«Главное — чтобы происходило церковное взросление»

Интервью с настоятелем Петропавловского храма Саратова игуменом Нектарием (Морозовым) посвящено сегодняшней жизни этого молодого прихода. Что изменилось с момента начала богослужений в новом храме? Чем можно утешиться, а на что нужно обратить особое внимание и, может быть, задать себе какие-то вопросы?

    

«Отвоеванный» цоколь и купель в подарок

— Давайте начнем, наверное, с внешних изменений. И то, что в первую очередь, думаю, всех интересует: когда мы сможем помолиться в основном объеме храма? В какой стадии находится сейчас подготовка к открытию?

— Лето для нас — это пора активных строительных работ, и сейчас мы заканчиваем отделку внутренней части основного объема. Для того чтобы мы могли зайти внутрь, нам нужно будет еще залить стяжку и настелить полы, также необходимо сделать лестницу на балкон для хора и обустроить как минимум одно боковое крыльцо, чтобы в храм можно было подниматься сбоку. Крыльцо необходимо потому, что как только мы начнем служить в основном объеме, нужно будет закрывать на косметический ремонт и укладку полов трапезную часть храма, где проводится богослужение сейчас, чтобы потом уже их соединить. Параллельно начинается отделка колокольни.

— То есть все-таки за холодное время года были накоплены на это какие-то средства?

— Что касается материальной составляющей, мы сейчас всё это делаем в долг. При том что осталось сделать сравнительно немного, этот последний этап оказывается для нас самым тяжелым: очень мало осталось благотворителей, которые нам помогают, и помощь эта, в силу экономических трудностей, уже не столь значительная.

На сегодняшний день нам по-прежнему помогают Дмитрий Плотников — гендиректор сети магазинов «Гроздь»; ООО «Газпром межрегионгаз Саратов» в лице гендиректора Андрея Новицкого. Бывают еще какие-то пожертвования от случая к случаю, но в основном нам приходится полагаться сейчас на свои силы.

— У кого-то, может быть, вызывает вопросы то, что сначала усилия были направлены на отделку цоколя и только потом — на основной объем храма. Почему?

— Потому что только когда цоколь оказался обжит, стала возможной уже более или менее системная, имеющая свой фундамент приходская жизнь. Эта жизнь не может проходить на улице или только в самом пространстве храма, где совершается богослужение, поэтому если людям негде собраться, обсудить свои рабочие вопросы, если нет возможности организовать воскресную школу для детей и взрослых, то фактически приход развиваться не будет. Поэтому, невзирая на то что хотелось уже как можно скорее начать служить в основном объеме храма, решили сначала привести в рабочее состояние помещения, где могут расположиться воскресная школа и другие храмовые службы. И этот цоколь мы буквально отвоевывали, как какую-то территорию, не скажу «у врага», но действительно урывками, небольшими частями. Сейчас наконец переехала ризница, мы смогли перевезти все наши иконы, которые были разрознены. Кроме того — это уже один из последних штрихов — заканчиваем делать купель; она получилась очень большая — можно сказать, целый бассейн. Делают ее всё те же строители-армяне, которые у нас работают,— они приняли такое решение, что это будет их подарок храму, денег за ее обустройство они не возьмут.

Помимо цоколя, как многие знают, у нас появилось в этом году такое пространство для встреч и занятий, как большое помещение в колокольне, и мы переместились туда с нашими воскресными беседами. Эта традиция приходских бесед была, еще когда я был настоятелем храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали», а здесь мы наконец определили для них наиболее удобное время — в воскресенье после службы. Их посещают и волонтеры, то есть люди, которые хотят и пытаются на приходе что-то доброе делать, и просто прихожане, которые желают прийти и послушать, задать интересующие их вопросы. Беседы посвящены тому, что нужно знать о церковной жизни; есть определенный их план, но бывает так, что к беседе даже не приходится готовиться, поскольку что-то в разговорах, в жизни храма подсказывает тему воскресной встречи. И что меня радует — не было еще ни одной беседы, в ходе которой иссякли бы вопросы.

Волонтерство — дела, обусловленные самой жизнью

— Вы упомянули о волонтерах. В чем сейчас состоит деятельность волонтеров нашего храма?

