Есть ли у верующих особые рецепторы?

Митинг «за свободу творчества и против цензуры» 5 апреля 2015 года Митинг «за свободу творчества и против цензуры» 5 апреля 2015 года

Ровно год назад — 5 апреля 2015 года — в Новосибирске произошло событие, которое не стоит недооценивать. На главной площади полуторамиллионного города прошел митинг. Многие называли его митингом «за свободу творчества и против цензуры», другие сочли митингом «за право на публичное кощунство» или «за ущемление гражданских прав верующих». Таков был финал большой постановки — постановки, начавшейся с «Тангейзера» на подмостках НГАТОиБ (того самого, с порно-постерами на религиозные темы на сцене), но вышедшей далеко за пределы театра. Тот митинг на самом деле значит для нашей истории и культуры куда больше, чем сам скандальный спектакль, и вот сегодня, в годовщину этого события, есть информационный повод разобраться с тем, что же на самом деле вывело тогда людей на улицы.

Итак, более тысячи человек в тот день вышли на главную площадь «столицы Сибири» с требованиями убрать из законодательства словосочетание «религиозные чувства верующих» (внести изменения в ст. 148 УК). Мишень, в общем-то, весьма удобная. На тот момент данное словосочетание стало уже своеобразным жупелом для некоторых субкультур: им можно пугать детей или, наоборот, повсеместно его высмеивать, и поэтому в той грустной истории с «Тангейзером» у защитников провокационной постановки все логично вернулось опять к этим самым «особым чувствам верующих». Это действительно удобно, поскольку против данного определения в законе выступают многие: от тех, кто считает эту формулировку нежизнеспособной, и до тех, кто считает ее противоречащей конституции РФ. И среди критиков Церкви сегодня не прошелся по этому выражению только ленивый. Между тем стоит рассмотреть всерьез, что же это за такие «религиозные чувства верующих», и против чего на самом деле выступала либеральная общественность на том митинге 2015 года.

Где же расположен «орган чувств верующих»?

Святитель Лука Крымский (Войно-Ясенецкий) Святитель Лука Крымский (Войно-Ясенецкий)

Обычно рассуждения о «чувствах верующих» сводятся к перечню каких-то негативных эмоций, которые, по мысли рассуждающих, верующим и испытывать-то не подобает. В качестве тех самых «чувств верующих» по умолчанию подразумевают и обиду, и негодование, и тому подобные переживания — и все это в качестве реакции на то, что их, верующих, «задели», то есть оскорбили. Возможно, именно так и понимали «религиозные чувства верующих» те законодатели, которые голосовали за этот закон. Однако в реальности за той реакцией православных людей, которую оппоненты спешат назвать «оскорбленными чувствами верующих» (чтобы тут же напомнить, что верующим положено не оскорбляться, а прощать), стоят несколько более сложные чувства. И в этом стоит разобраться, чтобы прекратить спекуляции на данном выражении и понять, чего же добиваются на деле противники «чувств верующих».

В качестве примера стоит, пожалуй, взять самого «интеллигентского» святого Русской Православной Церкви — святого, нравственный авторитет которого признает любой интеллигент, знакомый с его биографией. Это святитель Лука Крымский (Войно-Ясенецкий) — блестящий ученый и педагог, знаменитый хирург, профессор — вот уж кого точно невозможно заподозрить в «ограниченности» и «мракобесии». Человек, посвятивший всю жизнь бескорыстному служению людям, он еще до своего церковного служения вел поистине святую жизнь: добровольно став сельским врачом, он практически круглосуточно, без выходных, служил людям и медицинской науке, не находя времени ни для светской жизни, ни даже для обычного семейного отдыха. Он жертвовал собой во всем: рискуя жизнью, он проводил необходимые опыты, в результате которых заразился и переболел тифом; он принимал и лечил людей и в собственном доме, после работы; сам оказывал материальную помощь неимущим больным; находясь в ссылке, постоянно оперировал, причем бесплатно. И по своим воззрениям он весьма близок к большей части интеллигенции: в своей автобиографии святитель Лука писал, что «всегда был демократом»[1] и крайне критически отзывался о черносотенцах. Он с достоинством пережил три ссылки, никогда не сдаваясь под чекистским прессингом, его глубоко уважали «товарищи по несчастью», среди которых было достаточно и революционеров различного рода.

Святитель Лука фактически отказался от своего призвания, т.е. от помощи больным людям, когда речь зашла о непозволительном отношении к святыням

И вот этот человек фактически отказался от своего призвания, т.е. от помощи больным людям, когда речь зашла о непозволительном отношении к святыням. В конце 1921 года в Ташкенте, уже будучи священником (а также главным хирургом и главврачом городской больницы одновременно), он отказался выходить на рабочее место после того, как очередная ревизионная комиссия приказала снять икону в операционной его больницы. Отказался — пока икону не вернут на место. Никакие уговоры не действовали (хотя такой «саботаж» в эпоху красного террора грозил катастрофой). Вернуться к работе священника-хирурга заставило лишь благословение его правящего архиерея. Однако, выступая затем с докладом на заседании врачебного общества, Войно-Ясенецкий прямым текстом обвинил комиссара здравоохранения в «кощунстве над иконой».

Это, впрочем, еще не самое яркое свидетельство отношения ученого и врача Войно-Ясенецкого в святыне. В том же Ташкенте, уже в сане епископа, он, узнав о готовящемся закрытии городского собора, в знак протеста решился, по его собственному признанию, на поступок столь радикальный, что он не впишется в нормы морали и у подавляющего большинства христиан. Архиепископ Лука писал: «Переносить ужасы осквернения храмов Божиих было для меня совершенно нестерпимо»[2]. Как далее пишет будущий святитель, Господь Сам Своим Промыслом не дал осуществиться этим радикальным планам молодого епископа.

Понять поступки человека, посвятившего всю свою жизнь служению людям и отказывающегося от этого служения ради почтения к святыне, можно, если внимательно вчитаться в его собственные слова. Вот как пишет святитель Лука о своем решении стать священником в 1921 году, которое было в штыки принято всеми его сотрудниками и подчиненными в больнице:

«Конечно, они не могли понять и оценить моего поступка, ибо сами были далеки от религии. Что поняли бы они, если бы я им сказал, что при виде кощунственных карнавалов и издевательств над Господом нашим Иисусом Христом мое сердце громко кричало: “Не могу молчать!” И я чувствовал, что мой долг — защищать проповедью оскорбляемого Спасителя нашего и восхвалять Его безмерное милосердие к роду человеческому»[3].

Антирелигиозное представление на улицах Москвы. 1931 год Антирелигиозное представление на улицах Москвы. 1931 год

Антирелигиозные карнавалы начала 1920-х, кощунственно пародировавшие религиозные обряды, — это как раз те внедренные новой властью «культурные мероприятия», которыми перевоспитывалась молодежь

Упоминаемые карнавалы начала 1920-х, кощунственно пародировавшие религиозные обряды, — это как раз те внедренные новой властью «культурные мероприятия», которыми перевоспитывалась молодежь, учась на практике новому для русской истории отношению к святыням.

В условиях коммунистического террора врачу и ученому Войно-Ясенецкому был доступен только такой метод протеста. Впрочем, даже на публичных собраниях, как видно из сказанного, он не стеснялся называть вещи своими именами и обвинять начальство в кощунстве. Не вызывает сомнения, что в условиях более свободных, где его слово имело бы еще и прямое влияние, это слово в защиту святынь звучало бы куда сильнее и резче.

И вот это епископское «Не могу молчать!» позволяет глубже заглянуть в то, что сегодня многие оппоненты Церкви высмеивают, — на природу «религиозных чувств верующих». Главный врач города Ташкента, известный ученый, далеко не последний человек в этом городе, популярный у простого народа, плоть от плоти образованного светского общества, с авторитетом которого на тот момент вынуждены считаться даже революционные власти, Войно-Ясенецкий не чувствовал себя там «посторонним», но ощущал ответственность за то, что происходит в его городе или хотя бы в его больнице, его операционной. Он чувствовал, что может повлиять на ситуацию, по крайней мере, надеялся на это, — ведь невозможно предполагать позерство в его отказе идти на врачебную службу, пока не вернут икону в операционную. Как епископ он чувствовал свою ответственность за врученный ему Церковью город и народ, как авторитетный врач — за аудиторию, которая не может не обратить внимание на его слова и поступки.

И вот здесь, когда мы подошли к вопросу о «чувстве ответственности верующего человека», хотелось бы взглянуть на картину с еще одной позиции, дать ее «в объеме», так сказать. Я предлагаю обратиться к опыту «от обратного». И хотя сегодня большинство верующих Русской Православной Церкви — это люди, пришедшие к вере и в храм уже после 1988 года, достаточно среди нас и тех, кто жил церковной жизнью и в 70-е, и в 80-е годы прошлого века. И я уверен, что их внутренний опыт будет чем-то сродни тому, что случалось испытывать автору этих строк, — именно поэтому я позволю немного поговорить о себе.

