Не бойтесь!..

Как мало у нас доверия Богу! У всех, даже у сознательно верующих и старающихся жить церковной жизнью. И от этого недоверия возникает многое беспокойство, страх не духовный, но плотской, когда человек переживает чрезмерно обо всем, думая: а как вот это будет, а вот это?.. Так и вспоминается солдат Швейк с его веселой бодростью: «Пусть будет, как будет – ведь как-нибудь да будет. Никогда так не было, чтоб никак не было»… Шутка, конечно, но для нас в ней заключена глубокая истина: уповающий на Господа не посрамится вовек. И преподобный старец Амвросий Оптинский говорит: «Жить проще – лучше всего. Голову не ломай. Молись Богу. Господь всё устроит, только живи проще. Не мучь себя, обдумывая, как и что сделать. Пусть будет – как случится, – это и есть жить проще». Вот будем об этом помнить, стараясь блюсти себя и во всем совершенно полагаясь на Господа, Который знает, какими путями нас вести ко спасению и в какое время и как разрешить от уз плоти, чтобы даровать благодатную вечность.

Была у нас на приходе семейная пара: Володя и Таня. Оба в том возрасте, когда о старости говорить еще рано, а о совершенной зрелости – в самый раз. Таня – регент, Володя не пел, а стоял всегда возле притвора и молился со смирением и благоговением. Это видно, кто как относится к службе. Они – разные, как это бывает часто в согласных семьях, точно дополняют друг друга. Таня – бойкая, живая, общительная, а Володя молчалив и собран, точно погружен всё время в какие-то свои думы, но думы светлые, очевидно, потому что лицо его обыкновенно было безмятежно и мирно.

У обоих были свои «истории житейских мытарств», у обоих этот брак был не первым, но – по-настоящему счастливым. Только детей у них не было, и жили они вдвоем, полагаясь во всем на Бога, конечно, ну и друг на дружку с той особенной трепетностью, которая свойственна семейным парам в преддверии грядущей старости. Везде они старались ходить вдвоем, а уж на службу и со службы – это всенепременно. И столько в этом простом хождении в храм и обратно вдвоем было тихой, но настоящей силы и радости, что только и думаешь, глядя на них: вот побольше бы было таких пар – и молодых, и среднего возраста, и пожилых. Но, увы, не часто такое единомыслие встречается, особенно в наше раздрызганное и беспокойное время. Мало семейных пар и не только у нас на приходе, но и вообще в православных храмах, очень мало по сравнению с тем, сколько их могло бы и должно быть… Ну да это отдельная тема. А сейчас мы о Володе с Таней.

Подходит Володя и, как-то чуть дольше обычного задержавшись, просит прощения и смотрит в глаза

Итак, три года назад, аккурат в начале Великого поста, произошло нечто такое из ряда вон выходящее, что всех нас заставило как-то собраться и помогло иначе, серьезнее и глубже взглянуть и на пост, на само его содержание, и на себя самих. Итак, была последняя воскресная служба перед постом. День, когда мы вспоминаем изгнание Адама из рая, а после Божественной Литургии совершаем чин прощения. И вот в благоговейной и скорбной, печально-возвышенной атмосфере этого богослужения, уже в самом ее конце стою я с крестом и прошу прощения у всех прихожан, подходящих по очереди ко кресту, и они просят прощения у меня и друг у друга. Трогательный обряд, напоминающий нам о непостоянстве этой земной жизни, о необходимости примирения со всеми прежде, нежели начнем проходить поприще поста, а, возможно, с кем-то уже и не увидимся в этой, земной жизни. И вот среди прочих подходит Володя и, как-то чуть дольше обычного задержавшись, просит прощения и смотрит в глаза, ожидая ответа. Как-то всё это очень быстро произошло, но и неуловимо – особенно. Я это про себя отметил. Попростились мы с ним сердечно, попрощались, и дальше пошли прихожане сокрушенной, но и как-то радостно оживленной вереницей. Всё-таки еще не сам пост: воскресенье, и заговины, и праздник…

Чин прощения. Фото: pravchelny.ru Чин прощения. Фото: pravchelny.ru

Служба окончилась, прихожане разошлись, а я уехал домой в Симферополь.

Наступила первая ночь Великого поста. Около пяти утра я проснулся и не мог уснуть. И вдруг в начале шестого звонок от регента Татьяны: «Батюшка, молитесь, Володе плохо, он умирает. Молитесь, батюшка!» Я встал на молитву, а через пять минут Татьяна перезвонила: «Володя умер!» Вот так. Вчера только – в Прощеное воскресенье – он был в храме, молился со всеми, подходил ко кресту и просил прощения…

После службы, на обратном пути ему стало плохо. Прямо на полдороге они остановились с Татьяной возле участка, где мы предполагаем строительство нового храма, и ни туда – ни сюда… Приехала местная «Скорая» с барахлящим кардиографом. Сделали худо-бедно кардиограмму; кажется, врачи сами не смогли в ней ничего разобрать, сделали укол и… уехали. Татьяна попросила хоть до дома подвезти мужа. Сказали: «Мы по домам не развозим…»

Кое-как «от столба к столбу», по выражению Татьяны, добрались до дома, а в полшестого утра Володя умер. Вот такое начало поста.

В этот день мы читали в храме канон Андрея Критского. Все были оглушены вестью о внезапной и неожиданной смерти Володи, но не сказать, что подавлены: напротив, всех нас объединяло необыкновенное чувство – особенное, подлинное… чувство реальности смерти и жизни, покаяния и вечности, присутствия Бога и Его всеблагого Промысла.

Как это глубоко: попросить у всех прощения, попрощаться по-христиански и – отойти в вечность

Я всё думал: как это удивительно промыслительно и глубоко: попросить у всех прощения, попрощаться по-христиански и – отойти в вечность. Это ведь очевидная милость Божия. Сам себе такую кончину благодатную разве что придумаешь, но не больше того. Это – всецело в руках Божиих… Мне было удивительно, и радостно, и умилительно осознавать, что Володя сподобился такой христианской кончины. А для нас всех – присутствующих в храме в первые дни поста и молящихся – скорбные и святые песнопения и чтения точно заново открылись в своей потрясающей глубине. «Душе моя, душе моя, востани, что спиши? Конец приближается, и имаши смутитися, воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, везде сый и вся исполняяй…»

Ведь мы часто довольно поверхностно воспринимаем даже богослужебные тексты, удивительно глубокие и проникновенные по содержанию. И дело, конечно, в нас самих, в нашем привычно житейском «формате», мелковато-суетном, который мешает нам быть по-настоящему внимательными, чтобы сродниться с глубиной святых мыслей и чувств. Вот для чего еще и нужны дни поста – чтобы преобразиться душой и духом, сделаться причастными этой божественной глубине. И вот в эти первые дни поста, когда весть о внезапной кончине Володи объединяла нас и отсекала всё лишнее, суетное, – вся служба воспринималась особенно. Словно Володя по благоволению Божию самой своею смертью помог нам собраться с духом и глубже осознать, почувствовать значение святых и великих дней. А когда во вторник Володю принесли в храм и мы служили рядом с гробом… ну что тут сказать. Наши чувства поймет и… – вот странные сейчас слова скажу – порадуется за нас, наверное, только верующий. Поймет и порадуется, потому что все эти чувства – реальности смерти, но не смерти-конца, а смерти-торжества, перехода в иную, благодатную и радостную жизнь, чувство значимости покаяния и ценности благодатной жизни – все эти чувства ни в коем случае не получится назвать мрачными. Они, несомненно, светлые, создающие совершенно особенный настрой.

В среду, 20 марта, мы Володю отпели в храме, а на следующий день Татьяна Ивановна позвонила, ей хотелось поговорить, как-то облегчить, разделить свою скорбь…

– Это были лучшие годы моей жизни, – рассказывала она. – Он так любил храм, так любил молитву… Всё молчит, бывало, дома. Я говорю: «Володечка, что ж ты молчишь? Может, обиделся на меня за что?» А он: «Что ты, Танечка, я молюсь просто». В другой раз говорит: «Знаешь, если бы я знал, какая это благодать, радость – православная вера… если бы я это раньше знал, в юности, – я, наверное, монахом бы стал». А сегодня мне сестра позвонила. Говорит: накануне воскресенья снится ей сон. Вроде Пасха, и приходим мы с Володей к ним в гости. И такие мы красивые, нарядные, радостные… особенно Володя. Поклонился, всех с праздником поздравил. А потом я вроде как говорю: «А у нас еще одна радость: Володя наш поет» (а он никогда на клирос не поднимался, всё внизу стоял, позади всех). И сестра вроде как спрашивает: «Правда, Володя? Так спой же нам». А он говорит: «Нет… не сейчас. Я вам потом спою, когда мы все вместе соберемся». Такой сон был удивительный, радостный. Светлый…

Потом был девятый день, и мы служили в храме панихиду, а после поминали Володю постной трапезой. Пришло человек 40… Всё-таки любили и его, и Татьяну, супругу его, за их доброту и простоту. И вот что еще в этот день рассказала бабушка наша, чтица Александра:

– Он всегда после службы помогал мне. На выходе из храма ступенечки, вот он меня всегда дождется, руку подаст, поможет спуститься. Вот и в этот раз – в Прощеное воскресенье. Он меня дождался, я за руку его взяла… крепко так, и вот он меня по ступенечкам спустил, тоже мою руку сжал так… сердечно и вот – смотрим мы друг другу в глаза, и я ему говорю: «Ну что, Володечка, попрощаемся… в последний раз». Сказала и сама испугалась: что это я такое говорю? А он и не удивился ничуть. Попросили мы друг у друга прощения и пошли по домам.

