролетела утром на одном дыхании. А днем Господь, словно в утешение, Сам привел в дом ангела-хранителя для Костюньки – медсестру Настеньку из поселковой больницы, еще студентку, совсем девочку. Настеньку приставили к Костюньке, чтобы она навещала его и, наблюдая за ним, вовремя делала обезболивающие уколы. Вечером Настенька видела по телевизору ролик, где отец Павел просил о помощи совсем другому мальчику, и очень удивилась, узнав, что Костюнька страдает от той же болезни, но при этом его не будут пытаться лечить за границей.

Весь первый день до самого вечера Настенька провела в доме отца Павла. Обед, ужин, тихие беседы батюшки с Костюнькой в саду и в детской – все прошло перед ее глазами. Какая-то тайна необъятной глубины открылась ей в этом немногословном, мирном, радушном и спокойном семействе. Можно было подумать, что даже коту и собаке кто-то неведомый изъяснил особые правила поведения по отношению к Костюньке: их внешняя живость отчего-то пропадала у порога детской. Добрый садился на самом входе и, склонив голову чуть набок, внимательно и неотрывно наблюдал за Костюнькой, а Верный лишь засовывал в комнату свою лохматую морду на минутку-другую, выдавая интерес только каким-то вопросительным звуком.

Но больше всего поразили Настеньку совершенно тихие слезы Костюньки: когда его ножки сводило судорогой и она помогала ему, потягивая его стопочки, он крепко сжимал в руке деревянный крестик и шептал, глядя на Христа на огромной и ощутительно живой иконе. Настенька разобрала: «Господи Иисусе… помилуй мя…»

Она уже видела, как страдают в последние недели жизни дети, больные нейролейкозом, – их глаза, полные муки и мольбы об облегчении, гримасу пытки на лице, крики и стоны. А Костюнька молчал и ничем не выдавал необходимости колоть морфий.

Она вглядывалась в лицо Костюньки – и не находила ни тени страданий

На следующие сутки Настенька пришла с самого утра – и день повторился. Она опять вглядывалась в лицо Костюньки – и опять не нашла ни тени страданий, но только печать терпеливого мужества сквозь тихие слезы и оглушенность шепотом молитвы, в которую, оказывается, может уходить боль. Но ей было непонятно, как может четырехлетний мальчик быть способен к такому. Сама она вскрикивала от малейшего ушиба, да еще потом по-детски дула на «обиженное» место. Ей было как-то стыдно, и в то же время хотелось понять причину Костюнькиного терпения.

Привыкнув искать объяснение всему в Интернете, она и здесь последовала своему правилу. Вечером она набрала «лейкоз» в системе поиска – и вот уже перед глазами множество разных сайтов, групп и сообществ. Везде – сборы миллионов на лечение тяжелобольных детей, портреты маленьких страдальцев и… то, что искала Настенька. Фразы из текстов, по которым можно догадаться о сути, которая за всем скрывается.

  • «Он так много должен еще успеть в этой жизни: исполнить свою мечту – пойти в свой первый класс, влюбиться и посадить дерево…»
  • «Пусть исполнится мечта Кати: гулять на улице со сверстниками, ходить в школу, бегать на танцы, да в общем – жить как все!»
  • «Израильские и германские клиники отказались от Семена. Только лондонская согласилась. Выставили счет – 10 млн. 434 тыс. рублей (222 000 фунтов стерлингов)».
  • «Единственный шанс вылечиться – сделать пересадку костного мозга.… Иначе случится страшное».
  • «Сейчас врачи не могут помочь мальчику, шансы малы… Нам никак нельзя допустить, чтобы ребенка отправили домой!!!»
  • «Рак поразил донорский костный мозг».
  • «Не дайте еще одному ребенку стать Ангелом!»

Но, читая тексты обращений и переписку участников, находя фразы-флажки, Настенька смогла рассмотреть только страх взрослых перед смертью. Наконец к утру она поняла, что никакие фразы не смогут объяснить ей Костюнькиной тайны, потому что сценарий всех этих сообществ, сайтов и групп – не его. И выключила компьютер.

Жизнь листала последующие недели общения с Костюнькой несравнимо медленнее, чем пролистываются страницы виртуальной реальности. Терпение и чуткость размеренны и мудры, не под стать суетливости. Они дают познать глубину происходящего вместо порыва чувств.

