«Я думал, Евангелие никогда не кончится»

Иконописец Борис Норштейн об отце, Евангелии и письмах Ван Гога

Иконописец Борис Юрьевич Норштейн в литературном кафе «Несвятые святые». Фото: Антон Поспелов / Православие.Ru Иконописец Борис Юрьевич Норштейн в литературном кафе «Несвятые святые». Фото: Антон Поспелов / Православие.Ru

Борис Норштейн живет в Курчатове, куда уехал из Москвы лет двадцать тому назад, расписывает храмы, делает мозаики и воспитывает шестерых детей.

Примерно два раза в год к нему в гости приезжает папа – Юрий Норштейн, создавший такие прекрасные мультфильмы, что, наверное, никто не станет ему в этом равным, тем более что сейчас и мультипликация, и кинематограф стремятся быть не искусством, а индустрией.

У отца и сына совсем разная жизнь. Борис Норштейн целые дни проводит в храме. Его папа, приезжая в Курчатов, заходит туда, чтобы посмотреть, что делает сын. Они – представители двух поколений, одно из которых в 1990-е пришло в Церковь и оказалось дома, а другое так и не смогло переступить через что-то в себе.

Библия с иллюстрациями Доре

Юрий Норштейн, его супруга Франческа Ярбусова и их дети – Екатерина и Борис Юрий Норштейн, его супруга Франческа Ярбусова и их дети – Екатерина и Борис
– Борис, расскажите о вашем детстве и той атмосфере, что была у вас в семье. Знаменитые московские кухни, на которых вели бесконечные разговоры о жизни и искусстве, – наверное, так было и у вас?

– Мы жили в новостройке в Беляево, поэтому кухня у нас была маленькая. Я, честно говоря, не очень хорошо все это помню. Конечно, приходили многие папины и мамины знакомые (больше, конечно, папины) – все, кто работал на «Союзмультфильме». Из наших корифеев я видел и знал всех. В разных сочетаниях они периодически появлялись у нас дома. Эдуард Назаров[1] жил в нашем микрорайоне. Даже была такая «дорога жизни» – от нашего дома до его, и они с папой, когда надо было принять какое-то решение или просто душу излить, вечерами ходили этой «дорогой жизни» и разговаривали.

– Тогда ведь в интеллигентской среде под духовной жизнью понимался интерес к искусству. Но при этом у многих дома было и Священное Писание, которое понималось тоже как памятник культуры. А у вас дома была Библия?

– Была! Папа купил – с иллюстрациями Гюстава Доре, и я очень любил ее рассматривать. Читать пробовал, но она в старой орфографии, с ятями, – и у меня ничего не вышло. А смотреть картинки я очень любил. Ну, подписи, конечно, изучал под картиночками.

Да и вся западноевропейская живопись построена на евангельских сюжетах. Конечно, я сюжетов этих не знал, только названия, но, с другой стороны, родители мне это не очень и объясняли.

«Нас с сестрой в детстве никто за руку не водил»

Фрагмент мультфильма «Сказка сказок» Фрагмент мультфильма «Сказка сказок»

– Куда пошли учиться после школы?

– После 8-го класса поступил в архитектурный техникум. В школе был двоечником, так себе учился. Я не умею учиться. Учить могу, а учиться – нет.

– Не интересно было?

– Как-то и не знаю. Есть люди, которые говорят: «Вот я, ничего не делая весь год, пошел и сдал экзамен на пять», – у меня никогда так не получалось. Никогда я не мог так сделать. Одни не учат и получают положительные оценки, а я думаю, что знаю не меньше, но не могу больше тройки получить, и всё тут. Но в техникуме я учился хорошо.

– Почему выбрали именно архитектурный?

– Может, потому, что в соседнем доме жил мой знакомый, у которого мама там работала, и он сказал: «А давай вместе».

– А папа хотел, чтобы вы...

– Папа говорил: «Ты идиот, тебе в ПТУ надо!» (Смеется.)

– Ну, это в жанре критики. А в жанре пожелания? Вы рисовали?

– В детстве рисовал, потом перестал, потом опять начал.

– Учились, наверное, в художественной школе?

