«Россия — это святое место»

Иерей Рафаил Мартинес Гонсалес

В феврале 2016 года состоялся визит Священноигумена Валаамского монастыря Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в страны Латинской Америки и Карибского бассейна. Доминиканская республика тоже является островным государством в Карибском море. В прошлом году с далекого архипелага Больших Антильских островов, где находится Доминиканская республика, на Валаамский архипелаг в Ладожском озере прибыл священнослужитель - доминиканец иерей Рафаил Мартинес Гонсалес.

Первое его знакомство с Россией состоялось еще в далеком 1977 году. Тогда он приехал в Советский Союз, поступил в Ленинградский энергетический институт. Атеистическая пропаганда не помешала его знакомству с Православием: он приходил в русские монастыри и храмы, где слушал церковное пение, рассматривал иконы. В том, что он однажды станет православным священником, у Рафаила Гонсалеса сомнений уже не было.

— Отец Рафаил, в Вашей жизни многое связано с Россией: вы здесь учились, в один из дней решили стать православным священником, и сейчас часто приезжаете в нашу страну. Что Вам дают эти встречи с Россией?

— В жизни моей семьи произошло огромное чудо. Три года назад мы с Сусанной, моей супругой, приезжали в Санкт-Петербург к Ксении блаженной, чтобы помолиться. В нашей семье долгое время не было детей. Жене сделали очень сложную операцию, но, несмотря на это, врачи сказали, что ничего не получится. А мы продолжали молиться. И в один прекрасный день моя жена забеременела. Доктор, который делал эту операцию, нам тогда сказал: «Вы знаете, как это называет наука? Наука это называет чудом». И сейчас я приехал в Россию, чтобы поблагодарить блаженную Ксению, всех святых русской земли, которым мы молились об этой радости.

— Какое же имя Вы дали ребенку?

— Сережа, Сергей.

— Интересно, а почему такой выбор?

— Я много читал про преподобного Сергия Радонежского, его житие необычайно интересно. Несколько раз посещал Троице-Сергиеву лавру. И когда матушка Сусанна была на третьем месяце беременности, мы решили, что сына назовем Сергеем.

— И все-таки, как случилось Ваше первое знакомство с Россией?

— России я очень благодарен: здесь я получил образование. Недавно разговаривал c другом об этом, вспоминал. Когда мне было шесть лет, я начал читать о России. У меня даже есть памятная школьная фотография. Учитель каждому из нас сказал выбрать картину, и я выбрал картину, на которой была изображена Россия. Мне было шесть лет. У меня был дядя, Царствие ему Небесное, он был поклонником этой страны, и я могу сказать, что начинал любить Россию еще в детстве. И с каждым днем она входила в мое сердце. Россия — это святое место.

— А родились Вы в Доминиканской республике?

— Родился в Доминиканской республике. Это маленький остров.

— Такой маленький остров, но там есть православный храм.

— У нас строится православный храм в честь Казанской иконы Божией Матери в Сосуа, также у нас есть православная община в честь преподобного Серафима Саровского в провинции Пунта-Кана.

— В вашем приходе больше русских или есть доминиканцы?

— В основном — русские, есть также люди из Румынии, Греции, Сербии, Украины и сами доминиканцы. Их не так много, но постепенно люди начинают воспринимать православную веру, узнавать ее. Службу мы проводим на церковно-славянском языке, а также на испанском.

— И школа воскресная есть, где обучают языку?

— В нашем приходе очень много детей мигрантов из России, которые сейчас проживают в Доминиканской республике. Мы стараемся сделать так, чтобы дети не только выучили церковно-славянский язык, но и не забыли саму отечественную культуру. Мы основали православный росийско-доминиканский центр, где преподают русскоязычные преподаватели. У нас недавно закончили курс русского языка 35 доминиканцев.

— Чем, по Вашему мнению, Доминикана привлекает россиян?

— Быть может, природой. У нас же постоянно лето!

— Бывает же так, что люди, приехавшие к вам, находятся в непростой жизненной ситуации. Ваш приход как-то поддерживает их?

— У нас сейчас очень тяжелая ситуация, конечно. Экономически нашей миссии трудно, но нас Бог поддерживает. Все, что делается в нашем приходе и для нашего прихода — делается прихожанами, история прихода — это история жизней наших прихожан.

    

— А у вас большой приход?

— Не очень большой. В Сосуа, где находится наша миссия в честь Казанской иконы Божией Матери, проживают порядка двух тысяч иммигрантов. Но на службу приходит не так много людей... На Пасху обычно много людей. Мы стараемся, но мы понимаем, что наши русские, которые там живут, работают, у них свои трудности, им иногда работа не позволяет постоянно ходить в церковь. Но они придут.

— У вас есть старейший прихожанин?

— Да, ее зовут Вера Федоровна, по указу нашего владыки митрополита Илариона ее назначили старшей сестрой милосердия, она основала сестричество в честь преподобного Сергия Радонежского. Она живет в Канаде, но с наступлением холодов приезжает в Доминиканскую республику. Приезжает вместе с мужем, в один из таких приездов я их обвенчал.

— Вы много путешествуете по России, выкладываете снимки своих путешествий в социальных сетях. На что Вы особенно обращаете внимание в нашей стране? Быть может, Вам интересен какой-то опыт?

— В России меня всегда очень тепло принимают. Как-то я приезжал в Дивеево, провел там четыре дня. Не забуду никогда, как люди меня принимали: с русскими обычаями, русскими традициями. Мне повезло: я тогда попал на литургию, которую совершал Святейший Патриарх.

— Внешне богослужение в Доминиканской республике чем-то отличается от русского? Взять хотя бы Вербное воскресенье.

