«Господь да сохранит Вас для неба»

Епископ Вениамин (Милов) и его письма из ссылки семье протоиерея Тихона Пелиха

«Наш святой»

Епископ Вениамин (Милов) Епископ Вениамин (Милов)
2 августа к могиле владыки Вениамина (Милова), епископа Саратовского и Балашовского, на старом Воскресенском кладбище Саратова приходит множество людей – это день его кончины. Владыка отошел ко Господу в память пророка Божия Илии в 1955 году. С тех пор и до сего дня людской поток к его могиле не иссякает, народная любовь к нему огромна. Можно утверждать, что на Саратовской земле это самый почитаемый подвижник.

Сам этот факт удивителен. Владыка находился на Саратовской кафедре всего несколько месяцев – с февраля по август 1955 года. Многие не знают подробностей его жизни просто потому, что до недавнего времени книги владыки были малодоступны (некоторые научные труды были опубликованы в конце ХХ века; дневники и письма, вышедшие впервые в издательстве Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, не переиздавались с конца 1990-х[1]). Осталось очень мало людей, которые знали владыку лично. Однако уже несколько поколений верующих саратовцев приходит к месту его упокоения с твердым убеждением: «Здесь лежит наш святой».

Тем же, кто познакомился с книгами владыки Вениамина, совершенно очевидно: перед нами – личность удивительного масштаба. Исповедник, который принял жестокие страдания за веру и научился при этом жить в непрестанном благодарении за все, что случалось в его жизни. Монах, молитвенник и аскет, вырванный насильно из монастырской жизни, но навсегда сохранивший преданность Богу, Церкви и верность своим монашеским обетам. Богослов, в сердце которого жила «пламенная, снедающая душу жажда богопознания», способный передать христианам учение Православной Церкви сквозь призму личного духовного опыта…

Коротко о его биографии.

Виктор Дмитриевич Милов родился 8 (21) июля 1897 года в Оренбурге, в семье священника. Учился в Яранском духовном училище, Вятской духовной семинарии. В 1916 году поступил в Казанскую духовную академию, где находился под духовным влиянием инспектора академии архимандрита Гурия (Степанова)[2]. Учеба в академии была прервана Октябрьским переворотом.

7 апреля 1920 года владыкой Гурием, к тому времени епископом Алатырским, был пострижен в монашество в московском Даниловом монастыре с именем в честь священномученика Вениамина Персидского. 12 апреля того же года был рукоположен во иеродиакона, 8 октября – во иеромонаха.

В 1920–1922 годах учился в Высшей богословской школе при Даниловом монастыре, где в то время преподавали профессора ликвидированной новой властью Московской духовной академии. В 1922 году был удостоен степени кандидата богословия за сочинение «Жизнь и учение преподобного Григория Синаита». В апреле 1923 года возведен в сан архимандрита, назначен наместником московского в честь Покрова Пресвятой Богородицы мужского монастыря.

Братия Покровского монастыря. 1927 г. Братия Покровского монастыря. 1927 г.

28 октября 1929 года архимандрит Вениамин был арестован и приговорен к трехлетнему заключению, которое отбывал в лагере в районе Медвежьегорска. Формальным поводом к аресту послужило обвинение в обучении детей Закону Божию в Покровском монастыре.

После освобождения с июля 1932 года по июнь 1938-го служил сверхштатным священником в храме великомученика Никиты во Владимире. 15 июня 1938 года вновь был арестован: ему ставилось в вину «участие в антисоветской организации». В документах о реабилитации указано, что на его допросах применялись «запрещенные методы ведения следствия», то есть пытки. Наказание архимандрит Вениамин отбывал в Устьвымлаге.

После освобождения в июле 1946 года он вступил в братство Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Преподавал во вновь открывшихся духовных школах апологетику, пастырское богословие, догматику и литургику. 14 июля 1948 года защитил магистерскую диссертацию «Божественная любовь по учению Библии и Православной Церкви». В 1948 году был утвержден в звании профессора, назначен инспектором МДА.

«Я хотел бы жить и умереть в Лавре», – говорил близким отец Вениамин. Однако этому желанию его сердца не суждено было исполниться. 10 февраля 1949 года он вновь был арестован и без суда и следствия, по материалам предыдущего следственного дела, выслан на поселение в Казахстан. Первые полтора года жил в колхозе близ села Байкадам, затем получил разрешение на переезд в город Джамбул, где до сентября 1954 года служил псаломщиком, регентом, затем священником в Успенской церкви.

Именно к этому времени относятся его удивительно глубокие и искренние письма из ссылки, адресованные семье Пелихов – отцу Тихону (он стал одним из самых известных и любимых духовников советского времени), матушке Татьяне Борисовне и их детям Кате и Сереже.