– Нет. Никуда меня не отдавали, ни в какие художественные школы. Дело в том, что папу и маму в детстве никто никуда за руку не водил, они все делали сами: папа сам пошел в художественную школу, и мама тоже. И они, видимо, решили, что и мы с сестрой должны так же.

– А как вас воспитывали?

– Можно сказать, никак.

– Просто вы жили в некой среде, которая сама по себе формировала?

– Да. Считалось, что формирует.

«Призывают – значит, идешь служить»

Франческа Ярбусова с сыном Борисом Франческа Ярбусова с сыном Борисом
– И вот вы поступили в техникум. Что же было дальше?

– А вот в техникуме я почему-то стал учиться хорошо. Не знаю, что изменилось, но у меня даже была повышенная стипендия. Курсе на втором у меня возник интерес к живописи, и с тех пор я мечтал, что буду художником, – так, что к четвертому курсу потерял всякий интерес к архитектуре. Я понял, что сейчас меня заберут в армию, а потом я буду художником. Так и произошло.

– Где вы служили?

– В 1987–1989 годах служил сначала полтора года на Украине, потом еще полгода в Армении. Был танкистом. В Армении чуть в мясорубку не попал: мы стояли в резерве.

– Но армия еще была...

– ...советская. Обычная советская армия. Такого бардака, как в 1990-е годы, еще не было.

– А «дедовщина», про которую так полюбили писать в 1990-е, была?

– Вы знаете, по-разному бывало, но я ничего такого не видел. Что-то иногда рассказывали, но у нас не было ничего подобного.

– А почему вы вообще в армии оказались? Обычно дети из таких семей, как ваша, в армии не служили. Для них был предуготован какой-то специальный конный полк, если они не «отмазывались» и не «косили».

Мои родители считали: призывают в армию – значит, идешь служить

– Было такое, да. Но мой папа был категорически против всяких конных полков. Я не «косил» – я считал, что это чушь собачья. И родители мои так же считали: призывают – значит, идешь служить.

– Но в 1987-м не только в Армению можно было угодить.

– Еще – в Афганистан. В общем, было много прекрасных мест.

– И они вас при этом всё равно благословили служить?

– Не то что благословили, но сказали: призывают – значит, идешь.

«Я читал Евангелие и думал, что оно никогда не кончится»

Фрагмент Донской иконы Божией Матери. Иконописец: Борис Норштейн Фрагмент Донской иконы Божией Матери. Иконописец: Борис Норштейн

– Вы вернулись из армии, на дворе стоял 1989 год. И что же вы стали делать?

– У нас в техникуме был преподаватель по живописи и рисованию, молодой еще, только после института. Мы – нас было несколько человек – подружились с ним. А он параллельно – я сейчас не помню, как организация называется, – работал в изостудии на «Бауманской», которая тогда недавно только открылась.

И мы ходили туда дополнительно заниматься живописью и рисованием. И вот после армии я туда и вернулся.

Мы пытались участвовать в выставках, работали, года два это продолжалось, потом я понял, что меня что-то не устраивает, стал реже ходить туда и пытался заниматься живописью дома. Как раз в это время я и пришел в храм.

– Читала, что вы крестились в 22 года. Это какой был год?

– 1991-й.

– Интересное время. Тогда кто куда только не пришел – одни в храм, другие – совсем в иные места...

– У меня тоже знакомые пытались зазвать меня к каким-то приезжим индусам. Сходил, посмотрел – ерунда какая-то. Медитировать пробовал – чепуха на постном масле, и всё. А после у меня появились друзья, которые уже начали ходить в храм, кто-то пытался в церковном хоре петь...

– Но как же вы сами пришли к Богу? Через людей, через книги?

– Первый переломный момент случился, когда я еще и в храм не ходил, но решил, что все-таки надо разобраться в сюжетах западноевропейской живописи, о которых говорилось выше.

Между 3-й и 4-й главой книги Бытия я вдруг понял, что написанное там – правда

Я решил, что надо прочитать Библию. И где-то между третьей и четвертой главой книги Бытия вдруг понял, что написанное там – правда. Как-то понял, и всё.

И прочитал Библию – всю.

От этого чтения, может быть, тогда и толку было мало, но зато какие-то основные места, особенно что касается Пятикнижия, очень сильное впечатление произвели на меня. Это прямо захватывало.