День за днем Настенька наблюдала все того же молчаливого мальчика в молитве, крепко сжимающего деревянный крест в маленьком кулачке. Отец Павел по-прежнему каждое утро служил Литургию, чтобы затем причастить Костюньку. Он подолгу сидел в детской и читал ему жития мучеников и Евангелие. Пел для Костюньки некоторые тропари, так что Настенька даже запомнила вот это: «Радуйтеся, крест Его, яко ярем, вземшии» и «Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и святое воскресение Твое славим!»

Время Костюнькиного терпения увеличивалось с каждым последующим днем, согласуясь с продолжительностью приступов. Но ни обезболивающее, ни морфий Настенька так ни разу и не колола – малыш терпел все.

За сутки до последнего вздоха у Костюньки пропали боли. Казалось бы, так не бывает, но родители и Настенька это видели и понимали. Костюнька целый день лежал без температуры и сжимал деревянный крест, улыбаясь. Отец Павел носил его в храм и на колокольню, а потом к вишням, подернутым желтовато-розовыми листочками. И глазки его светились в этот день каким-то выстраданным неземным покоем.

Он вспомнил про Никитку и спросил, где он сейчас. Ему ответили, что Никитка готовится ехать в далекую-далекую страну, где ему обещают чудо: может быть, он снова будет бегать, веселиться, танцевать и делать еще многое из того, чего сейчас не может. Костюнька просил передать привет ему, его маме и той далекой стране.

Утром Костюньку причастили в последний раз. Он всего-то и успел после этого: засиять улыбкой, обвести всех глазами и остановить свой взгляд на иконе Христа, простирающего к нему руки. Легко вздохнув, он замер, не выпуская из кулачка своего деревянного крестика.

А ночью был ураган, так что деревья пригибало к самой земле и едва не вырывало с корнем. Отец Павел плакал в это время в алтаре и молился за новопреставленного младенца Константина. Только утром, когда стихия уже усмирилась, он вышел из храма. На земле валялось много сломанных ветвей, сухих и бесплодных. Деревья стояли, как ни в чем не бывало, их пестрая листва празднично блестела каплями дождя.

«Так и с нас Господь срывает страданиями и лишениями все пороки самости, но корни наши, уходящие в Жизнь Вечную, от этого становятся только крепче, – думал отец Павел, глядя на отпавшие сучья. – И это не жестокость Бога, но любовь – отнять то, что мы находим в жизни самым дорогим. Через это отмирают страсти. Впрочем, разве можно отнять у человека тех, кого он по-настоящему любит, кого считает исключительно Божиими и отдает всей своей жизнью Ему? Разве возможно когда-нибудь расстаться, если нас – и по ту, и по эту сторону жизни – соединяет живая и непрекращающаяся молитва? В молитве мы всегда вместе. И здесь, и Там».