«Эти письма сохранились чудом»

Архимандрит Вениамин (Милов). Письмо Екатерине Тихоновне Пелих Архимандрит Вениамин (Милов). Письмо Екатерине Тихоновне Пелих

Пожелтевшая от времени почтовая карточка, строки, выведенные выцветшим химическим карандашом: «куда» – город Загорск, Полевая улица; «кому» – Пелих Екатерине Тихоновне. Адресату было в то время 11 лет… В декабре 2008 года мы встретились с Екатериной Тихоновной в храме Спаса Преображения на Болвановке[3]. «Это просто чудо, что они сохранились, – рассказала матушка Екатерина, перебирая письма владыки. – Получив письмо, мама переписывала его в обычную школьную тетрадь. В то время родители ждали чего угодно – и обысков, и арестов, поэтому мама спрятала оригиналы писем. Мы нашли их только после ее смерти в доме, где давно никто не жил».

Матушка Екатерина хорошо помнила первых насельников Лавры: «В основном старцы и среднего возраста, из лагерей. И такие они были измученные, истощенные… Мама пела в первом хоре Лавры. И она, и ее друзья принимали самое активное участие в жизни монахов: обеспечивали и одеждой, и пищей, ведь в монастыре пока еще ничего не было налажено. И вот, как тогда говорили, “новый батюшка появился”: высокий, худой, совершенно истощенный. Его облик очень живо сохранился в моей памяти. Вскоре мы узнали, как его зовут: архимандрит Вениамин. Видимо, мама первая из нас попала к нему на исповедь, и вскоре он стал духовником всей нашей семьи».

Арест архимандрита Вениамина в 1949 году был неожиданным для всех: «Конечно, горьким было это разлучение. Какое-то время мы ничего о нем не знали: где он, что он. Первое письмо из Казахстана мы получили спустя почти полгода». Семья Пелихов взяла на себя заботу о духовном отце в годы тяжелейшей для него казахской ссылки.

В своих письмах архимандрит Вениамин рассказывает о пережитом, о сложностях быта ссыльного, иногда просит о помощи. Но главное – это была единственно возможная для него беседа с близкими ему по духу и дорогими людьми. Как духовник, он отвечает на вопросы, дает советы, разъясняет недоумения. И многие из его советов и сегодня важны для всех, кто стремится к духовной жизни.

О близости Божией в горниле искушений

Архимандрит Вениамин (Милов). Фото из следственного дела. 1949 г. Архимандрит Вениамин (Милов). Фото из следственного дела. 1949 г.

О своих скорбях и болезнях отец Вениамин писал очень коротко. Эту последнюю ссылку он переносил очень тяжело. Казались невыносимыми условия чуждого быта, давали о себе знать возраст и болезни. Но главной бедой была для него оторванность от Церкви, невозможность участия в Таинствах. Несмотря на это, порой он переживает чувство удивительной близости Божией и не перестает благодарить. Перечитаем фрагменты его писем того времени.

«Дорогие о Господе! Прежде всего радуюсь случаю написать Вам, хотя пишу в казахской юрте, сидя на земле. Теперь жнива и казахи кочуют, я, по обстоятельствам своего положения, вынужден участвовать в колхозной работе. Посылку Вашу получил. Горячо благодарю за теплое участие и память о мне. Письма Ваши читаю со всем сердечным вниманием и душой живу Вашими радостями и скорбями». (22 июля 1949 г.)

*

«Дорогая Т[атьяна] Б[орисовна]! Я пока до сентября продолжаю жить в грязной юрте и работаю до утомления ежедневного. С переходом в деревню буду просить Вашей хозяйственной опытности: нет ли возможности достать пачку сушеных овощей, чтобы класть в суп? У нас теперь, кроме пшеничной муки, ничего купить нельзя. Надо ухитряться готовить суп из муки. Привет о[тцу] Т[ихону] и благословение Божие призываю на всю Вашу семью…» (20 августа 1949 г.)

*

«План жизни у каждого человека развертывает Бог. Если Он послал меня в такую тесноту, значит, так нужно»

«От председателя колхоза я получил приказание идти работать учетчиком в тракторную бригаду. Общество от меня по настроению – далекое. Мучаюсь с обмерами полей. Работают день и ночь, а я должен регистрировать горючее в тракторах и выработку. Нахожусь все время в полях, а ночью в какой-либо дымной юрте. Мучают паразиты, холод и теснота. Так должно быть до заморозков, то есть до половины ноября… Настроение грустное. Одно меня ободряет – это то, что план жизни у каждого человека развертывает Бог. Если Он послал меня в такую тесноту, значит, так нужно.