А потом, когда дошел до Нового Завета, до Евангелия, это вообще было что-то такое...

Я был так удивлен, когда оно закончилось! Я думал, что Евангелие не кончится никогда.

Вот это, пожалуй, был переломный момент, когда я понял, что надо ходить в храм. А что касается выбора храма или конфессии, тут вопрос вообще не стоял. Сложно сказать почему, но я как-то об этом даже не задумывался.

«Они искали своего объяснения»

Юрий Норштейн Юрий Норштейн
– Хочу задать вам главный вопрос. Многие люди, жившие в советские годы и не пришедшие к вере, обычно говорят: «Мы ничего этого не знали». Однако наши с вами родители так сказать о себе не могли – в наших домах было Священное Писание. Больше того: они его, по крайней мере, выборочно, читали. Почему же многие из поколения наших родителей, люди тонкие, думающие, ищущие именно духовного, хорошие, добрые, честные... – почему они не пришли к вере? Мой папа читал Евангелие, но не мог его воспринять.

– Я так понимаю, что и мой папа тоже.

– Откуда эта невосприимчивость?

– Наверное, потому что им этого их родители не передали. Папа мой родился в 1941 году. Деда забрали на фронт, он вернулся только в 1947-м, папе было уже 6 лет. Дед по отцу рано умер, в 1956 году, но он сам, видимо, тоже не был религиозным человеком. В 1907 году он родился.

– Но вам же тоже ничего не передавали – а вы прочли Евангелие, и оно вам открылось.

– Папа мой тоже наверняка читал Евангелие, а что ему открылось, я не могу сказать.

– Почему же люди этого поколения объясняли мир сами? Как может человек думающий не задаться вопросом: «А что я здесь делаю вообще? Зачем я родился? Что со мной будет? Я умру – или не умру?»

– Философия тоже об это рассуждает.

– Но в философии человек отказывается от Писания, Предания, отодвигает это все в сторону и рассуждает сам.

– А они и искали своего объяснения – я думаю, что так. У них были разные средства для этого, но с церковных позиций никто не пытался этого делать. Во всяком случае, из корифеев.

Я тоже не знаю, почему это так. Думаю, это связано с неким этапом в жизни общества и человечества в целом.

– Скорее всего, так и есть, ведь целое поколение оказалось таким. А как ваши родители отреагировали на то, что вы приняли крещение? Вы им сказали?

– Я не афишировал, конечно, этого, но сильно и не скрывал. Никто на меня не бросался, никто, как некоторые о своих семьях рассказывают, не пытался удержать и не говорил: «Ты сошел с ума?!»

«Ну, ладно, уже взрослый» – такая была реакция.

Как только я крестился, то начал ходить каждую субботу и воскресенье в храм. Я вообще ничего не знал, кроме того, что каждое воскресенье надо быть в храме, – и ходил. Потом только стал понимать, что и в праздники ходить надо. Постепенно всё открывалось.

– У вас болезни неофитов не было, когда начинают всех тащить за собой? Родителей, например.

– Я не пытался. Может быть, среди товарищей и пытался «проповедовать», но без фанатизма: хочешь – ходи, не хочешь – не ходи. С папой на эту тему я вообще никогда не разговаривал. За всю жизнь у нас было, может, минут 10 общего времени разговоров на эту тему. Совсем короткие диалоги.

«Раз я художник, значит, надо писать иконы»

Роспись храма свв. Царственных страстотерпцев. Курск Роспись храма свв. Царственных страстотерпцев. Курск

– Вы начали ходить в храм, и ваша жизнь стала меняться. Что было дальше?

– А дальше я решил, что раз я художник, значит, надо писать иконы. И начал самостоятельно этому учиться. Два года жил в Звенигороде, когда в Саввино-Сторожевском монастыре еще был музей, общался с реставраторами, чему-то научился у них. Книжки активно читал: и по иконописанию, и по истории Церкви, и богословские...

– А как из Москвы вы оказались в Курчатове?

– Есть такая художница – Ира Затуловская. Я тогда вернулся из Звенигорода в Москву, не знал, что мне делать дальше, а тут она и говорит: «А знаешь, у меня есть батюшка знакомый в Курской области. Там построили храм, надо его расписывать. Давай фреску сейчас изучим и поедем!» (Смеется.) В общем, это была утопия абсолютная. Но я согласился!