Удивительно, но в советские годы я не испытывал «религиозных чувств верующих»  

Дело в том, что в прошлом году я, как житель Новосибирска, пережил те самые «религиозные чувства верующих», можно сказать, по полной программе — и именно в связи с Кулябинским «Тангейзером». И, пытаясь их проанализировать в себе, пришел к удивительному выводу: в советские годы я не испытывал этих чувств. Отнюдь не потому, что «РПЦ была официальной Церковью СССР», — все это сказки для тех, кто тогда еще либо на свете не жил, либо об этой «официальной Церкви» и слыхом в те годы не слыхивал. Нет, никакого срастания с советской действительностью ни у меня, ни у моего церковного окружения не было, да и не могло быть, — жизнь не дала бы. Потому что в школе я получал свое от шпаны за то, что «боговерущий», знал и случаи срывания крестиков с моих родных, и проработка со стороны учителей по части атеизма была (нежесткая, но была), и на пасхальное богослужение детям попасть можно было только лежа — лежа на дне служебного церковного автомобиля, чтобы милиция, оцеплявшая храм с раннего вечера плотным кольцом, тебя не увидела, так как никаких детей на ночную службу не пускали. Даже детей священников. Потом из машины нужно было юркнуть в дверь храма и до наступления темноты не показываться в ограде. Все это было в 1980-е. И все это было актуально для меня не только в детском, но и в подростковом возрасте, то есть тогда, когда уже вполне осознаешь и себя, и действительность, и свое (и своей семьи) отношение к этой действительности.

Так вот, отношение к советской действительности было спокойным. Спокойно воспринималось желание учителей «промыть мозги» по поводу моей веры, спокойно воспринималась в семье необходимость «объясняться» со школой, когда приходилось пропускать учебный/рабочий день, заботливо перенесенный на Светлый день Пасхи правительством СССР, да и просто иногда пропускать школу по церковным праздникам; спокойно и без надрывного диссидентства все дети в нашей семьи не были ни октябрятами, ни пионерами, ни комсомольцами. Не вступали — и все. Мы знали, почему мы это делали. И вот при всем этом внутреннем противоречии с советской действительностью никакие атеистические «наезды» на религию — в учебниках, в научной и художественной литературе и кино — не воспринимались так, как воспринимается сегодня верующими тот же «Тангейзер». Почему?

Если сегодня задуматься над своим мироощущением тех лет, то в доступных мне теперь понятиях я бы назвал то свое мироощущение в некотором смысле «эмигрантским». В определенном смысле верующие чувствовали себя в СССР «эмигрантами». Не просто «внутренними эмигрантами», «сбежавшими из СССР в себя», а как раз самыми настоящими, «эмигрантами в СССР». В определенной степени бесправными и чужими. Никакой враждебности к СССР у нас не было, упаси Бог (да и должна ли быть враждебность к стране пребывания, которая тебя приютила), но было — чувство чуждости. И оно воспринималось как норма. И какие бы гадости, какое бы вранье ни писалось в советских книжках про мою веру, это вызывало отторжение, но вот тех самых «религиозных чувств верующего» не возникало. Опять же, почему? Потому что в той стране это было нормой. Ее, страны, нормой, но не моей. И ни я, ни кто другой из верующих этого изменить тогда не мог.

В СССР верующие были de facto изгнаны из общественной жизни, влиять на жизнь общества не могли, следовательно, и чувства ответственности за все, что с обществом происходит, не возникало

То есть, если совсем разложить всё по полочкам, я не ассоциировал себя с этим враньем, с этими гадостями, ведь их говорила «не совсем моя» страна. Я рос верным гражданином (так воспитывали в семье), но ценности этой страны я не разделял, и все, что высказывалось — словом или делом — в адрес моей религии, я не воспринимал как нечто, высказываемое от моего лица. Я не нес за это ответственности. И никто из верующих не нес за это ответственности. И верующие это чувствовали. Верующие были de facto изгнаны из общественной жизни целиком и полностью в некое «социокультурное гетто», влиять на жизнь общества не могли, следовательно, и чувства сопричастности не было, а потому и чувства ответственности за все, что там с обществом происходит, не возникало и не могло возникнуть.

И в этом — разгадка к нашим «религиозным чувствам верующих»: не тем, «бумажным», сплошь и рядом критикуемым, а настоящим, которые двигают верующими людьми; тем чувствам, которые двигали верующими и в 2012 году в Москве, и в прошлом году в Новосибирске. Объяснить их легко с помощью известного афоризма: «Не бойтесь друзей — они могут лишь предать вас; не бойтесь врагов — они могут лишь убить вас; бойтесь равнодушных, ибо только с их молчаливого согласия совершаются предательства и убийства». В его свете анатомия «религиозных чувств верующих» становится наглядной и прозрачной: это чувства, которые возникают у верующего человека там, где рядом с ним совершается что-то в корне неправильное, губительное. Причем это «рядом», «в присутствии» как раз и означает, что сам человек живо чувствует, ощущает свою ответственность за это жизненное пространство. Что-то недопустимое происходит не в другой стране, не в чужой, где он остается эмигрантом. Происходит в его стране, в стране, которой он принадлежит, за будущее которой чувствует свою ответственность. И будет чувствовать свою вину, если смолчит, пройдет мимо, отвернется — хотя вмешаться обычно «себе дороже».

Митинг «за свободу творчества и против цензуры» 5 апреля 2015 года Митинг «за свободу творчества и против цензуры» 5 апреля 2015 года

Рискну предположить, что разные люди в силу разных причин по-разному переживают это чувство сопричастности к происходящему рядом в обществе, и чувство своей ответственности за происходящее. Наверняка есть те, кто привык мыслить и воспринимать себя, скажем так, в более индивидуальных категориях. И такие понятия как «народ», «страна», «Родина», даже оставаясь понятиями глубоко положительными, будут для них, условно говоря, производными, «реалиями второго уровня». А есть и те, для кого эти слова не просто положительны, но ежедневная, непосредственно переживаемая реальность. Разные мы все. И, наверное, эта разница не сводится даже к известному противопоставлению «индивидуалистического» и «коллективного», или «образного» и «абстрактного» мышлений. А может, и вообще ни к чему не сводится. И поэтому даже верующие люди будут в разной степени переживать (не просто «понимать» и «осмыслять», а именно «переживать») свою ответственность за то, что творят радом с ними другие люди. Одни скажут: «Им отвечать за это, не тебе; иди своей дорогой». Другие будут ясно чувствовать, что отвечать всем, чье «удаление в себя» окажется понятым как «молчаливое согласие». Может быть, даже и их детям отвечать, и всему народу, — законы истории никто еще не отменял.

Это очень простое чувство — чувство неравнодушия вместе с чувством, что ты можешь что-то сделать

Да, это очень простое чувство — это чувство неравнодушия вместе с чувством, что ты можешь что-то сделать. Если сделать не можешь, бессилен — на душе совсем другие переживания, сколько бы тебя ни оскорбляло то, что происходит, сколько бы оно ни противоречило твоим убеждениям. Но если ты чувствуешь, что можешь вмешаться, что-то исправить, однако не вмешиваешься, не пытаешься помешать злу, — значит, это и твой грех тоже; значит, это «с твоего молчаливого согласия» его совершают. Какими бы высокими материями ты это «молчаливое согласие» ни оправдывал. Ведь это в твоем городе происходит. Или — в твоей стране. Или — в твоей больнице, в твоей операционной. И ты просто живым чувством непосредственно переживаешь частичку своей ответственности за это: да, это зло и от твоего лица тоже совершается, ты же здесь не чужой.

Или — все-таки чужой? Вот она, главная интрига всех тех «пост-тагнейзеровских» событий, да и вообще всей «антиклерикальной» риторики последних лет! Эта интрига заключается в вопросе: а имеет ли право верующий человек чувствовать себя в нынешней России полноправным ее гражданином, ответственным за судьбу Отечества, за ее будущее? Имеет ли он право считать ее своей страной, т.е. Родиной, а не «страной пребывания»? И фактически оппоненты на это отвечают ему: нет, не имеет, у нас же светское государство, иди Конституцию почитай.

Это не перегиб, не нагнетание. Это реальная оценка нынешнего уровня дискуссии, пусть и выражены эти идеи не таким прямым текстом.

«Светское» или «советское»?