Удивительная смерть Володи произвела на всех нас неизгладимое впечатление. Но жизнь постепенно вошла в свою колею с ее повседневными заботами. Татьяна Ивановна, желая больше времени уделять храму и богослужению, совершенно оставила работу, где «подрабатывала к пенсии», и с головой погрузилась в регентскую жизнь. Видно было, что ей это доставляет несказанную радость и утешение. Но вот в разговорах с ней стала всё больше проскальзывать тема тревоги и беспокойства.

– Батюшка, – каялась она, – одинокой старости боюсь, беспомощности

– Батюшка, – каялась она, – знаете, чего я больше всего стала бояться теперь? Одинокой старости… беспомощности. Вот боюсь и всё, понимаю, что это маловерие, каюсь, но всё равно страшусь. Помолитесь за меня…

Я молился, как мог, а Татьяна Ивановна раз за разом всё исповедовалась в своем страховании. И Господь услышал.

Со дня преставления Володи прошло два года. Снова был Великий пост, только на этот раз он приближался уже к концу. До Светлой Пасхи оставалось пара недель, и тут вдруг наш район Бахчисарайский охватила страшная эпидемия гриппа, опасного своими внезапными и тяжкими осложнениями. Несколько человек переболело в кругу моих знакомых, а в конце концов и я сам. И вот что скажу: мне и раньше случалось болеть гриппом, но никогда еще мне не было так плохо и никогда я так реально не чувствовал себя близким к смерти. Но милостью Божией обошлось. Однако среди прочих заболела и наша Татьяна Ивановна. Она заболела, но до последнего, уже в жару, всё продолжала приходить на клирос и петь, потому что службу кроме нее вести было некому. В воскресенье она исповедалась и причастилась, но через пару дней грипп скосил ее окончательно, и она слегла. На следующий день попала в больницу. Вечером я позвонил ей, спросил, как ее самочувствие. Она была бодра, как обычно, приветлива и сердечна, благодарила за внимание и говорила, что ей уже гораздо лучше…

А утром позвонила одна из прихожанок и сообщила:

– Отец Димитрий… Мне прямо страшно и говорить, но только что сообщили…. Танечка наша умерла в больнице. Внезапное осложнение, отек легких…

Смерть помогла нам глубже переживать духовное значение и смысл этих скорбных и светлых дней

Такого не ожидал никто. Но по обстоятельствам и ощущениям – это было очень похоже на то, какую весть принесла нам два года назад смерть Володи. «Не бойтесь! Только веруйте!» Точно Володя там, на небесах, умолил Господа, чтобы Он и рабу Свою Татиану призвал от этой многомятежной жизни в вечную и безмятежную радость. И снова был пост, снова было особое сокрушенное состояние духовного единства, и по-особенному воспринимались службы Страстной седмицы… и снова Танечка, как и Володя два года назад, помогала нам всем переживать глубже духовное значение и смысл этих скорбных и светлых дней.

А потом была Пасха – ликующая, святая! И я всё вспоминал сон, о котором рассказывала Татьяна, и думал о том, что теперь уж точно они там вместе с Володей «поют», и осознание это радостью отзывалось в сердце и вещало: не бойтесь смерти, только живите по-Божески и доверяйте Ему. Потому что Он любит нас больше, чем мы можем себе представить, больше, чем мы любим сами себя!