Мы попытались наладить контакты со Свято-Тихоновским университетом, попросили дать в помощь нам студентов, какой-то дяденька пообещал: «Да-да-да, студенты приедут к вам на практику летом»... В результате мы приехали в Курчатов, потом Ира уехала, а студентов так и не было вообще. И я остался там один.

Но решил, что уезжать не буду: есть работа, меня вроде не гонят. И начал расписывать храм. Потом встретил там свою будущую супругу – так до сих пор там и живу.

– А папа приезжает к вам?

– Да, особенно в последнее время, довольно регулярно, пару раз в год: летом один приезжает, сейчас вот были он, мама и сестра с сыном – она в Америке живет.

«Главное – чтобы дети знали Евангелие»

Мозаичный портал церкви Успения Богородицы в г. Курчатов (Курская обл.) Мозаичный портал церкви Успения Богородицы в г. Курчатов (Курская обл.)

– У вас шестеро детей. Сколько им лет?

– 17, 16, 14, 12, 9 и 6. Двое старших учатся в Абрамцево[2]. Получилось это так. В Курчатове живет один кузнец, оставшийся без кузницы. На территории храма он поставил переносной горн. А мои крутились тут же. Им интересно: молотком постучал – ножик получился! Стали и они пытаться что-то делать. Я говорю: «А давайте тогда на “художественный металл” поступать».

Начали готовиться – я с ними занимался рисованием. Экзамены же надо сдавать: рисунок, живопись, композиция. Это был кошмар. Со своими детьми очень трудно заниматься. Два года продолжалась эта битва. Ну вот – учатся.

– А в храм ходят? Многие говорят, что в этом возрасте дети часто перестают ходить в храм.

– Когда они приезжают домой, предлагаешь: «Пойдем в храм?» – «Пойдем!» – «Пойдем на исповедь?» – «Пойдем!» Нет проблем! Но когда они в Абрамцево, конечно, в воскресенье встать на службу они не могут.

– Может, и ничего страшного? Посеянное семя прорастет в свое время – главное, оно есть, и если прижмет в жизни, человек знает, куда ему идти.

– Вот и мы тоже на это надеемся.

– Насколько ваши дети знают свою веру? В воскресную школу они ходили?

– Старших мы пытались водить в воскресную школу, но им там было скучно. Следующие – Семен и Валя – ходили больше и знают лучше. Младшие ходят с удовольствием.

Одно время каждое воскресенье перед тем, как идти в храм, мы читали Евангелие, которое будет на службе. По-русски и на церковнославянском. И потом я старался кратко им что-то объяснить – или основную канву событий, или какие-то непонятные для них слова и словосочетания.

Это продолжалось довольно долго, так что все воскресные Евангелия они, конечно, знают. Я думаю, это главное – знать Евангелие.

«Цензура денег гораздо хуже»

Фрагмент мультфильма «Ёжик в тумане» Фрагмент мультфильма «Ёжик в тумане»
– А какие мультфильмы вы показываете своим детям?

– Советские. А какие еще? Диснеевские? Ну, «Бэмби» можно, «Белоснежку и семь гномов» – это еще туда-сюда. И всё.

Сейчас, конечно, те, что помладше, периодически что-нибудь в интернете находят, но я стараюсь, чтобы этого было поменьше.

– Скажите, а почему у нас в Отечестве нормального детского кинематографа нет? Ведь он же был. И мультфильмов тоже нет.

– Так у нас и взрослого кино нет. Откуда ему взяться сейчас? Целенаправленно всё развалили. «Союзмультфильм» чуть не умер, сейчас вроде возрождается, но это уже всё не то. Никому ничего не интересно.

Я вам такой пример приведу. Несколько лет назад был какой-то юбилей киностудии. Не пришел никто младше 40 лет, хотя молодых приглашали. Им не интересно. Хотя еще был жив Хитрук. Многие из тех, кто застал золотые годы – 1960-е, начало 1970-х, – пришли, их бы послушать, но нет, молодым это все не интересно.

Есть, конечно, какие-то люди, которые учились у Хитрука, но они сидят по домам, кто-то маленькую студию себе организовал, делает что-то... Но это всё так – частные истории. С игровым кино то же самое: детских фильмов нет. Некому их делать.