«Христос» у ног Венеры. Сцена из оперы «Тангейзер». Постановщик: Т.Кулябин «Христос» у ног Венеры. Сцена из оперы «Тангейзер». Постановщик: Т.Кулябин

Нынешняя либеральная субкультура унаследовала то «прочтение» светскости, которым отличался советский строй с его советской культурой

Причина такого отношения в том, что у «конфликта культур», который стоит за историей с новосибирским «Тангейзером», есть важная историческая подоплека. Это не просто конфликт между классической культурой с ее «культурными нормами» (о них можно спорить, но они есть всегда — и именно поэтому о них можно спорить) и либеральной субкультурой с ее «ломанием табу» и полным релятивизмом (который делает невозможным спор о нормах и ценностях). Суть прошлогодней «битвы за «Тангейзер» в том, что существующая в сегодняшнем российском обществе либеральная субкультура парадоксальным образом унаследовала то «прочтение» светскости, которым отличался глубоко презираемый большинством либералов т.н. «совок», т.е. советский строй с его советской культурой. И в этом «совково-либеральном» прочтении светскость — синоним антирелигиозности.

Так было в советской конституции, где Церковь была законодательно лишена свободы слова: верующим гарантировалась лишь «свобода вероисповедания» (там, за их заборами), а вот атеистам гарантировалось право атеистической пропаганды. Такое вот «равенство граждан», такая «равноудаленность»… И все устройство советского общества попросту исключало присутствие в нем реального голоса Церкви. Русская Церковь не просто была отделена от Советского государства — она была отделена от советского общества (хотя про «отделение от общества», т.е. откровенную дискриминацию, конституция стыдливо умалчивала). И это было вполне естественно для советского государства, в котором общество всегда полностью подчинено государству, всегда неотделимо от него. Отделение от государства посему автоматически означало отделение от общества, изгнание из него.

Почему либералы сегодня фактически требуют отделения Русской Церкви от российского общества по советскому образцу?

Почему же сегодня люди либеральных воззрений требуют того же самого, ставя применительно к Церкви знак равенства между «отделенностью от государства» и «отдаленностью от общественной жизни»? Почему так аллергически переживают возвращение Церкви в общество, что впору уже вводить понятие «религиофобии» в юридическую сферу? Почему, требуя «отделения Церкви», по-прежнему путают государство и общество, почему в сотрудничестве государства и одного из ведущих общественных институтов, коим несомненно является Церковь, видят клерикализм, а не признак гражданского общества? Почему они протестуют против участия голоса Церкви в образовании, в культурной жизни страны (а это, вообще говоря, голос отнюдь не нескольких сотен иерархов или нескольких десятков тысяч церковнослужителей, — это выражение системы ценностей многих миллионов русских крещеных людей)? Иными словами, почему они сегодня фактически требуют отделения Церкви от общества — Русской Церкви от российского общества — по советскому образцу?

Наверное, в первую очередь потому, что реально возвращаться в жизнь российского общества Русская Православная Церковь начала именно сейчас, а точнее, в конце 2000-х годов. Время «как бы присутствия Церкви» в 1990-е годы, когда Русская Церковь присутствовала, но молчаливо, в роли «свадебного генерала», закончилось. Выросли, воспитались, обрели самосознание миллионы верующих, для которых Россия — это Родина, за будущее которой они чувствуют ответственность. В конце 2000-х РПЦ посмела «открыть рот», даже обратилась к школьникам. Зазвучал в обществе голос Церкви — и в ответ вдруг зазвучал и откровенно антирелигиозный, антицерковный «креатив», которого не знали 1990-е. Зазвучал неожиданно активно и очень организованно.

Чтобы понять роль этого антирелигиозного «креатива» в информационном пространстве, вспомним популярный либеральный тезис о «голосовании кнопкой» и «голосовании ногами», которым еще недавно любили оправдывать отказ от всяких внутренних и внешних рамок в СМИ. Мол, вы против? У вас есть полная свобода переключить канал или уйти со спектакля. «Мы уверены, что оценку театральному произведению должны давать зрители, “голосующие” за или против покупкой билетов в театр, а не прокуратура и суд», — говорилось, в частности, в открытом письме Новосибирского Союза театральных деятелей по поводу «Тангейзера». И вот над этой логикой стоит задуматься.

Дело в том, что как-то остался незамеченным один очень примечательный факт, касающийся отправной точки в нашей истории «религиозных чувств верующих»: у посетителей Храма Христа Спасителя во время того самого скандального поступка «Пусси Райот» не было никакой кнопки. Эти верующие не покупали на «Пусси» билет, не соглашались на посещение их выступления. Та самая свобода, о которой любят рассуждать либеральные художники, была грубо нарушена. И свобода миллионов православных, которым в информационном обществе некуда было укрыться от оскорбительного для их веры зрелища, тоже была попрана. Ведущие новостей не предупреждали: «Осторожно, религиофобский материал! Верующие могут переключить канал». Не так ли? А ведь суть акции была именно в тиражировании кощунственного выступления: готовые аудиоматериалы со скандальными текстами были заранее розданы заранее же приглашенным СМИ; по сути, само появление «Пусси Райот» в Храме Христа Спасителя стало лишь «инфоповодом» для последующих публикаций.

Или либеральные художники предлагали молящимся в Храме Христа Спасителя «голосовать ногами» из их же храма — а заодно и из информационного пространства? Как ни цинично звучит, но речь практически об этом и идет. Утверждение «права на кощунство в публичном пространстве» как раз и подразумевает, что все несогласные — «свободны» в своем «праве» из этого самого общественного пространства удалиться. Удалиться в «культурное подполье», в частную жизнь. Как когда-то все верующие в СССР. Перестать быть в своей стране и своем обществе «своими», а полноценными людьми чувствовать себя лишь за церковным забором (причем, за настолько высоким забором, куда с улицы просто так уже не попасть не только «Пусси Райот», но и просто желающим зайти в храм).

Модный режиссер Кирилл Серебренников: «Нужно раз и навсегда этим мракобесам объяснить, чтоб они не лезли на чужие территории. Пусть сидят в церквях»

Про церковный забор — это не мои гиперболы, это модный режиссер Кирилл Серебренников: «Нужно раз и навсегда этим мракобесам объяснить, чтоб они не лезли на чужие территории <…> пусть сидят в церквях»[4]. А еще лучше — в таежном скиту или сектантской пещере. Иными словами, «верующие, голосуйте ногами отсюда!» Только кто здесь за свободу, а кто — за узурпацию? Почему людям православной культуры навязчиво предлагают оказаться в роли, как минимум, «эмигрантов в собственной стране»?

Такая вот «тоталитарная светскость» для Церкви. Либеральная субкультура в России по сути сегодня апеллирует к знакомой и привычной советской модели «светскости», в которой никакой светскостью и не пахло. Именно из такой советской трактовки светскости вырастает и современный миф о «клерикализме». На самом же деле, введенное в законодательство (после известных событий 2012 года в Храме Христа Спасителя) упоминание верующих как отдельной категории граждан, также имеющих права, было по сути возвращением к ценностям демократического общества — возвращением из той советской дискриминации, которая фактически загоняла верующих в их «социокультурное гетто».

Интеллигенция как мозг и совесть нации: Фазиль Искандер или «Pussy riot»?

Так что ни к какому «клерикализму» введение в законодательство понятия «религиозные чувства верующих» не имеет. Учет этих «чувств» — это не некое «требование клерикалов», это вечное требование самой человеческой культуры.

Фазиль Искандер, которого тоже невозможно заподозрить ни в мракобесии, ни в ограниченности, ни тем более в клерикализме, написал когда-то стихотворение «Святыня»[5]:

Святыня не бывает ложной,
Бывает ложным человек.
С чужой святыней осторожней,
Не верящий святыням век.

И действительно, в разных культурах мы встретимся с разными святынями, но само это явление, это универсальное «чувство святого», объединяет народы и культуры, и стихи Фазиля Искандера — как раз об этом. Впрочем, об этом писал еще две тысячи лет назад апостол Павел, когда хвалил язычников афинян за набожность, а римлянам рассказывал о Божественном, которое для всех без исключения народов приоткрывалось в виде «естественного закона» нравственности. Приведем, однако, две последние строфы упомянутого стихотворения:

Но есть и злобная гордыня
Высокий затоптать закон…
Пустыню породит пустыня,
Как скорпиона скорпион.

Благословляю исцеленье
От чревобесия гордынь
Святынею уничтоженья
Уничижителей святынь.

Вот так. «Благословляю уничтоженье уничижителей святынь». Даже не «уничтожителей святынь», а просто «уничижителей». Интеллигентнейший, всегда преисполненный тончайшего юмора Фазиль Искандер в этом вопросе позволил себе быть на 100% «воинственным горцем». Конечно, это язык поэзии, а не юриспруденции, но все-таки свое культурное credo автор выразил однозначно. В прозе же Фазиль Искандер устами одного из героев дал и объяснение своей позиции:

«Народ не может жить без святынь, вера в главную святыню порождает множество малых святынь, необходимых для повседневной жизни: святыню материнства, святыню уважения к старшим, святыню верности в дружбе, святыню верности данному слову и тому подобное. И когда теряется главная святыня, постепенно утрачиваются и все остальные. Люди начинают ненавидеть друг друга и угождать только себе или тем, кто сильнее их, чтобы еще лучше угождать самим себе»[6].