Мясо надобно солить едкой солью, чтобы не разлагалось. Я как раз нахожусь в рассоле. Даже при такой суровости быта душа частично разлагается вдали от Церкви. Что же было бы со мной при тихом образе жизни?

Остаюсь с пожеланием Вам терпения, бодрости духа. А.В.» (26 сентября 1949 г.)

*

«Сейчас у нас разыгрался пыльный ураган. Я заблудился в поле, за два шага ничего не было видно. Зашел в чужой колхоз. От пыли чуть не ослеп.

В себе вижу тучу слабостей, недостатков и чувствую, как нужна человеку благодать Святого Духа и в то же время личное напряжение к добру и молитве. Погибать легко нравственно, но стоять в Боге мысленно и деятельно можно только при непрерывном личном напряжении. Хотя бы это было по инерции ума»[4]. (1 октября 1949 г.)

*

«Сейчас распечатал Вашу посылку. Все просмотрел и хотя на несколько минут утешился в своем внутреннем мире. Благодарю за любовь совершенно родную, чуждую разбавленности себялюбием.

Дорогого о[тца] Тихона прочитал слова на бумажке, в которую была завернута просфора. Спаси его Христос! Как это все меня утешило!

Но утром на другой день действительность снова поставила меня лицом к лицу пред горем. Главное, знаете, что тяжело? Это всегдашняя скованность зависимостью от колхозного режима. Ежеминутно жди: вот-вот куда-нибудь пошлют. Заставят делать то, что тебе чуждо, например: чистить колодцы по вечерам, где-либо на холоде держать за поводья лошадь председателя кол[хо]за в то время, как он где-либо кушает и благодушествует. Необходимость вменять себя за ничто постоянно – нелегка. Выбраться из колхоза нет возможности. Предлагают, правда, торговать мясом в сельском ларьке… но это смешно. Какой я торговец?! Просвета не вижу впереди своего бытия… Пока кончаю писать. Спасибо Вам за все». (18 октября 1949 г.)

*

«Цели жизни своей при всей суете не забываю. Знаю, что лежит человеком едино умрети, потом же суд[5]. Помню Христа, Живой Хлеб Жизни, и тоскую о пребывании в Нем. При множестве искушений не забываю, что счастье души зависит от пребывания в родной стихии открытым сердцем и от служения другим тем даром, каким Бог наделил. Без суеты трудно прожить, но когда Церковь помогает благодатно, суета не пагубна. Труднее жить вдали от Церкви и от родного окружения. Тогда искушения острее, сопротивляемость злу слабее. Где-то повелит Бог жить мне в будущем?..» (6 ноября 1949 г.)

*

«Внутренне глубоко верится, что Богу все возможно, что судьбы человеческие в руках Его и Он чудесно неожиданными путями силен избавить от бед. Каждый из нас ведом Богу, и Бог поразительно близок к человеку – так близок, что внемлет всякому слову молитвы его и с нежностью выше материнской утешает его. Поэтому уповаю, что и меня Он вернет к алтарю Своему, когда это будет мне полезно». (25 ноября 1949 г.)

*

«В горе своем за последний год одно только чувствую, что при тяжких переживаниях душа действительно имеет в Боге не только близкое Существо, не только единственного Отца, но и основу самого бытия. И когда накапливаются тяготы дня, при обращениях к Нему всегда чувствуется стояние пред Живым, внимающим Существом и всеблагостным Утешителем. И после обращений к Богу в жгучих печалях становится понятным, каким образом, когда “мы в Нем, Он в нас”, то есть тогда состояние молящегося похоже на настроение дитяти, покоящегося на груди матери». (16 января 1950 г.)

*

«За последнее время сильно чувствую необходимость готовиться к переходу “домой”, то есть к смерти. Сердце плохое, физическая ослабленность бесспорна. И в то же время очень ярко чувствую руку Божию над собой. Бог близок всегда к нам. Все слышит, всегда отвечает на молитвы не только сменой наших внутренних состояний, но и кризисами в наших внешних положениях. Почему Он попускает нам пребывать в горниле разных искушений, это мы узнаем после». (7 декабря 1950 г.)

О пастырском служении

Архимандрит Вениамин (Милов). Джамбул. 1951 г. Архимандрит Вениамин (Милов). Джамбул. 1951 г.
В августе 1950 года архимандрит Вениамин получил разрешение поселиться в г. Джамбуле. Как только облегчились условия его жизни (ненамного, потому что он оставался ссыльным и в прямом смысле слова не имел, где приклонить голову), он приступил к научной работе, к интеллектуальным трудам, которые были для него насущной внутренней потребностью: начал составление русско-казахского словаря. В письмах этого времени он делится с батюшкой Тихоном замыслами новых богословских работ, расспрашивает его о жизни в Лавре, о храмах, где служит отец Тихон, много говорит о высоте пастырского служения, обязанностях священника, о сути христианской жизни.