— Мне самому не очень нравится слово «волонтер», и я не думаю, что нужно называть словами «волонтерская деятельность» те дела, которые должны быть свойственны верующему человеку естественным образом, поскольку без них его вера мертва. Но поскольку людей, которые готовы этими делами заниматься, в действительности очень мало, мы, чтобы как-то выделить их среди остальных, именуем их волонтерами, добровольцами.

Волонтеры в детском отделении гематологии Волонтеры в детском отделении гематологии
    

Чем они занимаются на сегодняшний день? Одна группа ходит в детскую гематологию, другая — в 6-ю городскую больницу, для того чтобы побеседовать с лежащими там людьми, среди которых много пожилых, престарелых, помочь им подготовиться к исповеди и Причастию, а иногда — ко крещению, принести им книги, молитвословы, вместе с ними помолиться, кого-то из них утешить, поддержать, кому-то из них помочь, может быть, прийти в храм, когда они выпишутся из больницы. За один такой миссионерский выход, который бывает каждую неделю, примерно пять-восемь пациентов исповедуются и причащаются. На мой взгляд, это хороший результат. В эти отделения — хирургии, терапии — нередко попадают люди, которые уже, может быть, и до храма бы не дошли и которые, даже если выйдут из больницы, после этого проживут недолго. И в этот момент их пребывания в больнице появляется возможность, может быть впервые в жизни, с ними заговорить о вере, помочь им покаяться за прожитую долгую жизнь и причаститься Святых Христовых Таин. Какой процент из этих людей сможет потом прийти в храм и сколько из них в храме останется, сказать трудно — у кого на что будут силы. Но приходят порой.

Кроме визитов в больницу есть какие-то дела милосердия, связанные с людьми, приходящими в наш храм. Такого рода повседневных дел достаточно много, и вместе с тем людей, которые готовы в них принимать участие, гораздо меньше, чем прихожан в храме. И это на самом деле то, от чего становится грустно: приходит в воскресный день на Литургию где-то около трехсот человек, а готовы чем-то заниматься на приходе, может быть, три десятка, не более того. Но все-таки эти люди есть, и слава Богу. Главное, чтобы со временем их становилось больше и происходило их церковное взросление.

И стар и млад

— В этом году у нас появилось такое начинание, как встречи с условным названием «Бабушки-старушки». Мне оно кажется довольно нехарактерным для современной приходской жизни: Общества православной молодежи есть при многих храмах, а вот об Обществе православных бабушек — не слышала никогда…

— Сейчас очень много внимания уделяется работе с церковной молодежью, но мне не кажется правильной ситуация, когда всё направлено только на то, чтобы создать некие особые условия в храме для молодых людей. Лично мне всегда была интересна, как ни странно, та часть церковной жизни, которую составляют пожилые прихожане. Между прочим, по своему сознанию и мироощущению они бывают гораздо моложе любых молодых людей. И мне кажется, что они часто оказываются незаслуженно забытыми, при том что у них очень большая потребность и в общении, и в участии в чем-либо, на что их сил хватает.

"Бабушки-старушки" на встрече "Бабушки-старушки" на встрече
    

— То есть создание такого общества предполагалось изначально?

— Нет, у нас это получилось совершенно неожиданно. Мы собрали однажды пожилых людей — просто всех, кто переступил уже некую возрастную черту,— и хотели выяснить, кому из них какая нужна помощь. Оказалось, что никто из них на сегодняшний день никакой заботы не хочет, но все хотят, чтобы с ними проводили регулярные встречи, на которых они могли бы общаться на душеполезные темы. Сейчас уже идет речь о том, чтобы эти беседы, основой которых является чтение и обсуждение отрывков из Евангелия, проводились не два раза в месяц, а каждую неделю. И можно видеть, насколько благодарны наши бабушки; я рад, что мы имеем возможность о них таким образом позаботиться. Естественно, что, когда кто-то из них будет слабеть, мы и другого рода помощь им будем оказывать.

— Раз уж мы заговорили, скажем так, о возрастных категориях, стоит сказать о возрождении детско-юношеского клуба «Патриот». Вы как-то сказали, что это не столько форма воцерковления, сколько форма социальной адаптации. Что это значит?