Вот мы и подошли к главному, что отличает «религиозные чувства верующих» от любого отстаивания своих представлений о добре и зле, своих принципов, своих убеждений и т.п. Потому что в формуле, приведенной выше («чувство ответственности за совершаемое в твоем присутствии зло»), конечно же, не хватало самого важного — критерия для оценки позволительности «вмешательства в чужое зло». На самом деле вдумчивый критик наверняка уже успел возразить: как же так, ведь этой формулой можно оправдать и уничтожение Бамианских статуй, и сбитые лица древних шедевров Пальмиры, и многое другое — мол, все зависит от того, что лично тот или иной фанатик-фундаменталист считает злом, и это понимание активно навязывает другим.

Люди защищают общее для всех народов «чувство святыни», того, что есть что-то более важное, чем наше собственное «я»

Но приведенные выше слова выдающегося писателя показывают: это не так. Не собственные святыни, собственные воззрение на добро и зло, собственные принципы, собственные убеждения или верования или еще что-нибудь «собственное» защищают люди, искренне восстающие против кощунства и поругания святынь. Они защищают то самое, общее для всех народов на протяжении многих тысячелетий «чувство святыни». Чувство того, что есть что-то более важное, более ценное, чем наше собственное «я». Это «чувство святого» (назовем его так) — не просто умозрительная ценность, это очень конкретное переживание, ничего общего не имеющее ни с эгоизмом, ни с самоутверждением через навязывание окружающим своей системы ценностей. Впрочем, о природе этого «чувства святого», как и о его важнейшей роли в человеческой культуре, едва ли скажешь более талантливо и ясно, чем это сделал Фазиль Искандер.

Митинг «за свободу творчества и против цензуры» 5 апреля 2015 года Митинг «за свободу творчества и против цензуры» 5 апреля 2015 года

…Над главной площадью Новосибирска, где проходил год назад «антиклерикальный» митинг, возвышается монументальная фигура Ленина. Сама площадь носит его имя. Так что нынешние борцы за «светскость», оказавшуюся на поверку кондовой «советскостью», смотрелись там очень органично. Но речь сейчас не об этом, а об одном кажущемся парадоксе. Дело в том, что у подавляющего большинства православных к этой идолоподобной фигуре, воздвигнутой в сердце родного города, никаких теплых чувств, мягко выражаясь, нет. Как и к самому вождю революции и гонителю Церкви. При этом ежегодные городские крестные ходы вынуждены каждый раз проходить мимо этого главного предмета советского культа. А парадокс — мнимый, однако — заключается в том, что никому из православных при этом не приходит в голову идти и крушить статую Ильича или хотя бы просто требовать ее немедленного удаления. Чем это объяснить?

Мне с юности врезалась в память одна фраза, поразившая тогда меня горькой иронией, на которую иногда способна мировая история. В разгар Перестройки с сопутствовавшей ей переоценкой ценностей на одном из собраний, где зашла речь о пересмотре роли В.И. Ленина, одна из присутствующих женщин возразила буквально следующее: «Давайте хотя бы Ленина трогать не будем, должно же оставаться у нас хоть что-то святое».

Труд Н.А. Бердяева «Истоки и смысл русского коммунизма» я прочел чуть позже, но религиозная природа коммунистического культа предстала тогда предо мной во всей красе. И я могу много говорить о ложности и лживости этого культа, о его бесчеловечности и т.д., могу спорить и бороться с ним, но при этом я вынужден помнить, что для кого-то — к глубокому моему сожалению — «чувство святого» связано именно с этими фигурами, с этими идолами. И даже если в истории мы встречаемся с примерами разрушения подобных идолов, то знаем, что касалось оно именно самих идолов, но никак не того «свята места», которое, по русской пословице, не должно быть «пусто». И в мировоззренческом плане, и в плане местной топографии, что тоже хорошо известно.

Именно это «свято место» в человеческой культуре уничтожают проповедники права на кощунство

И вот именно это «свято место» в человеческой культуре уничтожают проповедники права на кощунство. Неважно, чем они его оправдывают: самовыражением ли, политической борьбой или светскостью. И реакция в виде «религиозных чувств верующих» — это реакция именно на такое уничтожение одного из древнейших, ключевых явлений культуры. Может быть, важнейшего «нематериального достояния человечества». Потому что «чувство святыни», хотя само и не является материальным памятником культуры, однако по своему универсальному значению все-таки ценнее отдельно взятых Бамианских статуй или пальмирских древностей. И «религиозные чувства верующих» — это не что иное, как невозможность равнодушно смотреть, когда рядом с тобой — в твоей стране, в твоем городе, на твоей улице — разрушают один из столпов человеческой культуры: «чувство святого».

Впрочем, есть люди, которые не смогут спокойно пройти мимо, увидев, что на их улице кто-то ломает или сносит нечто ценное (архитектурный памятник, парковые насаждения и т.п.). Наверное, они смогут понять все сказанное выше. И есть люди, которые пройдут мимо творимого рядом безобразия, потому что есть более важные собственные дела, по которым они спешат, и заметят это безобразие лишь тогда, когда заметить это покажется им полезным. Возможно, эти люди тоже ощущают себя эмигрантами на своей улице и в своем городе.

Вместо послесловия

Митинг «за свободу творчества и против цензуры» 5 апреля 2015 года Митинг «за свободу творчества и против цензуры» 5 апреля 2015 года

И еще несколько слов, без которых просто нельзя обойтись. Если о важности «чувства святого» для культуры, для судеб всего человечества, кажется, все уже здесь сказано, то о важности «чувства святого» для самой религии, казалось бы, и говорить незачем — и так все очевидно. Однако сказать нужно. Потому что и кощунства 2012-го, и кощунства прошлого года вызвали даже у части религиозных людей непонимание — непонимание природы тех самых «религиозных чувств верующих». Некоторые из них искренне приняли реакцию Церкви за «обрядоверие» и «обрядопоклонство»; другие посчитали, что Церковь разменивается на мелочи вместо миссионерства; третьи верят, что главное — это «дух», а священные образы и т.д. и т.п. — просто форма и ничего кроме формы, и относиться к ним можно соответственно; четвертые говорят, что режиссер хотел сказать то-то и то-то, а необразованные клерикалы не заметили «две большие разницы» между «актером, играющим Христа», «актером, играющим актера, играющего Христа», и, наконец, «режиссером, который выводит на сцену актера, который играет роль режиссера, который снимает в порно актера, который играет в том фильме Христа».

Имела ли право Церковь — в лице предстоятеля местной общины, например — промолчать, пожертвовать описанным выше «чувством святого» ради еще каких-то благих целей? Например, своего «реноме», которому по умолчанию приписывается некоторая миссионерская ценность?

«Чувство святого» есть обязательное условие того опыта, который Церковь призвана открывать миру

Нет. Потому что «чувство святого» есть обязательное условие того опыта, который Церковь призвана открывать миру, и компромисс оказывался бы здесь ложью, отказом от свидетельства о Боге. Без этого непосредственно переживаемого священного трепета перед Высшим (со всеми вытекающими последствиями) религия становится просто «системой ценностей», т.е. профанацией веры как Богообщения. И передавать этот священный трепет на словах невозможно: засвидетельствовать его можно лишь в своем поведении.

Проще говоря, без чувства святыни религия превращается в самовыражение. Выражение чего угодно: своего гуманизма, своего альтруизма, своего протеста против окружающей серости, выражение своего поиска или своей «особости» и «избранности»; выражение, наконец, своих этических ценностей, идеалов и убеждений. Но без чувства святыни религиозность не может стать тем, чем должна бы: реальным отношением к реальному Богу. А делясь своей радостью, своим восторгом с другими, «христианин без чувства святыни» делится именно своим опытом — не своей причастностью к опыту Церкви, а просто чем-то своим, какими-то личными переживаниями. И в этой субъективности «тестирования» видит подлинную ценность: так в «Имхонете» ценят, когда кто-то лично протестировал колбасу или видеокамеру. И вера превращается в «Имхонет».

Без чувства святыни даже миссионер занимается не проповедью Христа, а «самореализацией». Для которой Христос незаметно становится удобной формой и «инфоповодом». Ведь апостол Павел обращался к афинянам с проповедью Истинного, но пока «неведомого» для них Бога именно потому, что находил у них чувство священного.

Без чувства святыни движущая сила религиозности — сам человек.

Может быть, именно поэтому многим религиозным людям, в том числе верующим во Христа, для которых их вера — это их убеждения, их переживания, их позиция, их опыт самосовершенствования, но еще не их «живая сопричастность к общности, создаваемой Христом» (т.е. Его Церкви), — этим христианам зачастую непонятно, зачем переживать из-за чьих-то чужих кощунств. Это ведь не их позиция, не их убеждения.

И, наверное, именно для них в первую очередь будет полезно то свидетельство о Христе, которое прозвучало в голосе Церкви, поднятом в защиту святынь.