Мария Панишева

15 февраля 2016 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
О том, как Василий Лазарев умер, увидел Христа и воскрес (+ВИДЕО) О том, как Василий Лазарев умер, увидел Христа и воскрес (+ВИДЕО) О том, как Василий Лазарев умер, увидел Христа и воскрес (+ВИДЕО) Вернувшись с того света
О том, как Василий Лазарев умер, увидел Христа и воскрес (+ВИДЕО)
«Сознание мое не прерывалось ни на секунду», – говорит Василий, переживший смерть. Что увидел от там? И как чувство Христовой любви помогло правильно осмыслить жизнь здесь?
Шесть историй о таинстве смерти Шесть историй о таинстве смерти
Нина Павлова
Шесть историй о таинстве смерти «Трижды бывает дивен человек»
Шесть историй о таинстве смерти
Нина Павлова
Умерла Степанида в 106 лет – во сне с улыбкой на устах. Я рассказала батюшке о ее блаженной кончине, а он велел записывать истории о смерти разных людей. Вот и записываю.
Тайна боли Тайна боли
Архим. Андрей (Конанос)
Тайна боли Тайна боли
Беседа с радиослушателями
Архимандрит Андрей (Конанос)
Нет решения для тайны боли. Существует только благоговение, молитва, доверие к Богу, только слезы, только любовь.
Комментарии
Наталия Ростова19 июля 2017, 11:57
У меня двое детей - сын и дочь.Уповаю во всём на Господа и Богородицу. И боюсь только одного...,если вдруг случится страшная трагедия в моей семье - НИ ДЕЛОМ, НИ СЛОВОМ, НИ ВЗГЛЯДОМ, НИ ДАЖЕ ВЗДОХОМ, НИКОГДА НЕ УПРЕКНУТЬ ГОСПОДА...Этого я боюсь,почему-то,больше всего. Господь своих не бросает.Это надо помнить всегда. И верить. Только бы никогда не упрекнуть Тебя,Господи,за дела Твои, ибо дела Твои милосердны и спасительны для наших душ грешных...Помилуй,Боже!
Кира Кошкина19 сентября 2016, 20:34
Невозможно без слез читать это. Так пронзительно и глубоко! Автор касается самого сердца.
раба Божия Татиана18 июня 2016, 18:30
"Значит, я хочу, чтобы он остался жить здесь – для меня. Для меня!" - вот о чем мучительно размышляет в рассказе отец. "Господи! Я не знаю, о чем молиться. Ты знаешь мою слабость, мое желание, но – пусть будет воля Твоя." Я не увидела здесь боли о ребенке. Описана боль родителя, теряющего сына, не имеющего надежды родить нового. Молитесь все о телесном здравии болящего, говорит Паисий Святогорец. Я верю, что это единственно верное решение в подобных ситуациях. Забыть о себе и о своей боли, но просить о ребенке. Вручить судьбу ребенка в волю Божью. А не о своей судьбе молиться.
Ксения18 июня 2016, 11:05
А в Раю все же лучше чем на земле. Там нет ни болезни, ни печалей ни горестей не , но жизнь безконечная. Родители, родные, бабушки, дедушки могут молиться за него на Литургии, поминать на панихиде, творить добрые дела в память о нем, даже построить храм и память его будет продолжаться в род и род. Да телесная смерть нас разлучает нас с нашими близкими, но духовная связь никогда не прекращается. Со святыми упокой душу раба младенца Константина иджеже нет болезни, ни печали, но жизнь безконечная.
Наталия29 апреля 2016, 11:43
Дорогие братья и сестры, кто считает, что нужно было бороться всеми способами! Помните ли вы (и знаете ли вообще) притчу о том, как у христианина болел ребенок. И этот человек очень горячо, слезно молился, чтобы Господь пощадил, оставил ребенку жизнь, вернул ему здоровье. Обессилев в молитве, он увидел Ангела, который сказал: "Не знаешь, о чем просишь! Ребенок вырастет на погибель тебе!" Но человек не внял этому видению. А Господь - милостив, он выполняет наши горячие просьбы... И вот вырос этот ребенок, стал наркоманом, бил отца своего, продал все из дома. И плакал горько отец, вспоминая своеволие и непокорность воле Божьей...
Наталия Ровнова 6 апреля 2016, 20:28
Слава Богу за Все! Плачу , но не от эмоций,а от того,что так не учимся понимать волю Божию о нас.Маловеры мы. Спаси Господи автора! Спаси нас всех, Господи, молитвами Пресвятой Богородицы...
Екатерина Фоминых 7 марта 2016, 13:36
Плачу..
Светлана Анатольевна 6 марта 2016, 20:02
Спаси Бог автора. Очень впечатяет. Да будет , Господи на все Твоя святая воля.
Юлия 4 марта 2016, 11:47
Господи, помилуй всех погибающих сейчас детишек, и их родителей, и окружающих людей, которые видят страдания этих малышей и не имеют сил или возможности помочь им. Хотя бы молитвой к Богу. Господи, помоги нашему неверию!!! Все возможно Тебе, исцели малышей, чтобы родители и врачи воздали славу Тебе и утвердились в вере!