*

«Наша церковная служба, совершаемая с полным благоговением, носит печать благодатности… Богобоязненный священнослужитель – носитель Духа Святаго. Ведь что такое в человеке верующем страх Божий? Это – дыхание Св[ятого] Духа, облекающее и проницающее душу богобоязненную. Если же имеющий страх Божий допустит какую-либо вольность и нескромность, то он сразу чувствует отступление благодати Божией. Тогда и храм видится им только как “человеческое” помещение.

«Опыт жизни приводит к живому убеждению, что мы не только “ничто”, но без Бога – “пустое ничто”»

Еще хотелось высказать несколько мыслей по поводу молитвы нашей к Богу. Опыт жизни, знаете ли, приводит в конце концов к живому убеждению, что мы не только “ничто”, но без Бога – “пустое ничто”. В сердце человека, по крайней мере, теплое чувство благодарной любви к Богу должно быть неотступным. Все наши мысли, чувства, слова и действия должны истекать именно из такого чувства. А поскольку у нас подобное чувство является лишь временами, то мы – “развороченное ничто”, опустошенное от Бога. Потому необходимо пред началом всякого дня молиться Господу о том, чтобы Он положил печать силы Своей на все, что мы мыслим, говорим и делаем. Например, можно молиться такими словами: “Господи Боже! Даруй мне в наступающий день Твою силу и положи ее как печать на мой ум, сердце и волю. Даруй мне благодать обращения со всеми, чтобы я не огорчил Твою святую любовь своими грехами”. Подобная молитва должна быть первым криком больной и немощной души к Богу, первой молитвой о содействии свыше.

Вы сами постоянно чувствуете, как сила Божия при чтении Вами молитв приближается к Вам и как небесная стихия вторгается в Вашу душу. Отсюда сделайте вывод о том, как нам нужен Бог ежемгновенно – Бог сердца нашего, Бог всякого утешения и радости. Им и будем согреваться и оживотворяться. Этого блага желаю Вам так же, как и своей худости и ничтожеству.

Господь да сохранит Вас в мире и благополучии. А.В.» (1 сентября 1953 г.)

*

«В личной нашей духовной жизни, знаете, чего недостает? Нет напряжения у нас к ношению помысла Иисусовой молитвы, нет осторожности в употреблении речи, мало понуждения себя прощать всех, пред всеми смиряться, мало боремся со своей нервностью и с привычкой механически молиться. Еще мы должны помнить, что исправляет человека – в ответ на его понуждения себя к добру – не человеческая воля, а Сам Господь Иисус Христос. Нам дана способность противиться борющим нас злым и другим помыслам и отвергать их, а исправляет наш характер Господь. Мы должны особенно беречься недружелюбия к кому бы то ни было. Удаляющийся от человека – удаляется от Бога. Мы спасаемся чрез доброе отношение к другим и чрез строгое отношение к себе благодатию Христовою.

Подвижники в разных св[ятых] местах учат нас открываться душевно пред Богом и помогают в том, а от Бога тогда незримо изливается дождь успокоительной и врачующей силы». (5 ноября 1953 г.)

Советы матушке

Епископ Вениамин (Милов). Письмо Екатерине Тихоновне Пелих Епископ Вениамин (Милов). Письмо Екатерине Тихоновне Пелих

Значительная часть писем будущего владыки адресована матушке Татьяне Борисовне: он отвечает на ее вопросы об устроении духовной и семейной жизни. И эти письма невероятно интересны, потому что благодаря им мы становимся свидетелями общения двух незаурядных людей. Поскольку имя протоиерея Тихона Пелиха сегодня хорошо известно, расскажем особо о его супруге.

Татьяна Борисовна Пелих (урожд. Мельникова) родилась в 1903 году в Варшаве, в дворянской семье. В гимназии в Царском Селе училась вместе с великими княжнами Марией и Анастасией. После революции Мельниковы переехали в Нижний Новгород, где в 1919 году Татьяна познакомилась с владыкой Петром (Зверевым)[6], который служил в Печерском монастыре. По его благословению Татьяна преподавала Закон Божий и церковное пение в монастырской воскресной школе для детей, исполняла секретарские обязанности. Под руководством владыки Петра она настолько основательно изучила церковный устав, что знала его наизусть и впоследствии помогала священникам, даже при отсутствии богослужебных книг. В эти же годы она выучила наизусть Евангелие от Марка и несколько канонов и акафистов. Позднее, в тюрьмах и ссылках, это очень помогало и ей, и окружавшим ее верующим людям. После ареста владыки Петра семья Мельниковых вернулась в Москву.