Александр Потемкин

5 апреля 2016 г.

[1] Лука Крымский (Войно-Ясенецкий), святитель. Я полюбил страдание. Автобиография. М.: Издательство Сестричества во имя святителя Игнатия Ставропольского, 2013. С. 55.

[2] Там же. С. 96.

[3] Там же. С. 38.

[4] Кирилл Серебренников: Театр — территория свободы // http://echo.msk.ru/blog/echomsk/1506004-echo/

[5] Искандер Ф.А. Путь: Стихи. М.: Советский писатель, 1987. С.232.

[6] Искандер Ф.А. Сандро из Чегема. Книга 3, Глава 31.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Комментарии
Ковчавцева Нина21 апреля 2016, 09:57
Была на этом митинге - люди даже сами не ожидали от себя таких глубоких чувств к Богу и Святой Вере. Это был момент Истины для многих верующих в душе, т.к. они поняли, что Вера не просто красивые слова из Библии, а смысл жизни.
Илья19 апреля 2016, 05:53
Предлагаю автору инициировать поправку в ст. 148 УК: словосочетание "чувства верующих" заменить словосочетанием "чувство святыни", чтобы ликвидировать подмену понятий.
НН11 апреля 2016, 17:14
СЕРГИЙ:.../ Мы христиане, и спокойно относимся к тем, кто исповедует другие религии, не ведем против них войну и не насаждаем силой нашу веру, но скорбим о том, что они не пребывают с нами в единомыслии. Это христианское отношение к представителям других религий. Судя по Вашим постам, Вы клоните в сторону вопроса убеждения заблудших братьев,/... - Спаси Вас Господи, дорогой, но Вы слишком хорошо обо мне подумали... Я даже и не скорблю... Я лишь верю, что только в Православии можно спастись, но НЕ ЗНАЮ, спасутся ли они, если будут жить по их вере... И этого не знает НИ КТО. Более того, я даже склонна уговаривать православных, чтоб они не кичились своей ПРАВОТОЙ, были более кроткими и замечали недостатки всё больше в себе лично, не поучали других и помнить, что если Господь терпит всё это - то и мы должны поступать так же, не вершить суда впереди Него. И даже радоваться и терпеть, когда оскорбляют наши чувства. НО НЕ СВЯТЫНИ! Вот тут обязательно надо давать решительный отпор! Что толку "таскаться по судам"... Хотя и это, наверное, надо, но пусек, гельманов, всяких фемин и ежи с ними лучше ещё и нагайкой пониже спины лечить, с любовью, без ожесточения... уж если в психушку их не посадить. Простите!
Сергий11 апреля 2016, 09:53
"Соглашусь (с натяжкой). Но 90%(?) нашего населения останутся равнодушны или/и, более того, не согласятся. Это реальность. Что будем с ней делать? Не замечать, игнорировать, не соглашаться, бороться? Даже во времена, когда Сам Христос жил среди людей, проповедовал, излечивал - верило Ему и ходило за Ним малое стадо. Так было, есть и будет..." Вы сами отвечаете на свой вопрос, широки врата и пространен путь ведущие в погибель и многие идут им, тесны врата и узок путь ведущие в жизнь и немногие находят их. Изменить всех людей не возможно, мы можем делать то, что нам по силам.
"Мне не понятно, почему ОНИ должны уважать НАШИ чувства, а МЫ ИХ чувства - не должны. Мы верим, что только в Православии можно спастись, а они - что только в их религиях. И что? Почему они нас за такую позицию должны априори уважать, а мы им - что? "Сам дурак"? (Простите, утрирую, так ярче). И что мы будем получать в ответ - не трудно догадаться. Атеистов ставим в тот же ряд. Простите!" Вы меня никак не услышите. Мы имеем веру православную, исповедуем Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь, о которой Господь сказал: "создам церковь Мою и врата адовы не одолеют ее". Вне церкви нет спасения, а те кто думают, что такое спасение возможно - заблуждаются. Мы христиане, и спокойно относимся к тем, кто исповедует другие религии, не ведем против них войну и не насаждаем силой нашу веру, но скорбим о том, что они не пребывают с нами в единомыслии. Это христианское отношение к представителям других религий. Судя по Вашим постам, Вы клоните в сторону вопроса убеждения заблудших братьев, в этом деле я вам, к сожалению, никаких советов дать не могу. Помочь в этом могут только люди с богатым духовным опытом. Одно только могу сказать, что всякое вразумление должно делаться с кротостью и любовью, чтобы не навредить.
Geen Karpenko10 апреля 2016, 15:59
Очевидно, кто-то очень щедро проплатил весь этот шабаш... И не так, чтоб вся эта "либеральная" братия была вовсе безрелигиозной, они, как исповедовали культ золотого тельца, ещё со времён Моисея, так продолжают и поныне. Их проплаченный шабаш -- служение сему культу. Так они пытаются нам навязать свою гнусную лжерелигию...
НН 9 апреля 2016, 19:17
ридер 9 апреля 2016, 02:00, - Ни с кем, не хочу на необитаемый остров. А уж если тому быть - то как Господь распорядится... Я никогда не задумывалась над этим абстрактным вопросом. Не знаю. Есть более жизненный вопрос: какому хирургу Вы доверите и/или доверитесь сделать очень сложную операцию: - православному, с репутацией середняка; или признанному профессионалу(уж если выбор именно такой)? Мой муж выбрал профессионала, я с ним согласилась. И владыка благословил этот выбор. А я в день операции заказала молебен св. Луке (Войно-Ясенецкому), в записку вписала и имя хирурга (предварительно узнав, крещённый ли он), попросила служащего священника сугубо помолиться и сама помолилась на Литургии. Слава Богу и спасибо врачу - всё прошло нормально. Простите!
ридер 9 апреля 2016, 02:44
НН 8 апреля 2016, 15:00
аналогичный вопрос
Вы с кем предпочтёте оказаться на необитаемом острове?
- с "проверенным" православным с его знанием Писания и Евангелия;
- с просто хорошим, добрым, умным, мудрым человеком.
?
р.Б.н. 8 апреля 2016, 20:16
бесы бесятся, но плетью лечатся!
ТАТИАНА17 8 апреля 2016, 19:06
Несколько лет назад Мадонна(амер.певица) гастролировала по миру со своим шоу,в котором использовала
терновый венец и крест.Американский телеканал NBC не решился показать выступление певицы без купюр.Мадонна говорила,что у песни Live to Tell нет антирелигиозного подтекста.Но иначе посчитали
верующие христиане.Их жалобы и заставили телеканал скорректировать телетрансляцию.Именно эта певица приветствовала русских "пусек" в США как "борцов за свободу".Правильно их наказали,иначе
уже бы во всех храмах были "пляски". "Тангейзеры" будут периодически возникать,от этого не
спрячешься.Но мы должны давать отпор этому хамству!Пусть отвечают за свои поступки.Безразличие и
отстраненность приведут к плаченым результатам.Мы же любим махать кулаками после драки.
НН 8 апреля 2016, 15:24
Сергий:... / Все эти "наши традиционные религии" - мусульманство, иудаизм, буддизм это горе для нас и об этом можно только воздыхать, потому что Русь практически всю свою историю имела одну общую веру - православную/. - Соглашусь (с натяжкой). Но 90%(?) нашего населения останутся равнодушны или/и, более того, не согласятся. Это реальность. Что будем с ней делать? Не замечать, игнорировать, не соглашаться, бороться? Даже во времена, когда Сам Христос жил среди людей, проповедовал, излечивал - верило Ему и ходило за Ним малое стадо. Так было, есть и будет... Мне не понятно, почему ОНИ должны уважать НАШИ чувства, а МЫ ИХ чувства - не должны. Мы верим, что только в Православии можно спастись, а они - что только в их религиях. И что? Почему они нас за такую позицию должны априори уважать, а мы им - что? "Сам дурак"? (Простите, утрирую, так ярче). И что мы будем получать в ответ - не трудно догадаться. Атеистов ставим в тот же ряд. Простите!
Иоанна 8 апреля 2016, 11:59
Алевтина /И опять хочу сравнить с мечетью - у них не забалуешь. Сравнение в их пользу.// Те, кто ищет "сильной руки" и жёсткого подчинения, действительно в Православии не найдут себя. Откуда вот это представление - держать всех в железных лапах, а иначе разбегутся; наверное, из нашего советского прошлого? Господь Сам говорил своим ученикам: Не хотите ли и вы отойти? Тот, кто ищет Истину, со временем сам всё поймёт - насчёт одежды и всего остального. Если сможет увидеть ГЛАВНОЕ: Бог есть Любовь. И, поняв это, устремится к Богу всем сердцем.
Сергий 8 апреля 2016, 10:16
НН, я ведь не говорю и не имею в виду, что написанное у меня всегда получается исполнять. Но нам ведь нужно стремится жить по правде. Разве низки евангельские истины? Однако мы не можем и не должны позволить себе от них отвратиться, "возложивший руку на рало и оглядывающийся вспять неблагонадежен для царствия небесного". Обратившись ко Христу мы имеем только один путь - тернистый путь ко спасению, а спасение только в вере православной. Все эти "наши традиционные религии" - мусульманство, иудаизм, буддизм это горе для нас и об этом можно только воздыхать, потому что Русь практически всю свою историю имела одну общую веру - православную.