Без денег нельзя снять кино, но с тем, как сейчас дают деньги, его снять тоже нельзя

– Во многом это проблема финансирования.

– Понимаете, в чем дело: без денег, конечно, нельзя снять кино, но с тем, как сейчас дают деньги, его снять тоже нельзя.

– А как их дают?

– Так, что будешь делать то, что тебе скажут.

– А еще жаловались на советскую цензуру!

– Цензура денег гораздо хуже. Гораздо. Ту цензуру можно было обмануть, обойти, а эту не обманешь.

Письма Ван Гога

Распятие. Иконописец: Борис Норштейн Распятие. Иконописец: Борис Норштейн

– Вы пришли в храм в 1990-е, когда у людей было горение. Многие ли из ваших тогдашних товарищей остались в Церкви?

– Один стал священником; из тех, кто активно ходил в храм, кто-то и продолжает, а многие, конечно, так – на Пасху и на Рождество. Из самого по себе горения мало что получается, если потом эта энергия во что-то другое не перейдет.

– А что нужно сделать, чтобы она во что-то, как вы говорите, другое перешла?

– Я не знаю, может ли сам человек что-то сделать.

– Но вы же сделали: уехали из комфортной Москвы в неизвестный город расписывать пустой храм, не очень умея делать то, что от вас ждали.

(Смеется.) «Не очень умея»... Это нахальство было будь здоров!

– Можно и так сказать, но ведь вы фактически пошли по водам – это ведь и была живая вера.

– Может быть, да. Но я об этом так не думал. Понимаете, если об этом начать думать, то ничего не выйдет. Я об этом совершенно не думал. Мне казалось, что это нормально, так и должно быть.

– А получается небольшой подвиг. За него вам Господь и дал, наверное, что все у вас получилось. А вы говорите: человек ничего не может. Всё-таки немножко может. Благое произволение.

– Да, безусловно. Произволение.

– Вы могли совсем другим путем пойти, тем более с вашей фамилией...

– Когда я учился в техникуме, самым острым переживанием моим были письма Ван Гога. Вы читали письма Ван Гога? Нет? Прочитайте. Он всю жизнь писал своему брату, который его содержал: пришли мне краски такой, краски сякой, плюс рассуждения о жизни, о живописи и так далее – и через это раскрывается вся его жизнь. С момента, когда он решил стать художником, и до последних дней.

И когда я прочитал его письма – а я тогда как раз увлекся живописью, – то понял, что хочу так же. Что это – идеал художника. Надо так трудиться. И если бы я не попал в храм, то так бы и было. Я не думал о том, кто меня будет содержать, у меня ведь брата такого не было. Но я решил, что надо так – и никак иначе. На самом деле это тоже было чувство, смешанное с религиозным.

– Да, это и есть та самая тонкая подмена искусством настоящей духовности, от которой так не смогли сделать шаг к Богу многие из поколения наших родителей...

«Семья мало кем воспринимается как малая Церковь»

Иконописец Борис Норштейн. Фото: Антон Поспелов / Православие.Ru Иконописец Борис Норштейн. Фото: Антон Поспелов / Православие.Ru

– Многие говорят, что нашему времени присуща теплохладность.

Мамочки детей причащают, а сами не причащаются. Это, мне кажется, начало конца

– Мне кажется, что она выражается в том, как сейчас причащают детей. Стоит к Причастию огромное количество мамочек, молодых и чуть постарше, с младенцами, детей причащают, а сами по большей части не причащаются. Это, мне кажется, начало конца.

Они прослышали, что ребеночку от этого хорошо. С другой стороны, я не вижу, чтобы с ними кто-то активно работал в этом плане. Хотя сейчас у нас пытаются ввести собеседования, катехизацию перед Крещением, но что происходит? Наш настоятель – благочинный. Он рассказывал, как поехал к владыке с каким-то вопросом, и зашел у них разговор о том, сколько совершается венчаний. И выяснилось, что у него в храме венчаний стало намного меньше с тех пор, как ввели эти обязательные беседы. А в сельских храмах их число, наоборот, возросло. О чем это говорит? Что там не ведут эти беседы.