Фотиния. 24 февраля 2016, 08:25
А ещё! Рассказ - это не проповедь. К нему не нужно относиться так уж буквально как к какому-то конкретному совету. Во всем нужен здравый смысл и рассудительность. Но всё-же пользу от прочитанного можно вынести. А конкретные советы будем искать у святых отцов и у батюшек в наших храмах. Божьей помощи автору и всех благ читателям.
Фотиния. 23 февраля 2016, 11:43
Уважаемая Евгения, спасибо, что ответили. Простите меня, пожалуйста, но все же не могу с Вами согласиться. То что Вы привели в пример о молитве св.Паисия Святогорца это все верно и тоже вселяет надежду и покой в сердце (возьму себе эту полезную информацию на заметку, т.к. впервые её читаю и благодарна Вам за неё). А по поводу рассказа, мне так кажется, Вы немножечко утрируете, потому что батюшка в рассказе все-таки занимался лечением своего ребенка и молился...и я не вижу, что бы автор призывала отказаться от лечения совсем. Простите ещё раз.
Alionka Mardari22 февраля 2016, 11:54
Братья и Сестры,рассказ сильный...нет веры, и это одно и единственное, что есть у нас....у меня ушли 2 ребенка, дочь и сын, и если бы хоть ,,толику,, этой веры, все было бы по другому...
И Р21 февраля 2016, 23:26
Очень сильный рассказ. Благодарю автора. Слава Богу за всё! раб Божий иоанн
Евгения21 февраля 2016, 16:11
Фотинии о главной мысли автора. Главная мысль автора обычно помещается под заголовком (по крайне мере на этом сайте). Что мы читаем под заголовком в нашем случае? "Если Господь забирает ребенка к Себе, что нам делать? Смириться? Молиться? Отвоевывать его у Господа?" В тексте: "...все больше побеждаем болезни, строим ради этого медицинские центры и тратим немыслимые состояния, чтобы отвоевывать людей у смерти, пусть на какое-то время… И скажу: это мы так боремся с Тобой..." Что бы мы не говорили, а автор рассказа лечение противопоставляет молитве. Причем имеется в виду, разумеется, молитва о телесном здравии. А вот что говорил о молитве св.Паисий Святогорец: «Сразу же и больной, и его окружающие — все начинайте молиться. Оповестите об этом братьев, чтобы они начали молиться, много молиться, сердечно молиться. Надо вручить проблему Богу. С этого времени ее будет решать Бог. Тогда, что бы ни произошло, выздоровеет ли больной или уйдет, это будет по воле Божией. Однако если мы не будем молиться, болезнь будет развиваться по естественным законам. В случае с раком естественное развитие болезни — это наступление смерти через несколько месяцев. Если же мы будем молиться, вмешается Господь, и, выздоровеет ли человек или его возьмет Господь, будет так, как полезнее для его души. Поэтому, когда мы молимся, то не должны переживать о результате, все будет по воле Божией. Если же мы не молимся, Господь уступает, то есть отходит в сторону, — тут старец сделал движение, которое мы делаем, когда отходим в сторону, чтобы прошел другой человек, — и дает ход естественным законам» (Православие.Ru, 11.07.2015).
Ирина21 февраля 2016, 14:02
Да ктото кто по настоящему любит Бога может вытерпеть все от одной только веры и Бог дарует ему облегчение.А чаще мы по каждой мнлочи плачемся Ему за что?За что?И естественно за это получаем новые страдания от недоверия к Богу.
Евгения21 февраля 2016, 00:17
Фотинии (20.02.2016, 12:00) Есть несколько неизлечимых болезненных состояний, где предпринимается только улучшение качества жизни пациентов. Если прекратить тратить государственные и личные средства на этих пациентов, то сразу наступит и последняя стадия, и безысходность. Я не называю этих болезней, вдруг кто-то прочтет ... (Пожалуйста, не сочтите за самолюбование!) Про некоторые вещи надо молчать. Еще никто - ни проповедники, ни философы, ни писатели - не сказал ничего рационального о смертельных болезнях детей. И начинающему автору, а мне кажется М.Панишева автор молодой, браться за такую тему, да еще с обозначением диагноза, недопустимо. Автор сваливается в бестактность.
Фотиния. 20 февраля 2016, 12:56