Алевтина 7 апреля 2016, 23:25
Очень важная и своевременная статья, хорошая стилистика и глубокое содержание - низкий поклон автору. Хочу обратить внимание на такое обстоятельство - все провокации и кощунства направлены в нашей стране исключительно против ХРИСТА и православия. Известно ли кому-либо что-то подобное против мусульманских святынь? Попробовал бы кто-то рискнуть! Хотя, исходя из "злобы дня" наша, так называемая прогрессивная интеллигенция, могла бы попробовать создать нечто, где главным героем был бы пророк Мухаммед. Господа серебренниковы хорошо понимают, ЧТО им за это будет. А с православными можно не церемониться!?
И еще наболело. В наших храмах очень много прихожан - «христиане без чувства святыни». Это касается как одежды, мобильников и многого другого, так и более серьезных вопросов. Многие священники предпочитают "не замечать" этого. И опять хочу сравнить с мечетью - у них не забалуешь. Сравнение в их пользу. Это одна из причин, почему некоторые русские молодые люди выбирают ислам.
НН 7 апреля 2016, 16:19
Сергий 7 апреля 2016, 14:00
/НН, уважать надо заблуждающихся людей, а не их заблуждения..../ - У Вас получается отделить человека от ЕГО УБЕЖДЕНИЙ (это ведь для Вас убеждения другого человека - заблуждение)? - У меня - не получается. Принимаю людей такими, какие есть. /Истина одна, и все что ей противоречит и отрицает - ложь, а уважение ко лжи есть презрение к истине/. - Если Вы действительно ТАК живёте - преклоняюсь перед Вами и готова поставить в один ряд со св. Лукой (Войно-Ясенецким). У меня опять-таки не получается, по слабости веры и духа... И ближайшее окружение - люди как люди, справедливости хотят... И, самое главное, практически всегда чувствуют и понимают, когда ЖЕЛАЕМОЕ выдаётся за ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ. Другими словами, до ИСТИНЫ мне - как до луны. И по сему буду стараться жить так, чтоб не мешать другим и любить своих врагов, а от врагов Господа держаться подальше. (Слава Богу, таковых в своей жизни не встречала пока!) Простите!
Антоний 7 апреля 2016, 15:55
С праздником Благовещения Пресвятой Богородицы, братья и сестры! Были мы православными и в Российской Империи, и в Советском Союзе, остаемся и в Российской Федерации. Так, по крайней мере, было в моей семье. Потому что для нас, православных, земля наша - это Святая Русь, как ее не назови. И верны мы в первую очередь, не князям, но Отчизне и Богу. Лично я никогда не чувствовал себя "внутренним иммигрантом" или диссидентом, а, напротив, всегда был патриотом Родины. Так же себя воспринимали и прадеды, и деды, и родители, хотя по большей части в семье были верующие воцерковленные люди - от неграмотных до профессора и замминистра; не забывали о Боге и в боях Великой Отечественной. Храм Нерукотворного Образа Христа Спасителя в Большом Свинорье, в который я ходил в детстве и юности, действует с 1895 года, в 1976-м в нем был сделан капремонт стараниями любимого всей округой ныне покойного батюшки, ветерана В.О.В. отца Василия (Брылева). Уже несколько лет назад прошло со дня, когда окончил он свой земной путь, но его проповеди сохранились неугасимым светом Веры в сердцах всех слышавших их - навсегда. И в те годы советмкой юности я искренне гордился своей страной, обладавшей мощнейшим научно-техническим потенциалом. Я любил советские самолёты, атомную энергетику, космонавтику, электронику и многое другое, оставаясь православным человеком. Некоторую отчужденность же от власти (не от Родины, за которую готов умереть в бою!) я чувствую как раз последние 25 лет, с тех пор как ученые стали в России людьми третьего сорта с уровнем жизни ниже кассиров и охранников. Так что вопрос отчужденности - это все же субъективная вещь. А вот вещь вполне объективная - в многонациональной и многоконфессиональной стране мир возможен только при условии безусловного уважения всеми гражданами Святынь всех устоявшихся религиозных групп. Без этого - жди беды! Все мы видели недавнюю реакцию жителей Элисты на осквернение статуи Будды дагестанским спортсменом. Все мы были ранее возмущены кощунственными плясками и песнопениями девиц из Pussy Riot. "Тангейзер", имеющий мало общего с оригиналом, разного рода богохульные экспонаты на выставках действительно оскорбляют наши чувства. И мы не должны быть к этому толерантны, если хотим сохранить свою духовную идентичность, а не предать свою Святую Веру в европейском стиле. Для меня Бог (вполне конкретный Бог - Святая Троица) и Родина - высшие ценности, и любой, кто их смеет оскорблять, - бросает мне вызов, плюет в меня. Я уважаю конституционное право любого гражданина придерживаться любой религии или не придерживаться никакой, при условии, что он не оскорбляет моих религиозных чувств. Поэтому задача государства в вопросе противодействия межконфессиональным конфликтам видится мне в том, чтобы остановить и наказать любого, желающего посягнуть на то, что свято для других. Иначе страна может скатиться в бездну межрелигиозной напряженности, вплоть до гражданской войны.
Дмитрий Собриевский 7 апреля 2016, 15:33
Во втором послании к Фессалоникийцам святой апостол Павел говорит:
"...откроется человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога".
Вроде бы противящиеся всему, что называется святыней, а выдавать себя будет все равно за Бога - за "главную святыню" по Искандеру.
Отсюда можно сделать два неутешительных вывода для кощунников:
- как бы они не пытались уничтожить "свято место", все равно его же и установят. И вот здесь как раз жалость (милость, молитву) и можно проявить, потому как скорее всего никто их них даже не задумывался провести сравнительный анализ.
- Бог поругаем не бывает или "свято место" как и совесть никакими средствами не изгладить из человеческой природы.
Сергий 7 апреля 2016, 14:36
НН, уважать надо заблуждающихся людей, а не их заблуждения. Истина одна, и все что ей противоречит и отрицает - ложь, а уважение ко лжи есть презрение к истине.
Федор 7 апреля 2016, 11:33
Спаси Бог за статью. Как благословляет наш священник: "Да не оставит вас мечта о Царствии Божием" или тоже словами Символа Веры:"чаем ... жизни будущего века". Но не только у нас, православных, есть Великая мечта. Она есть и у других религий, и якобы атеистов и ищущих "свободы" и т.д. Человек без мечты теряет смысл жизни, и горе всем, включая и нас, православных, если мы отберем у кого то его великую мечту - это начало не просто вражды, а войны. В отличие от других, наш Бог и Учитель Иисус Христос, заповедовал нам Любить, так чтобы по этой Любви другие узнавали в нас Его учеников, и если приведет Господь, то они оставляли бы свою лживую мечту и причащались нашей Великой Мечте - единения с Богом. Аминь.
Олег Львов 7 апреля 2016, 10:51
Такое ощущение, что опять наступил 1917 год. Только вот некоторых людей история совсем не учит. И они не понимают, что если гнать Бога, он уйдет и они останутся один на один с бесами и в конце концов окажутся в полной их власти. Господи, спаси их помилуй.
Александр 7 апреля 2016, 06:37
Здравствуйте! Считаю фото с девками и сцена из спектакля очень и очень неуместны и даже кощунственны , тем более в Великий Пост. Пусть даже и в качестве иллюстраций к статье. Меня лично смутили. Господи, прости меня, грешного!
НН 6 апреля 2016, 20:36
ОСОБЫЕ РЕЦЕПТОРЫ - реакция ЛЮБОГО человека (обида, возмущение и др.) на оскорбление, клевету, высмеивание и т.д. ЧЕГО-ТО или КОГО-ТО ОЧЕНЬ ДОРОГОГО для него - есть практически у всех. На мой непрофессиональный взгляд - сама формулировка "Чувства верующих" - уязвима. Может быть, надо было прописать в Законе вместо данного словосочетания слово СВЯТЫНЯ (христианская, мусульманская, иудейская, буддийская) - а что сверх того (различные кришнаиты, иеговесты и иже с ними) - пусть идут лесом, так как они нетрадиционны для России и порождение её врагов. ЛАРИСА ВОРОНИНА, вопрос для Вас! Согласна с автором, что в СССР была некая ОТСТРАНЁННОСТЬ верующих от государства, и как выясняется, было это для них не так уж и плохо. Да, и у атеистов "особые рецепторы" тоже есть, и мы их тоже должны уважать. Точно так же, как и они наши. На мой взгляд. Может, уже пора прекратить устраивать пляски на костях СССР, т.е. на костях наших дедов и отцов? Может, тогда и "Тангейзеры" потихоньку на нет сойдут... Нет? Простите!
Анатолий 6 апреля 2016, 15:35
Хорошо сказал автор.