В 1921–1923 годах Татьяна – прихожанка храма Христа Спасителя в Москве, духовная дочь протопресвитера Александра Хотовицкого[7]. Основным ее послушанием было носить письма и передачи духовным лицам – заключенным московских тюрем. После ареста отца Александра Татьяна стала духовной дочерью одного из известнейших старцев того времени – насельника Данилова монастыря архимандрита Георгия (Лаврова)[8]. Вместе с ним в 1928 году она отправилась в ссылку в Киргизию, обеспечив старцу постоянный уход в последние годы его жизни. Кроме бытовых хлопот (добывать продукты, доить корову, печь хлеб, стирать и прочее) ей приходилось ежедневно исполнять дома весь суточный круг богослужения в качестве псаломщицы. Старец скончался в 1932 году – через несколько дней после освобождения.

25 января 1933 года в день своего ангела Татьяна была арестована. Несколько месяцев она и арестованные с ней друзья (по делу «контрреволюционной ячейки христианской молодежи») провели на Лубянке, затем в Бутырской тюрьме. В 1933–1935 годах Татьяна находилась в ссылке в Сиблаге. По возвращении обосновалась в Загорске.

«У моей мамы Татьяны Борисовны была удивительная жизнь, – рассказывала Екатерина Тихоновна. – В юности она не хотела замуж, просила отца Георгия о постриге. Он постригал почти всех, кто его просил об этом, а ей сказал: “Подожди, будешь матушкой”. И спустя много лет она стала матушкой – женой священника. После смерти отца Георгия ее духовником стал архимандрит Вениамин (Милов), после его смерти – архимандрит Афанасий (Сахаров)[9]. Она искала духовного руководства, и Господь посылал ей духовников».

Матушка Татьяна Борисовна скончалась 1 июля 1983 года. Отец Тихон пережил свою супругу только на две недели…

«Дорогая Т[атьяна] Б[орисовна]! В распределении обязанностей по дому между Вами и о[тцом] Т[ихоном] Богом установлена пропорция: Ваш удел – хлопоты, Т[ихона] Т[ихоновича] – созерцание и книги. Поэтому Вам нужно искусство и хлопотать, и осторожно раздвигать налегающую на Вас паутину суеты. Здесь поможет Вам сама тонкая до щепетильности Ваша совесть. Она не даст Вам покоя, пока Вы не исполните своего долга пред душой своей. Когда чего не выходит доброго по Вашему желанию – восполняйте все сокрушением и будете помилованы». (3 марта 1950 г.)

*

«Дорогая Т[атьяна] Б[орисовна]! В расстройствах Ваших не унывайте. Характер нескоро переделывается. Тысячи сокрушений все же не остаются без плода. Непременно зерно добрых желаний у Вас прорастет и родится плод изменения. Как в дереве созревание плодов имеет место по истечении установленного Богом срока, так и в нас, болеющих о своем несовершенстве и немощах, плодоношение исправления происходит в срок, предвиденный Господом к нашей пользе». (26 января 1950 г.)

*

«Наивысшего сокровища желаю Вам – углубления способности молиться»

«Позвольте поприветствовать Вас с днем Ангела, хотя привет и запоздал. Самого наивысшего сокровища желаю Вам – углубления способности молиться. С этим приобретением все святое входит в душу. Это канал, по которому от Лозы, Христа Спасителя, движется в ветку души сок благодати. А благодать Божия есть сила всего доброго в нас, и помощь, и претворение добрых наших желаний в дела». (3 февраля 1950 г.)

*

«Дорогая Т[атьяна] Б[орисовна]! Что-то последние Ваши письма минорны. Болезни, неустроенность дома, заботы о детях как бы ни трогали Вас остро, при всем том Церковь Божия, [как] родная мать, всегда Вас окрылит токами благодати. Самое главное в Вас цело – вера глубокая, с помощью ее все наносное преодолеется благодатию Святого Духа. Этого я желаю Вам». (14 июля 1950 г.)

*

«Дорогая Т[атьяна] Б[орисовна], а Ваши боли душевные о недочетах в отношении к Богу покрывайте сокрушением сердца. Тогда Всемилостивый Бог простит за все и убелит вас “паче снега”. Мы – немощны, постоянно падаем, изнемогаем, малодушествуем, часто плачем. Но Бог у нас – Всемилостивый, Пресострадательный, Безмерно Щедрый. В Его любви исчезнут все наши немощи и слабости, если оплачем их с искренним желанием более их не повторять.