— Вербы у нас нет, к сожалению. Нам даже люди писали: «А где же вербы?..» У нас только есть пальмы. Как и в Писании. Несколько раз обращались люди с просьбой крестить их в океане или в реке.

— Как Вы думаете, почему православие интересно людям? Вы ведь тоже однажды обратились к нему.

— Это призвание. Господь однажды просто вызывает человека, и он приходит однажды и на всю жизнь.

— У Вас был духовный наставник, который помог Вам осуществить это призвание?

— Я всегда мечтал стать священником. Так получилось, что в Россию я приехал еще во времена Советского Союза, мне было 17 лет. Меня направили в Одессу, где я прожил один год, и там мы изучали русский язык и другие необходимые предметы для поступления в университет. Мы жили недалеко от одного монастыря. В свободное время я начал туда ходить. Там было очень много бабушек! Тогда я начал интересоваться Православием. Я был на первой службе и ничего не понял, но я так себя прекрасно чувствовал, когда слышал церковное пение. Сразу стало ясно: это то, что мне нужно. Кроме того, мне подарили книгу на испанском языке. Не знаю, как называется по-русски. По-испански — «Il pellegrino russo» (скорее всего, речь идет о сочинении В. Г. Барского «Странствования по святым местам», написанном в XVIII в. — Корр.). Про одного русского монаха, который совершал паломничество. И в этой книге говорится о внутренней молитве. Я очень рекомендую эту книгу своим прихожанам. Эта книга мне помогла познакомиться с Православием. И со временем я крестился. Потом я получил образование и вернулся в Доминиканскую республику.

— И когда же все решилось?

— Вскоре после возвращения я начал переписываться с отцом Александром (Милеантом). Писал, что хочу поступить в православную семинарию. Он мне дал необходимые советы. Отец Александр очень много сделал для православной веры в Латинской Америке, он был миссионером. Вечная ему память. Я стал священником благодаря его поддержке и советам. Мы должны были с ним встретиться в Аргентине, но этого не произошло — он сильно заболел, а вскоре умер. Это был очень умный человек. Духовное образование я получил в нашей семинарии в Джорданвилле. Рукоположил меня митрополит Иларион.

— А что именно вас поразило в книге «Il pellegrino russo», которая так на Вас повлияла?

— Внутренняя молитва. Это наше оружие, мы должны всегда молиться.

— Может быть, ваши путешествия по России — это что-то вроде повторения написанного в книге? Чтобы получить такой же опыт, как у того монаха.

— Да, я много путешествую по России, по русским монастырям, в этом мне помогают прихожане. О своих впечатлениях пишу на своей странице в сети. Стараюсь использовать все возможности современной сети, чтобы говорить о Православии, о России, о доброте ее людей.

— А все же — характеры разные или есть что-то общее у доминиканцев и россиян?

— Это две разные культуры. Например, в доминиканской трапезе не существует первого и второго, начинается все со второго. А русская кухня очень разнообразна. В России едят много картофеля, а у нас — рис. Что касается менталитета, мы и тут разные. Русский народ очень культурный народ, в Петербурге, например, люди очень воспитанные, образованные. У нас развивающаяся страна, поэтому у нас народ не так хорошо образован. Если говорить о музыке, наша национальная музыка называется меренги. Она очень эмоциональная и быстрая. Сейчас Латинская Америка переживает одно явление, которое искажает национальную культуру: влияние США, глобализма. Не знаю, как будет выглядеть наше будущее, наша культура. Мы слушаем американскую музыку, все меньше — доминиканскую. Но, несмотря на все недостатки в образовании, первый университет Америки был открыт именно на нашем маленьком острове.

— Есть ли в Доминиканской республике писатели, которые вам особенно близки, которых бы вы рекомендовали своим прихожанам, детям?

— Педро Мир. Он бывал в Москве во время Советского Союза.

— Вы чувствуете в нем что-то родное?

— Мне понравилось стихотворение Педро Мира о нашем острове. «Есть одна страна в мире...». Он рассказывает в этой поэме о Доминиканской республике. Если хотите узнать нашу страну, читайте Педро Мира. Это наш Достоевский. Очень интересный автор.

— А как бы вы описали свою страну?

— Я священник, и для меня в Доминиканской республике главное — рассказать нашему народу о Евангелии. И я чувствую, что люди постепенно откликаются на этот призыв.

    

— Кого вы считаете своим духовным просветителем, если можно так сказать?

— Я люблю Божию Матерь. Очень сильно. Почитаю икону Божией Матери "Казанская". Я, как и всякий человек, грешен. И с детства я обращаюсь к Господу через его Мать. Почему? Смотрите, как в жизни бывает. Мама всегда прощает, а папа сильный и строгий. И вот я такой грешный, стою перед Ним, и боюсь без помощи Богородицы обращаться к Отцу. Она дает чувство мира, чувство покоя в сердце. Вы понимаете, о чем я?

— Конечно! А почему же Вам так близок именно образ Казанской Божией Матери?

— У нас было собрание, очень длинный разговор: мы все вместе думали о том, в честь кого назвать приход. И как раз одна прихожанка, Валентина, привезла из России икону Казанской Божией Матери. В итоге все пришли к выводу, что хотели бы выбрать именно этот образ. Я был очень счастлив. Как уже говорил, я очень люблю Божию Матерь, но хотелось выслушать пожелания прихожан. И все совпало. И у меня было последнее слово, я сказал им: «Как хорошо! Я вас поздравляю! Сейчас напишу владыке Илариону, попрошу благословения назвать приход в честь Казанской Божией Матери». И владыка дал это благословение. Мне всегда очень нравится, когда люди участвуют в жизни нашего прихода, принимают решения, сами делают свой выбор.

Иерей Рафаил Мартинес Гонсалес
Беседовала Екатерина Рачкова

Сайт Валаамского монастыря

6 марта 2016 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке