Читатель для веры

Татьяна Медведева

    

14 марта отмечается День православной книги — молодой, но набирающий популярность праздник, инициатором которого стала Русская Православная Церковь. Дата выбрана не случайно: в этот день 1564 года дьякон Иван Федоров издал первую на Руси печатную книгу «Апостол». С 2010-го празднование проходит во всех уголках страны. Помимо церкви в нем участвуют школы, вузы, дома культуры, писатели, известные люди и просто читатели. «Культура» решила разобраться: что это за феномен такой — мир православной книги?

Православным книгопроизводством занимаются как церковные, так и светские издательства. Отрасль имеет свои особенности. Рукопись должна пройти своеобразную цензуру в Издательском совете Русской Православной Церкови. Эта структура отслеживает, чтобы в книгах, продающихся при храмах и монастырях, не было искажения православных представлений о мире и человеке, не содержалось никакой духовной крамолы. Гриф «рекомендовано» или «допущено» — пропуск во всю церковную книжную сеть. Однако издатели на такой фильтр не ропщут, многие даже считают гриф своеобразным знаком качества.

Ассортимент православной литературы обширен: Евангелие, труды Святых Отцов, катехизисы, молитвословы, акафисты, книги по истории Церкви, брошюры «Как подготовиться к исповеди», «Что ждет человека за гробом», а также художественные произведения.

Когда атеизм был упразднен и началась эпоха, которую назвали «вторым Крещением Руси», православное книгоиздательство пережило настоящий бум. Немалыми тиражами стали выходить ранее запрещенные тексты. Но до определенного момента это был некий «автономный мир», предназначенный тем, кто, условно говоря, каждое воскресенье посещает церковь.

Перелом наступил недавно, с выходом книги отца Тихона Шевкунова «Несвятые святые». Она стала бестселлером именно у светского читателя, покоренного историями про отца Иоанна Крестьянкина, кончину Сергея Бондарчука, предсмертное крещение Булата Окуджавы... Наместник Сретенского монастыря, с недавних пор — епископ Егорьевский, сделал так, что религия перестала восприниматься как некое «этнографическое гетто» для бабушек. Книга явилась прорывом, знаком того, что церковь идет навстречу согражданам.

— В обществе растет интерес к православной культуре, — говорит руководитель ассоциации «Православная книга» Алексей Головин. — Огромный эффект произвели «Несвятые святые». В прошлом году иеромонах Фотий победил в телешоу «Голос». Огромен интерес к творчеству современного богослова, профессора Духовной академии Алексея Осипова, чьи лекции собирают тысячные залы.

Между тем владыка Тихон с его бестселлером — лишь вершина айсберга. В России есть целая плеяда священников-литераторов, которые по своему таланту дадут фору многим светским коллегам. Протоиерей Андрей Ткачев вообще считает, что поприща писателя и служителя церкви очень близки. У того и у другого в основе — проповедь. Среди священников, ставших известными как авторы, — Артемий Владимиров, Александр Торик, Леонид Сафронов, Ярослав Шипов. Звания «лидер продаж» удостаивались книги батюшки из Самары Николая Агафонова «Иоанн Дамаскин» и «Жены-мироносицы».

— Мне хотелось рассказать о патриархе Гермогене, и я написал «Адамант земли Русской», — рассказывает отец Николай. — Слава Богу, сейчас ему памятник около Кремля поставили. Про Минина и Пожарского у нас знали все — от пионера до пенсионера. Но ведь только благодаря посланиям Гермогена в Нижний Новгород Минин сумел собрать ополчение. Кто бы пошел за Мининым, если бы не Патриарх? Я всегда пишу о том, что душа просит. Вот недавно вышла книга «Стояние».

История любопытная и поучительная. На новогодней вечеринке 1956 года в Куйбышеве (как известно, это время приходится на Рождественский пост) девушка Зоя Карнаухова, не дождавшись приглашения на танец от своего молодого человека по имени Николай, заявила, что будет танцевать с Николаем Угодником. Сняла икону со стены — и тут же приросла к полу. Дом оцепила милиция, в городе начались волнения, пытались девушку уколами вывести из этого состояния — иглы ломались, не входили в кожу...

— Я служу в храме Петра и Павла, — говорит отец Николай, — в десяти минутах ходьбы от того места, где Зоя стояла. С юных лет об этом слышал, встречался с очевидцами, рассказывавшими, какое на них впечатление произвело чудо.

Многие писатели-священники охотно проводят творческие встречи. На них всегда аншлаги — только атмосфера несколько иная, чем у светских собратьев по ремеслу. Больше разговоров о душе и смысле жизни. Ну и «специальных» вопросов хватает: «Зачем ходить в храм, если можно верить и так?», «Как часто нужно исповедоваться и причащаться?» и т.д.

Как правило, церковные издательства выпускают литературу, что называется, для своих. Лишь немногие ориентируются на светскую аудиторию. Среди последних — «Никея», созданная в разгар кризиса 2008 года Николаем Бреевым и Владимиром Лучановым. Они решили рассказывать «неподготовленным» людям о жизни церкви на доступном языке. Одна из актуальных ниш, освоенных ими, — христианская психология.

— Очень популярна «Книга о счастье», — говорит директор издательства Николай Бреев. — Священник и психолог, протоиерей Андрей Лоргус отвечает на вопрос, что такое счастье с точки зрения православия, как достичь этого состояния, возможно ли оно в современном мире. А в сочинении Фредерики де Грааф, крестившейся в России и работающей в хосписе, «Разлуки не будет» затрагивается трудная тема, которая присутствует в жизни каждого: отношение к смерти — близких и к своей собственной.

Перспективное направление — детская литература.

— У нас есть несколько детских серий, — продолжает Бреев. — Рассказываем о том, что такое вера, православие, издаем адаптированные жития святых. Детям нужны положительные герои и примеры для подражания.

А вот с литературой для юношества проблемы. Условно говоря, православного «Гарри Поттера» или «Над пропастью во ржи» никто пока не написал. Крайне необходим хороший церковный бестселлер для возраста бунтарей.

    

— Впрочем, это проблема всего российского книгоиздания, — подчеркивает Алексей Головин. — Среди достойных упоминания могу назвать только «Путь Кассандры» и «Паломничество Ланселота» Юлии Вознесенской.

Одна из основных особенностей православного книгоиздания — оно не ориентируется на столь важный показатель, как прибыль; так, во всяком случае, утверждают мои собеседники из Русской Православной Церкви. По их словам, церковная книга — скорее миссия, а не бизнес. Наследники Ивана Федорова считают первоочередным в своей деятельности христианское просвещение.

Главные «игроки» на поле православной литературы — издательства, находящиеся при структурах Московской Патриархии, крупных монастырях, таких как Троице-Сергиева лавра, Сретенский или Данилов. Светские издатели церковной темой интересуются не очень активно. Равно как и книжные магазины. Православной литературе отдается самая неудобная полка, где труды Святых Отцов и проповеди христианских подвижников могут запросто соседствовать с пособиями по эзотерике и оккультизму.

Впрочем, бывают исключения. Так, издательство «Эксмо» уже восемь лет выпускает религиозную литературу.

— В месяц у нас выходит 8–10 книг, из них три четверти — с грифом Издательского совета РПЦ, — рассказывает ведущий редактор группы религиозных изданий «Эксмо» Андрей Богословский. — Рынок православной литературы сегодня насыщен. Чтобы заинтересовать массовую аудиторию, нужно воплотить оригинальную идею, придумать, как подать книгу, чтобы ее заметили. Успешными проектами у нас стали «Благословите женщину», в которой повествуется о роли слабого пола в истории Церкви и героинях Библии; «Бог и Победа» и «На алтарь Победы» — об участии верующих в войнах за Россию, где мы собрали много воспоминаний и исторических документов. Особенность «Записок из преисподней» в том, что автор, монахиня Евфимия, ведет записи от лица демона, который искушает человека и губит его душу. Поняв, как орудуют «духи злобы поднебесной», человек может приобщиться к православной аскетике.

Если в Москве православная литература представлена достаточно широко, то в глубинку она добирается трудно. Многие новинки не найдешь ни в книжных магазинах, ни в церковных лавках. Причина в том, что издательства не в состоянии отстроить свою региональную сеть.

    

Поэтому Издательский совет Русской Православной Церкви проводит в регионах книжные выставки-форумы «Радость Слова» с участием писателей. География охватывает всю страну и ближнее зарубежье.

— Я много раз участвовал в таких выставках, — рассказывает писатель Владимир Крупин. — В прошлом году был в Ташкенте, недавно вернулся из Краснодара. Дело очень нужное. Скоро побываю в Самаре, Саратове, Астрахани, а в конце мая ждет родная Вятка...