Я за последние дни очень страдал от всяких неожиданностей. Но о грустном можно говорить лишь немного или, что еще лучше, не говорить ничего.

Дорогому Т[ихону] Т[ихоновичу] желаю мира и радости духовной в служении и углубления в познании веры и духовной жизни. Господь да сохранит Вас для неба и вечной радости. А.В.» (28 июля 1950 г.)

*

«Дорогая Т[атьяна] Б[орисовна]! Возможностью бывать на Литургии не переставайте пользоваться[10]. В этом почерпнете силы терпеть тяготы дней своей жизни. Смиренный образ мыслей о себе и молитва во всякое время на домашних работах способны делать менее едкими домашние неприятности. Господь да хранит Вас!» (24 октября 1952 г.)

Письма детям и о детях

Протоиерей Николай Кречетов и его супруга Екатерина Тихоновна. 2008 год Протоиерей Николай Кречетов и его супруга Екатерина Тихоновна. 2008 год
В письмах к семье Пелихов владыка часто спрашивает о детях – Кате и Сереже – и многие свои наставления адресует им. При встрече с Екатериной Тихоновной Кречетовой я не могла не спросить: «Мне кажется, что в своих письмах к вам, тогда еще детям, он обращается очень серьезно, не делая снисхождения на малый возраст – именно как к маленьким христианам. А как вы воспринимали эту строгость?» Она ответила: «Мы просто любили его. По-моему, когда любишь человека, любая его строгость воспринимается как должное. И дети всегда буквально льнули к владыке».

Даже при самой благоприятной семейной ситуации воспитание детей – особый, чрезвычайно ответственный подвиг. Сердце матери всегда болит о детях. Зная об этом, владыка старался утешить и укрепить Татьяну Борисовну в ее трудах.

«Родным моим деточкам желаю в наступающее лето провести каникулы в сдержанной осторожности и серьезности души, чтобы чем-нибудь не огорчить папу и маму. Покой родителей есть и ваш покой. Если вы сохраните к родителям бережение их покоя, то в этом найдете и свой покой и счастье. Иначе и на каникулах не отдохнете. Господь да сохранит всех вас и благословит». (8 мая 1950 г.)

*

«К[ате] и С[ереже] желаю успехов, а С[ереже] отдельно молитвенно желаю, чтобы он порадовал папу и маму безупречностью обращения и скромностью. Он – виноградная веточка, а Господь Спаситель – лоза. Если дорогой мальчик молитвой привьется к Спасителю, научится терпеть молитву, чувствовать ее слова, сила молитвы облагородит его сердечко. Без Иисуса Христа мы не можем исправиться – не умеем, не хотим и бессильны. Здесь тайна перерождения каждого сердца». (12 апреля 1951 г.)

*

«Деткам желаю успехов в учебных занятиях, но прежде того – успехов в послушании папе и маме и в исполнении молитвенного долга пред Богом. Теперь сознание этого долга не стоит ли на втором плане, если только не на третьем у деток? А надо, чтобы Бог – Источник всего святого в нас – был на первом плане всегда». (14 сентября 1951 г.)

*

«Для каждого человека закон – иметь горячее чувство к Богу. Пока его нет, нет и центра жизни»

«С[ережа], если Вас слушаться не будет, учиться будет неважно. Надо сначала наладить отношение к Вам, а потом напрягаться в изучении школьных предметов. И К[ате] надо подтягиваться в нравственной дисциплине. Для каждого человека закон – иметь горячее чувство к Богу. Пока его нет, нет и центра жизни. И неизбежны всякие проявления характера». (8 декабря 1951 г.)

*

«Дорогой Т[атьяне] Б[орисовне] спешу выразить сердечно свои мысли и чувства в связи с наступающим днем ее Ангела. К светлому приветствию с этим днем, памятным и духовно дорогим, невольно навертываются в сознании думы о тревогах дорогой именинницы. Ваша участь по дому – нести покорно крест печалования о детях с надеждой на Бога. Человечески мы хотели бы, чтобы детки сразу сделались ангелами. Но характер их и недостатки в своем исправлении подчинены судьбам Промысла Божия. Богу возможно их сразу исправить промыслительными воздействиями. Т[атьяне] Б[орисовне] же, как хананеянке, предлежит вопиять и вопиять к Богу. Господь всегда Вас видит и слышит Ваши молитвы. Нужно только смиреннейше и непоколебимо продолжать молиться, нести подвиг состраждущей любви и мужественно с верой стоять в ходатайстве пред Богом за детей». (10 января 1952 г.)

