О поведении духовенства, смущающего людей, и стремлении к святости

Тот, кто не верен в малом, в решительный момент большого искушения властью, богатством, славой не может устоять. О святости, счастье и хорошем поведении – беседа с архимандритом Маркеллом (Павуком), духовником Киевских духовных школ.

    

В прошлую Неделю Всех святых и в грядущую Неделю Всех святых в земле Русской просиявших вся Церковь не только празднует память прославленных и неизвестных святых угодников Божиих, просит их молитв, но и подсказывает всем нам, православным христианам, что мы тоже должны стремиться к святости. «Святы будьте, ибо Я свят», – говорит Господь (Лев. 19:2). Когда мы не упускаем из виду этой цели, тогда чувствуем себя самыми счастливыми. Когда эта цель теряется, тогда, какими бы богатствами мы ни обладали, какое бы высокое положение в Церкви и обществе ни занимали, мы чувствуем себя несчастными, никому не нужными и одинокими. Все поворачивается против нас…

– Отче, если вспомнить историю, то именно в Неделю Всех святых в земле Русской просиявших, 75 лет тому назад, Господь попустил Великую Отечественную войну. Было ли это предупреждением?

– Я не пророк, но дерзну утверждать, что это было очевидным предупреждением с небес: если люди не покаются в своем воинствующем безбожии и будут продолжать заботиться лишь о теле, забывая о душе, то все погибнут. Ведь перед войной, в 20-30-е годы ХХ века, быстрыми темпами строилось первое в мире атеистическое государство. Сотни епископов, тысячи священников и простых верующих людей сидели в советских тюрьмах и концлагерях. Тысячи из них были убиты или замучены.

– Но почему человек, много раз наученный горьким опытом предыдущих поколений, так легко уклоняется от заданной Господом цели – святости?

– Дело в том, что после войны хотя гонения на Церковь ослабли, но полностью не прекратились. Атеистическая пропаганда продолжала активно действовать. В результате этого ныне мало кто знает, в чем состоит подлинная святость.

– Обычно святость отождествляют с геройством или сплошными запретами на мирские удовольствия. Разве это не так?

– Геройство не всегда бывает святым, ибо оно может быть вызвано порывом гнева и ненависти. А запреты – это лишь одно из многих средств для достижения святости. Преподобные, например, уходили в пустыню или неотлучно жили в монастыре, чтобы их ничто не отвлекало от молитвы. Но было много святых и из среды людей, которые жили в миру, в шумных городах и при этом имели богатство и власть.

– Возможно ли жить свято в наши дни?

– Дерзну утверждать, что и ныне многие люди неосознанно стремятся к святости. Ведь все хотят совершенствовать себя в различных областях жизнедеятельности. Кто из нас не хочет быть добрым, любящим, сильным, мужественным, мудрым?

– Разве это тоже относится к святости?

– Да, без мудрости, мужества и любви никто не может стать святым. Проблема современных людей лишь в том, что в силу своей греховности и действия до сих пор живучей атеистической пропаганды (лишь в другой форме – через СМИ), значительная часть людей желает совершенства, но без Бога. Многим кажется, что им их собственных интеллектуальных и физических сил для полноценной жизни достаточно, а если следовать заповедям Божиим, ходить в храм, поститься, то это сильно ограничит их свободу. Они боятся, что это не даст им возможности получать все радости жизни. Вот так незаметно для себя человек и отклоняется от цели – святости.

– Но разве само духовенство не дает повода для ищущих его? Разве священно- и церковнослужители своим поведением не смущают и не отталкивают от церковной жизни многих сомневающихся людей? Взять хотя бы последние недавно нашумевшие в СМИ скандалы, в которых замешаны клирики.

– Чего греха таить, если бы мы были все святые, то давно все люди покаялись бы и жили как в раю. Но даже среди апостолов оказался Иуда, а в первой идеально устроенной христианской общине смертным грехом согрешили Анания и Сапфира. И на протяжении всей истории Церкви со стороны ее служителей вносился и до сих пор вносится в среду мирян великий соблазн. Вспомните, какой великий соблазн внес в IV веке александрийский пресвитер Арий, затем Константинопольский патриарх Несторий. Задумайтесь, от кого пострадал (от православной царицы и своих же собратьев епископов) святитель Иоанн Златоуст, а позже прп. Максим Исповедник. А какие страшные искушения претерпели на Руси от православной царской и духовной власти прп. Максим Грек, свт. Филипп Московский, свт. Арсений Ростовский.

– Значит, посредством священников мы можем приобщаться к святости и благодати Божией, но через них же может действовать и лукавый дух?

– Духовенство всегда находится на передовой линии фронта в невидимой духовной брани против духов злобы поднебесных. Не просто так за каждым богослужением весь храм молится за Святейшего Патриарха, Блаженнейшего Митрополита и Правящего в нашей епархии епископа. Они принимают на себя первый удар. А на войне как на войне. Бывают победы, трофеи и награды, но случаются и горькие поражения. Иногда враг берет в плен не только простых солдат, а и полковников, и генералов. За ними он больше всего охотится. В начале 90-х годов лукавому духу удалось взять в плен чуть ли не «маршала», с помощью которого был учинен великий церковный раскол в Украине.

– Но почему одни люди могут противиться искушению и не поддаются соблазну, а другие становятся его легкой жертвой? Мы плохо молимся?

– В первую очередь лукавые духи нападают на тех служителей Церкви, которые в своей жизни постоянно допускают компромиссы со своей совестью, то есть сознательно идут на нарушение заповедей Божиих. Например, кто-то привык по поводу и без повода часто гневаться и ругаться с другими людьми, кто-то чрезмерно гордится своим высоким положением и связанными с ним регалиями, одни регулярно смотрят нецеломудренные фильмы, другие нарушают посты, неравнодушны к спиртному. И все они в этих грехах никогда не раскаиваются или каются формально. Вот и получается, что тот, кто не верен в малом, в решительный момент большого искушения властью, богатством, славой не может устоять.

– Если духовенство не может устоять против греха, то какой может быть спрос с нас, простых мирян?

– В день Страшного суда каждый человек будет отвечать за свои поступки. Но кому больше дано, с того больше и спросится. То есть втройне ответят те, кто не противостоял соблазну, а наоборот – провоцировал его и толкал на грех других людей. В первую очередь имеется в виду духовенство. Не случайно Господь говорит, что Суд начнется с дома Божия. И еще Господь предупреждает: «Горе миру от соблазнов, ибо надобно прийти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Мф. 18:7).
Кто не идет на компромисс со своей совестью и побеждает грех и соблазн, тот становится святым, вокруг которого спасаются тысячи.

– Можно ли поставить знак равенства между святостью и счастьем?

– Да. Хотя часто тех людей, которые хотят жить свято, окружающие не понимают, а иногда даже подвергают гонениям, мучениям и смерти,  но именно они самые счастливые, потому что становятся близкими к Единому, могущему дать радость полноты бытия Всесильному Богу.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
olga 6 июля 2016, 13:42
Спасибо! Точно, толково и рассудительно. Пресвятая Богородице, спаси нас!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×