«Русская литература обладает огромным потенциалом воздействия»

Беседа с писателем Алексеем Варламовым

О том, может ли современное общество дать миру литературных гениев, как выстроить правильные отношения между культурой и Церковью, надо ли изучать в школе Библию, как привить детям любовь к чтению, о русском языке, цензуре и «православной литературе» мы беседуем с членом Патриаршего совета по культуре, ректором Литературного института имени А.М. Горького, писателем Алексеем Варламовым.

***

– Вручение Нобелевской премии по литературе за 2016 год американскому рок-музыканту Бобу Дилану стало предметом острых общественных дискуссий. Алексей Николаевич, как к этому относитесь вы?

Фото Владимира Ештокина Фото Владимира Ештокина
– Спокойно. Мне кажется, Нобелевская премия уже не имеет такого авторитета, как раньше. Я, честно говоря, никаких особых дискуссий в своем кругу не заметил…

– В основном обсуждение идет в социальных сетях.

– За социальными сетями, к сожалению, не слежу, поэтому ничего сказать не могу. Мне кажется, Оргкомитет Нобелевской премии хочет быть оригинальным, изменить формат, быть ближе к современности, казаться более отзывчивым на социальные запросы. Намерение понятно, и мнение по этому поводу у каждого свое. Повторюсь, я отношусь к этому спокойно. Так же, как и к тому, что год назад эту премию дали Светлане Алексиевич. На мой взгляд, можно было найти более достойную кандидатуру из числа авторов, пишущих на русском языке. Но решили дать премию Алексиевич, и это их право. Как член жюри нескольких литературных премий, я понимаю, что выбор лауреата часто является компромиссом, обусловленным многими факторами.

– Россия дала миру многих великих писателей, в том числе и Нобелевских лауреатов. Нет у вас ощущения, что время литературных гигантов ушло?

– Ощущение такое есть, но это проблема не только России, не только русской литературы. Мне кажется, в мире вообще прошло время по-настоящему великих личностей. Это касается и науки, и политики, и культуры. Может быть, с человеческим генофондом происходит что-то…

Когда иностранцы нас сегодня спрашивают: «Почему у вас нет второго Толстого, Достоевского или Чехова?», вполне можно в ответ англичан спросить о новом Диккенсе и Теккерее, немцев – о втором Гете или Гейне, французов – о современном Бальзаке.

– В чем, на ваш взгляд, причина такого оскудения?

– Само нынешнее время не располагает к появлению гениев. Великая личность рождается в результате стечения многих обстоятельств: особого состояния народа, природы, атмосферы. Значит, сегодня что-то не так.

– Будучи членом Патриаршего совета по культуре, в чем вы – литератор и педагог – видите свою задачу?

– Мне бы очень хотелось, чтобы в литературной среде было понимание того, что русская литература в основе своей – христианская. Как и душа человека по природе христианка, о чем писал Тертуллиан.

Хотелось бы, чтобы в литературной среде было понимание того, что русская литература в основе своей – христианская

Не хочу упрощать драматургию взаимоотношений русских писателей и Русской Православной Церкви. Она сложна, богата, многообразна, интересна, но в целом в своих лучших проявлениях и достижениях русская литература – христианская, и об этом не надо забывать. Точно так же мне бы хотелось, чтобы отдельные представители Церкви не относились к литературе свысока, предвзято: зачем, мол, читать художественную литературу, достаточно Библии, творений святых отцов, житий. Свою роль, если уж вы так ставите вопрос, я вижу в том, чтобы способствовать, насколько это от меня зависит, диалогу Церкви и литературы, развитию отношения друг к другу с интересом и взаимным уважением.

– Как вы относитесь к идее ввести в школьную программу курс изучения Библии?

– Я – за, потому что без знания священной истории человек в мировой культуре ничего не поймет. Но важно хорошо продумать, как ее изучать, в каком классе, в каком объеме, какой это будет предмет и, наконец, кто будет его вести. Это очень важная тема, и решение должно быть взвешенным, ответственным, не для галочки или отчета.

Вообще в школьном образовании у нас ощутимо не хватает гуманитарной составляющей. Предметов гуманитарного цикла, на мой взгляд, должно быть гораздо больше.

    

– Православную Церковь нередко обвиняют в попытке навязать цензуру в литературе и искусстве, ограничить свободу творческого поиска. Как бы вы ответили на это обвинение?

– Я думаю, что у Русской Православной Церкви нет возможности осуществлять реальную цензуру в светском творчестве. Да, есть при Издательском совете Патриархии орган, контролирующий содержание изданий, которые распространяются через церковные лавки и магазины. Но это – право Церкви устанавливать нормы и критерии для авторов, произведения которых продаются по ее благословению.