Евгения20 февраля 2016, 11:00 Евгения, автор не упрекает ни кого в маловерии, это Вы по нашим комментариям так судите. Я извиняюсь, возможно не правильно выразила свои мысли. Прочитайте текст по внимательнее. Автор не призывает к тому, что нужно отказываться от лечения, тем более излечимых детей. В тексте говорится о последней стадии о безысходности. Ещё раз прошу прощения, если своими суждениями не правильно истолковываю текст, тем самым вводя в заблуждение.Лично для меня главная мысль автора очень понятна и близка.
Фотиния. 20 февраля 2016, 12:46
Евгения20 февраля 2016, 11:00 А мне так не показалось, что автор дерзает давать оценку родителям и что статья бестактная. И те родители и другие поступили верно. Я так поняла. А осуждения...? По моему в тексте этого нет. На мой взгляд эта статья наоборот даёт надежду и силы родителям у которых нет возможности собирать средства на дорогостоящее лечение. У меня тоже ребенок родился с проблемами со здоровьем, слава Богу не рак, и мне грех жаловаться, но статья мне принесла огромное облегчение и я нашла для себя ответы на долго неразрешимые для себя вопросы. У каждого всё индивидуально. Семью священника не в чем упрекнуть, они сделали все возможное, они занимались лечение своего ребенка, а вот невозможное делать уже не всем под силу, так и до абсурда дойти можно и в уныние впасть от безысходности и чувства вины. Почему ни кто не видит подвига в поступке батюшки? Ведь трудно собрать средства для одного ребенка, а для двоих тем более. Он отдал шанс другой семье. Повторюсь, я не вижу бестактности в статье, а наоборот лично для меня она стала поддержкой. Благодарю автора.
Евгения20 февраля 2016, 11:05
С учетом комментариев Дмитрия Собриевского. Благочестивое сочинение не может быть бестактным, ведь его может прочесть тот, кто ребенка уже потерял в схватке с лейкозом. А автор дерзает давать оценку действиям родителей. Я уж не говорю о том, что в 90% случаев лейкоз у детей 2-8 лет излечивается полностью, и не за границей, а в России и бесплатно. А автор полагает, что родителям следовало подумать, лечить или не лечить, и фактически упрекает их в маловерии.
Дмитрий Собриевский18 февраля 2016, 13:59
Рассказ однозначно укрепляет веру, но на силу, с которой он её укрепляет и на возможность "повторения (применения)в домашних условиях" влияет понимание - где вымысел, где нет. В рассказе пятилетний ребенок творит Иисусову молитву - это творческий момент (безусловно благочестивый)или так и происходило? У меня, например, трое маленьких детей, восприемник, т.е. вопрос (для меня) совсем не праздный. Ещё считаю важным, что рассказ дает хороший повод задуматься о том, где кончается медицина, которую подавал, например, святитель Лука и которую подают все остальные врачи (осознанно или нет) исходя из того, что "врачевание есть безусловно богоугодное дело", а не коммерция. И вообще, о превращении в коммерцию любого богоугодного дела.
Александр Брусиловский18 февраля 2016, 11:54
Хороший рассказ. Только как говорят, показывая видео каскадеров: "Не пробуйте, то что вы увидели на видео - повторить сами в домашних условиях." Т.е. та вера, которой обладает о.Павел и которую он смог помочь привить ребенку - огромный труд всей жизни. Но, зачастую - свое бездействие, расслабленность, душевный паралич, безразличие, не желание бороться (следует помнить - Бог смерти не сотворил) некоторые оправдывают "верой". А ведь, чаще всего - это не вера. Вера то, что может возрости, если смиренно нести, Богом возложенный, крест (тяжелый труд лечения), а не махнуть на все рукой. Но да, борясь следует понимать, что конечно же, все в Божьих руках и здесь важно уметь принять Его волю, какой бы она не была. Ведь главное то, что ДО болезни ребенка и ПОСЛЕ человек может очень вырости, т.к. здесь "год жизни идет за десять". Это относиться и к родителям и к ребенку (хотя второе - многим и не очевидно) и конечно же, к тем, кто помогает нести крест - добрым людям, кто соучаствует и облегчает крест.
Фотиния. 18 февраля 2016, 08:17
Простите, пожалуйста, но мне кажется что не нужно сравнивать простуду и рак. Надо иметь сильную веру, чтоб смириться и отпустить ребёнка к Господу. Если у кого-то есть возможность бороться, пусть борются, а если у кого-то такой возможности нет...В данной статье батюшка уступил шанс другой семье. А если бы они стали собирать средства вместе? Смогли бы они найти нужную сумму на двоих детей? Да и это очень трудоёмкая работа, батюшке пришлось бы бросить свой приход и отдать все силы на сбор денег. Мне кажется в этой статье нет призыва к тому, что всё, мол, не лечитесь, не обращайтесь к врачам, пусть все ваши болезни плывут по течению. Нет. У каждого всё индивидуально.Я так поняла смысл статьи...И у меня, к сожалению, тоже слабая вера...