Но насчет девочки, которая держала табличку "Мы добрых граждан позабавим".. она не в курсе, что Пушкин в конце пути стал христианином. А данный стих - пророческий, когда случилось переворот в стране и кровавый террор.
Ей бы стоит уделить достаточно времени, чтобы разобраться, о чем имел в виду Пушкин. А выставить такой стих с улыбкой на лице, как будто, выставляет на публике отрубленную голову и показать свою улыбку - это вне логики.
Но я общался с атеистами и убедился на личном опыте, что статья доказала про них и про нас. Они в частности глумятся над святынями и над Христом, в основном, в преддверии Пасхи они постят те "посты" в виде карикатур в оскорбительном контексте против верующих, и еще хуже... доходят до Христа. И ждут реакции от нас, типа "Вот он! Оскорбился! Фанатик!"
Поэтому с грубыми сердцами они не хотят понимать, то что творят своими делами.
Добавлю напоследок:
"..прости их Господи ибо не ведают что творят.."
Надежда 6 апреля 2016, 11:35
Господи, дай нам терпение.
Жаль, что такие статьи не читают те, кто вышел на этот митинг. Ведь многие из них крещенные. Люди даже не осознают, что идет война направленная против православия, а не только за моральное воспитание молодежи. Чего добиваются эти людишки? Свободы. Свободы - чего? Чему научит этот спектакль? Разврату, лжи, вседозволенности и пустоте в душе?
Господи, образумь их, как когда-то наставил на путь истинный Апостола Павла.
р.Б. Анастасия 6 апреля 2016, 10:34
К вопросу о молитве за тех, кто нас проклинает.Эта молитва есть в любом молитвослове в утреннем правиле в разделе "О живых" ("Отступившия от православные веры и погибельными ересьми ослепленныя..."). А также в вечернем правиле в молитве перед повседневным исповеданием грехов ("Ненавидящих и обидящих нас ..."). Так что всякий читающий эти молитвы и совершает свою молитву за врагов.Слова этих молитв весьма ёмкие, они широко охватывают вариативность проявлений ненависти к Господу нашему Иисусу Христу ( и воюющий "против крестоносцев" ислам и мирные граждане, презирающие "церковных мракобесов", и всевозможные антиклерикальные репортёры, сочинители, плясуны и певуны вкупе с "художниками от слова худо").
Иван Х. 6 апреля 2016, 07:54
Как объяснить людям, что высмеивать Христа - подло? Просто! Для каждого верующего Иисус Христос - Отец. Если над вашим отцом или матерью будут потешаться, это однозначный повод для конфликта. Особо горячие головы могут убить за оскорбление своих родителей. Давайте мы будем помнить, что верим не в размытую идею чего-то там на небе, а в реального Бога и Человека - нашего Отца. Многие неверующие никогда об этом не задумывались, и если уверенно и чётко говорить им эту мысль в лицо, они могут значительно ограничить свои гнилые нападки. Оскорбить какие-то там чувства каких-то там верующих не сложно, а вот порочить доброе имя отца человека, который стоит и смотрит на тебя с гневом, уже пострашнее будет...
Lyudmila Toll 6 апреля 2016, 05:35
мне их жаль зомбированных бесовщиной -ослепших и оглохших
прямой дорогой идут в Ад
и никогда не поверю чтобы у нашего великого русского
в Правосланой Церкви крещенного поэта А С Пушкина такие стихи
это снова ложь
не ведают что творят
Воин 6 апреля 2016, 02:11
ТАТИАНА17 5 апреля 2016, 21:00 - 5 баллов! Поддерживаю полностью!
тамара 5 апреля 2016, 21:38
Если бы режиссёр этой постановки или артисты были верующими людьми,то никогда бы этой постановки не было .Видимо,они из тех,кто не признаёт,что семья -это союз мужчины и женщины,что геи---это содомиты,грешники ,мерзость и т.д. Полная безнравственность!!!!И по сколько заплатили тем,кто вышел на площадь???? А старые люди???? Они понимали на какой митинг идут??? Им теперь не стыдно за содеянное??? и не страшно,что будут перед Господом ответ держать??? Прости,Господи,и просвети их. А автору огромная благодарность и нижайший поклон за такую статью!!!! И ПУСТЬ НЕ ДУМАЮТ ТЕ,КТО НАЗЫВАЕТ НАС мракобесами,ЧТО МЫ НЕ БУДЕМ ЗАЩИЩАТЬ СВОЁ ДОСТОИНСТВО,РАЗРЕШАТЬ ХУЛУ НА БОГА,ТОПТАТЬ НАШИ СВЯТЫНИ.!!!!БУДЕМ!!! БУДЕМ!!! БУДЕМ!!!
ТАТИАНА17 5 апреля 2016, 21:22
Думаю,что только молиться за этих извращенцев - не выход.Идет война!Всем этим "художникам" мало
того,что они живут в аду(и, между прочим,осознают это), им просто необходимо ВСЕХ затащить в
преисподню.Как всем живущим во тьме, им СВЕТ "режет глаз". "А золотые купола кому-то черный глаз
слепили"(И.Тальков).Эта девочка с четверостишием А.С.Пушкина(этих ранних стихов он потом стыдился);знает ли она,ЧТО Пушкин читал своим детям?Старшие Мария и Александр всю свою жизнь
вспоминали чтение отцом "Книги Иова"!"Модный" режиссер К.Серебренников говорит о своей территории,но пусть не ЗАБЫВАЕТ,что живет и ЗАРАБАТЫВАЕТ на РУССКОЙ ЗЕМЛЕ!И если он и его
такие же "модные" друзья начинают хамить своими "нетленками",делать больно Православным верующим,их НАДО ОСТАНАВЛИВАТЬ.И не позволять плевать в наши сердца и на наши святыни!Люди за КРЕСТ жизни отдавали.Мы имеем право на СВОЕЙ земле требовать УВАЖЕНИЯ к ПРАВОСЛАВИЮ.
"Модные" приходят-уходят,а наши предки ЖИЛИ и потомки БУДУТ ЖИТЬ в России.Поэтому на войне-как на
войне. С БОЖЬЕЙ ПОМОЩЬЮ справимся! Но и самим надо не плошать.
раба Божия Тамара 5 апреля 2016, 20:42
Читала и плакала...так же как когда впервые увидела пляшущих пусешек в Храме - в нашей Святой Церкви, в нашем доме...сапогами по сердцу! Статья очень верная, добавить нечего! Молиться можно за людей, а не продавших души! Прости, Господи, заблудших! Дай нам силы выстоять в такое непростое время!!! Спаси нас, Господи!!!
ВЕКШИНА Людмила 5 апреля 2016, 18:36
Благодарю за полезную и нужную статью.
Именно Святителя Луку вспомнила вчера, когда случайно прочла распечатку передачи радио ЭХО, в которой Невзоров - в 90-е лихо разоблачавший криминал, сейчас сделался "специалистом по религиозным вопросам". По его версии, и гонения никакого на церковь при советах не было. Просто, когда объявили об отделении церкви от государства, люди перестали ходить в храмы, и они, за ненадобностью, использовались на другие нужды...
Харизматичный журналист это же предрекает и сейчас. - "Церкви и теперь уже стоят пустыми. Ажиотаж спал... Немного погодя, снова будут закрываться" - это не прямая речь, а смысл слов Невзорова...
По-моему, идёт массированная акция по дискредитации Церкви, хотя легко и просто проследить, что люди, оставшиеся верными Богу и церкви до конца, даже если несут потери материальные и погибают, - без награды не остаются.
И в моей простой семье много доказательств тому, а уж на примерах уважаемых и достойных, известных в стране и в мире, - десятки. Поколения людей верующих, не предавших веры отцов, благоденствуют из рода в род, не взирая на власти и звания...

Евгений Стеблов, род МихАлковых (Михалковых = по нынешнему) - это только кого вспомнила о людях, чьи предки не отворачивались от Бога, что помогло им вырасти в достойных людей и передать веру и человеческое достоинство и своим детям

Жаль, конечно, что храмы полны по праздникам только. Наши родные, жившие в безбожное время, да и страна нуждаются в постоянной и искренней молитве.