Могу предположить, что то же самое происходит в деревнях и с Крещением. У нас надо перед Крещением ребенка несколько раз в храм прийти, крестных привести, со всеми батюшка поговорит... А в деревне что? «Отче наш» знаешь? Не знаешь? Выучишь. Главное, чтобы крестные были сами хотя бы крещенные, а то, бывает, и не крещенных приводят. Такие чудеса бывают, будь здоров.

Прибежали к Причастию, папа на улице подождал, мама ребеночка причастила – сходили, называется, в воскресенье в храм. А потом ребенок подрастает, надо ему на исповедь ходить, и все: он начинает выворачиваться. Вот вам и вся теплохладность. Всё остальное – производные от этого. Семья мало кем воспринимается как малая Церковь. Сама семья так себя не осознает.

И в монастырях многих, кстати, то же самое: если бы они ощущали себя настоящим братством, многое было бы по-другому.

И вновь об отце

Юрий Борисович Норштейн. Фото: Дмитрий Дубинский / Oknovmoskvu.Ru Юрий Борисович Норштейн. Фото: Дмитрий Дубинский / Oknovmoskvu.Ru

– Вашему отцу 15 сентября исполняется 75 лет. Что бы вы хотели ему подарить из того, что в магазине не купишь?

– Много внуков уже подарили. А так... не знаю. Наверное, я не оправдал его надежд, не стал тем, кем бы он хотел меня видеть, но, с другой стороны, что поделаешь?

Когда я увлекся живописью, он в какой-то момент меня, можно сказать, поддерживал, но делал это негласно. А когда я свернул на иконопись, сказал: «Жаль».

– А он в храм к вам приходил? Смотрел вашу работу?

– Да, приходил, конечно.

– Ничего не говорил?

– Говорил: «Вот это красиво. А тут не очень».

– А где «не очень», действительно так?

– Он в этом очень хорошо разбирается.

– Как сказал, так и есть?

– Думаю, что да.

С Борисом Норштейном
беседовала Анастасия Рахлина

14 сентября 2016 г.

[1] Советский и российский мультипликатор, режиссёр и художник. Был художником-постановщиком у режиссера Федора Хитрука, работая с ним над мультфильмами «Каникулы Бонифация», «Винни-Пух», «Винни-Пух идет в гости» и другими. Наверное, нет в России человека старше 25 лет, который не смотрел бы самый известный его мультфильм – «Жил-был пес».