— В «Патриот» приходят и будут приходить, в числе прочих, ребята с трудной жизнью: из неблагополучных семей, компьютерозависимые, те, кого постоянно обижают и бьют, те, кто ничем в жизни не интересуется. И в первую очередь мы создали для них именно военно-патриотический клуб, но при этом даем им возможность воцерковиться.

Благотворительная ярмарка перед праздником Пасхи, апрель 2016 года Благотворительная ярмарка перед праздником Пасхи, апрель 2016 года
    

— Как сейчас выстроена система занятий и что планируется на следующий год?

— На сегодняшний день в клубе есть детские и взрослые группы. С детьми — от 4 до 17 лет — занятия проходят примерно так же, как и в первом «Патриоте»: в воскресный день это Закон Божий, основы патриотического воспитания, борьба, стрельба, и в течение недели еще 2–3 тренировки по кикбоксингу. Кроме того, периодически бывают выезды: один человек помог нам организовать катание на лошадях, другой — прогулку на яхте, еще один — соревнования по лазертагу. Проводятся экскурсии в Музей боевой славы, Радищевский музей. Собственно миссионерский компонент заключается, наверное, в том, что церковные и нецерковные родители, участвуя во всем этом, начинают между собой общаться и человек имеет возможность в таком непосредственном общении что-то для себя понять и стать ближе к Церкви.

— В этом году в нашу приходскую жизнь вошло еще два явления — совместные паломничества и ярмарки. О паломнической службе мы недавно делали отдельное интервью, а вот что скажете о ярмарках? В принципе, сейчас уже стало понятно, что их материальный результат невелик…

— Здесь важен не материальный итог — важно участие людей, то усердие, которое они проявляют. А еще — то настроение, которое во всем этом присутствует. Люди знакомятся, ближе узнают друг друга; двое наших прихожан, кстати, вступили в брак, начав общаться в процессе подготовки очередной ярмарки. Это говорит о том, что в любом случае всё это стоит проводить.

Придел святителя Нектария

— У нас в храме с недавнего времени стали служить две воскресные Литургии. Как это возможно: ведь на одном престоле — Литургия только одна?

— Тот временный престол, который сейчас стоит у нас в алтаре, престолом как таковым не является, так как освящение престола происходит только в чине великого освящения храма. Литургия служится на антиминсе, и два антиминса позволяют нам служить две Литургии.

— А действительно у нас будет два алтаря, а не три?

— Да, с течением времени стало понятно, что в связи с архитектурными особенностями храма будет два алтаря и один фальшалтарь, то есть просто иконостас, за которым располагается так называемая пономарка. Причем изначально предполагалось, что второй алтарь будет освящен во имя святителя Спиридона Тримифунтского, но сейчас идет строительство храма во имя этого святого в Солнечном, и Владыка Лонгин в связи с этим выразил желание, чтобы второй престол в нашем храме был освящен во имя святителя Нектария Эгинского. Признаться, я с этим спорил, поскольку, во-первых, мы святителю Спиридону всё это время молились, а во-вторых, то, что настоятеля храма зовут игумен Нектарий, а придел освящен во имя святителя Нектария — это всё же как-то чудно. Но когда Владыка сказал об этом неоднократно, счел своим долгом перестать этому противоречить. Хотя, безусловно, и киот с иконой святителя Спиридона будет у нас на почетном месте.

— Иконостас для основной части храма уже готовится?

— Сейчас дорабатывается проект; над ним работает Андрей Фехтнер, который делал иконостас в храме в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» и еще в некоторых саратовских храмах. И я бы попросил наших прихожан о нем помолиться, потому что у него онкология, но, несмотря на тяжелую болезнь, ему бы очень хотелось этот проект довести до конца. Что касается икон, в центре фальшалтаря планируется икона Божией Матери «Неупиваемая Чаша», а рядом — иконы преподобных Петра и Февронии Муромских и мучеников Гурия, Самона и Авива — покровителей семейной жизни.

Газета «Петропавловский листок» № 16, июль 2016

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Ольга25 июля 2016, 15:33
Спасибо за очень интересное интервью! Мне так нравится всё, что пишет игумен Нектарий! И это интервью подтвердило моё глубокое уважение к нему. Хоть бросай всё и приезжай к вам в Саратов! Помощи Божией в восстановлении храма и приходской жизни!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×