ТАТИАНА17 февраля 2016, 16:13
Не говори,что нет спасенья,/Что ты в печалях изнемог:/Чем ночь темней,тем ярче звезды,/Чем глубже скорбь,тем ближе БОГ.../(А.Майков)НА ВСЕ ВОЛЯ БОЖИЯ...
Дмитрий Собриевский17 февраля 2016, 13:39
Интуитивно чувствуется добрый плод от прочтения и хочется вкусить от этого плода, но в данном случае трудно размышлять над фабулой не зная наверняка - описана реальная история или этот рассказ - благочестивое сочинение. Есть ли возможность это узнать?
Юлия17 февраля 2016, 12:04
Иерей Андрей, Вы не правы: сердце не выжигается, там поселяется - см. рассказ А.П. Чехова "Тоска". Это не значит, что ты никогда не сможешь больше радоваться. Сможешь, научишься, но ... как День Победы со слезами на глазах.
Наталия Усенко17 февраля 2016, 11:53
Алеся, простите, но ни в коем случае не шамана с бубном, не бабку... Это вторжение в духовный мир очень опасно, ведь и тот, кто обращается, и тот, по поводу кого обращаются могут повреждаться тёмными духами.... Всё-таки смысл нашей жизни не здесь, а в Царствии Небесном. У Бога всего много, Он может спасти и безнадежно больного, я знаю такие случаи, но главное, чтобы самому человеку это было полезно. Именно поэтому в конце молитв всегда добавляется - не моя воля, но Твоя да будет...
Евгений Кузьмичёв17 февраля 2016, 11:11
Прости, Господи, но выскажу свое мнение. Как можно родителям жить дальше, не сделав все для своего ребенка? Учавствовать в сборе средств для чужого и ничего не сделав для своего? Как жить с этим? Еще можно понять, когда испробованы все средства, и действительно ничего сделать больше нельзя, а если был шанс на жизнь? С такой логикой, зная с самого начала, что болезнь для нашей медицины не поддается лечению, зачем вообще было пыпаться пробовать лечить ребенка? Не даром говорится - на Бога надейся, а сам не плошай. Если ничего не делать, то и от ОРЗ умереть можно. Родители Никиты молодцы, использовали шанс, данный Богом для лечения своего малыша, а папа Костика? Какое он имел право решать за Бога, что будет с его малышом? С таким подходом заболел ребенок обычной простудой, не лечи его, и он в результате может умереть. И здесь он не имел права не воспользоваться вариантом лечения за границей, который был у него перед глазами. Странная статья.
Алеся Поплавська17 февраля 2016, 02:50
За жизнь ребенка нужно боротся, пробывать все что можна чтобы отвоевать его право на жизнь! Не ждать чуда, а делать его самим, мы ведь созданы по образу и подобию, значить можем многое, просто мы не верим в себя! Если Ви решите что ребенок будет жить, значить у болезни нет шансов! Богу не нужна детская смерть, раз он дал жизнь, значить ребенок должен жить, потому что нет ничего прекрасней жизни, а туда мы всегда успеем,так боритесь за жизнь до конца! "Здатся ты всегда успееш"!!! Я ждала чуда и упустила много времини, тоже решила смирится и ждать воли Божьей,а как же моя воля и воля моего ребенка, что разве мы ничего не решаем не мы ли дети Господа,не для нас ли был создан мир? Неправда, чудес нет, чудо нужно делать самому,искать страну,клинику,врача, еще врача, паралельно бабку, дедку, да хоть шамана с бубном! У Бога нет других рук кроме наших!Если есть проблема значить есть выход, если есть болезнь,есть лекарство,если есть человек значить есть жизнь, и жить долго это естественно и положено нам по природе!
Наталья17 февраля 2016, 01:30
Татьяна, Господь наш Иисус Христос вынес ПЕРЕД смертью НЕЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ страдания за все те грехи, которые совершили люди за всё время существования человечества. Мне кажется, поэтому он скорбел и страшился. А вовсе не из-за предстоящей смерти как таковой. Рассказ очень сильный; по-крайней мере, для меня. Как мало любви в жизни простого человека! И в первую очередь к Создателю нашему, и, как следствие, к ближнему своему. Я по мере сил своих прошу Господа подарить мне хоть капельку той любви, которую он испытывает к нам, к людям, к каждому своему творению - хотя бы капельку! Насколько сразу изменилась бы жизнь и моя, и окружающих меня. Но сразу не бывает, нужно потрудиться. И такие вот рассказы оставляют в сердце неизгладимый след, будят лучшее в моей душе, укрепляют дух и взращивают доверие к Господу - и вот уже с Божьей помощью ты делаешь очередной свой маленький шажочек на пути к Богу, получаешь от Него очередную крохотную долю любви для своего сердца; той любви, которую нужно излить на страждущих. Верую, Господи, помоги моему неверию! (Мк. 9, 24)