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Николай 16 ноября 2016, 20:28
Любите своих близких, пока они с вами...
Надежда Митрофанова13 апреля 2016, 16:01
ИСТОРИЯ ТРОНУЛА. ВОТ ТАК ЖИЛИ ТАТЬЯНА И ВЛАДИМИР: ТИХО .СКРОМНО . МОЛИЛИСЬ И УШЛИ В МИР ИНОЙ, БОГ ВСЕХ И ВСЕ ВИДИТ, ТУТ ЗАДУМАЕШЬСЯ И О СЕБЕ? СПАСИБО - ПЕЧАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ ЕСТЬ О ЧЕМ ПОДУМАТЬ.
тамара 3 апреля 2016, 19:21
Такой рассказ никого не может оставить равнодушным.Царствие Небесное р.Божиим Владимиру и Татиане.Батюшка Димитрий ,Бог Вам в помощь во всей жизни.Пишите,а мы с нетерпением будем ждать.
о. Андрей27 марта 2016, 20:20
Спаси Господи! Татьяна Ивановна много сделала и для меня лично, в моем духовном становлении и в служении Церкви. Удивительно чуткий и добрый человек. Помню, примерно, за месяц до ее смерти, я приехал к ней в гости с братом. Она очень хотела мне помочь, так как у меня приход маленький, бедный. И купила в нашей церковной лавке. Я привез по ее просьбе. Мы пели духовные песнопения и на душе была радость. Она хотела помочь ближним, была очень внимательна к нуждам. Владимир был молчалив и добр. Царствие Небесное им!
20 марта 2016, 19:23
Спаси вас Господи очень поучительно и полезно для нашей души.
Ференц Татьяна16 марта 2016, 10:54
Дорогой батюшка, мне очень радостно было прочитать эту трогательную и сторию о Татьяне Ивановне и дяде Володе, тем более что Татьяна Ивановна была регентом и моим наставником в хоре нашего храма. Так,что можно сказать,я видела все своими глазами, и их отношения, и их жизнь и их смерть. Татьяна Ивановна была человек удивителной легкости в отношениях с людьми, совершенно не конфликтная, всегда переживала о том,чтобы служба прошла правильно,по Уставу. Я бывало пропущу службу без особо уважительной причины,а она встретит меня и не ругает, а так ласково говорит: Танюшечка, а я за тобой уже и соскучилась. И как то сразу хочется чем то её отблагодарить за добрые слова. А уж говорить о том,как я поняла какой это труд быть регентом и говорить нечего. В моей памяти она останется человеком о котором можно смело сказать ДУХОВНАЯ МАМА. И только после её смерти я поняла смысл пословицы: что имеем не храним,потерявши плачем. Мне лично на клиросе до сих пор без Татьяны Ивановны тяжело. Вечная память Татьяне Ивановне и дяде Володе. Я помню о них,скорблю и знаю что они молятся за нас. Спаси Вас Господи ,батюшка.
Ольга16 марта 2016, 00:10
Какая удивительная история! Спасибо!
МаринА15 марта 2016, 23:34
С П А С И Б О !!!!!!
Любовь15 марта 2016, 20:45
Замечательный рассказ- как и все предыдущие! Пронизывающий душу. Как, другой раз, рассеяно молишься. Как-то формально. А оно вот как бывает... Спаси Вас, Господи, за поучительную историю.
Татьяна15 марта 2016, 00:11
Очень хочется верить, что они встретились в Вечности после недолгой разлуки. Спасибо за этот материал, дающий надежду.
Ольга14 марта 2016, 22:13
Большое спасибо!
Наталья Хорькова14 марта 2016, 21:07
Очень тронул рассказ. Я также ходила в храм со своим супругом, но он отешел ко Господу более 2-х лет назад. Его отпевали в храме напротив школы, где мы познакомились 50 лет назад.
Надежда Торлопова14 марта 2016, 20:49
Спаси Вас,Господи,отец Димитрий!Очень трогательная статья.
ВЕКШИНА Людмила14 марта 2016, 17:08
Спасибо, отец Димитрий, за проникновенный рассказ и Ваше духовное и душевное Служение. Вам, Вашим коллегам и всем служителям сил и многолетия. Царствие Небесное всем почившим.
т.14 марта 2016, 16:54
Утешительный рассказ. Спасибо, о. Димитрий!
Armen14 марта 2016, 16:09
Царствие небесное рабам Божьим Владимиру и Татьяне! Спаси Господь
Святослав14 марта 2016, 14:05
Спасибо за светлый рассказ.
Тамара14 марта 2016, 12:16
Царствие небесное рабам Божьим Владимиру и Татьяне!
Елена14 марта 2016, 10:17
Прошу помолиться о новопреставленной Татьяне. Тоже вчера отошла ко Господу. Внезапно.
Татьяна14 марта 2016, 08:24
Спасибо огромное за то, что и нас приобщили к этой истории в первый день Великого поста... Очень тронуло!
Надежда14 марта 2016, 08:21
Благодарю о. Димитрия, за статью о своих прихожанах, очень поучительно и полезно. Еще раз большое спасибо!
Елена14 марта 2016, 07:50
Спаси Вас Господи, отец Димитрий! Так полезно для души и поддержки духовных сил. Как всегда, так просто и понятно и трогательно до глубины души!
Марина Куфина14 марта 2016, 06:05
Спаси Господь...
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×