Большое спасибо за работу и прекрасный боговдохновенный сайт.
Всем всего доброго.
Михаил, Санкт-Петербург 5 апреля 2016, 18:23
Александр спасибо вам за статью! С Богом!
Сергей62 5 апреля 2016, 17:57
Юрий, так ведь и молимся о всех находящихся в плену у духов преисподней на каждой литургии. А их у нас в России в день служится несколько сотен. Если хотите, составляйте себе списки и молитесь на здоровье. А мне родных и близких достаточно. Спасибо автору. Хорошо написано. Только немного смутил смысл пару раз упоминавшегося слова "мракобесы". Изначальный смысл слова ясен, сложное слово, состоящее из двух. Пленники преисподней. Со временем смысл перевернули на 180.
Светлана Петрушина 5 апреля 2016, 16:50
Про людей, которые борются с верой и верующими людьми. Не ведают, что творят. Ослеплены. За них надо молиться.
Харитон 5 апреля 2016, 16:24
Иваны не помнящие. Хотели свободу от царя? Получили ГУЛАГ. Хотите свободу от религии? Получите сатану. Каждый сам делает свой выбор. Только чур потом не говорить, что не предупреждали.
Вадим 5 апреля 2016, 15:00
Я свое мнение выше высказал,а посидел,подумал .....и вот,что хочу сказать.Таких людей сейчас в России очень и очень много,они не только жестокосердны,они,почти,безумны.Одни - до ненависти всего,что связано с христианством(это "друзья" и "товарищи" сатаны),другие ненавидят не Христа,а вообще всякие малейшие запреты по свое гордости и не желанию кому-нибудь или чему-нибудь подчиняться(это просто люди не получившие должного воспитания,образования и, которые не понимают,что Бог может и наказывать).Всех их очень жалко....,но когда они собираются на массовые "сходняки" - они становятся опасны.Но,когда они в меньшинстве они трусливы и их нужно и можно учить,даже физическим воздействием.Да поможет нам Бог стать достойными хозяивами нашей страны.
Юрий 5 апреля 2016, 14:16
Так вносите имена этих кощунников в свои списки благославляйте их и молитесь с любовью за их вразумление. Так ведь Господь завещал!

Надо составить публичные списки всех этих пусираятс и еже с ними, и всем молиться за них каждый день.
И чтобы каждый православный за них молился дважды в день! Тогда, я думаю, будет толк.
АлександрГ. 5 апреля 2016, 14:06
Все эти разговоры о отсутствии чувств у верующих, очень быстро заканчиваются, когда задаешь простой вопрос: "а почему люди с "расширенным" творческим сознанием и туманными представлениями о границах дозволенного очень обижаются, когда их называешь "именем собственным"? Почему в такие моменты, они мигом вспоминают о правах человека, о праве на защиту чести и достоинства? И почему они впадают в ступор, услышав краткую ремарку, что права человека это не про них? Ибо они размножаются, не как человеки". А уж вопрос: "почему они отказывают другим в том, от чего не отказываются сами?", вообще повергает их в легкий ступор. Настолько "легкий", что даже становится страшно не за "моральное здоровье", а за умственную полноценность апологетов отсутствия чувств у верующих людей. При этом малейших намек на умственную слабость, вызывает такой бурный поток несвязанных между собой слов и взаимоисключающих смыслов, что страшно уже становится за нашу систему образования, ибо она делает из нормальных детей даунов, у которых начисто отсутствует понимание, того, что действия имеют последствия. А уж разговоры о том, что слово "достоинство", не возможно раскрыть без слова "чувство", это вообще для них "высшая математика". Словосочетание - "чувство собственного достоинства", звучит для них как некое откровение (новый привет нашей системе образования), ибо словосочетание знакомо, а вот в мозгах многих связи между ним (словосочетанием) и чувствами верующих как-то "не проложено". Разъяснение о том, что чувство собственного достоинства у верующего человека, неразрывно связано с его Верой, это для многих вообще за гранью фантастики. ..................... На деле, нет ничего сложного в юридической защите, чувств верующих людей. Нужно просто понять одну вещь, с помощью нехитрых уловок, состоящих в банальной игре слов, "чувства верующих" выводят из правового поля. Делают это обычной подменой слов, так "чувства верующего" человека называют словосочетанием "религиозные чувства", либо словом "мракобесие". Последнее в законе вообще не обозначено, что сразу же выводит его за пределы правого поля. Термин "религиозное чувство" обозначен в самых общих чертах, с достаточно туманной практикой их правоприменения. Между тем, как чувства верующего и чувства не верующего человека, с юридической точки зрения ничем между собой не отличаются, ибо и в первом и во втором случае речь идет о чувстве как таковом. Практика же применения в суде защиты "чувства собственного достоинства" проработана в наших судах достаточно хорошо. Другой вопрос, что судебная практика это все-таки достаточно динамичный процесс, так что на перспективу понятие "чувство собственного достоинства верующего человека" должно начинать закреплять в правопримении термин "религиозные чувства".
Владимир 5 апреля 2016, 13:53
Большая благодарность автору за глубокую и своевременную статью. Глубина заключается в том, как говорится о святыне и Священном - понятно и доступно (без научных определений). Другая сторона описанной проблемы - это отношение самих православных к своим святыням. Отчасти автор этого коснулся, но без примеров. А примеры - вокруг нас. Это злоупотребление использованием священных изображений на "православных товарах", в рекламе "православных услуг", о чем уже не раз говорилось в публикациях на данном портале. Но, к сожалению, "воз и ныне там". До сих пор не приняты новые церковные регламентирующие документы, которые хотя бы актуализировали старые канонические нормы на запрет профанации священного (например, нанесение священных изображений на бытовые предметы, упаковку и т.п.). А ведь это важно именно с позиций светского права: если в Церкви не актуализированы собственные канонические нормы, защищающие Священное, если в церковных магазинах Священное фактически подвергается поруганию (св.иконы, книги, журналы, газеты с св.иконами на обложках лежат на полках на "уровне ботинка", продавцы сдачу кладут на иконы и св.образы, на иконы кладут др. товары и т.п.), то как светский суд будет отличать поругание святынь «внешними», если «свои» для Церкви делают подобное? Только принципиальная разница в отношении к Священному в Церкви и в светском обществе дает суду основание увидеть в действиях кощунников святотатство – попрание и поругание святынь, т.е. того Священного и чувства святыни, о котором пишет здесь автор. Неравнодушие верующих должно проявляться и в церковных магазинах, а не только в светских театрах с кощунственными постановками.
Евгений 5 апреля 2016, 13:34
Вспомним распятие Христа. После него все евреи лишились своего государства и были чужаками рассеянными в других странах и народов до 1947-го года. Вновь обрели свое государство лишь в 1947-ом и до сих пор там не все так хорошо. Конечно понимали что что-то не так и создали талмуд, а затем многие скатились в оккультизм - кабалла. Так многие и не признали Христа, но признали оккультизм - кабаллу. Не смотря на то что среди евреев была сама Богородица, апостолы и многие другие проповедники весь народ был наказан. Они были живым свидетельством того чем кончается богоборчество.
Алина 5 апреля 2016, 13:08
Только зачем тиражировать эту гадость?! Как-то не ожидала увидеть на Православии.ру странные танцы у алтаря, которые пришлось спешно проехать, ибо задеты были те самые чувства, о которых статья. А неверующим объяснить очень просто: в обществе есть табу. Например, никто посторонний не может высмеивать или оскорблять родителей, супруга или детей другого человека. Пусть примерят эту ситуацию на себя - сразу станет понятно.
Антон, Волгоград 5 апреля 2016, 12:46
Дай Бог всем тем, кто был связан с этим спектаклем, и всем, кто его защищал, успеть прозреть до конца земной жизни и принести покаяние...
И дай Бог нам силы быть твердыми в своей Православной вере и защищать ее даже до смерти!
Марина 5 апреля 2016, 11:54
Огромное спеасибо за статью. Готова подписаться под каждым сказанным словом. Очень полезна она и для молодежи, которая сейчас во многом находится под влиянием мнения интернет-сообщества, зачастую обрушивающего свой негативизм на православную Церковь и верующих людей. статья необыкновенна актуальна и своевременна. Спаси Господи!
Ольга 5 апреля 2016, 11:51
К сожалению люди, которым не понятны чувства верующих, читать это не будут.
Вадим 5 апреля 2016, 09:16
Прекрасная статья,немного "заумная",но все равно очень полезная.
Сергей П. Донецк 5 апреля 2016, 09:11
Каждому воздастся по заслугам его..... "..прости их Господи ибо не ведают что творят..".
раиса 5 апреля 2016, 09:06
Хочу выразить свое отношение к данной публике простыми словами, по другому не поймут. Грубые сердца, не умеющие любить, не могут это понять и принять в других. Святость и чистота чувств вызывают дикую агрессию, так как они постоянно обличают их, поэтому надо растоптать, унизить, убрать из поля зрения, чтобы никто и нечего не мешало падать в бездну все ниже и ниже. Состояние этих людей для православных не является загадкой- это элементарное беснование.
сергей 5 апреля 2016, 08:59
У верующих людей Бог воспринимается как Отец,не только в смысле небесного.Так о чём же речь ,неужели наплевать как поносят,то что тебе дорого и как они(режиссёр и проч)этого не понимают.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×