Одиннадцатый час

Епископ Вениамин (Милов) Епископ Вениамин (Милов)
Архимандрит Вениамин был освобожден в сентябре 1954 года. С октября 1954 по январь 1955 года он служил настоятелем храма пророка Божия Илии в г. Серпухове Московской области. 4 февраля 1955 года в Богоявленском Патриаршем соборе он был рукоположен во епископа Саратовского и Балашовского. Архиерейскую хиротонию возглавили Святейший Патриарх Алексий I и Католикос-Патриарх всей Грузии Мелхиседек III. Во время хиротонии владыка сказал, что переживает уже единонадесятый час своей жизни и она стремительно идет к своему Рубикону.

За время своего короткого архиерейского служения владыка обрел огромную любовь саратовской паствы. «Владыка Вениамин был одаренным проповедником, – вспоминал архиепископ Ярославский Михей (Хархаров). – В Саратове, когда он только произносил слова обращения: “Дорогие, возлюбленные, Богом данные мне дети…”, причем сказанные с такой теплотой и сердечностью, что с этих начальных слов прихожане начинали плакать. Говорил он всегда с большим чувством»[11].

Кончина владыки была неожиданной, скоропостижной. В среде его духовных чад существует убеждение, что она была насильственной. Это мнение приведено в том числе в справочнике «Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь в XX веке»[12], подготовленном Свято-Тихоновским богословским институтом (ныне ПСТГУ).

Протоиерей Владимир Тимаков вспоминает: «Ушел из этого мира владыка Вениамин при загадочных обстоятельствах. Указывали даже на споспешника смерти – келейника, но экспертизу Советы не проводили»[13].

Богоборческая власть вела борьбу даже с уже покойным владыкой, стремилась стереть его имя из памяти людей: известно, что не раз предпринимались попытки разрушить его надгробие.

Однако у Бога нет мертвых, и настоящая любовь – любовь во Христе – не умирает. Только этим и можно объяснить, почему так любили и любят люди владыку Вениамина, почему сердцем чувствуют: «угодна бо бе Господеви душа его»[14], как говорится в паремиях на день памяти преподобных отцов.

Наталья Горенок

2 августа 2016 г.

Фото из личных архивов епископа Вениамина (Милова), Е.Т. Кречетовой; пресс-службы Саратовской епархии.

[1] За последние годы в издательстве Саратовской митрополии вышли в свет книги: Вениамин (Милов), епископ. Божественная любовь по учению Библии и Православной Церкви. Саратов, 2011; Святая наука смирения. О жизни и духовном наследии епископа Вениамина (Милова). Саратов, 2015.

[2] Архиепископ Гурий (Степанов; 1880–1938), выдающийся богослов, востоковед. Был инспектором Казанской духовной академии в годы обучения там В.Д. Милова. В 1920 г. рукоположен во епископа Алатырского, в 1923–1924 гг. – управляющий Петроградской епархией. Неоднократно арестовывался; в 1924–1930 гг. – в Соловецком лагере. С 1930 г. – архиепископ Суздальский, в 1932–1935 гг. – в заключении. В 1938 г. расстрелян под Новосибирском.

[3] Е.Т. Кречетова († 2009) – супруга протоиерея Николая Кречетова, настоятеля храма Спаса Преображения на Болвановке, восстановленного его трудами, благочинного Москворецкого округа.

[4] Здесь и далее полужирным шрифтом выделено то, что подчеркнуто автором письма.

[5] Евр. 9: 27.

[6] Священномученик Петр (Зверев; 1878–1929; память 25 января / 7 февраля), архиепископ Воронежский. Приняв монашество и священный сан в 1900 г., преподавал в Орловской, Новгородской духовных семинариях. В 1909 г. был назначен настоятелем Белевского Спасо-Преображенского монастыря Тульской епархии, где имел возможность постоянно общаться с оптинскими старцами. Нес архипастырское служение в Нижегородской, Тверской, Воронежской епархиях. Многократно арестовывался за противодействие обновленческому расколу. Весной 1927 г. был отправлен в Соловецкий лагерь, где скончался от тифа. Святые мощи священномученика Петра сейчас пребывают в соборе Соловецкого монастыря.

[7] Священномученик Александр Хотовицкий (1872–1937; память 7/20 августа), протопресвитер. По окончании Санкт-Петербургской духовной академии был направлен на миссионерское служение в Алеутскую и Североамериканскую епархию. Здесь в 1896 г. принял священный сан. В 1917 г. был переведен в Москву с назначением ключарем кафедрального храма Христа Спасителя. Был одним из ближайших помощников святого Патриарха Тихона. Неоднократно подвергался арестам. Осенью 1937 г. вновь был арестован. Расстрелян 19 августа 1937 г.