Если говорить об авторах сугубо светских, то здесь необходима творческая свобода. Моральные границы в творчестве определяются самим автором. Если они ему нужны, он их себе устанавливает. Если они ему мешают, значит – мешают, но каждый сам отвечает за себя, за свои произведения, и не надо эту ответственность ни с кем разделять.

– Сохранение русского литературного языка сегодня – одна из важнейших государственных проблем. Какие способы ее решения существуют, на ваш взгляд?

– Думаю, что этот вопрос возникал много раз на протяжении нашей истории, особенно в XIX веке, когда русский язык испытывал сильное иноязычное влияние. И ничего, он всё перемог и сохранился, поэтому я призывал бы не драматизировать проблему. Русский язык обладает большим жизненным потенциалом и устойчивостью, чем нам представляется. Не думаю, что наше поколение или современное общество в целом способно его кардинальным образом исказить. Другое дело, что идет процесс обеднения языка, сокращается его лексический состав, многие слова уходят, забываются, что, с одной стороны, тоже процесс естественный, так было во все века, а с другой – не хотелось бы, чтобы наш лексикон свелся к нескольким тысячам слов.

Убежден, что было большой ошибкой разделять в структуре ЕГЭ, которая сама по себе в гуманитарной сфере губительна, русский язык и литературу. Язык – предмет обязательный, литература – фактически факультативна, а ведь они взаимосвязаны. Литература – это среда, где язык лучше всего себя проявляет.

Обеднение языка происходит в том числе и из-за падения интереса к чтению. Эти явления взаимосвязаны. Поэтому необходимо, чтобы люди, особенно молодежь, больше читали, и в данном случае я сторонник политики разумного принуждения и мотивации к чтению. Знаю, что не все мои коллеги со мной согласны. Но без такого разумного принуждения уже нельзя. Все предметы в школе должны быть обязательными, и лучшая школа та, где химик считает, что химия – главный предмет, физик – физика, а филолог так же радеет о языке и литературе.

Нужно погружать студентов и школьников в культурно-литературное пространство – только так можно защитить русский язык

Конечно, должно быть полноценное сочинение по литературе и на выпускных экзаменах, и на вступительных в вузы. В советские времена у нас была обязательная линейка предметов, связанных с общественными науками, во всех вузах. Независимо от специальности все студенты изучали историю КПСС, научный коммунизм. С идеологической точки зрения, это было насилие, но методологически разумно, когда все изучают гуманитарный цикл. Если продумать какой-то курс для студентов, направленный на изучение мировой культуры с упором на русскую культуру, а внутри него – на русскую литературу, мне кажется, это было бы очень полезно. Пусть не сразу повсеместно, а только в ведущих университетах страны, но такой курс нужно продвигать, отвоевывать внимание студента, погружая его в культурно-литературное пространство. Только так можно защитить русский язык.

Я уверен, что русская литература обладает огромным потенциалом воздействия на человека, и если он попадет под ее обаяние, значит, в его душе есть что-то живое.

– Активно обсуждается необходимость внесения изменений в школьную программу по литературе. Как вы считаете, с творчеством каких современных авторов нужно было бы ознакомиться школьнику-подростку?

– Не уверен, что в школе надо обязательно преподавать современную литературу. Русскую классику XIX–XX века – да, обязательно. Что касается современной литературы, думаю, это может происходить в факультативной форме, если есть интерес школьников и энтузиазм учителя. Понятно, что здесь могут возникнуть соблазны, потому что в современной литературе много произведений сомнительных, искусительных. В школе их изучать нелепо и странно. Не надо их запрещать ни в коем случае, но и популяризировать ни к чему.

Могу назвать имена тех писателей, чьи произведения читать, на мой взгляд, подросткам полезно. Это Леонид Бородин, Борис Екимов, Гузель Яхина, Евгений Водолазкин, Олеся Николаева, Наринэ Абгарян…

– Ваш совет профессионала: как не ошибиться в выборе качественной православной литературы, и как – что особенно важно – помочь формированию хорошего литературного вкуса у верующего ребенка?

– Я против термина «православная литература». Если на обложке нарисован храм, купол и батюшка, это ничего не значит и ничего не говорит о качестве этого произведения. Часто под маркой «православной литературы» скрывается полная творческая беспомощность.

Что касается выбора, то, во-первых, существует «сарафанное радио». Как сегодня книги распространяются? Один человек прочитал, понравилось, другому посоветовал. Редко плохая книга становится действительно популярной у читателей. Во-вторых, стоит изучать сайты крупных литературных премий. Есть, например, премия «Ясная поляна» а в ней номинация «Детство, отрочество, юность». Жюри формирует длинный и короткий списки книг, которые уже прошли какой-то отбор.