иерей Андрей17 февраля 2016, 00:42
Все таки страдания,боль и тем более смерть детей несут в себе больше вопросов, чем ответов. Как очень выстраданно сказал А.Джигарханян и о своей боли конечно, что "разрушается преемственность". И наверное нет таких людей,которые смогли полностью восстановиться после такой трагедии в своей жизни.Просто выжигается часть сердца и на этом месте уже ничего не может расти. Но пытаясь ответить на бесчеловечный в данной ситуации вопрос:"Кто согрешил,он,или родители его?" не может быть другого ответа чем тот , что дал Господь"Не согрешил ни он,ни родители его,но это для того ,чтобы на нем явились дела Божии"(Ин.9,2-3). А какие эти дела Божии очень хорошо раскрыто в молитве,которую батюшка совершил в алтаре.
Валерия17 февраля 2016, 00:26
Замечательный рассказ! Очень тяжело видеть, как страдает твой ребенок. Но Господь не оставляет родителей в такой скорби. В Господе все наше утешение и вся надежда.
Наталья Шелег16 февраля 2016, 22:31
Читала со слезами на глазах... Да будет воля твоя Господи!
Татьяна16 февраля 2016, 22:09
Если человек считает себя верующим - он должен радоваться смерти? Как это возможно человеку, если даже Иисус Христос накануне смертной казни молился, страшился и скорбел? А ведь Он ЗНАЛ, что не умрёт и воскреснет!
Мария16 февраля 2016, 20:48
Спаси Господи! Именно сегодня нужен был этот ответ. Спаси всех Господь!
Наталия Краснощекова16 февраля 2016, 16:43
Спаси, Господи! Научи смиренно принимать все Тобою посланное: и боль, и радость, и смерть и выздоровление!
р. Б. Ирина16 февраля 2016, 15:48
р.Б.Ирина г. Воронеж Спасибо,Спаси нас Господи!Спаси и сохрани!
Юлия16 февраля 2016, 15:35
Милая Ольга, я видела как останавливается сердце моего онкобольного сына. Что значит смириться, когда Господь забирает удивительного ребенка, я знаю. Видела и как другие не смиряются. При лечении лейкоза убиваются собственные защитные клетки крови - поэтому у ребенка не могло быть плюшевой игрушки. Рассказы рассказами, но информация должна быть полностью достоверной.
Юлия16 февраля 2016, 15:06
Вот сердца родителей и смогли устремиться к Богу, вслед за ушедшим к Нему сыном.Там где сокровище ваше, там будет и сердце ваше. Утешит Господь родителей, как ни один человек не сможет утешить. Маленький Принц...
Светлана16 февраля 2016, 14:24
Господь милосерден. Только Он знает, что для этого мальчика лучше. Мы все идем к Богу долгим путем, а этом мальчик коротким.
Евгения16 февраля 2016, 13:57
Спасибо Господи Вас, Мария!
-16 февраля 2016, 11:24
Нелеченый туберкулез и даже нелеченая пневмония ведут к летальному исходу, и никто не задумывается при назначении лечения, не отвоевывается ли человек у Господа. В романе Ремарка "Три товарища" девушка была больна туберкулезом, в начале 20 века этот диагноз был приговором. В картине Балабанова "Мне не больно" (по мотивам "Трех товарищей") у девушки лейкоз. Таким образом, лейкоз - "сезонное" преткновение. Очередь за СПИДом.
Ольга16 февраля 2016, 10:45
Рыдаю. Господи, прости нас грешных. Очень привязаны к земной жизни. Да будет воля Божья на всех нас. Господи, помилуй.
Алексей KZN16 февраля 2016, 09:43
Страшная болезнь. Беспощадная. Боюсь ее.
Татьяна16 февраля 2016, 09:06
Спаси Господи, Мария!
Василий16 февраля 2016, 08:57
Благодарю.
Людмила16 февраля 2016, 08:50
Слава Богу за все! Мария,спаси Вас Господь.
р.б.Юлия16 февраля 2016, 02:15
Огромное спасибо автору за статью.Каждому Бог посылает скорби по силам.Сколько СМИРЕНИЯ И ЛЮБВИ у Колюнюшки , батюшки и матюшки . ГОСПОДИ , ДА БУДЕТ СВЯТАЯ ВОЛЯ ТВОЯ .
ТАМАРА16 февраля 2016, 02:08
Господи,дай силы и крепости духа родным Костика, а нам всем---упование на милость БОЖИЮ.Читать без слёз и переживания просто невозможно,но на всё воля Божия.Помоги,Господи,это принять-промысел Божий.Спаси и сохрани всех.