[8] Преподобномученик Георгий (Лавров; 1868–1932; память 21 июня / 4 июля). Принял монашество и священный сан в Оптиной пустыни. В декабре 1918 г. был арестован и до 1921 г. находился в одиночной камере Таганской тюрьмы. Из тюрьмы был взят «на поруки» будущим священномучеником Феодором (Поздеевским), который предоставил ему возможность проживания и служения в возглавляемом им Свято-Даниловом монастыре. Получив благословение на старчество, принимал множество людей в келье при входе в Покровскую церковь. В мае 1928 г. вновь был арестован и приговорен к 3 годам ссылки в пос. Кара-Тюбе (Киргизия). Скончался в Нижнем Новгороде, где поселился после освобождения. В 2000 г. святые мощи старца были обретены и перевезены в Свято-Данилов монастырь в Москве.

[9] Святитель Афанасий (Сахаров; 1887–1962; память 15/28 октября), епископ Ковровский, исповедник. Окончил Владимирскую семинарию, затем Московскую духовную академию. В октябре 1912 г. пострижен в монашество, рукоположен во иеродиакона и иеромонаха. Преподавал в Полтавской и Владимирской семинариях. Член Поместного Собора 1917–1918 гг. С 1920 г. – архимандрит, с 1921 г. – архиепископ Ковровский. В 1922–1954 гг. пережил многочисленные аресты, заключения и ссылки. Последние годы жизни провел в Петушках Владимирской области. Святитель Афанасий – автор замечательной службы Всем святым, в земле Российской просиявшим, обстоятельного труда «О поминовении усопших по уставу Православной Церкви».

[10] Татьяна Борисовна ежедневно бывала на Литургии: в будние дни за ранней – в Лавре; в праздники обычно пела в хоре Ильинского храма. Очень часто ходила и на братский молебен.

[11] Сохранены стилистические особенности первоисточника. Опубликовано впервые: «Человек, каких все меньше и меньше». Избранные письма архиепископа Ярославского и Ростовского Михея (Хархарова) // Православие и современность. 2011. № 17 (33).

[12] Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь в XX в..

[13] Хранители веры. О жизни Церкви в советское время. М., 2014.

[14] Прем. 4: 13–14.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
ПРОчтение ПРОчтение
Выпуск 20. Епископ Вениамин (Милов). Чтения по литургическому богословию
Иеромонах Симеон (Томачинский)
Конечно, мы слышим эти песнопения во время служб, но порой совсем не вникаем в смысл того, о чем там говорится. И для того, чтобы нам хотя бы немного войти в ткань литургической поэзии, чтобы открыть для себя православное богатство богословия, как говорится в одном из церковных песнопений, существуют некоторые книги, одна из них лежит передо мной. Это труд епископа Вениамина (Милова) «Чтения по литургическому богословию».
Еще один цветок с луга духовного Еще один цветок с луга духовного
Памяти епископа Вениамина (Милова)
София Бульчук, Валерий Теплов
Большим почитанием и любовью среди верующего православного народа пользовался вернувшийся из ссылки архимандрит Вениамин (Милов). Мама часто исповедовалась у отца Вениамина и наставлялась его духовными советами. Даже внешность архимандрита Вениамина вызывала к нему особое благоговение — его образ остался в моей памяти на всю жизнь.
«Родным моим деточкам желаю сдержанной осторожности и серьезности души» «Родным моим деточкам желаю сдержанной осторожности и серьезности души»
Из писем епископа Вениамина семье Пелихов
Епископ Вениамин (Милов)
Музыка вводит в идеальную небесную область человеческую психику. Но так как добраться до этой области сразу невозможно, а надо предварительно пробираться туда сквозь дремучую чащу всяких песен, которые выветривают из души крохи идеализма, то трудно сказать, что полезнее: оставаться ли неучем с целостностью сердечной жизни или сделаться музыкально образованным с утратой из души Божией теплоты.
Комментарии
Елена 1 августа 2017, 14:00
Спасибо за статью о прекрасном человеке, исповеднике и подвижнике!Хочется читать о нем больше и узнавать его драгоценное письменное наследие!Царствие ему Небесное и вечная память!
Анна 4 августа 2016, 07:19
Спаси Господи, за рассказ о замечательном подвижнике епископе Вениамине! Обязательно найду его книги и почитаю.
Оксана Просто-Оксана 2 августа 2016, 17:00
Спасибо за радость читать этот замечательный материал.
Надежда Цветкова 2 августа 2016, 11:58
Труженик нивы Христовой.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×