Вообще не думаю, что для читателей, особенно для детей, должна существовать особая православная литература. Любая хорошая детская литература, что досоветская, что советского времени, не противоречит христианским ценностям. Как бы ужасны ни были советские идеологи, но детей они старались воспитывать добрыми и умными, честными и совестливыми. Конечно, есть отдельные спорные сюжеты, например Мальчиш-Кибальчиш и уж тем более Павлик Морозов, но в целом корпус советской детской литературы вполне себе добротный. И в современной детской литературе есть хорошие авторы.

– Среди студентов и выпускников Литинститута есть те, кому эта тема близка?

– Есть, конечно. Не могу сказать, что их очень много. Наверное, пропорционально тому, сколько у нас в обществе людей воцерковленных. Даже, наверное, побольше. Среди наших студентов есть очень верующие люди, которые пытаются писать на религиозные темы. Я призываю их: пишите так, чтобы и без упоминания слов «церковь» и «батюшка» люди читали и понимали, что дух вашего повествования – христианский. Классический пример – рассказ В.Г. Распутина «Уроки французского». Внешне никаких признаков «церковности» в нем нет, а дух – евангельский.

– Каковы ваши творческие планы?

– Моя жизнь в основном связана с Литературным институтом. Он отнимает много сил и времени. Я сейчас пишу новую вещь, но когда она будет закончена – говорить сложно. Одно могу сказать, что это – художественная проза, роман.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Людмила Вербицкая: Правильно говорить по-русски – это престижно Людмила Вербицкая: Правильно говорить по-русски – это престижно
Мы прекрасно понимаем, что нельзя считаться образованным человеком, не зная того, что написали Александр Сергеевич Пушкин, Достоевский или Толстой...Без этих произведений жить невозможно. И совершенно ясно, что лучшие произведения советской литературы, конечно, тоже нельзя убирать. А наша современная литература, к сожалению, такая, что не знаешь, что и посоветовать для чтения в школе.
Митрополит Иларион: Русская литература обладает глубоким воспитательным и христианским потенциалом Митрополит Иларион: Русская литература обладает глубоким воспитательным и христианским потенциалом Митрополит Иларион: Русская литература обладает глубоким воспитательным и христианским потенциалом Митрополит Иларион: Русская литература обладает глубоким воспитательным и христианским потенциалом
Митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев)
2 июля 2016 года гостем передачи «Церковь и мир», которую на телеканале «Россия-24» ведет митрополит Волоколамский Иларион, стала российская писательница и литературный критик Майя Кучерская.
Заседание Президиума Общества русской словесности Заседание Президиума Общества русской словесности
13 июля в 12:00 в Храме Христа Спасителя под руководством Председателя Общества русской словесности Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла состоится заседание Президиума Общества.
Почему учебники литературы не учат любить литературу? Почему учебники литературы не учат любить литературу? Почему учебники литературы не учат любить литературу? Почему учебники литературы не учат любить литературу?
Валентин Осипов
Непреложна истина: именно в школе начинает утверждаться и откладываться в сознании на всю жизнь, что классика – это фундамент чувств, духовности, а классики подсказывают поиск верного пути из чащобы быстро меняющихся литературных увлечений, мод.
Александр Привалов: «То, что происходит, – ужасно. Но это легко прекратить» Александр Привалов: «То, что происходит, – ужасно. Но это легко прекратить» Александр Привалов: «То, что происходит, – ужасно. Но это легко прекратить» Александр Привалов: «То, что происходит, – ужасно. Но это легко прекратить»
Выступление на Съезде Общества русской словесности
Я бы предложил потребовать больше часов на словесность, а также немедленного уничтожения 99 процентов бюрократических требований и проверок.
«Общество русской словесности»: говорят участники съезда «Общество русской словесности»: говорят участники съезда
Валерий Коновалов
«Общество русской словесности»: говорят участники съезда «Общество русской словесности»: говорят участники съезда
Валерий Коновалов
Ю.М. Поляков: «По-моему, люди, работающие в Министерстве образования, очень смутно представляют себе особенности нашей русской цивилизации».
Президент России В.В. Путин принял участие в пленарном заседании Первого Съезда Общества русской словесности, которое возглавил Святейший Патриарх Кирилл Президент России В.В. Путин принял участие в пленарном заседании Первого Съезда Общества русской словесности, которое возглавил Святейший Патриарх Кирилл
26 мая 2016 года в Колонном зале Дома Союзов Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавил пленарное заседание Первого Съезда Общества русской словесности, который в течение двух дней проходил в Москве. Заседание посетил Президент Российской Федерации В.В. Путин
Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на пленарном заседании Съезда Общества русской словесности Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на пленарном заседании Съезда Общества русской словесности
26 мая 2016 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл выступил на пленарном заседании Съезда Общества русской словесности
Выступление на пленарном заседании съезда Общества русской словесности Выступление на пленарном заседании съезда Общества русской словесности Выступление на пленарном заседании съезда Общества русской словесности Выступление на пленарном заседании съезда Общества русской словесности
Владимир Путин
Владимир Путин принял участие в пленарном заседании съезда Общества русской словесности.
Комментарии
Александр 23 февраля 2017, 05:01
Благодарен Валерию за содержательное дополнение. Однако нет ничего удивительного в том, что даже такой информированный человек, как Алексей Николаевич, мог не знать приведённых фактов. Двадцать лет назад, во время всеобщих разоблачений и открытий неизвестных обстоятельств в известных событиях, кто только чего о ком не писал. Я и сам читал одну брошюру о Павлике, и, насколько помню, там события излагались не так, как их приводит Валерий. Так что, я рад тому, что прочёл отзывы и узнал новое для себя.
Иоанна_ 9 ноября 2016, 11:21
Уважаемый Валерий, откуда Алексей Николаевич может знать всё это? Павлик Морозов для советского человека - это был символ, символ предательства родителей ради классовых интересов. Символ, созданный самими же большевиками. И нам, советским детям, он преподносился как пионер-герой и пример для подражания. Вполне возможно, что к реальному Павлику Морозову он не имеет никакого отношения. Большое спасибо Алексею Николаевичу и Ольге Кирьяновой за это интервью, полностью поддерживаю мнение Натальи Богоявленской.
НН 8 ноября 2016, 19:35
Очень понравилось интервью. Тем более обидно, что такой человек подставляется... Согласна с ВАЛЕРИЕМ. Ну не надо приводить примеры, мягко говоря, сомнительного толка. Меня очень настораживает тенденция НЕОСМОТРИТЕЛЬНОГО поведения уважаемых людей. Например, как бы мы отнеслись к Крестному ходу, где вместе с иконами несут портреты своих родителей или даже Гагарина? Кем бы мы посчитали людей, несущих эти портреты? Да и история с фильмом А.Учителя не очень красивая... Есть такая поговорка: не показывай некоторым людям недоделанную работу. Мне, например, эта любовная история МОЛОДОГО, НЕ женатого и НЕ императора человека в принципе не интересна, на фильм времени тратить не буду, НО: 1. Не надо делать рекламу сомнительному продукту; 2. Не судить по незаконченной работе; 3. Не смотря ни на что, женился-то он на другой девушке, и царицей стала не балерина сомнительного поведения, а чистая, непорочная принцесса; 4.В лике святых Николая2 прославили не за БЕЗгрешную жизнь. По Конституции наша страна светская. И прежде, чем восстанавливать против нас, верующих, подавляющее большинство, надо хорошо подумать! Перепутать Грибоедова с Суворовым - не страшнео, это поправимо, а вот втягивать православных в двусмысленное положение - не допустимо. Простите!
Валерий 8 ноября 2016, 00:10
Добрый вечер. С удовольствием прочитал интервью Алексея Николаевича. Единственный момент, который вызвал недоумение -- упоминание Павлика Морозова в негативном контексте. Хотелось бы выступить в его защиту. Если опираться на документы, а не на легенды, спорность сюжета о Павлике Морозове не безусловна. Дело в том, что в следственном деле на его отца показаний Павлика нет и никаких доносов на отца он не делал. Он всего лишь подтвердил в суде показания своей матери. Отец его не был кулаком, а был уголовным преступником. Занимался выдачей поддельных документов. Бросил свою жену и троих детей и стал сожительствовать с соседкой. Пил, избивал жену и детей как до так и после ухода из семьи. Был осуждён на 10 лет. Зарезали Павлика его родной дедушка вместе с двоюродным братом Данилой, которому было 19 лет. Поймали в лесу двенадцатилетнего Павлика и его восьмилетнего брата Федю. Данила держал пацанов, дедушка убивал. Мать, вместе с оставшимся в живых братом, уехали из деревни опасаясь продолжения событий. Те, кто сделали Павлика символом предательства в целом и конкретно -- символом предательства семьи, совершенно не правы. Основываться на этом для иллюстрации отношения к семье в советском обществе не правильно и не честно.
7 ноября 2016, 21:45
Как хорошо, что ректором Литературного института является замечательный писатель и верующий человек. Крепкого вам здоровья и помощи Божией во всех делах ваших, уважаемый Алексей Николаевич. НАТАЛЬЯ БОГОЯВЛЕНСКАЯ
Ольга 7 ноября 2016, 15:50
Какие смиренные ответы!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×