София Петренко16 февраля 2016, 00:10
"У Ангелов - крылья пушистые, быстролетучие!"- Поведал мне Лёшик, измятый халат теребя. Подумалось:"Что ж мы ребёнка несчастного мучаем?!" А он вдруг сказал:"Я ещё поживу. Для тебя." "Держаться, при детях не плакать. Давай успокоимся. Ну, где ж Вы, товарищ психолог, наш правильный врач?! Общаться с ребёнком обычным, естественным голосом..." А Лёшик спросил:"Собираешься плакать? Не плачь! Я видел, как взрослая тётя в другом отделении Так плакала громко! И лёжа. На голом полу." По новой привычке вонзила все ногти в колени я, Чтоб боль хоть на миг заглушила под сердцем иглу. Вздохнул он:"А помнишь, как в детстве я пнул Полосатика? Как жаль, что в больнице нельзя поселяться котам... Но пусть не скучает - ты скоро родишь ему братика. И бабушке тоже скажи, пусть не плачет. Он - там!" Меня обожгло: вновь побочный эффект - ему бредится. Какой ещё братик?! Мне надо кого-то позвать! А он продолжал:"Пусть возьмёт мой альбом. И Медведицу. Пусть только ей лапы не крутит и водит гулять." Кто смел говорить с ним о смерти?! И что ему сказано? Откуда всё это в ребёнке? И как отвечать? Он дёрнул рукав:"Ты скажи, наша груша подвязана? Наверное, выше, чем дом, будет лет через пять..." ...Пять лет миновало. "Ну, как вы?.."- вопросы негласные Читаем в сочувственных взглядах со многих сторон. Всем тем, кто был рядом в мгновения горя опасные - Моя благодарность, признательность, низкий поклон. Да, выросла груша. А кот незаметно состарился. И в этом процессе Медведице лапу отгрыз - Не зря, видно, Лёшик о верной подруге печалился. Его с нами нет... А вокруг продолжается жизнь. Гуляем в грозу, пока сын не "надышится дождика". Я мокну. Он - радостно дышит, предавшись мечтам. Вдруг просит:"А ты перед сном мне расскажешь про Лёшика?" И смотрит куда-то за тучи:"Я знаю, он - там..."
Михаил15 февраля 2016, 23:46
Очень сильный рассказ! Благослови вас, Мария, Господь!
Антоний15 февраля 2016, 23:13
С праздником Сретения Господня, братья и сестры! Низкий поклон благотворительным фондам и жертвователям, помогающим спасти жизни детей! Благодарю автора и редакцию за рассказ. Смею предположить, что врачевание есть безусловно богоугодное дело, "ибо Господь чаще всего исцеления подает прикровенно, через врачей" (о. Иов Гумеров). Молюсь о том, чтобы наши российские доктора с Божьей помощью смогли помогать тем больным, чьё лечение сегодня в России невозможно. Для этого необходимо развивать российскую медицинскую науку, как фундаментальную, так и прикладную. Это, безусловно, затратно, так как накопившиеся технологическое отставание нашей страны велико (не только в медицинской, но и в прочих отраслях), но сокращать его нужно. Отчаяние и уныние здесь недопустимы, требуются последовательные, чёткие и эффективные в финансовом плане действия государства и привлеченных инвесторов. Тогда дарованные Господом ("Для того Он и дал людям знание, чтобы прославляли Его в чудных делах Его: ими он врачует человека и уничтожает болезнь его. Приготовляющий лекарства делает из них смесь, и занятия его не оканчиваются, и чрез него бывает благо на лице земли", Сир.38:6-8) таланты наших специалистов в различных высокотехнологичных отраслях науки и промышленности будут реализованы в нашей стране, а не за рубежом, как это происходит сегодня, и население получит доступ к современным отечественным средствам диагностики и лечения большего числа заболеваний, чем это имеет место ныне.
вадим15 февраля 2016, 22:22
Укрепи нас Боже.
Владимир15 февраля 2016, 22:16
Спасибо, Мария, за рассказ. Душа разрывалась при чтении, как у отца Павла при молитве в алтаре. Но, я еще раз убедился, действительно, да будет Твоя воля Господи, а не моя. Спасибо!
15 февраля 2016, 22:00
невыносимо больно за таких маленьких кончики пальцев холодеют как в детстве от страха и боли трудно понять премудрость Божию смерти нет и всетаки больно аж сил нет
Ольга15 февраля 2016, 21:46
Милая Юля, и это всё что вы поняли из этого рассказа???
Юлия15 февраля 2016, 20:21
Всё, конечно, правильно. Вот только лейкозным детям нельзя играть плюшевыми игрушками. Только то, что можно дезинфицировать.
natalja15 февраля 2016, 20:04
Мы боимся смерти, потому- что не верим в БОГА!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×