[2] В Абрамцевском художественно-промышленном колледже имени В.М. Васнецова.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Как мусульманка стала иконописцем Как мусульманка стала иконописцем
Ольга Лунькова
Как мусульманка стала иконописцем Как мусульманка стала иконописцем
Однажды пришла я в храм на Смоленке. Народу никого, я стояла в приделе Ксении Петербуржской. Вдруг пространство вокруг изменилось…
«Фрески – как воздух!» «Фрески – как воздух!»
Беседа с сербским иконописцем Вл. Кидишевичем
«Фрески – как воздух!» «Фрески – как воздух!»
Беседа с сербским мастером фрески и иконописцем Владимиром Кидишевичем
Надо учиться, знать анатомию, правила. А еще иметь дух. Дух дается на Литургии, а анатомия – в художественной академии.
Мозаичная красота (+ 60 ФОТО) Мозаичная красота (+ 60 ФОТО)
Беседа с художником Дм. Кунцевичем
Мозаичная красота (+ 60 ФОТО) Мозаичная красота (+ 60 ФОТО)
Беседа с художником Дмитрием Кунцевичем
О радостях и сложностях работы с мозаикой, о секретах этого древнего искусства, о творчестве как со-работничестве Богу рассказывает руководитель мозаичной мастерской минского Свято-Елисаветинского монастыря.
Комментарии
тамара13 января 2017, 21:06
Как радостно,что Борис Юрьевич пришёл к вере,что у него такая прекрасная семья.Юрию Борисовичу --прийти к вере ради спасения его души прекрасной(мультфильмы сами за себя говорят).Храни всех,Господи...
диак. Павел24 сентября 2016, 22:35
"Ежика" и "Сказку сказок" Норштейна-старшего могу 100 раз пересматривать, а вот иконы Норштейна-младшего до сих пор опасался смотреть, не хотелось испытать разочарование. Вышло его интервью, не удержался почитать, в расчете на то, что хороший текст скомпенсирует недостатки в иконописи, если таковые будут. Напрасно я тревожился! Достойные иконы - традиционные и очень правдивые. Благодарю за радость!
Галина22 сентября 2016, 21:20
Для Алевтины. Конечно, Борис был хорошо знаком с отцом Георгием. Они дружили. Боря расписывал храм, где был настоятелем отец Георгий.
20 сентября 2016, 23:19
Спасибо !
Всеволод19 сентября 2016, 19:53
Упомянутый в статье Эдуард Назаров на днях скончался (11 сентября).
Светлана19 сентября 2016, 13:50
C мамочками все сложнее.К Причастию как надо готовиться? Постом и молитвой, потом натощак пойти в храм и держать ребенка на руках 2 часа. Мне это было бы не по силам, давление падает на голодный желудок, еле сама стою и многим так-не по силам.Поэтому и исповедуюсь на всенощной, но у меня нет детей и вообще обязательств перед семьей.Матери же маленьких детей сложно попасть на всенощную, не в каждом храме можно успеть утром исповедоваться,ей приходится отдельно готовить постное себе, у них реально много проблем.Вот и получается:одно воскресенье "для себя", другое приходят непосредственно к Причастию "для младенца". Конечно, герой статьи имел в виду совсем другое.Не хотят проходить огласительные беседы и едут в сельский храм от духовной лени, но пример получился не самый удачный. У нас в храме многие семьи сначала после Крещения только ребенка приносят (им дают ц.у. причастить его в ближайшее воскресенье), а потом сами мало-помалу воцерковляются. Так что хорошо когда есть выбор, но обязательная катехизация крещаемых в крупных городах по- моему - прекрасная идея.
Елена19 сентября 2016, 10:45
Самое хорошее занятие для художника славить Бога.А посему хочется пожелать хорошему иконописцу Божьего благословения.
Людмила17 сентября 2016, 13:39
Огромное спасибо за интервью! Читала со слезами на глазах. Мой отец тоже подарил нам Библию с иллюстрациями (правда, Дюрера), но сам так и не открыл пока. Дед, ныне покойный, сказал ему: "Еврей - не тот, у кого отец еврей. Еврей - у кого внук еврей." У моего отца, также как и деда, все внуки православные. ПРошу их молиться за дорогого дедушку!
Варвара16 сентября 2016, 08:05
Замечательное интервью.Вчера видела фрагмент интервью с Юрием Борисовичем.Он собирается после окончания "Шинели" создавать библейские "Песню песней" и ...не помню, но кажется Иова. А отсюда вывод- все с верой у Юрия Борисовича в порядке!Спаси Господи, даровавший такие таланты, их всех: и отца, и сына, и всех внуков!
Алевтина15 сентября 2016, 22:56
Cпаси Господи и героя, и автора этой замечательной публикации! Хотелось бы узнать, был ли знаком Борис с о.Георгием Нейфахом (Царствие ему Небесное!)? Если "да", тогда многое становится понятным.
valga15 сентября 2016, 22:05
Спасибо
александр китов15 сентября 2016, 20:26
Благодарю за нужное интервью !. В нём я увидел ,что хочу видеть в настоящих Христианах--- Страх перед Богом, а , исполнение ритуалов ( посещение храма, и даже исповедь и причастие) , следует за ним : Страхом что Бог может оставить. Борис Юричь, как раз оправдал ВСЕ горечи, испытания, надежды и крушения , своего отца. НО, геронта- отец, на словах признает это потом. А сейчас и Бр. Юч. и его всегда жаждущий правду отец , станут жить как всем нам предписано ; тихо честно трудится. Долгих лет двум достойным Мужам --- ещё здоровья , с терпением к миру.
Марина Анатольевна15 сентября 2016, 19:02
Беда наших родителей именно в том,что они такие хорошие, и сами себя за таковых считают, как богатому юноше им трудно отказаться от своего "духовного богатства"
Ольга15 сентября 2016, 18:43
Замечательный герой. Очень смиренная душа виднеется из сказанного.
Эля Шахбазова15 сентября 2016, 14:34
Замечательное интервью. Спасибо
Редакция Pravoslavie.Ru15 сентября 2016, 14:17

У Бориса Юрьевича есть персональный сайт, который почему-то не индексируют поисковики: http://borisnorshtein.wixsite.com/liniya-i-cvet

Другие контакты Бориса Норштейна:

  • Телефон: +7 (910) 318-48-75
  • Почта: borisnor@ya.ru
  • Skype: boris196804
Татьяна15 сентября 2016, 14:03
Спасибо за интервью, очень интересно и поучительно. Многая лета Юрию Норштейну, его сыну и внукам! Помоги Господи Юрию Борисовичу очиститься духовно и телесно и утвердиться в Вере!
Иоанна15 сентября 2016, 12:47
Спасибо за интервью. Хотела просто "пробежаться", но зачиталась, оторваться не смогла. Много в нем правильных, точных мыслей - это не от головы, это вера живая. Спаси Господи!
Михаил15 сентября 2016, 12:38
Здравствуйте! С огромным интересом прочитал материал! Просьба к редакции - подскажите, пожалуйста, а как можно связаться с Борисом Юрьевичем? Очень понравились его работы.
Вера15 сентября 2016, 11:32
Спасибо за прекрасное интервью! С большим интересом прочитали, ведь многие прошли такой же путь, как и Борис, придя к Евангелию через познание прекрасного. Как жаль, что отец пока в пути, но только Господь знает сердце человека... Дай Бог, чтобы и Юрий Борисович исповедал Христа.
Елена15 сентября 2016, 10:46
Замечательное интервью! Борис Юрьевич - настоящий человек!
Ирина15 сентября 2016, 10:35
Спасибо за интервью - такое немногословное, но очень глубокое и содержательное! Спасибо и за фотографии - такие трогательные! Очень понравились работы Бориса, особенно мозаика - светлая, легкая, очень нежная, словно воздушная! Помоги Вам и всей Вашей семье и дальше Господь всегда и во всем! А Юрия Борисовича поздравляем с юбилеем! Какую прекрасную душу надо иметь, чтобы делать такие мульфильмы! Многая лета!
Гость15 сентября 2016, 10:05
Спасибо за интервью. Красивые работы. Жаль, что так много людей из старшего поколения далеки от церкви и остаются далеки, несмотря на то, что давно уже нет гонений на церковь. Тайна сия велика есть. Остается только молиться за них.
Ангелина15 сентября 2016, 09:35
Конечно, многие проделали в 90-е такой путь - от своих удобных квартирок к Богу, на труды. Но среди художественной интеллигенции наверное таких было меньше, чем от народа. Может, и ошибаюсь. В любом случае - очень интересно и поучительно было прочитать. Особенно понравилось про мамочек, которые детей причащают, а сами нет - это точно, много такого. И очень интересен опыт прихода к вере от прочтения Писания - так наверно не часто бывает, только дважды читала о подобном, чтобы человеку Господь так открывался в прочтении Библии. И чувствуется очень, что Борис переживает за папу. Помоги им Господи! У Юрия Борисовича сегодня юбилей. Давайте все, кто прочитает эту статью, помолимся о нем. Ангелина.
Анатолий15 сентября 2016, 09:27
Старец Паисий писал, что людям простым всегда легче прийти к Богу. Не будем превозноситься над теми, кто не пришел. Многая лета Юрию Норштейну, его сыну и внукам!
Анна Жукова15 сентября 2016, 09:24
Спаси Вас Господи за эту тему - неверующих пожилых родителей, целого почти поколения. Сама мучаюсь уже не знаю сколько лет - я вдова давно, и все молюсь, чтобы свекр мой пришел ко Господу. Знали бы вы, какой он человек! Как тут и написано - хороший, добрый, честный, думающий! Любит Россию, размышляет над ее судьбой. Крещен в детстве. Но стена стоит, и все. Прочел он книгу митрополита Вениамина (Федченкова) "На рубеже двух эпох". Пока читал, радовался, вслух зачитывал. Закончил и говорит: "Да! Какой молодец этот митрополит! Во всем я с ним согласен! Кроме религии". Думаю, и Юрий Борисович также, и многие, кому сейчас около 70 лет. Давайте помолимся за них, наших дорогих родителей, и за Юрия Борисовича - чтобы Господь тронул сердце автора наших любимейших мультфильмов, и спаслась его душа!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×