Мы живем в эпоху, когда изменяется культура чтения. Бумажную книгу теснят электронные носители. Многие избавляются от домашних библиотек, презрительно называя их «пылесборниками». Год от года падают продажи в книжных магазинах. Однако православные верующие остаются читающим сословием. Русская культура во многом логоцентрична. А значит, айфон и компьютерные игры у нас никогда не победят традиционную книгу.

— Потери интереса к чтению в широком смысле не видно, — делится Николай Бреев. — Проблема в том, что падает покупательская способность. Книги недешевы, и чтение уходит в электронный формат, в интернет. В результате люди потребляют тексты не такого качества и глубины, как прежде. Однако есть ощущение, что рынок бумажной книги достиг дна. Для такой большой страны тиражи невелики — сокращаться уже некуда. Поэтому, думаю, возможен рост.

В свою очередь Владимир Крупин полагает, что любители чтения будут всегда.

— Да, меньше читают. Но те, кто читает, соль земли. А разве много нужно соли? Сохранится малое стадо, и все сохранится. Малое стадо — это понятие есть не только в религии, но и в литературе, искусстве, культуре. Все равно русская литература победит. И все, что творится в мире, нам на пользу, на спасение.

Для поддержания культуры чтения, собственно, и был учрежден День православной книги, который уже полюбился народу. Его празднование чередой фестивалей и творческих встреч растянется до конца апреля. Русская Церковь высоко ценит труд писателя. Шесть лет назад по благословению Патриарха Кирилла была учреждена Патриаршая литературная премия. Ее лауреатами стали Владимир Крупин, Олеся Николаева, Виктор Николаев, Алексей Варламов, протоиерей Николай Агафонов, Юрий Бондарев, Александр Сегень, Юрий Кублановский...

— Исходя из опыта встреч в разных уголках нашей необъятной Родины, скажу так: интерес к книге большой, особенно у людей православных и церковных, — замечает протоиерей Николай Агафонов. — Они читают не только святых отцов, но и художественную литературу. Церковные издательства, кстати, тоже выпускают Пушкина, Гоголя, Чехова. Основная часть пришедших сегодня в храм — неофиты, которые хотят больше узнавать о православной вере. Для них мы и пишем.

Хорошая книга может пробить дорогу к читателю и без шумной рекламы. Таков случай Виктора Николаева, поведавшего о своей службе в Афганистане в автобиографических записках «Живый в помощи». Это документальное повествование о подвиге наших солдат и о чуде, которое случилось в жизни самого автора. После тяжелого ранения шансов у него практически не было. Операция длилась восемь часов, и все это время его жена читала молитву. И он выжил. Свою книгу Николаев издает самостоятельно, она расходится по монастырям и приходам. Тираж уже превысил миллион экземпляров.

Татьяна Медведева

Газета "Культура"

13 марта 2016 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Darina14 марта 2016, 12:00
Простите, я бы хотела расширить цитату. «В Петербурге, в кадетском корпусе, пробыл я долго, почти восемь лет, и с новым воспитанием многое заглушил из впечатлений детских, хотя и не забыл ничего. Взамен того принял столько новых привычек и даже мнений, что преобразился в существо почти дикое, жестокое и нелепое. … Но вот что дивно: читал я тогда и книги, и даже с большим удовольствием; Библию же одну никогда почти в то время не развертывал, но никогда и не расставался с нею, а возил ее повсюду с собой: воистину берег эту книгу, сам того не ведая, «на день и час, на месяц и год».»
Darina14 марта 2016, 11:00
В отношении бунтарей-подростков какой-то заговор молчания. Для них нет литературы, для них нет проповеди. Немного успокаивает, что проблема это не новая. «В Петербурге, в кадетском корпусе, пробыл я долго, почти восемь лет, и с новым воспитанием многое заглушил из впечатлений детских, хотя и не забыл ничего. Взамен того принял столько новых привычек и даже мнений, что преобразился в существо почти дикое, жестокое и нелепое.» («Братья Карамазовы» Книга шестая. Русский инок. II, в) Воспоминание о юности и молодости старца Зосимы еще в миру. Поединок.) Считается, что художник не творит по заказу. Однако по заказу писал Чехов, и Достоевский был в тисках личных долгов и требований издателя. Надо что-то делать.
наталья сергеева13 марта 2016, 20:00
А почему даже не упоминается диакон Андрей Кураев? В начале 2000-х именно его книги привели мою семью к православию.Каюсь,но даже Евангелие было позже.Простите.
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке